Время выхода в эфир: 28 мая 2016, 17:05

Ю.Латынина Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. И главная новость недели для России – это освобождение Надежды Савченко.

Если можно, я начну с другой истории, которая случилась много лет назад, в Ливии, когда еще в 1998 году в ливийском госпитале (Эль-Фатих назывался госпиталь) разразилась эпидемия ВИЧ. Было инфицировано более 400 детей, что было, собственно, самой крупной эпидемией в госпиталях такого масштаба. Ну и понятное дело, что вождь Джамахирии тогдашней, полковник и просто великий человек Муаммар Каддафи не мог объяснить эту вспышку чудовищной антисанитарией, которая царила в госпитале, и врачебным невежеством.

Он тут же понял, что это была спецоперация врагов встающей с колен Ливии. Спецслужбы быстро разоблачили этих врагов – ими оказались 5 болгарских медсестер и палестинец-интерн, которые заражали детей по заданию не то Моссад, не то ЦРУ. Специально им Моссад и ЦРУ выдавали пробирки со СПИДом, чтобы заражать детей. Обвинителей, кстати, не остановил даже тот мелкий факт, что эпидемия, как было известно уже тогда (но как потом уже просто доказано было научными медиками впоследствии путем генетического анализа данного вируса), собственно, началась до прибытия медсестер в Ливию и, конечно, это был местный свой вирус, никакой не завезенный из-за рубежа.

Обвиняемых садистски пытали, чудовищно. Палестинец потерял глаз, у него была парализована рука. То есть медсестры потом рассказывали, что когда их хлестали скрученным из проводов кнутом, то просто палачи уставали и сменяли друг друга. Ну а, естественно, жертва оставалась. И это не просто слова, потому что характерные следы пыток у этих медсестер остались. Все жертвы признались, все были приговорены к смерти за убийство детей, и на процессе Генеральный прокурор философствовал, как это ужасно, какие они сволочи, как они убивали детей.

«Ужасное преступление, — это слова Каддафи. – Некоторые полагают, что за ними стояло ЦРУ и другие, что Моссад (то есть Каддафи не знал, что именно). Они экспериментировали на этих детях».

И тогда в свое время Каддафи обещал международный процесс как процесс по делу Локерби. И, вот, слово «Локерби», конечно, было ключевое для понимания того, что творилось в мозгах Каддафи, потому что полковник Каддафи – он был международный террорист. Его поймали на том, что он организовал взрыв пассажирского авиалайнера. Каддафи было важно объяснить своему народу, что Гейропа и пиндосы – они не только облыжно его обвиняют в терроризме, но сами в это время убивают ливийских детей. Это они террористы, а не он!

Ю.Латынина: Каддафи было важно объяснить народу, что Гейропа и пиндосы убивают ливийских детей

Ну и, конечно, кроме этого вождю и учителю было жизненно важно заставить европейских лидеров снова с ним говорить.

На самом деле, смертный приговор болгарским медсестрам – это было такое приглашение к диалогу. Это было, вот, ровно из серии «Если вы не снимите санкции, мы будем бомбить Воронеж». Никто не собирался приводить приговор в исполнение, это было просто создание позиции для торга. Так покойник Каддафи понимал геополитику.

Так вот я должна сказать, что уловка Каддафи в рамках его понимания геополитики – она удалась на 100%. Сопливые европейцы, в конце концов, расчувствовались, президент Николя Саркози лично прилетел в Ливию за медсестрами. Международная изоляция Ливии была тогда прервана. В обмен на медсестер Каддафи заключил с Францией договор, на минуточку, а) Франция обязалась поставлять оружие, б) она собиралась совместно развивать с Ливией ядерную мирную программу. Более того, спустя некоторое время, Британия отпустила главного террориста из Локерби Аль-Меграхи, которого встретили, естественно, в Ливии с красной ковровой дорожкой. И очевидно, это было сделано тоже в обмен пакетного соглашения на медсестер.

Так вот я к тому, что история с Надеждой Савченко, с одной стороны, один в один повторяет историю с болгарскими медсестрами. Но видно, что то, что удалось Каддафи, не удалось в данном случае Кремлю. Потому что с самого начала процесса было ясно, что приговор Савченко – это создание позиции для торга. Ни абсурдность процесса, ни растущее международное негодование Кремль абсолютно не смущали, потому что чем выше была цена Савченко, тем больше можно было в обмен спросить. Там, Кремль то давал понять, что если вы хотите Савченко, вы должны снять санкции. То говорил, что а давайте обменяем Савченко на Бута.

Ю.Латынина: Приговор Савченко – это создание позиции для торга… чем выше цена, тем больше можно было просить

И, вот, вся эта блестящая геополитическая разводка, опять же, в рамках понимания Кремлем геополитики, мы видим, с треском провалилась. И о том, что Савченко придется отдать без всяких санкций стало ясно еще после внезапного визита в Москву Госсекретаря Керри. Помните, 23 марта 2015 года Керри приезжает в Москву, и сразу после этого лидер БЮТ Юлия Тимошенко заявляет, что Госсекретарь США и канцлер Германии Ангела Меркель уговорила Путина отдать Савченко.

Собственно, это была жуткая подстава (такое заявление), потому что понятно, что Путин не любит терять лицо. Попытка Тимошенко пропиариться на тему своей осведомленности – просто это была возможность сорвать соглашения.

Но тем не менее, с того момента было ясно, что всё так более или менее есть. Что Савченко поменяют не на снятие Санкций, не на Южный поток, даже не на Бута с Ярошенко, а, вот, просто на каких-то Ерофеева и Александрова. Причем, понятно, что эти Ерофеев и Александров Кремлю на дух не сдались. За всё время их пребывания в плену Россия даже не признала их собственными военнослужащими. Их не выбрали ни в какой парламент, не сделали почетными членами «Единой России», не наградили заочно звездой героя. Ну и, согласитесь, в общем-то, было не за что, потому что, если вы помните, поведение Ерофеева и Александрова было далеко от героического. Услышав, что родина их не признает, убедившись к своему удивлению, что кровавые украинские фашисты не собираются разбирать их на органы, Ерофеев и Александров, ну, принялись рассказывать вещи, про которые родина хотела, чтобы они и рассказывали. Абеля из них, прямо скажем, не получилось.

Ю.Латынина: Обмен на Ерофеева и Александрова – это какой-то совсем уже утешительный приз

То есть обмен на Ерофеева и Александрова – это, ну, какой-то совсем уже утешительный приз. Это вот чтобы было, что показать по зомбоящику.

То есть, конечно, возможно, что теперь, когда их обменяли, нам начнут объяснять, какие это важные для родины люди. И Ерофеев, и Александров там снова дадут интервью о том, как украинские фашисты вырезали у них органы, даже снимок вырезанного органа, может быть, для убедительности предъявит какой-нибудь Дмитрий Киселёв в очередной программе. Но, все-таки, согласитесь, Ерофеев и Александров – это вот совсем не то, что Аль-Меграхи и договор о ядерных технологиях.

И если Савченко встречал в аэропорту президент Порошенко, то Ерофеева и Александрова кто встречали? Правильно, их жены.

То есть как, видимо, развивалась ситуация? Ну, скорее всего, что вместо того, чтобы менять Савченко на снятие санкций, Савченко меняли на то, чтобы новых санкций не было. Да? Скорее всего, Кремлю грозили новыми санкциями: «Был список Магнитского. Хотите список Савченко? Тоже получите». Там еще напомню, напоследок хоть что-то пытались выцыганить и Савченко просили помилование написать. Она, естественно, отказалась, и в результате оказалось, что просьбу о помиловании написали родственники погибших журналистов, которые, видимо, за 3 минуты до того, как поставили подпись под этим документом, вряд ли знали, что они собираются просить о помиловании Савченко.

Что очень неприятно, что вот в тот момент, когда Савченко поменяли, наша государственная машина, которая вошла во вкус и которая действует совершенно независимо в том числе… То есть она действует под общим руководством Кремля, но она просто… Метастазы размножаются сами. Вот, она начала стремительно наращивать портфель из альтернативных болгарских медсестер.

Ю.Латынина: Если Савченко встречал в аэропорту Порошенко, то Ерофеева и Александрова — их жены

Вот только что осудили в Грозном на 22 года Карпюка и Клыха, адвокатом которых, кстати, тоже был тот самый Илья Новиков, который проделал абсолютно потрясающую работу по защите Надежды Савченко, потому что именно он превратил… Ну, не именно он, конечно, но во многом, конечно, Илья Новиков (я поздравляю его с блестящей адвокатской работой), потому что он не просто доказал абсурдность обвинения и не просто сделал этот кейс громким, а он сумел сделать его безупречно громким и сильно отличающимся от обычных либеральных всхлипов о невинно обиженных, ну, которых обычно вот такая левая тусовка защищает привычно, что бы они ни сделали.

Вот, фантастическая история с Карпюком и Клыхом, которых осудили на безумное количество лет на основании показаний уголовника, осужденного за грабежи, больного СПИДом и который рассказывал, что он воевал в 1996 году в Грозном. При этом путался в датах, именах, фамилиях, в местностях и рассказывал при этом, что с ним воевал Яценюк и так далее.

В Крыму идет другой фантастический суд. На нем судят человека, которого зовут Андрей Коломиец. История Андрея Коломийца выглядит так. Он был участником Майдана, там он на Майдане просто стоял как и все. И после Майдана он приехал в Кабардино-Балкарию, потому что там жила девушка, с которой они познакомились по интернету. Значит, Коломийца взяли, отыскали каких-то беркутовцев, которым на Майдане выбили зуб. Эти беркутовцы сказали: «Да-да-да, вот этот зуб выбил Андрей Коломиец». Значит, сейчас его увезли в Крым, сейчас его там судят.

То есть представьте себе, украинского гражданина судят за то, что он сделал в Украине и судят на аннексированной у Украины территории. В этом смысле этот, конечно, суд над Коломийцем – он очень… Да? Вот, за что его сажают? За то, что он принял участие в Майдане. В Кремле хотели бы посадить за участие в Майдане всю украинскую нацию, но пришлось ограничиться Савченко и Коломийцем, и так далее, и Савченко и ту пришлось отдать.

Ю.Латынина: Украинского гражданина судят за то, что он сделал в Украине и судят на аннексированной у Украины территории

Продолжается совершенно фантастическая история украинца Сергея Литвинова. Просто обычный рядовой мужик, который поехал в Ростов лечить зуб. У него зуб, действительно, очень страшно болел, это был не просто зуб, а целый абсцесс, его положили в больничную палату. На его несчастье он там лежал с какими-то боевиками из ДНР, которые все повернуты на измену, они видят, он украинец. Они вывезли его в лес. Он под жесточайшими пытками, естественно, тут же признался, что он кровавый бандеровский фашист, который кушал детей и убивал женщин на деньги Игоря Коломойского. Потом все газеты ростовские об этом написали: «Оказывается, у нас тут в Ростове лечился бандеровский фашист». Потом даже это обвинение в суде испарилось само собой, ну, потому что… Ну, потому что это бред, который уголовники вымогли у человека под пытками. Но всё равно Сергею Литвинову придумали какой-то грабеж и посадили его за этот грабеж.

И, собственно, если Карпюк и Клых входят в пакетное соглашение об обмене и, видимо, их тоже вышлют, как я предполагаю, то, вот, что будет с Коломийцем, Литвиновым, со многими другими, совершенно непонятно.

Если бы не Савченко, я бы начала с другой новости, которая мне представляется еще более важной для России. И самое важное в этой новости в том числе и то, что она никак не прозвучала в российских СМИ. Да кстати и в иностранных тоже. Речь идет об уничтожении в Сирии авиабазы с российскими вертолетами.

Снимки этого уничтожения опубликовало агентство, которое называется «Stratfor». Это не самый надежный источник информации, но в данном случае снимки спутниковые говорят сами за себя. То есть это очевидно, это откуда-то чья-то утечка.

Речь идет о базе Т4. Собственно, это настолько важная история, я об этом довольно подробно пишу в «Новой газете», но здесь я тоже скажу несколько слов.

Ю.Латынина: Все стороны, которые воюют в Сирии, считают, что война – это повод для вранья

Это база Т4, это одна из самых важных сирийских авиабаз в провинции Хомс около Пальмиры. То есть фактически она расположена на дороге, которая ведет от Дамаска к Пальмире. На ней 2 эскадрильи, одна из Су-24, другая из Су-22. Собственно, это те самые самолеты, бомбовые удары которых вынесли игиловцев из Пальмиры. Там еще 6 учебных самолетов Ил-39, несколько транспортников Ми-8. Ну и, собственно, вот те самые 4 российских Ми-24, которые атаковали Пальмиру. Вот важно тоже, что это именно российские вертолеты, никаких сирийских вертолетов Ми-24, видимо, там не было и сирийцы на них с этой базы не летали.

Ну, понятно, что все без исключения стороны, которые воюют в Сирии, они просто считают, что война – это повод для вранья, поэтому не очень просто разобраться в том, что произошло с базой. Потому что ИГИЛ, естественно, отчитался о своей победе еще 14 мая, сказал, что уничтожено 4 российских боевых вертолета, 20 грузовиков с ракетами. После чего, естественно, и со стороны сирийской, и со стороны российской последовали опровержения. Причем, поскольку и сирийская, и российская сторона не согласовали текст этих опровержений друг с другом, то сирийская сторона сказала, что «Да, конечно, правда, на базе тут чего-то взорвалось и всё сгорело, но это результат несчастного случая». А российская сторона в лице генерал-майора Игоря Конашенкова сказала, что снимки с уничтоженными вертолетами сделаны еще месяц назад.

Надо сказать, что американцы тоже сказали, что артиллерийской атаки не было, взорвались топливные баки для дозаправки. Но если вы посмотрите на эти снимки, то там ничего похожего на взрыв топливных баков не наблюдается. Там отчетливо видны очаги пожара на внушительном расстоянии друг от друга. Опять же, очень неубедительна версия о том, что снимки сделаны месяц назад, потому что Stratfor опубликовал 2 серии снимков, 14-го и 18-го мая. На снимке 14 мая отчетливо видно, во-первых, 4 вот этих самых вертолета. На большом удалении от них 2 десятка грузовиков, которые стоят, собственно, в грузовом депо. А, вот, уже 17 мая ровно на месте 4-х вертолетов 4 очага пожара. Видимо, кратеры от взрывов, и такие же многочисленные очаги в месте скопления грузовиков. Ну, как-то очень странный взрыв топливозаправщика, который на сотни метров распространяется.

На самом деле, мне кажется, история с Пальмирой такая, довольно простая, потому что исламистов оттуда вынесли массовыми ковровыми бомбардировками как грузин в Цхинвали. И, собственно, цимес был в том, что игиловцы уже разрушили все античные памятники, и, соответственно, можно долбить – всё это всё равно будет списано на игиловцев.

И вот в четверг, 5 мая, среди развалин Пальмиры, полностью уничтоженной сначала христианскими штурмовиками Кинегия в конце IV века, потом игиловцами, а потом вот этими самыми бомбардировками, состоялся концерт товарища Ролдугина. И, собственно, оркестр под управлением Гергиева, который, помните, еще в Цхинвали играл рядом с концлагерем, где томились грузины. Это был такой мощный символ, что, вот, Запад не справился с проблемой ИГИЛа, а Ролдугин справился и освободил Пальмиру одной виолончелью.

Ю.Латынина: Запад не справился с проблемой ИГИЛа, а Ролдугин справился и освободил Пальмиру одной виолончелью

А маленькая проблема была в том, что все эти массивные бомбардировки – они очень эффективны против централизованной армии. Вот, в Цхинвали они, действительно, выполнили свою роль – грузины бежали. Вот те грузины, с которыми я говорила после российско-грузинской войны (солдаты), они честно совершенно рассказывали, как у них была паника «Где моя часть? Где мой командир? Что мне приказывают? А чего мне делать без командира?» А понятно, чего делать без командира – бежать.

Но вот эти массивные бомбы – они слабо эффективны против боевиков, против террористов, против вообще всех структур с распределенным командованием, где каждый человек сам является себе командиром. И где людей мало, а мотивация у них высокая.

Вот, в свое время я разговаривала с чеченцами, воевавшими в Бамуте. Ну, чеченское село, которое снесли с лица земли в ходе войны. И я как-то была поражена, как легко они относились к вот тому, что произошло. Их село снесли с лица земли, но взять всё время не могли, потому что каждый раз, когда федеральные части шли в атаку, опять кто-то выползал из развалин и начинал стрелять.

И когда чеченцы мне пытались объяснить, как это произошло, то оказалось, что их просто изначально было очень мало, их было меньше 100 человек, погреба были очень глубокие. А когда тебя меньше 100 человек, ты несешь, как ни странно, очень небольшие потери (там просто были реально минимальные потери). Плюс поскольку когда человек сам является себе командиром, то не создается потери связи и дезорганизации, потому что нечему дезорганизовываться. Да? Вот это очень важный момент. Все эти бомбовые удары – они, на самом деле, не столько убивают людей, сколько разбивают связанность этих людей, структуру командования. Если ее нет, то и разговаривать нечего.

И дальше случилось, естественно, следующее. Потому что, ну, что игиловцам Пальмира? Игиловцам ничего Пальмира, да? Это проклятое языческое место, которое надо было разрушить, а теперь замечательно вот эти самые язычники сами его долбят.

(НЕРАЗБОРЧИВО) там протекли как песок. И не успел еще отыграть Ролдугин, как эти ребята перешли в наступление. Судя по тому, что пишет Stratfor, они хотели отрезать как раз асадовцев (если там были одни только асадовцы, потому что там же, вот, и русские какие-то ребята воевали), и как раз перерезать дорогу, которая идет от Пальмиры к Хомсу и проходит как раз мимо базы. Они захватили эту дорогу ненадолго – их оттуда вышибли. Но достаточно, чтобы сравнять базу с лица земли огнем артиллерии.

И вот это довольно важный момент. Это не капитальная проблема, но очень характерная проблема. Во-первых, мы ведем войну и показываем в ней только взятую Пальмиру. Пальмира, как я уже сказала, извините, никакого интереса ни стратегического, ни политического не представляет, это просто кусок распиаренной территории, развалины посреди нигде. В отличие от этого раздолбанная база – это не просто кусок территории.

Ю.Латынина: Мы ведем войну и показываем только взятую Пальмиру, которая стратегического интереса не представляет

А второе, более важная ситуация, что вот это пример такой, стратегической ловушки, в которую попадает российская армия. Российская армия выиграла российско-грузинскую войну. Более того, она победила в Иловайске против регулярной армии. Вот, российская армия, армия образца Второй мировой войны воюет с точностью утюга. И в Иловайске, и в Цхинвали этого хватило. Потому что метод ковровых бомбардировок с точностью утюга – это очень хорошо помогает против регулярной армии. Доказано в Грузии, доказано под Иловайском. Очень возможно, что мы решили, что с чеченским позором покончено. А оказалось, что просто в Чечне был другой способ войны, и сейчас в Сирии повторяется история с Чечней. А история с Пальмирой – это, вот, в общем, в чистом виде история с Бамутом.

У нас было представление, когда мы лезли в Сирию, что наши войска будут наносить удары с воздуха, а сирийская армия, а также Хезболла и Стражи исламской революции будут зачищать ситуацию на Земле. А это была история, знаете, из серии, как сказал Наполеон, что, вот, один генерал был очень удачлив, потому что ему всё время приходилось воевать с коалициями. В любой коалиции каждый тянет одеяло на себя. А уж если в коалицию вступают такие замечательные альтруисты как с одной стороны Асад, с другой стороны Хезболла, а с другой стороны Россия, которая известна у других членов коалиции под прозвищем «малый сатана», то, естественно, результат далеко превосходит то, о чем говорил Наполеон.

Собственно, почему Пальмира, почему не Хатра? Потому что пиар. Город взяли ради пиара.

Ю.Латынина: Российская армия, армия образца Второй мировой войны, воюет с точностью утюга

Вы мне в ответ скажете: «А что такое Хатра?» А, ведь, это очень интересно. Потому что между двумя сверхдержавами древнего мира, Римом и Персами, была целая цепь буферных городов, в том числе Пальмира. Все знают, что это замечательные развалины. Но значение Пальмиры было довольно временным, потому что город был обязан, собственно, своим процветанием не столько собственной силе, сколько временной слабости Римской империи. Когда в середине III века она практически распалась, один император погиб в битве с готами, другого взяли в плен персы и сделали из него подставочку для ног. И вот в это время местный пальмирский князек Адинат сказал, что, вот, в общем, пацаны, я тут от имени Рима ради римской вертикали власти ему верно служу и гулял, как хотел.

Расцвет Пальмиры продолжался лет 13, потому что после кончины Адината его вдова слишком возомнила о себе, решила, что она тут вообще главная. Ну, гуляла она по Востоку со своими армиями 3 года и кончилось это в 273 году, когда Пальмиру Аврелиан в рамках восстановления римского достоинства снес с лица земли. На всё про всё было 13 лет.

Действительно, это очень крутая история, потому что главное достоинство Пальмиры заключалось в том, что армия Пальмиры била тяжело вооруженных персидских всадников, когда римляне еще не могли их бить, и для этого им пришлось перестроить всю свою армию.

Но Хатра не менее (если не более) фантастический город, который, к сожалению, тоже разрушили игиловцы. Тоже один из буферных городов-государств, только в отличие от Пальмиры, которую римляне взяли, римляне его так никогда и не взяли.

Первый раз Хатру осаждал Траян в 117 году и не взял. А напомню, что Траян взял Ктесифон, Траян дошел до Персидского залива – это был самый дальний бросок Римской империи на Восток. Его не взял Септимий Север в 199 году. Но что самое было позорное и постыдное для римлян, что когда начала становиться держава сасанидов, то вот как раз сасаниды в 241 году взяли Хатру. То есть 2 сверхдержавы, одна взяла, другая не взяла.

И поскольку в 241 году царь Шапур ее еще и разграбил (а грабили тогда без взрывчатки), то в 241 году Хатра закончилась и стояла нетронутая в отличие от Пальмиры, которую очень сильно порушили христиане в конце IV века.

Вот, Хатру тоже разрушил ИГИЛ, что вызвало в мире гораздо менее значительный резонанс, чем разрушение Пальмиры. А Хатра– это просто фантастический город был с фантастической архитектурой, с фантастическими храмами, с переплетениями Греции и Востока.

Вот, вопрос: «Почему концерт в Пальмире, а не в Хатре?» Ну, это как про крысу и морскую свинку – у свинки пиар лучше. Пальмиру взяли римляне. И естественно, они страшно хвастались, что они взяли такой крутой город для поддержания римского духа, тем более что они тогда в этом поддержании очень нуждались. А Хатру римляне так и не взяли. Они на ней оба раза навернулись, зато ее взяли сасаниды.

Поэтому мы, даже спустя 18 веков, знаем, что была такая Пальмира, и мало кто помнит, что была такая Хатра. Пиар и через 18 веков пиар, и вот концерт в Пальмире. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Юлия Латынина, опять «Код доступа» после новостей. И я хочу поговорить о теме, которую я 2 раза откладывала из более сиюминутных событий. Тема, на самом деле, важная – это импичмент, объявленный бразильскому президенту Дилме Русеф. Вот, мой коллега Шендерович, комментируя его даже, посетовал, что мы отстали даже от Бразилии.

Хотя, там такой первый вопрос. Вот, президенту Русеф объявили импичмент за то, что она манипулировала статистическими данными. Это чего? Что? Больше не за что? Ну, извините, это что значит, что… Понятно, что это политическая борьба, это не вопрос о том, что делала или не делала президент, потому что даже не за коррупцию.

Ну, на самом деле, и Дилма Русеф, и ситуация в Бразилии – очень интересная ситуация. Потому что Бразилия хотя и попала в страны БРИК вместе с Индией, Китаем и Россией, на самом деле, имеет очень мало общего со всеми этими другими странами и в том числе и с Россией. А имеет она, как ни странно, довольно много общего с Украиной. В том числе и в том, что касается своей бурной политической жизни. И несмотря на то, что Бразилия гораздо менее богатая страна, чем США, стоимость президентских и парламентских кампаний в Бразилии практически такая же, как в США. И коррупция при этом грандиозная. И забегая вперед, скажу, что деньги на эти кампании политические отмываются через государственные нефтегазовые компании. Что-то звучит похоже, согласитесь.

Так вот. Дилма Русеф. Папа Дилмы – болгарский коммунист Русеф – перебрался в Бразилию в 1929 году. Через 6 лет после его переезда в стране счастливо вспыхнуло коммунистическое восстание 1935 года. Это само по себе такая, очень интересная страница. Вот, восстание, которое удивительно случайно вспыхивает в Латинской Америке после того, как туда перебралось большое количество агентов Коминтерна.

Коминтерн готовился к этому восстанию недостаточно тщательно, оно провалилось, кончилось дело правой диктатурой Жетулиу Варгаса. В истории… Это есть такая, смешная деталь. Я сегодня на Хатру отвлеклась, отвлекусь и на эту деталь.

Дело в том, что после неудачного восстания арестовали, в частности, троих людей с американскими паспортами. Двое из них были, на самом деле, советские нелегалы с липовыми американскими паспортами, один был настоящий американский коммунист. И их бросился вызволять (вернее, попытался вызволить) человек, которого звали Лоренс Дагган. Этот человек возглавлял всю латиноамериканскую секцию в Государственном департаменте, а кроме этого он был советский шпион.

Это был очень совестливый советский шпион как и все советские шпионы того времени. Он, естественно, не брал никаких денег от своих кураторов. А поскольку вскоре после этого дела начались чистки, Лоренс Дагган очень переживал в разговорах со своими кураторами. Он спрашивал: «Ну вот как же? Оказывается, что я передавал информацию ведомству, которое контролирует Ежов, которое контролирует товарищ Ягода. Оказалось, что Ежов и Ягода – враги народа и фашисты. Неужели, моя информация попадала к фашистам?» – очень мучился человек, который в Госдепе отвечал за всю Латинскую Америку на эту тему.

Надо сказать, что, на самом деле, ситуация была еще смешнее, потому что того человека, с которым разговаривал Лоренс Дагган, отозвали в Москву и расстреляли, естественно, как фашистского шпиона. И написали в сопроводиловке, что фашистом, который его завербовал, был, естественно, сотрудник Госдепа Лоренс Дагган.

Несмотря на это, Дагган продолжал сотрудничать с Советским Союзом в течение всей войны. Отошел от этого дела только в 1945 году. В 1948 году советская разведка пришла к нему снова. Одновременно, как ни странно, в этот же момент к нему пришло и ФБР. И, вот, представьте себе бедного Лоренса Даггана: в 1948 году, с одной стороны, ему звонит советский разведчик, а, с другой стороны, его навещает агент ФБР. Бедный Дагган выскочил в конечном итоге из окошка – ему не хватило… В общем, жалко человека. На самом деле, очень беспокоился о счастье трудящихся человек, искренне переживал (это видно).

Короче говоря, он выскочил из окошка, и жестокосердные следователи, которых в этот момент спрашивали: «Ну, назовите хотя бы одного советского шпиона в американском правительстве», они ответили: «Мы их будем называть по мере того, как они будут выпрыгивать из окошек».

Ну, впрочем, бог с ними, с лоренсами дагганами, с этой сюрреалистической картиной о том, как человек, который заведует в Госдепе всей Латинской Америкой, беспокоится в разговоре со своим советским куратором, что он, на самом деле, работает на фашистов.

Вернемся к отцу Дилмы. Это был классический цикл всех латиноамериканских стран. И не только латиноамериканских, в том числе и Восточной Европы. Если коммунисты не приходили там к власти, то это происходило потому, что истеблишмент начинал поддерживать правых. Точно так же, как сейчас, наоборот, истеблишмент поддерживает левых.

Соответственно, пришли правые. С 1964-го по 1985-й год в Бразилии была кровавая диктатура. В это время экономика росла как на дрожжах, и диктатура в 70-х была даже популярна. Но к 1985 году начался экономический кризис. После чего, естественно, диктатура сменилась демократией. После чего прошло еще небольшое количество лет, и к власти без всяких переворотов и без всяких лоуренсов дагганов, и без всяких кураторов советских пришли новые социалисты. В 2003 году президент Лула Да Силва, борец за счастье рабочих, а также с глобальным потеплением, был избран президентом Бразилии.

Ю.Латынина: Из госкомпаний всегда воруют деньги, чтобы оплатить выгодные политические решения

Президент Лула Да Силва реформировал бразильскую экономику следующим образом. Во-первых, он банально купил всех бедных избирателей. Он учредил такую штуку, которая называлась «Bolsa Família». Это приблизительно 20 долларов за каждого человека, который живет ниже черты бедности внутри семьи. То есть поскольку речь шла о четверти бразильского населения, то, в общем, получается, что президент Лула Да Силва за 20 долларов в месяц купил голоса четверти избирателей.

Кроме этого, понятно, платилось не только избирателям, платилось еще и депутатам. Кстати, приблизительно так, как это происходило в России, когда парламент еще имел какое-то значение. Там платилось им больше 12 тысяч долларов ежемесячно за то, чтобы они голосовали за правильную партию. Откуда брали деньги? Естественно, брали деньги из госкомпаний. Прежде всего из компании Петробрас, которая такой, бразильский Газпром. Собственно, вот это хороший ответ на вопрос, что делают в популистской экономике государственные компании. Ответ: из них всегда воруют деньги, чтобы оплатить выгодные политические решения людям, приближенным к власти, людям, которым приходится платить, людям, с которыми приходится считаться.

Кроме этого из бюджета при этом оплачивают таким или иным способом деньги избирателям за то, чтобы они голосовали за правящую партию. В этом, собственно, модель популистской экономики, которая существовала в Бразилии. Но поскольку население было очень бедное, то экономика всё равно росла. Более того, несмотря на то, что министром финансов Лулы Да Силвы был бывший троцкист, по сравнению с Николасом Мадурой или Кристиной Киршнер, конечно, Лула Да Силва вел гораздо более вменяемую экономическую политику. А с 2008-го по 2014-й год экономика продолжала расти, и в 2011-м, прослужив 2 срока, левак Силва, собственно, снял с себя президентство и передал его по наследству главе своей администрации Дилме Русеф.

Дилма Русеф была та еще леди. С 1964 года Дилма участвовала в вооруженной борьбе против кровавой диктатуры и занималась, в частности, экспроприациями. Это был такой товарищ Камо в юбке. Причем, она была не рядовым членом, а она была такая Жанна д’Арк экспроприаций. Одна из самых шикарных операций группы, в которой она участвовала, была кража сейфа с 2,5 миллионами долларов из дома экс-мэра Сан-Паулу в 1969 году. И, конечно, такой вопрос: а что делали наличные в доме экс-мэра Сан-Паулу? Естественно, ответ был, скорее всего, что они были наворованы.

Надо сказать, что в этот момент, напомню, военная хунта переживала экономическое чудо. Чудо коммунистов не устраивало. С чудом, когда рабочие богатеют, сложно строить социализм. И, собственно, вот эта организация Дилмы планировала похитить автора чуда, которого звали Антонио Анетта. Это был гражданский человек, не военный. Собственно, вот как раз его главная беда и состояла в том, что рабочие начали при нем процветать. С процветающими рабочими коммунизма не построишь, и так получилось, что в процессе организации этого похищения их всех повязали. Дилма пришла на явку. Она бы и ушла, но когда ее обыскали, оказалось, что она была вооружена.

После этого кровавая диктатура ее затащила в тюрьму и пытала, что, конечно, нехорошо. Но я, все-таки, считаю, что грабить банки – это тоже нехорошо. Кроме того, крайне нехорошо планировать похищение крупных экономистов только за то, что они устроили в своей стране экономическое чудо.

Ю.Латынина: Нехорошо планировать похищение крупных экономистов только за то, что они устроили экономическое чудо

В общем, через 2 года в 1972 году кровавая диктатура госпожу Русеф выпустила. Когда левые пришли к власти, она сначала стала министром энергетики. Я уже говорила о ключевых моментах, о том, что очень важна нефтегазовая составляющая для таких коррумпированных популистских левых режимов.

Потом она стала главой администрации, а в 2011 году она стала главой, президентом по наследству. Она была переизбрана с очень высоким рейтингом – ее одобряло почти 80% бразильцев, ну просто, так сказать, рейтинги, которые ВЦИОМ дает Владимиру Владимировичу.

Но дальше случилась неприятность (тот самый экономический кризис 2014 года), и у нее стал, наоборот, гигантский отрицательный рейтинг в 64%. Там началась дикая безработица, там начался крах с экономикой. И собственно, несмотря на то, что, еще раз повторяю, госпожа Русеф была вполне вменяемым президентом, особенно на фоне Кристины Киршнер и Николаса Мадуры, она оказалась, что вот то золотое время, которое у Бразилии было, которое чрезвычайно бедная страна могла подниматься ввысь и развиваться как Китай, было потрачено на эту злокачественную популистско-левую модель, при которой, с одной стороны, вместо того, чтобы беднейшее население работало, ему просто давали деньги. Якобы, ему давали деньги, чтобы они посылали в школу детей, но, на самом деле, это скупали голоса. И скупали голоса населения задешево, а скупали голоса влиятельных политиков задорого. И оплачивали это за счет коррупции в госкомпаниях.

Отдельной частью в этой истории экономического развития, вернее, тормозящегося экономического развития было влияние левых всего мира. И я не могу здесь не отвлечься и не рассказать еще один потрясающий рассказ, который был не только при госпоже Русеф (всё это началось гораздо раньше, вся эта беда началась после краха диктатуры). Это история гидроэлектростанции, которая должна была называться «Бело Монте». Это гидроэлектростанция на одном из притоков Амазонки, которая должна была стать третьей по величине ГЭС в мире. Она должна была обеспечить энергией, она должна была повысить качество миллионов домохозяйств.

И вот на этом пути образовалось препятствие – 25 тысяч индейцев, в том числе около 8 тысяч индейцев племени каяпо, которые жили на подлежащих затоплению землях. Не успели выстроить эту электростанцию во время диктатуры, а дальше оказалось, что… Ну как же? Экология. Бедные каяпо, которые ведут традиционный образ жизни, и тут на них наступает бессмысленная и ужасная цивилизация.

При этом я не могу сказать, что каяпо были так уж мало интегрированы в мировую экономику. То есть, с одной стороны, они, действительно, жили в каменном веке, потому что у них была грязь, нищета, чудовищная детская смертность. А с другой стороны, всё было не так просто, потому что у них было право на варварскую вырубку леса – это, вот, подсечно-огневое земледелие, это самый варварский способ эксплуатации земли, который зеленые почему-то считают экологически безопасным.

Вот эти права каяпо продавали белым, которые вырубали розовое дерево. Опять же, были золотые прииски на территории. Концессию тоже продали белым на добычу золота, кстати, очищаемого с помощью ртути, что абсолютный экологический кошмар.

Причем, понятно, что деньги за это получали не рядовые индейцы, а вожди. И, вот, один из них (его звали Паякан) – он обзавелся множеством домов и машин. Даже производитель натуральной косметики подарил вождю Паякану самолет, но самолет, видимо, символизировал окончательное единение с природой вождя Паякана.

Понятное дело, что затопление земель лишило бы вождя Паякана вот этой самой гармонии с природой.

Но тут зеленые всего мира встали стеной на защиту традиционного образа жизни каяпо как то неграмотности и нищеты для рядовых членов племени и личных самолетов для вождей. В общем, вождь Паякан заделался убежденным энвайронменталистом.

Его расцвет пришелся на начало 90-х. Он объехал весь мир на деньги Friends of the Earth и World Wildlife Fund. Он получил премию ООН, он получил другую премию от Society for a Better World. В 1992 году журнал «Parade» опубликовал его фото на обложкой под заголовком «A man who would save the world» (Человек, который спасет мир).

И вот в этом-то самом 1992 году с человеком, который спасет мир, случилась мелкая неприятность, положившая конец его карьере спасителя. А именно спаситель будущий мира изнасиловал и даже, как бы это сказать, немножко съел студентку Летисию Феррейра, обучавшую его детей английскому.

Ну, подробности этого изнасилования – они были настолько чудовищны, что я их все пересказывать не буду. Похоже, они носили ритуальный характер, потому что в нем участвовали 2 человека (не только Паякан, и его жена). И, собственно, жуткий момент был, когда… Помимо того, что Паякан изнасиловал эту девушку, он сунул туда, в вагину обе руки, выдрал то, что там было, и стал размазывать себе по лицу. А его жена в это время тоже кушала девушку – она скушала у нее сосок.

И девушка удивительным образом спаслась, потому что, вы будете смеяться, всё это происходило… Ну, конечно, они были порядочно пьяны (я имею в виду Паякан и его жена), потому что они просто выманили девушку из машины. А в этой машине ехала пятилетняя дочка этого индейца, спасителя человечества. Вот, ехала сама Летисия (студентка) и ехал еще какой-то попутчик. И он, конечно, вышел, увидел, что происходит, и несколько обомлел.

Летисия обратилась в полицию. Причем, Паякан долго не покидал города – он просто понимал, что… Ну как же? Ну, кто решится арестовать спасителя человечества? В конце концов, он улетел в джунгли на собственном самолете.

А рассказываю я всю эту историю для того, чтобы рассказать о реакции зеленых. Потому что зеленые всего мира объявили, что Паякан, будучи дитем природы, не может нести ответственности за случившееся.

Ну вот возникает вопрос. Вот, если безумный царек со своим личным самолетом не может быть судим по непонятным ему законам цивилизованного человека, почему этот царек имеет право останавливать строительство, которое улучшит жизнь миллионов людей и вырвет их из каменного века?

Это такой вот философский вопрос, как вообще это могло произойти? Вот, в XIX веке цивилизованный мир защищал идеалы прогресса, познания и свободы. Он считал, что надо прокладывать дороги, строить школы, лечить болезни, освобождать от рабства. Вот, как получилось, что в конце XX века экофундаменталисты на Амазонке бились за то, чтобы люди продолжали существовать в нищете и невежестве, а союзником своим имели сумасшедшего тоталитарного царька с деревянной такой, знаете, большой вставкой в носу?

Ю.Латынина: Коррупция – это способ извращения демократической системы с целью получения монополии на власть

Вот, собственно, возвращаясь к Дилме Русеф, вся эта ситуация ей осталась по наследству. И с тех пор, как не успела построить военная диктатура эту гидроэлектростанцию, там, ну, просто полная труба. С тех пор там то зеленые, то местные судьи то дадут лицензию, то отберут лицензию.

И эта история с Бело Монте, которую не успели построить и теперь уже вообще непонятно, когда построят (хотя, естественно, рано или поздно построят), она, конечно, частность. Но она показывает, что правительства и Русеф, и ее предшественника – они пировали на том, что у них рост мировой экономики, на том, что Бразилия богата природными ресурсами, на том, что население чрезвычайно бедно. И всё это было очень хорошо до тех пор, пока не грянул мировой экономический кризис.

И тогда выяснилось несколько неприятных вещей, потому что выяснилось, что в Бразилии дикая коррупция. Вот те политические левые партии, которые существуют в ЛатАмерике, для них коррупция – это не просто средство обогащения. Это средство, которое ведет к боливарианской революции. Это способ извращения демократической системы с целью получения монополии на власть.

Создаются гигантские коррупционные механизмы, которые в Бразилии создавались в масштабе, который невозможно вообразить, если ты, конечно, не знаком с Газпромом. При этом партия трудящихся, естественно, ожесточенно сражалась с коррупцией. Ну, естественно, с коррупцией только своих врагов. И, вот, традиционные олигархи не доросли до той схемы, которая выяснилась в ноябре 2014 года, когда вспыхнул скандал и стало понятно, что из бразильского Газпрома, из Петробраса украдено где-то около 22 миллиардов долларов. Причем, в схеме получения денег на этих липовых контрактах и на откатах были замешаны не только правящая партия, не только Русеф. А дело в том, что, например…

Вообще госпожа Русеф – она же правила посредством коалиций. Партнером по коалиции было Бразильское демократическое движение, которое возглавлял человек, которого зовут Эдуардо Кунья, который сейчас возглавляет парламент. Ее вице-президент Михаил Темер тоже был из этой партии. И эта партия тоже кормилась из этой кормушки. Более того, кормились и все другие партии ровно потому, чтобы они что-то голосовали.

И вот сейчас Кунью обвиняют в том, что он получил, по крайней мере, 40 миллионов откатов. Бывшего министра энергетики Эдисона Лобао обвиняют в том, что он нажился, по крайней мере, 50 миллионов откатов. Даже вот там Рамон Фонсека из совсем другой, уже третьей партии. Фернанду Колор ди Мелу из еще третьей, лейбористской партии. Тоже все они там окормились и все они попали. И, собственно, вот тут свершилось несколько вещей, которые обычно совершаются в демократическом государстве, если оно не переросло в тоталитарное.

Несмотря на все эти пособия, которыми покупались голоса, несмотря на всю эту гигантскую коррупционную машину, которая была выстроена с помощью бразильского Газпрома, все-таки, есть общественное мнение, все-таки, есть избиратель, который сказал: «Да нам не важно. Нам очень плохо стало жить».

Кроме того, есть политики, которые немножко испугались, потому что… Что стала делать правящая партия, когда ей стало очень плохо? Она стала пытаться бороться с чужой коррупцией и она завела дела почти на всех. И бразильская прокуратура стала свирепствовать как Бастрыкин. И в частности, как я уже сказала, господин Эдуардо Кунья, глава парламента оказался тоже под следствием.

Ю.Латынина: Что стала делать правящая партия, когда ей стало очень плохо? Она стала пытаться бороться с чужой коррупцией и она завела дела почти на всех.

И началась дикая грызня внутри правящей коалиции, кто виноват. Начались отвязавшиеся прокуроры, которые катались по бразильской политической поляне, поражая кого угодно. И когда Эдуардо Кунью повели под следствие, то он сказал: «Ну, я вам в ответ устрою». И, собственно, он и устроил госпоже Русеф импичмент силами депутатов, которые объявили импичмент, что понятно: в прошлом составе бразильского парламента треть депутатов находилась под следствием, причем не за какое-нибудь воровство, а, вот, просто за убийства и изнасилования в том числе.

И самый последний гвоздь в крышку гроба политического госпожи Русеф был тот, что ее сдал ее вице-президент Михаил Темер, который вдруг обнаружил, что сейчас он сядет на всю эту малину. То есть Михаил Темер сыграл роль такого бразильского Порошенко или даже точнее Яценюка. Темер жутко не популярен, у него всего 1% голосов ему отдадут по опросам общественного мнения на выборах и, соответственно, он теоретически может проводить сейчас более или менее вменяемые реформы.

Вот, самый интересный вопрос, будет ли он эти реформы проводить? Потому что судя по тому, что происходит, выглядит дело так. Во-первых, Темер пытается сократить безумно раздувшийся государственный аппарат, и левые всего мира поднимают страшный крик, что, дескать, в его кабинете сейчас нету женщин и нету чернокожих.

Ю.Латынина: Трагикомичность ситуации в том, что это переворот, совершенный коррумпированными политиками против безответственных леваков.

То есть трагикомичность ситуации заключается в том, что да, это государственный переворот, это никакой не импичмент демократически избранного президента демократическим парламентом. Это переворот, совершенный совершенно коррумпированными политиками против безответственных леваков. Но ужас заключается в том, что те коррумпированные политики, которые пришли к власти, тоже ничего не могут изменить, потому что таков механизм нище демократии – 20 долларов избирателям, 50 миллионов политикам из госкомпаний.

И хотя Михаил Темер сейчас пытается хоть чуть-чуть срезать раздувшийся госаппарат и безумные расходы государства, левые всего мира кричат «Караул! Фашисты пришли к власти». Всего лучшего, до встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире