'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 02 июля 2016, 19:05

Ю.Латынина Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Я намеревалась начать, конечно, с нашего примирения с Турцией. Вдруг выяснилось, что мы опять дружим с Океанией и всегда дружили с Океанией. Но, все-таки, я начну с другой истории, которая меня поразила на этой неделе в самую пятку, — это вот свежее известие о блогере, который получил обвинительный приговор за то, что он написал, что Сталин и Гитлер вместе начали Вторую мировую войну, и сослался на пакт Молотова-Риббентропа.

Все-таки, я не совсем понимаю, что произошло там в суде, потому что, извините меня, 23 августа 1939 года заключают пакт Молотова-Риббентропа. Как, кстати, заметил в свое время Виктор Суворов, договор неправильно называть «договором Молотова-Риббентропа» — это московский договор 1939 года, приведший к началу Второй мировой войны. Ровно через неделю после подписания договора Гитлер атакует Польшу. 17 сентября, то есть через 17 дней Сталин тоже вводит войска в Польшу.

При этом СССР официально заявляет, напомню, что Англия и Франция являются поджигателями войны, что это они агрессоры. Гитлер и Сталин, Гитлер оккупирует часть Польши и Сталин оккупирует часть Польши. Гитлер оккупирует Францию, Бельгию, Голландию, Люксембург, Сталин в это время оккупирует Литву, Латвию, Эстонию, Западную Украину, часть Румынии и часть Финляндии. Всего за первые 2 года Второй мировой войны, во время которой Сталин воюет на стороне Гитлера, он оккупирует территории с населением в 23 миллиона человек.

Я бы, все-таки, хотела понять, что было в голове у суда? И мы будем переписывать историю до какой степени? Мы заявим, что пакта Молотова-Риббентропа не было? Мы заявим, что первые 2 года Второй мировой войны Сталин воевал против Гитлера? То есть мне бы хотелось понять, чем руководствовался суд и почему так важно сейчас нашему российскому государству защищать честь Иосифа Виссарионовича.

Еще одна замечательная история, которая случилась на этой неделе, в продолжение истории с Брекситом. В Британии началась очень поучительная история. Сразу после Брексита, обратите внимание, глава Консервативной партии Дэвид Кэмерон ушел. И это, собственно, нормально. Так случается в государствах, где есть выборное правительство. Как в свое время сказал замечательно человек, которого звали Уэнделл Уилки – он вел в 1940 году избирательную кампанию против президента США Франклина Делано Рузвельта… И Франклин Делано Рузвельт тогда вел кампанию под очень похожим… Ну, не под очень похожим слоганом – это был не слоган, но идея кампании была такая, что вот в этот тяжелый час, когда все враги сгустились вокруг, нам нужен верный вождь, испытанный. А Уэнделл Уилки вел кампанию под лозунгом, что если один человек незаменим, значит, все мы не свободны.

Уэнделл Уилки проиграл, что бывает с людьми, которые ведут кампанию за свободу. Но тем не менее, вот это основа демократии. Если один человек незаменим, значит, все мы не свободны. И у консерваторов, естественно, есть большое количество людей, которые могли занять этот пост помимо Дэвида Кэмерона.

После чего очень интересная история началась у лейбористов. Лидер лейбористов Джереми Корбин отказался уходить. А напомню, кто такой Джереми Корбин. Это такой Владимир Ильич Ленин, если кто не знает. Это такой, крайне левый политик, который еще до распада СССР боролся с кровавым сионизмом и был за одностороннее ядерное разоружение. Еще в школе он боролся, с 1966 года.

Ю.Латынина: Евросоюз и Юнкер сохраняют олимпийское спокойствие. И это признак как раз очень глубокой болезни ЕС

Большой борец за мир Вилли Мюнценберг в свое время, конечно, был бы рад такому образцовому полезному идиоту. Кстати, это у господина Корбина наследственное, потому что его родители, наследственные борцы за мир, познакомились еще в 30-х годах как раз на одном из собраний в защиту республиканской Испании, собственно, вот, организованном такими советскими агентами.

Соответственно, этот прекрасный человек вел колонку в «Morning Star». Так что если кто учил в школе английский, то он мог, значит, читать, как у нас по-английски «Morning Star», а как по-русски «Морнинг стар». Вот, в «Морнинг старе» он мог (тот человек, который учил в школе английский), мог читать колонки Джереми Корбина. И до сих пор господин Корбин заявляет, что именно «Morning Star» – это самый драгоценный и единственный голос, который мы имеем в ежедневном медиа.

Это прекрасный человек, который поддерживал террористов. Не каких-то, а вот просто террористов. Террористов из ИРА он водил в британский парламент. Он водил в британский парламент террористов из Хамаса, из Хезболлы. Он, конечно, поддерживал своего друга Мадуро в Венесуэле, он их защищал. То есть вот ирландских террористов, взрывавших английские дома, он защищал. В общем, короче, такой классический левый псих вроде Сноудена и Ассанжа. И, соответственно, когда лейбористы понизили членские взносы до 3-х фунтов, то есть стало возможным заплатить 3 фунта и проголосовать на выборах главы партии, то победил господин Корбин.

И естественно, что его политические взгляды не ограничиваются вот такими внешнеполитическими представлениями, которые характерны для крайне левых. Естественно, он против богачей, он за неограниченные социальные траты. Он умудрился сказать, что Украина – это следствие экспансии Америки. Естественно, он глубоко поддерживает всяких зеленых, считает, что нужен зеленый банк, который должен инвестировать в зеленую энергию. Одновременно следует запретить сланцевый газ, одновременно следует запретить ядерные электростанции, богатых надо задавить налогами, а все деньги раздать бедным. Откуда, естественно, при этом возьмутся и деньги, и энергия, если запретить сланцевый газ, не уточняется. Ну, видимо, друзья из Хезболлы и Хамаса помогут – они известные любители зеленой природы.

Корбин – это, действительно, такая карикатура на левака. Это вот чисто, знаете… Вот, был такой раннехристианский товарищ Папий Иерапольский, и он описывал царство божие, которое Иисус должен был устроить на Земле, приблизительно в таких выражениях, что вот в то время будет на каждом поле по 10 тысяч виноградных кустов, на каждом виноградном кусте будет 10 тысяч кистей, на каждой кисти будет по 10 тысяч ягод, и каждая ягода будет просить «Съешь меня», если она видит, что едят соседку. Ну, вот, примерно взгляды на общественное устройство и на то, что случится, когда к власти придут леваки, у Папия Иерапольского и у Джереми Корбина они одинаковы – булки будут расти на деревьях, особенно если ГМО запретить.

И, собственно, вот этот убежденный евроскептик Джереми Корбин, который критиковал Евросоюз с левых позиций, он очень странно повел себя во время кампании. Он, видимо, решил, что Британия проголосует за то, чтобы остаться, и решил поддержать тех, кто будет оставаться. Соответственно, он пролетел как фанера над Парижем, и по всем законам политической интриги он должен был бы уйти, если он, действительно, часть демократической партии. Но понимаете, ни Владимир Ильич Ленин, ни Джереми Корбин ниоткуда не уходят. Поэтому Джереми Корбин сказал, что он никуда не уйдет. У него вместо этого ушел весь его теневой кабинет. Он набрал новый кабинет. Новый кабинет тоже ушел, вот, практически за эту неделю. Потом 140 депутатов-лейбористов сказали: «Джереми, ты уходи, ты окосел». На что Джереми сказал: «Я останусь».

То есть вот это поразительная ситуация, при которой представитель Консервативной партии ведет себя так, как подобает в демократическом государстве, а вот этот вот замечательный левак, который знает, что владеет истиной в последней инстанции, он, естественно, никуда не собрался уходить.

Но! Почему я об этом говорю? Что есть еще одна фигура, которая не ушла, и относительно которой даже не возникает вопрос, ушла она или нет. Не знаю, не заметили ли вы, но ведь Евросоюз помимо того, что это безликая бюрократическая организация, у нее есть тоже начальник. У нее есть президент, зовут его господин Юнкер. Конечно, 90% не знает его имени, но Юнкер – это удивительный товарищ, который тоже никуда не собирается уходить и даже, как бы, не возникает вопроса «А почему это президент Евросоюза должен уйти, если из него вышла его часть?»

Ю.Латынина: 140 депутатов-лейбористов сказали: «Джереми, уходи, ты окосел». На что он сказал: «Я останусь»

Обратите внимание, это совершенно потрясающий момент, совершенно потрясающая реакция бюрократия, в данном случае евробюрократии на то, что произошло. Ну, она такое же олимпийское спокойствие соблюдает, как соблюдает Путин, когда возникает в каком-нибудь городе или митинг против пенсий, или что-нибудь в этом еще, или начинает общественность сходить с ума по поводу какой-то совершенно уже невероятной выходки кого-то из властей. Владимир Владимирович всегда сохраняет олимпийское спокойствие.

Вот, в данном случае Евросоюз и господин Юнкер тоже сохраняют олимпийское спокойствие. И это признак как раз, конечно, очень глубокой болезни Евросоюза, потому что если целая страна, причем процветающая и крупная страна, уходит из Евросоюза, то первый вопрос – это «Что мы не так сделали?» Этого вопроса себе Евросоюз не только не задал, а сказал «Скатертью дорожка и поскорее катитесь», и причем предсказуемо врет: ничего это не будет «скатертью дорожка», ничего это не будет «поскорее катитесь», будет это долго, и Евросоюз при каждом удобном случае будет вставлять палки в колеса.

Что такое Юнкер? Очень интересный человек. Человек, который был всю жизнь в течение 18 лет премьер-министром Люксембурга. Большая страна Люксембург, 500 тысяч человек. Живут эти 500 тысяч, кстати, в основном за счет отмывания денег со всей Европы, и господин Юнкер в этом прекрасно участвовал. И он был вынужден уйти с поста премьер-министра Люксембурга после дикого скандала, когда выяснилось, что, несмотря на то, что в Люксембурге живет 500 тысяч человек, у них есть секретная служба, которая следит, внимание, за 300 тысячами. То есть я не знаю, кого они там обошли вниманием. Причем, эта секретная служба совсем дошла до ручки. Например, она там пыталась скомпрометировать тех, кто не нравился главе секретной службы, обвиняя их в педофилии. Большой привет нашим LifeNews и, помните, как другого таскали? Вот.

И когда начался скандал, Юнкер сказал: «Ну, у меня были более важные вещи». Вот, интересно, да? Он – премьер-министр страны, в которой живет 500 тысяч человек, 23 этого состава – за ними следит секретная служба и слышит их разговоры, но у него есть более важные вещи.

Правда, действительно, в этот момент господин Юнкер был уже президентом Еврогруппы, он был с 2005 года. И вот очень интересная вещь произошла. Что он был бессменным президентом Еврогруппы с 2005 года, при нем происходила и Греция, и все вот эти прекрасные вещи. А как только его погнали с премьерства Люксембурга в результате скандала, одновременно с этим он ушел с президента Еврогруппы и тут же была учреждена Еврокомиссия, ее президентом и стал тот же Юнкер.

То есть это пост такой, знаете, как генерального секретаря. Вот, Иосиф Виссарионович Сталин, который никогда не заморачивался насчет внешних атрибутов власти, он никогда же, ведь, не стал там ни фюрером, ни президентом, ни императором, он скромно оставался генеральным секретарем. Вот, господин Юнкер тоже такой генеральный секретарь, и более того заметьте, что очень интересные слова прозвучали от Евросоюза вообще и от господина Юнкера в частности по случаю конфликта в Украине. Они стали издавать звуки, чтобы иметь свою собственную армию.

Ну, во-первых, по виду Евросоюза мы прекрасно видим, что Евросоюз не собирался вмешиваться в конфликт в Украине, есть у него армия, нет у него армии. Если бы они хотели вмешиваться в конфликт в Украине, у них, в конце концов, есть НАТО. А вот я боюсь, что вот эти звуки – они как раз, представьте себе, что вот Британия вышла из Евросоюза, а у Евросоюза есть армия. Вот, интересно, как бы тогда выглядел выход Британии из Евросоюза? И не покарали ли бы отступницу?

Кстати, последняя вещь о Евросоюзе, которую я хочу сказать. Я хочу обратить ваше внимание на замечательный маленький пост Илларионова, потому что мы все говорим «Вот, пребывание страны в Евросоюзе – плюс это или минус? Увеличивает это ее подушевой ВВП или уменьшает?» Вот, Андрей Николаевич разместил замечательный пост, в котором напоминает, что в год подписания Маастрихтского договора в 1992 году средний уровень ВВП на душу населения в 15-ти высокоразвитых странах ядра Евросоюза составлял 96,4% от аналогичного показателя всех развитых стран. А к 2015-му он упал до 87,2% от среднего уровня экономического развития всех развитых стран. То есть, действительно, не очень хороший показатель. Не критический, но особенно если мы вспомним, что это же речь идет только о развитых странах. А есть еще развивающиеся страны, которые развиваются, скажем так, совсем другим темпом, чем Евросоюз (ну, понятно, тут этому сложные будут причины).

Но есть еще одна очень маленькая история – это то, что происходит с теми небольшими странами, которые вошли в Евросоюз, той же Болгарией, той же Эстонией, той же Литвой. Вот, в 30-х годах Эстония, Литва, Латвия развивались совершенно сумасшедшими темпами. Уйдя из притяжения Российской империи, эти страны, действительно, очень быстро, хотя они были маленькие, процвели. Понятно, была другая экономика, понятно, это было связано, все-таки, в первую очередь с тем, что раздали землю мелким фермерам и они стали очень много производить. Но вот, вы знаете, какое дело? Вот… Эстония – очень хорошее государство, я ее очень люблю. Они всё сделали правильно, у них прекрасная полиция, у них электронное государство, у них уровень электронных услуг выше даже, чем в Финляндии, такого не встретишь даже по всей остальной Европе. У них маленькое государство. У них всё хорошо. Только одна маленькая проблема – Эстония очень бедная страна. Как она была бедной в тот момент, когда она вышла из Советского Союза, так она и остается. И это большая проблема, потому что, с одной стороны, Эстония… Я не за то, чтобы Эстония выходила из Евросоюза, потому что если она выйдет, это будет еще хуже, это будет крошечная страна с небольшим населением, которая не пришей кобыле хвост.

Но оказывается, что когда достаточно бедная страна вступает в Евросоюз, мы видим, она получает некоторые подачки, но уровень ее бедности консервируется. И мы, на самом деле, прекрасно понимаем, почему. Потому что когда любой человек из развитого мира думает: «А где же разместить производство?», то ответ такой: «Только не в Евросоюзе». Ему совершенно не важно, что в Эстонии из всех стран Евросоюза самые низкие налоги, потому что самые низкие налоги из всех стран Евросоюза – это, извините, оксюморон. Ему важно, что это не Китай, и рынок у нее не китайский.

И, собственно, это к Евросоюзу. Но самое поразительное, почему я рассказываю эту историю, это я ее рассказываю о другом. Вот, ушел консерватор Кэмерон, и был очевидный лидер у Консервативной партии – это бывший мэр Лондона Борис Джонсон, который вместе с Майклом Гоувом, два человека, которые выиграли Брексит. И было совершенно очевидно, что Борис Джонсон должен стать новым премьером и новым лидером партии.

И вдруг всё это рассыпается на наших глазах. Гоув говорит, что он будет претендовать на лидерство отдельно, хотя еще 2 недели назад он говорил, что он никогда этого не будет делать и готов об этом подписаться собственной кровью на пергаменте.

Ю.Латынина: Оказалось, что партии нужен не яркий лидер, Борис Джонсон, а серая мышь-администратор

Возникает совершенно другой человек, Тереза Мэй, которая сейчас, видимо, станет премьером. Которая, ну, в общем, если честно говорить, серая мышь, которая всех устраивала, которая, в принципе, была за Брексит, но поскольку Кэмерон ей сказал «Не высовывайся», она не высовывалась и ничего такого не делала.

И почему я об этом говорю? Это потрясающий момент. Да, Борис Джонсон снялся. Он понял, что ему ничего не светит, он понял, что Тереза Мэй имеет преимущество внутри самой партии. И чтобы не устраивать безобразные склоки, он сказал, что он не будет претендовать на пост лидера. То есть человек, который выиграл Брексит, вдруг оказался вне поста лидера.

Почему? Это очень важный момент. Потому что это произошло из-за того, что случилось внутри партии лейбористов. Потому что как только Джереми Корбин отказался уходить, то стало ясно, что никаких шансов у лейбористов выиграть новые досрочные выборы, если они будут досрочные, и вообще никаких шансов у лейбористов на лидерство нет. Дай бог, если эта партия сейчас не расколется на Коммунистическую партию Великобритании во главе с Джереми Корбином, там, друзей Хамаса и Хезболлы, и остатки Лейбористской партии, которые в ужасе рвут на себе волосы. То есть Лейбористской партии нет. Остались одни Тори. А, значит, можно не париться.

Это совершенно потрясающий момент, что происходит с партией, что происходит с политической жизнью страны, когда вдруг исчезает политическая конкуренция. Вот, стоило исчезнуть политической конкуренции со стороны лейбористов, то оказалось, что партии нужен не яркий лидер, которым бесспорно является Борис Джонсон, а что партии нужна такая серая мышь-администратор, которая всех устраивает. Потому что когда у вас тяжелые времена, вам нужен яркий лидер, а когда у вас и так обеспечена победа, то вам нужно, чтобы вы могли получить свой собственный кусок от лидерства.

И обратите внимание, кстати говоря, уж коль скоро мы говорим о Великобритании, это потрясающий момент, что расколы традиционных либеральных партий и триумф крайне левых сейчас происходит во всем мире и в том числе в благополучной Европе внутри этих партий, что, с одной стороны, есть триумф усиления правых, достаточно правых политиков (тот же Дональд Трамп претендует на лидерство в США). Но мы видим, что внутри Демократической партии в США проходит история, которая тоже очень похожа на то, что происходит в Лейбористской партии, потому что там до сих пор Берни Сандерс говорит «Да нет, я тоже хочу быть президентом».

Ю.Латынина: У нас очень много людей хочет быть Кадыровыми с тяжелыми последствиями для монополии власти на насилие

+7 985 970-45-45. Ну и, все-таки, я доберусь до Эрдогана, с которого я хотела начать. Совершенно феерическая история с извинением Эрдогана, которого он не приносил. В том смысле, что непонятно нам…

Как устроена российская внешняя политика? История со сбитием этого злосчастного самолета заключалась в том, что Эрдоган много раз предупреждал российские власти, чтобы мы не летали над турецкой территорией и не бомбили этнических турок, которые живут в Сирии. В общем-то, согласитесь, это достаточно разумное требование, потому что, ну, представьте себе, условно говоря, кто-нибудь бы, скажем, НАТО бы решило бомбить боевиков в Донбассе, и мало того, что оно бомбило бы боевиков в Донбассе, оно летало бы при этом через русскую территорию. Наверное, оно получило бы предупреждение. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Итак, я о том, что просьба не летать через турецкую территорию и бомбить при этом этнических турок, она представляется обоснованной, даже если дисконтировать тот факт, что Эрдоган подобно тому, как Путин мечтает о возвращении великой России, что Эрдоган тоже видит себя объединителем мусульманского мира и возродителем Оттоманской империи, которую, согласитесь, после Первой мировой войны обкарнали еще круче, чем Советский Союз после распада. Ну так вот. Даже если это дисконтировать, нехорошо. Более того, сбивали один раз наш беспилотник. После этого просто прямо на саммите в Анталии был разговор (якобы хорошо он известен) между Эрдоганом и Путиным лично, когда Эрдоган попросил не летать через турецкую территорию. На что Путин, якобы, ответил, что «мы к вам в гости». На что президент Эрдоган сказал, что «Пожалуйста, переведите, что мы в Турции не очень рады непрошеным гостям».

Поговорили. Сбили. Вдруг наши власти полезли в бутылку со словами «Так они нас никогда не предупреждали». Хотя, не только предупреждали, а и беспилотник сбивали, и в МИД вызывали, и вообще, как трогательно признался Владимир Владимирович, он даже и не знал, что там живут какие-то туркоманы. Ну, откровенно говоря, если вот на таком уровне мы ведем свою политику в Сирии, что даже не знаем, что там живут какие-то туркоманы, то, может быть, все-таки, спросить каких-то экспертов? А то оказывается, что мы туда как в Афганистан полезли, не зная броду.

Так вот. Было совершенно непонятно, по поводу чего произошло вот это вот полезание в бутылку. Единственное, что, конечно, было ощущение, что это связано не только с самолетом, а с общим уровнем обиды от Эрдогана, потому что Эрдоган, будучи два сапога пара с нашим лидером, как-то вот довольно демонстративно несколько раз вытирал о Россию ноги, причем в самых чувствительных для нас вещах в том, что касается пиара. Например, когда Владимир Владимирович после того, как отказалась Европа строить Южный поток, сказал, что «А зато мы будем строить Голубой поток через Турцию», а Эрдоган мало того, что сказал «Нет, мы еще не договорились», так после этого, действительно, не договорился. А надо сказать, что мало того, что отказались турки строить Голубой поток, потому что им это не выгодно, если Россия не даст больших скидок на газ, так еще к этому времени, не договорившись ни о чем, мы успели закопать минимум миллиард долларов в это самое строительство. Ну, понятно, что мы не затем строим газопроводы, чтобы прокачивать газ, а затем, чтобы зарывать деньги, так что главная цель была выполнена. Но согласитесь, всё равно обидно, потому что, в конце концов, зарыли только миллиард. А если бы строили полностью, то зарыли бы, все-таки, наверное, 50 или, там, 30 хотя бы, 20 в крайнем случае.

Ю.Латынина: Мы не затем строим газопроводы, чтобы прокачивать газ, а затем, чтобы зарывать деньги

И хорошо, что не началась война. Слава богу, у нас все войны сейчас происходят, в основном, если дело, конечно, не в Сирии, не в Донбассе, в основном на экране телевизора. Но дальше возникает вот эта замечательная история, при которой сразу после сбития Эрдоган говорит: «Я сожалею». Владимир Владимирович говорит: «Нет, пусть просит прощения, а иначе не простим». Проходит еще несколько месяцев, Эрдоган пишет те же самые слова «Я сожалею», и это переводят на русский язык как просит прощения. И ровно в тот самый момент, когда в Стамбуле взрывается аэропорт, мы вдруг убеждаемся удивительным образом, что террористической опасности для туристов в Турции не существует, и открываются в Турцию опять туристические направления.

Ну, надо сказать, это очень смешная история с дипломатическим переводом, которая напоминает… Кстати говоря, это не мы первые освоили такую историю с тем, как написано одно, а переводится другое. Есть моя любимая история, о которой я, кажется, здесь уже говорила, но она так хороша, что я не могу ее не повторить. Это история, которая произошла после Опиумной войны, когда иностранных дипломатов везли к императору на джонке. И, собственно, они везли, чтобы принимать капитуляцию китайского императора. Но народ, который стоял вдоль берега, встречал их радостными криками, потому что на джонке было написано, что «Мы везем большеносых иностранных обезьян поклониться императору». Вот у нас тоже вышло, большеносая обезьяна превратилась в процессе перевода в совсем другое.

Испытанный прием в истории дипломатии. Кстати, в основном он, к сожалению, употреблялся для того, чтобы устроить конфликт, а не для того, чтобы конфликт ликвидировать. Самый известный случай – это, конечно, Эмсская депеша Бисмарка, когда к Вильгельму, кайзеру Вильгельму подошел французский посол и попросил у него… Получил отказ в легкой форме. И, собственно, кайзер попросил об этом написать депешу. А Бисмарк, который очень хотел войны с Францией и который был раздосадован тем, что кайзер достаточно примирительно ответил послу, отредактировал эту депешу так, что она из незначительного события превратилась в наглый вызов. Собственно, из-за этой депеши, действительно, в значительной степени случилась франко-прусская война.

Еще более трагикомичная история была в 1941 году в отношениях США и Японии, когда США умели перехватывать японский дипломатический шифр и, соответственно, перехватили инструкции, которые японское правительство посылало своему послу в США. В то время США уже объявили Японии… Дело было в начале ноября 1941 года, буквально за месяц до нападения Японии на Перл-Харбор. И проблема заключалась в том, что США в этот момент наложили абсолютное эмбарго на торговлю с Японией, в том числе и на поставки ей нефти (а 80% нефти Японии шли из США). И дело в том, что в этот момент, видимо, президенту Рузвельту очень хотелось, чтобы страна его начала участвовать во Второй мировой войне, а американскому народу это, наоборот, не хотелось, 80% американского народа было против. Соответственно, возникал вопрос, что вот надо сделать как-то так, чтобы проклятые враги напали на Америку.

Ю.Латынина: Когда в Стамбуле взрывается аэропорт, мы вдруг убеждаемся, что террористической опасности в Турции нет

Вообще, конечно, во Второй мировой войне всегда проклятые враги нападали на какую-то другую мирную страну. Вот, как известно, Польша напала на мирную Германию, согласно утверждениям товарища Сталина в том числе, когда он был союзником Германии. Соответственно, Финляндия, как известно, 24-го или 25-го июня (я уже не помню – надо посмотреть у Солонина) 1941 года напала на мирный Советский Союз.

Ну, вот, в отличие от Советского Союза президент Рузвельт был президентом демократической страны, поэтому он никак не мог изобразить нападение на бумаге – надо было, чтобы, вот, проклятые враги напали всерьез. Для этого надо было загнать Японию в угол. А проблема была в том, что японцы очень не хотели воевать с США, и до последнего надеялись договориться, хотя, у них был, конечно, contingency planning о том, что делать, если не удастся договориться. И, вот, депеша, которая была перехвачена, была как раз инструкцией о том, как ползать на брюхе у США и договариваться. И поскольку, как я уже сказала, в тот момент Госдеп очень не хотел договориться, то вот эта вот секретная депеша, секретная инструкция была переведена таким образом, что во всех тех случаях, когда японцы писали о том, как надо договариваться, то это было переведено о том, как нам надо обмануть американцев, чтобы они пошли на попятную.

Я не говорю, что это была одна из важных причин войны, но, конечно, вот эта история с переведенной так неудачно депешей сыграла свою роль.

Ну и, собственно, последнее по поводу истории с Турцией и Эрдоганом. Я хочу обратить ваше внимание, что теракт в аэропорту, в котором погибло 43 человека, случился как раз у тех самых замечательных рамок на входе в аэропорт, которые мы так требовали, чтобы они стояли, во время теракта в Домодедово. Я много раз говорила, что рамки на входе в аэропорт – они нигде не стоят в нормальных странах. Турция – исключение (она более-менее нормальная страна, но рамки там стоят). Ну, вот, как мы видим, что рамки, как следовало ожидать, не спасают, спасает превентивная работа спецслужб.

И, вот, получается, смотрите какими мы выглядим идиотами. В аэропорту Брюсселя рамок не было, всё взорвалось и никто директора аэропорта Брюсселя, никто ему не предъявляет, что, оказывается, вот он не предотвратил теракт. В аэропорту в Турции рамки были, всё взорвалось, 43 трупа. Вопрос: и от чего спасают рамки?

Собственно, это я к тому, что… Ну, понятно, что претензии, на самом деле, наших органов и тех, кто за ними стоит, к владельцу аэропорта Домодедова Дмитрию Каменщику не имеют никакого отношения к борьбе с терроризмом – это просто рейдерская попытка захвата. Вот, слава богу, Каменщика на днях, насколько я понимаю, выпустили из-под домашнего ареста. И я хочу обратить ваше внимание, потому что мы тут все, видимо, неправильно думали на господина Ротенберга. Я даже готова перед господином Ротенбергом извиняться. На господина Ротенберга думали, потому что, ну, во-первых, как же мимо Ротенберга пройти? «Платон», то Шереметьево взял в аренду.

А я напомню, что вот этот вот следователь, который ведет эту замечательную историю о том, что Дмитрий Каменщик… Как это там в стихах говорится? Да! Напоминаю, что законы Российской Федерации и подзаконные акты на тот момент точно так же, как и требования всех нормальных западных служб безопасности, не требовали рамок на входе в аэропорт. Более того, если кто-то на этих рамках стоит, то на этих рамках должно было стоять МВД, потому что, в принципе, аэропорт, ну, не может исполнять обязанности силовых структур – он обеспечивает только безопасность полетов в чистой зоне, безопасность доступа на борт самолета.

Так вот. Вот этот вот самый следователь Дубинский, который придумал совершенно гениальную формулировку, что «Да, это у нас так было, это у нас были такие подзаконные акты. Но это их специально написал Каменщик с тем, чтобы облегчить террористам доступ в аэропорт». То есть возникает вопрос: если Каменщик на кого-то повлиял, кому-то дал взятку, то где же вот эти люди, которым дали взятку, и почему они не сидят, включая, кстати, руководителей служб безопасности?

Ю.Латынина: Аэропорт не может исполнять обязанности силовых структур

Так вот я вам напоминаю, что этот следователь Дубинский – это тот самый человек, который был защитником владельца «Хромой лошади». В ходе истории с «Хромой лошадью» была впервые отработана схема, при которой изымалось имущество в счет удовлетворения исков пострадавших. И так получилось, что имущество было на одну сумму, а когда его изъяли и оценили, и заплатили иски пострадавшим, то оценили его, естественно, совершенно в другую сумму. Очень изящная схема.

Так вот этот человек был тогда адвокатом, и более того он был адвокатом Бюро Александра Андреевича Добровинского. Александр Андреевич Добровинский – это легко посмотреть по Яндексу – один из… Как бы это сказать? Коллега и партнер Романа Троценко. А Роман Троценко, который у нас очень близкий человек к Игорю Ивановичу Сечину, как считается, Роман Троценко – это человек, который имеет сеть региональных аэропортов и который, насколько я понимаю, как раз в 2011-м, в 2012-м несколько раз изъявлял желание получить, купить аэропорт Домодедово. Правда, когда его спрашивали: «За сколько денег?», то он как-то, вот, после этого исчезал.

Вот, собственно, еще раз повторяю, перед Ротенбергами, видимо, надо извиняться. Вот такая цепочка вырисовывается. Следователь Дубинский, который был адвокатом из бюро Александра Андреевича Добровинского, и Добровинский-Троценко, а далее Сечин.

+7 985 970-45-45. Разумеется, это только предположение. Это, вот, знаете вот, доказать нельзя, но… Можно только констатировать, что имеется такая цепочка связей.

+7 985 970-45-45. Еще несколько историй, на которых я хотела остановиться. Вот, на прошлой неделе я говорила, правда очень коротко, о замечательном законе госпожи Яровой, который не совсем понятно: то ли на 10% в результате него возрастут деньги, которые будут платить потребители за сотовую связь, то ли на 300% возрастут. Госпожа Яровая и ее коллеги не считали. Там один из людей, который подал этот закон в Госдуму, как выяснилось, даже не знал, что есть такой оператор Теле2. Ну, вот, не знал человек, а закон внес.

Ю.Латынина: Спасибо, что они не запретили сотовую связь вообще с формулировкой, с которой запретили ГМО

Конечно, это вообще прекрасный совершенно разброс, 10% или 300%. Во-вторых, мы, конечно, должны быть благодарны этим прекрасным людям, что они не запретили сотовую связь вообще с формулировкой, ну, примерно той же, с которой они запретили только что у нас ГМО. Ну, могли бы, например, написать, что по данным ФСБ употребление сотовой связи – оно, скажем, вызовет падение Луны на Землю, и мы, вот, с этой целью, чтобы предотвратить такие страшные вещи, запрещаем пользоваться ею вообще. Могли много чего написать.

Есть два замечательных обстоятельства в этом законе. Во-первых, что он совершенно бесполезен с практической точки зрения, потому что когда вы слушаете всех, это значит, что вы не слушаете никого. Это белый шум. Это невозможно прослушать, это невозможно обработать, это невозможно и хранить. Собственно, главная проблема в хранении заключается в том, что гигантские деньги потребуются на хранение. Эти гигантские деньги будут стребованы с нас, с потребителей. Так что каждый раз, когда вы будете переплачивать за сотовую связь, вы можете лично поблагодарить госпожу Яровую, ФСБ, партию «Единая Россия» и так далее. Как раз у нас кризис, как раз у нас надо повышать тарифы на сотовую связь, может быть, на 300%.

Но самое интересное, что когда спецслужбы продвигают через госпожу Яровую или, там, через кого такие законы, они искренне не думают о том, что это будет значить для экономики. Более того, они искренне не думают о том, что… Еще раз повторяю, самое главное – это сам факт наличия соединения. Вот это как человеку, который видел много уголовных дел, я вам скажу, иногда бывает гораздо важнее, чем то, что люди сказали друг другу по телефону. Тем более, что когда они знают, что их слушают, они говорят по телефону только одно: «Привет» — «Привет» — «Встретимся завтра. В известном месте».

Так вот, помимо этого нетривиального закона я бы хотела обратить ваше внимание на другую совершенно замечательную информацию. Это о правительстве, которое у нас собирается выделять миллиарды на телепортацию и квантовую связь, а, главное, российский язык программирования. Некая национальная технологическая инициатива обсуждала это на рабочей группе еще в прошлую среду – там финансирование только по одному из направлений на ближайшие 3 года должно было составить почти 11 миллиардов рублей.

Все уже посмеялись над телепортацией. Ну, естественно, в стране, где запрещают ГМО, самое время заниматься телепортацией. Я бы сказала, что помимо телепортации нам бы еще несколько необходимо национальных проектов запустить. Например, проект трансмутации элементов. Очень популярная тема у всяких авторитарных правителей, как получать золото непосредственно из железа. Как раз высокие российские технологии вот тут должны сказать свое веское слово.

Но самое гениальное… Потому что я боюсь, что и с телепортацией у них не получится. А я как раз беспокоюсь за ту часть, которая у них получится, а именно за отечественный компилируемый язык для безопасного и эффективного программирования. Вот, умри, Денис, лучше не скажешь.

Вот, как бы, у меня вопрос тоже: «Ребят, а зачем отечественный язык программирования? Давайте еще и внедрим отечественную систему измерений в вершках, в пядях».

Еще можно вернуться к исконной старославянской системе обозначения цифр. Вместо «сорок» — мыслите, вместо «восемьдесят» — покой. Вот, представляете, какие будут хорошие исконно российские, чисто отечественные задачи по математике? Сколько будет от покоя отнять мыслите? Уж, у нас как математика-то взорлит в школе!

А на самом деле, отечественный язык программирования – это то же самое, что отечественная система счисления. Ну, можно, конечно, выкинуть вредный ноль, вообще арабское, иностранное. Но ужас заключается в том, что… Как? А вот то, что на этом языке написано, как это будет и где-либо это будет конкурентоспособно?

В общем, у нас помимо закона Яровой и помимо запрета ГМО просматривается хорошая перспектива выделения денег на отечественный ковер-самолет, отечественные молодильные яблоки (без ГМО, заметьте!), ну и поиск Конька-горбунка.

Ю.Латынина: Естественно, в стране, где запрещают ГМО, самое время заниматься телепортацией

Последняя история, которую я… У меня остается на нее всего 4 минуты, и я, может быть, продолжу ее на следующей неделе. Это история в Питере еще 26 мая, когда полиция задержала кортеж Пригожина, ну, вот, кремлевского повара, человека, имя которого связывают с кремлевскими троллями, и скажем так аккуратно с проектами, которые печатали имена и домашние адреса блогеров, а потом этих блогеров избивали или жгли у них машины. А также его имя связывают с частной военной компанией Вагнера, той самой, которая воевала и в Украине, и в Сирии, а также с многомиллиардными контрактами с Минобороны. Раньше это была чисто еда, а теперь это уже и клининг, и теплоснабжение. В общем, всё снабжение армии кроме оружия идет через компании, которые, скажем так, сначала связь прослеживалась с Пригожиным, теперь многие из этих компаний вообще какие-то «Рога и копыта», на которых заведены многомиллиардные контракты. То есть многим, чем занимался пресловутый Рособоронсервис, теперь вот занимаются эти компании.

Я, собственно, к чему? Я, собственно вот, к той же самой истории с утратой государством монополии на насилие. Вот у нас только что была прекрасная история с названием моста в Питере в честь Ахмата Хаджи Кадырова. Почему-то все считали, что это из Кремля откуда-то прилетело. Ну, судя по тем лицам, которые там были активистами, Милонов и прочие – это не из Кремля прилетело. Более того, год назад, я вам напоминаю… Я даже не знала этого. Год назад тоже была инициатива назвать какую-то питерскую улицу улицей Кадырова, и тогда губернатор отказал. То есть вряд ли это Кремль. Это вот синдром распада государства, превращения его в failed state.

Точно так же, как эти самые болельщики, которые дерутся во Франции, точно так же, как ситуация, при которой власть понимает, что власть в государстве, вертикаль власти – это возможность посадить любого. Это правда, вот эта возможность в России имеется. И возможность отобрать бизнес у любого. Если под этим понимать вертикаль власти, эта возможность имеется.

Но самое поразительное в этой ситуации заключается в том, что, вот, с одной стороны, есть нападение на активистов, и эти нападения… Да? Кто у нас? Даже пресс-секретарь президента господин Песков публично прокомментировал, что, типа, ФСБ не будет расследовать связь Пригожина с этими нападениями. Ну, это простота хуже воровства, конечно, такие комментарии.

А с другой стороны, может показаться, что эти нападения происходили как-то централизованно. Но когда мы видим, что кортеж Пригожина останавливают и обыскивают, и там даже кому-то дали какое-то мелкое наказание за разбитую камеру полицейскую или что-то в этом роде, то мы вдруг понимаем, что это нечто другое. Что это, действительно, распад полный государства и утрата им монополии на насилие. Оказывается, у нас не только в Чечне Рамзан Кадыров, оказывается, у нас очень много людей хочет быть Рамзанами Кадыровыми с очень тяжелыми последствиями для монополии власти на насилие.

Всего лучшего, до встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире