Время выхода в эфир: 30 апреля 2016, 14:07

Ю.Латынина Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. В Москве облили зеленкой писательницу Людмилу Улицкую, и РЕН ТВ сообщает об этом так, что, вот, фонд Михаила Прохорова вместе с иностранными благотворителями потратил на организацию антипатриотического конкурса для школьников в Москве более 100 тысяч евро. Но, вот, на церемонию явились активисты, узнавшие об антипатриотической направленности конкурса, напали на организаторов и членов жюри, и облили их зеленкой.

Ну, собственно, вот в этом замечательном репортаже РЕН ТВ забыли сказать, что все эти прекрасные люди заявляли журналистам, что изгоняют бесов из еврейских детей. Ну, уровень этих людей, вот, честно продемонстрирован. Ну, вот, уверены люди, что если школьник – сволочь умная (там, действительно, было 1600 умных школьников), то он жид. Как прокомментировал это в своем ЖЖ Андрей Мальгин, школьники получили наглядную иллюстрацию к теме «Фашизм».

Ну, плюс в тот же день плеснули в лицо Навальному. Даже задержан тот, который облил зеленкой Улицкую, оказался 33-летний украинец, житель города Черкасы Александр Прошин. Он так как раз кричал «Национал-предатель!» Ну, там были слова «жиды».

Ну, вот, собственно, на мой взгляд, кстати, то, что напали на детей, это гораздо важнее даже, чем то, что напали на известную писательницу, составляющую гордость русской литературы. Потому что, ну, вот это такая структура сознания. 33-летний он, да, напасть на детей. Ну, на детей и женщин можно. Ну, приятно же, когда ты нападаешь на детей. А женщины – они национал-предатели, и ты изгоняешь из них бесов.

В общем, есть такой феномен в мировой истории, структура которой формально независима от государства, но их государство по какой-то причине не наказывает. Вот, скажем, христиане убивали язычников, громили их храмы в V веке. Такие структуры назывались «парабалани». Вот, у Гитлера такие структуры назывались «штурмовики». У Сальвадора Альенде, демократически избранного президента Чили было замечательное движение «Мир», левое революционное движение. Там было 10 тысяч боевиков, которые формально не подчинялись правительству, но почему-то их возглавлял племянник Альенде.

По-английски подобные структуры сейчас называются «парамилитари». Мне, собственно, очень нравится это слово, потому что, ну, вот, чем занимаются в данном случае такие вещи? Речь идет о чем-то вроде легальных банд, легализации преступлений. Потому что обычно государство создано затем, чтобы люди не совершали преступлений. В общем, одна из главных характеристик государства – это то, что оно обладает монополией на насилие, и с помощью этой монополии наказывает людей за совершение преступлений.

Ну, вот, некоторые государства в истории (Чили времен Альенде, Германия времен Гитлера, Римская империя времен императора Феодосия, вот, Венесуэла сейчас времен Мадуро) начинают вести себя по-другому. Им хочется уничтожить какую-то группу людей, но самому государству при этом хочется умыть руки. Соответственно, они создают группы титушек или штурмовиков, или парабалани, и, с одной стороны, не наказывают этих людей за применение насилия, а, с другой стороны, вот, говорят, что государство никакого к этому не имеет отношения.

Ну, вот, масштабнейший случай применения штурмовиков в истории – это, собственно, были события, кончившиеся крахом Римской империи и гибелью античной культуры. Вот, замечательные христианские штурмовики, которые там на всем протяжении империи от Рейна до Месопотамии громили храмы, жгли книги. Вот это те люди, которые убили жреца в митреуме Сарребурга. Там он просто бедный жрец, прикованный к алтарю, так его косточки потом и раскопали археологи.

Ю.Латынина: То, что напали на детей, это гораздо важнее даже, чем то, что напали на известную писательницу

А, вот, допустим, на площади в Александрии они женщину-философа Гипатию не просто убили, они, как повествует Гиббон, устричными раковинами долго соскабливали мясо с ее костей, живой. То есть, в общем, нашим есть, куда расти. Наши, которые просто пока еще изгоняют бесов из еврейских детей и зеленкой Улицкую метят. Ну, в общем, там есть еще повод для роста.

Собственно, вот, вообще если меня спросят, кто уничтожил античную культуру, то я скажу, что христианские штурмовики, потому что, знаете, готы стремились покорить античную цивилизацию, а не уничтожить. Они там могли сжигать что угодно, но они, знаете, специально библиотеку в Антиохии как благочестивый император Иовиан не сжигали.

А второй случай массированного применения такого рода добровольцев – это, конечно, маоистский Китай. Потому что, вот, между сталинским СССР и маоистским Китаем была очень важная разница. Потому что в СССР террор был делом рук государства. Там было специально выделено НКВД, которое расстреливало и арестовывало. И, в общем, если, скажем, председатель колхоза в СССР, там, стал бы регулярно забивать ногами людей прямо перед народом, ну, как бы, это выглядело бы странно.

А, вот, в Китае там была, действительно, именно такая схема, там в насилие была вовлечена вся Компартия, боссы которой являлись одновременно начальниками всяких коммун и заводов. Это там было совершенно нормально, если там глава коммуны забивает насмерть плеткой на поле больного человека. И было нормально, если такой глава коммуны говорит матери «Вот, слушай, твоя дочка что-то не то сказала про председателя Мао. Иди ее убей, если хочешь остаться в живых». Значит, мать убивает дочь, после чего ее и остальных детей убивают тоже.

Особенно этот круговорот насилия усилился во время страшного голода, потому что тогда все члены коммун соучаствовали фактически в убийстве других, самых слабых членов, чтобы остаться в живых. И кроме того, они соучаствовали в убийстве тех людей, которые громко говорили, что в коммуне голод.

Ну, собственно, сейчас очень хорошие успехи в делегировании насилия и одновременно вовлечении в него широких народных масс показывают многие исламистские территории. Ну, вот, та же самая Газа под контролем Хамаса. Очень удобная форма для тотального контроля над мыслями. В результате там 6-летние дети пишут о том, как хорошо убивать евреев, и во время операции «Литой свинец» оказывается, что бойцы Хамаса вместо того, чтобы воевать с израильтянами, в подвалах захваченных ими больницы долго, с наслаждением, по нескольку дней пытают и убивают боевиков конкурирующего Фатха. Причем, после этого некоторые из родственников убитых, в общем, вынуждены говорить всем окружающим, что их убили проклятые израильские собаки, и даже верить в это.

Собственно, это такая, важная особенность парамилитари, что они почти никогда не используются против реального врага, который, действительно, угрожает государству. Вот, мне неизвестны случаи использования христианских парабалани против готов или гуннов. Но только против женщин-философов, библиотек и богатых храмов, которые можно ограбить.

Вот, генерал Пиночет, устраивая переворот в Чили, реально боялся, что все те вооруженные банды, которые перед этим регулировали цены, врывались на фабрики, национализировали их, похищали людей, окажут ему усиленное вооруженное сопротивление. А сопротивление, как известно, оказалось минимальным. Ну, причины, видимо, в психологии, потому что вот такой род парабалани – это не воины, это люмпены. Воин настроен на войну, он знает, что его могут убить, уважает противника. А парамилитари – они настроены на безнаказанные грабежи и убийства, они всегда дегуманизируют своего противника. Чем безнаказанней их насилие, тем, собственно, больше их психологическая потребность в том, чтобы считать своих врагов исчадием ада, а самих себя – носителями божественной миссии.

И, собственно, если оценивать степень парамилитаризации государства в баллах от 1-го до 10-ти, то понятно, что современная путинская Россия сильно уступает маоистскому Китаю. Но если сравнивать Россию с нормальным государством, то, все-таки, контраст бросается в глаза, ну, потому что невозможно себе представить, что какие-то люди с молчаливого согласия президента Обамы будут плескать чем-то в лицо Дональду Трампу. И уже совершенно невозможно представить себе, что вот такая банда нападет на школьников-финалистов всеамериканского конкурса только потому, что эти школьники слишком умные, а это противоречит приветствуемому государством тренду всевозрастающего дебилизма.

Собственно, давно путинская Россия пытается экспериментировать в этом направлении. Вот, у нас был такой главный кремлевский идеолог Владислав Сурков. Одним из первых экспериментов, если вы помните, была попытка управления националистами. Эксперимент очень быстро вышел из-под контроля, получилась там банда, которая не только убила Маркелова и Бабурову, но начала убивать федеральных судей. Эксперимент пришлось прикрыть.

А потом был еще другой эксперимент, который оказался не очень удачным и который кончился избиением Олега Кашина. Причем, люди, которые устроили это избиение, которые в нем обвиняются, они сейчас утверждают, что это всё произошло по просьбе губернатора Турчака. Турчака, естественно, не трогают, но, в общем, Путин опять получил такой, неприятный урок о том, что владельцы таких парамилитари в нашем разболтанном государстве под видом любви к Путину будут заниматься персональными вендеттами.

Ну, потом была же, вот, еще замечательная история с попыткой оказания такого рода услуг Кремлю чеченцем. Ну, вот, она кончилась убийством Немцова просто перед Кремлем. Ну, в промежутки мы имели всяких нашистов, которые гонялись за английским послом, там вооруженных добровольцев, которые тысячами хлынули в Осетию за неделю до российско-грузинской войны убивать грузинских фашистов. Донецких шахтеров, которые вдруг обучились сбивать Боинги, ну и так далее.

Ю.Латынина: Особенность парамилитари — они никогда не используются против реального врага, угрожающего государству

Собственно, вот сейчас ДНР и ЛНР – это такая кузница будущих кадров парамилитари. Ну, это, собственно, полигон, где люмпены учатся безнаказанно грабить, убивать, сажать в подвал мирное население, и всё это с благородной целью защиты этого населения от украинских фашистов.

Собственно, вот, нападение на школьников и Улицкую – это очень большие параллели с ДНР и ЛНР, потому что человек, ну, даже люмпен – его не так легко научить убивать другого человека. Даже поднять руку на другого человека ему не так легко, потому что… Ну, хотя бы из чувства самосохранения – а вдруг жертва тебя ударит.

И, вот, нужны для этого тренировки в безнаказанности. Вот, люди, которые там потягивают пивасик в подъездах, которые не имеют работы или, скажем так, работают не в выдающихся местах, вот, когда они тренируются, нападая на детей, они физически запоминают удовольствие от безнаказанной агрессии, удовольствие от того, что их по РЕН ТВ называют активистами, протестовавшими против антипатриотического конкурса. Ведь, ничего так не хочется подонку как быть героем. Больше, чем быть героем, ему хочется только быть безнаказанным.

А, кстати, понятно, что в случае путинской России эта безнаказанность – абсолютная иллюзия, потому что, в общем, организаторам всей этой истории прекрасно известно, что источник человеческого сырья, из которых формируются вот эти люди, нападающие на детей, он совершенно бесплатен, он неисчерпаем. Если фигурант переступит грань, им легко можно пожертвовать, на его место всегда стоит очередь вот такого же сырья, которое жаждет почувствовать себя героями, нападая на школьников.

И еще одна трогательная новость этой недели, которую мало кто заметил. Российские правоохранительные органы по словам главного военного прокурора Сергея Фридинского должны возбудить уголовное дело по факту гибели в Сирии летчика самолета Су-24 Олега Пешкова.

В общем, если американцы со своим Илоном Маском поражают нас техническими новациями, то Россия последнее время поражает мир юридическими новациями. Действительно, это как-то, вот, беспрецедентненько. Вот, сколько тысяч лет воюет человек, я еще ни разу не слышала, чтобы возбуждали уголовное дело по факту гибели воина на войне.

Я так себе сразу представила: представляете, спартанцы после Фермопил собираются на площади и говорят: «Так, ну всё. Мы тут возбудим против этих проклятых персов уголовное дело по факту гибели 300 спартанцев». Или Юлий Цезарь после того, как у него германцы перерезали его легатов, говорит: «Ну всё, Сабин, мы возбудим уголовное дело по факту твоей смерти». Или Август такой после битвы при Тевтобургском лесу: «Ну, Арминий, всё, держись! Из-за того, что ты перерезал легионы Вара, мы возбудим против тебя уголовное дело». Гонорий после разграбления Рима Аларихом: «Мы этого так не оставим! Мы возбудим уголовное дело!» Карл Великий после смерти Роланда: «Мы этого так не оставим, мы возбудим уголовное дело!» Саксы после битвы при Гастингсе в 1666 году: «Мы этого так не оставим! Мы возбудим уголовное дело по факту гибели нашего короля и незаконного вторжения».

Ну, в общем, вы меня поняли. А даже Сталину в голову не пришло возбуждать уголовное дело о вероломном нападении на СССР Гитлера – это пришло в голову только прокурору Фридинскому.

Это совершенно фантастический мир, ну, такой, перевернутый, в котором считается, что по факту войны надо не воевать, а возбуждать уголовное дело.

И последнее, что я хочу сказать, вот, в марте в Сирии погиб спецназовец Александр Прохоренко. Он погиб под Пальмирой. Что он там делал в Сирии, это один вопрос (я их обсуждать не буду), но вот его последние слова: «Я не могу. Командир, я окружен. Они здесь. Я не хочу, чтобы они взяли меня и утащили в плен. Запрашиваю атаку с воздуха. Я хочу умереть с достоинством и хочу, чтобы эти ублюдки погибли вместе со мной. Моя последняя воля – атаку с воздуха. Расскажите моей семье и стране, которых я люблю, отомстите за мою смерть». Странно, да? Прохоренко в последних словах говорит «Отомстите за мою смерть» и не говорит «Пожалуйста, командир, возбудите о моей смерти уголовное дело».

Ю.Латынина: Путин получил урок, что владельцы парамилитари под видом любви к нему будут заниматься личными вендеттами

Еще одна новость – новость о рыбокомбинате Островной. Ну, это тот самый рыбокомбинат, который, если вы помните, прославился на всю страну после прямой линии с президентом Путиным, потому что работники предприятия тогда сказали, что им не платят месяцами зарплату. Вот сейчас гендиректора рыбокомбината Алексея Попова задержали, и даже нашлось некоторое количество работников, которые обратились к губернатору с просьбой, цитирую, остановить кошмар из череды всевозможных проверок, потому что тогда, в общем, их зарплату, мол, вовсе не выплатят и так далее, и так далее.

И, значит, эти 23 человека, всего 23 человека говорят, что всё, вот, взяли всех под арест, всё парализовали, терпение людей закончилось. Мы сами не рады, что пожаловались, и не рады, что позволили себя использовать в чужой борьбе.

Вот это такая, очень интересная штука. Что такое рыбокомбинат Островной на острове Шикотан? Вы можете просто зайти в интернет и почитать отзывы рабочих о работодателе. Это рабство. Вот, других слов у людей, которые там поработали, нет. Они говорят «Рабство», они говорят «ГУЛАГ», они говорят, что страна большая (ну, все-таки, 140 миллионов человек). Есть рекрутинговые агентства, которые получают копеечку за наем человека. Человек туда приезжает и попадает в рабство. Как у Некрасова: «Каждый подрядчику должен остался, стали в копейку разгульные дни». И самое главное, что он даже не может уехать, потому что у него нет денег уехать. Там, страшная еда, страшные условия работы и так далее, и так далее.

Не исключение это. Я могу честно сказать, что я на Шикотане, конечно, не была, но, вот, когда я последний раз была на Камчатке, мне рассказывали массу аналогичных историй про поселки, именно рыбацкие поселки, где население фактически находится в рабстве на вот таких рыбоперерабатывающих заводах. Вот, как в Чечню воровали людей в 1997 году, вот, примерно так это происходит, только через рекрутинговые агентства.

То есть это очень важно, что это не исключение. Это модель. А почему эта модель так построена? Почему эти хозяйства экономят на зарплате? Очень просто: потому что всё равно надо платить правоохранителям. А если после того, как можешь заплатить правоохранителям, не обязательно платить рабочим, то зачем платить рабочим?

И, вот, собственно, видим по этому обращению то же самое. Понятно, что обращение это заключается в том, что этих рабов подговорили выступить со словами: «Знаете, мы вам выплатим, если вы напишете, чтобы от нас отстали». Ну, понятно также, что это обращение рабов, действительно, правда, что правоохранители начали дербанку комбината. Скорее всего, само это обращение к Путину было началом попытки захвата. У этого рабовладельческого хозяйства сменится владелец и всё. И что, собственно, вот у нас новое слово в попытке рейдерских захватов, да? Прямая линия с президентом как способ рейдерского захвата одного рабовладельческого хозяйства другим, будущим рабовладельцем.

А теперь, собственно, несколько очень важных выводов из этой экономической модели. К примеру, а могут ли рабы голосовать? Вот, как они будут голосовать? Или как устроен российский рынок труда? Почему такой дефицит рабочих мест? А потому что есть рабочие места троллей в Ольгино. Вот, есть рабочие места обливать зеленкой Улицкую. Есть рабочие места делить бизнес. Есть рабочие места в Газпроме. А рабочих мест в бизнесе нет, потому что, знаете, Газпром – это не бизнес, это национальное достояние.

Вот, собственно, очень тяжелая история, по которой мы видим, что в результате обращения этих рабочих можно поменять владельца рыбокомбината на Шикотане, но нельзя поменять рабовладельческую модель экономики, потому что она окупается и потому что современная российская система вот в этой части своей, особенно в рыбе, особенно на островах сделана так, что если у тебя есть административный ресурс, ты можешь не платить зарплату. А если у тебя нет административного ресурса, то тебя сожрут. Поэтому зарплату экономически выгодно не платить.

Ю.Латынина: ДНР и ЛНР – это полигон, где люмпены учатся безнаказанно грабить, убивать, сажать в подвал мирное население

Еще одна параллельная новость на этой неделе. В Украине лишили разрешения на работу в Украине Савика Шустера. А у нас в России отбирают у Прохорова РБК за нелицеприятную статью, которую РБК написал о бизнесе дочери президента.

Ну, собственно, вот это параллельная история, в которой виден, с одной стороны, параллелизм происходящего, а, с другой стороны, гигантская разница. Потому что, ну, что произошло у Савика? Очень просто: Савик Шустер посвятил всю передачу оффшорам Порошенко, после этого Порошенко Савика уволил в надежде, что тот придет договариваться. Это решение одного Порошенко. Насколько я понимаю, ни один его медиасоветник и не медиасоветник ему этого не советовал. Савик не пришел договариваться, получился дикий скандал.

Перед этим были истории такого же рода, да? Когда Порошенко хотел уволить Яценюка, тоже все были против, включая США, но таки уволили Яценюка. Причем, как я уже говорила, причина увольнения Яценюка была чисто шкурной, потому что шел вопрос о том, кто будет командовать приватизацией, кто будет делить потоки с Одесского НПЗ и, собственно, кто будет контролировать поставки угля.

Когда о коррупции и бардаке написала Editorial «The New York Times», Порошенко назвал это «заказухой». Перед этим там пытались по этому поводу вызывать американского посла на допрос. То есть это вот какие-то истории, которые происходят в Украине и которые при взгляде в Украину кажутся историями за гранью добра и зла. Потому что вот такая бездна безответственности и искренняя уверенность, что отовраться можно от всего и вся, в общем, в принципе, характерна для авторитарных режимов. А для избранных президентов они кончаются плохо и нет ни единого шанса на то, что Порошенко изберется и на второй срок.

Но! Собственно, там еще что важное вызвало гнев Порошенко, насколько я понимаю? Там же у Савика Шустера интерактивная программа, и народ говорит «Доверяю, не доверяю». И там был на голосовании вопрос о том, хочет ли Порошенко реформировать Генеральную прокуратуру, и, значит, был ответ, что нет, 93% народа не верит, что Порошенко реально способен реформировать Генеральную прокуратуру. Ну, вот, после этого всё и понеслось.

И очень важно сказать, что такая программа, во-первых, вообще невозможна уже сейчас на российском телевидении. Ну, вы можете себе представить, чтобы в студию пришел Навальный, в студию пришел Яшин, в студию пришли другие деятели оппозиции и рассказывали про виолончелиста Ролдугина, а народ при этом в это время кнопочкой голосовал «А, вот, они что больше верят, в то, что эти деньги уворованы или в то, что на эти деньги, как объясняет Путин, Ролдугин героически покупал виолончели или, там, музыкальные инструменты, и это было, в общем, задание отечества?»

То есть, вот, собственно, взятая в украинском контексте история Савика кажется совершенно чудовищной. Но смотрите, она благополучно разрешилась. Скандал. Савик будет работать. На фоне того, что происходит с РБК, нам, конечно, в этой ситуации остается только молчать, потому что… Я даже не буду говорить, что происходит с РБК, я вам просто рекомендую прекрасную колонку Ксении Собчак, которая пишет, что предупреждение Михаилу Прохорову последовало после февральских публикаций о Екатерине Тихоновой. И, конечно, Собчак замечательно пишет о том, что российская общественность, либеральная общественность, что мы как лягушки: что если лягушку сразу бросить в кипяток, она выпрыгнет, а если постепенно повышать температуру, то она сварится. Вот, мы себе потихонечку варимся.

У меня осталась всего минута до перерыва, но я, все-таки, начну новую тему. Некоторое время назад на российские экраны вышел замечательный фильм о Навальном, который агент Фридом и который с помощью Браудера хочет развалить… Вернее, который по заданию Браудера и ЦРУ разваливает российскую власть.

А совсем недавно Консорциум журналистов-расследователей на этой неделе написал, что часть денег, которые были уворованы, тех 230 миллионов, которые были уворованы из бюджета в результате истории с Магнитским, что эти деньги обнаружились, очень небольшая их часть обнаружилась на тех самых оффшорных счетах музыканта Ролдугина, который, как мы теперь знаем из официальных выступлений, выполнял важное партийное задание и то ли покупал виолончели для России, то ли спасал российские телекоммуникационные системы от поглощения проклятым Западом. Ну, в общем, короче говоря, это свой парень и наш человек в Гаване. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Юлия Латынина, «Код доступа». И, собственно, я продолжаю вот эту вот мыльную оперу, которая у нас происходит со списком Магнитского, которая у нас происходит даже не с 2007 года, как сейчас выясняется, а с 2006 года. Потому что вот эта неизвестная, в кавычках неизвестная группа мошенников, которая в итоге облегчила российский бюджет на 700 миллионов долларов, она, напоминаю, действовала еще с 2006 года. И первый раз 107 миллионов долларов она украла из бюджета по той же схеме возврата переплаченного якобы налога на прибыль через компании, которые принадлежали инвестиционному банку «Ренессанс Капитал». «Ренессанс Капитал» торговал через эти компании акциями Газпрома, он их сдал на убой. А контора, в которую он их сдал на убой… «Ренессанс Капитал» не имел, понятное дело, отношения к операции. Значит, вот там что-то интересное произошло, произошли липовые иски, которые генерировали липовые убытки, и документы об этих липовых убытках были представлены в налоговые инспекции №28 и №25, и их начальницы Ольга Степанова и Елена Химина почему-то подписали эти 107 миллионов долларов.

Ю.Латынина: Можно поменять владельца рыбокомбината на Шикотане, но нельзя поменять рабовладельческую модель экономики

После этого госпожа Степанова и Химина подписали возврат уже в следующем году 230 миллионов долларов. Причем, они подписали этот возврат не только в один и тот же рабочий день, что вообще фантастически невозможно (то есть, вот, пришли документы и сразу вышли), но и они подписали это после того, как люди Браудера уже подняли шум о том, что у них при обыске пропали печати компаний, у них при обыске пропали документы компаний, а потом какие-то странные люди, те же самые, которые фигурировали в истории с «Ренессансом», стали подавать заведомо фиктивные иски в питерских судах и других судах о возврате налога на прибыль.

И более того, напомню, что следующая серия случилась уже в 2009-м и в 2010-м годах, то есть уже после смерти Магнитского, когда госпожа Степанова и Химина наодобряли заведомо липовым фирмам возвраты НДС на сумму в 11,2 миллиардов рублей. Только на этот раз деньги шли не через Универсальный банк сбережений господина Клюева, потому что, в общем, такие банки так долго не живут. В новый Бенифит-банк они шли, принадлежащий по всем признакам тому же самому Клюеву.

И, значит, тогда российское правительство вместо того, чтобы расследовать, что же это именно за люди на 700 миллионов долларов облегчили российский бюджет, сказали, что всё это украл проклятый Магнитский, уже после смерти украл.

Потом был список Магнитского (2012-й год). Потом в ответ на него был Закон подлецов. А потом (и, собственно, с этого момента начинается интересная вещь, которую я вам хочу рассказать) был Юрий Чайка, который после расследования Навального в декабре прошлого года заявил, что у этого расследования Навального автор – Браудер.

И дело в том, что почему это Чайка сказал? И он там говорил о каком-то российском бизнесмене, которого сейчас судят в Америке. А этот российский бизнесмен был Денис Кацыв, сын Петра Кацыва, экс зам губернатора Московской области. В рамках списка Магнитского у него на его недвижимость гигантскую в Нью-Йорке был наложен арест.

А в чем была проблема господина Кацывы и почему он пострадал в рамках списка Магнитского? Вы будете смеяться, господин Кацыв был абсолютно не при делах. Единственная его проблема заключалась в том, что когда он выводил деньги из России, то они проехались в той же грязной стиральной машине, которую использовали фигуранты из списка Магнитского.

То есть, вот, собственно, тогда, когда я увидела этого выступающего Чайку, я заподозрила, собственно, основную причину, по которой наши российские власти так странно не могут узнать, кто украл 700 миллионов долларов из российского бюджета. Они не могут узнать, подумала я, не потому, что эти люди какие-то очень сильно высокопоставленные, а просто потому, что ту же самую контрабандную денежную тропку, которую использовали эти люди, использовали совершенно другие люди.

И, собственно, действительно, на этой неделе это подтвердилось, потому что, собственно, то, что сказала… Господин Ролдугин попал абсолютно в ту же самую ситуацию, как и Кацыв. Значит, то, что написано, что Ролдугин получил деньги от оффшорной компании в то самое время, когда эта оффшорная компания была использована для кражи 230 миллионов вот этих долларов.

То есть еще раз повторяю, не то, чтобы Ролдугин как-то был причастен к этому, а, вот, в одну и ту же стиральную машину они заложили свое грязное белье.

И еще одна вещь очень смешно связалась, потому что вот все эти публикации про агента Фридом (Навального), которые показывали по российскую телевидению, вы не поверите, откуда это. Это всё из того же иска Кацыва. Потому что, вот, когда Кацыв стал защищаться, то там его представители защиты представили совершенно потрясающие показания под присягой журналиста Олега Лурье. Это тот самый журналист Лурье, который сидел в тюрьме по обвинению в вымогательстве денег у сенатора Слуцкера. И, значит, журналист Лурье дал в нью-йоркском суде, внимание, показания под присягой, что когда он сидел, к нему подошел Магнитский. Магнитский подошел к Лурье два раза. Сначала он рассказал Лурье, как он крал деньги из бюджета. А второй раз он подошел и сказал, что он боится, что им пожертвовали. Короче говоря, он тут чуть ли не прямым текстом сказал, что Браудер его теперь, вот, убьет.

Ю.Латынина: Предупреждение Михаилу Прохорову последовало после февральских публикаций о Екатерине Тихоновой

Значит, где-то это Лурье рассказал на какой-то передаче, и после этого… Это всё показания Лурье в нью-йоркском суде. К нему пришли агенты Браудера, предложили ему гигантские деньги, 100 тысяч фунтов, чтобы он рассказал всё это по-другому, чтобы он рассказал, что Магнитского убила система правосудия. Господин Олег Лурье этот разговор записал, и этот разговор тоже представлен в нью-йоркский суд. Там, например, агенты Браудера заявляют на пленку, что Браудер манипулирует американскими судами. А в другом месте там Лурье тоже рассуждает, что, оказывается, Брауде нанял не только Навального, но и Марка Фейгина, адвоката «Pussy Riot», и что «Pussy Riot» — это там вот… Дальше господин Лурье говорит, какие-то нехорошие девочки, как они, значит, оскорбляют моральные ценности. И когда доходишь до этого места и начинаешь это читать, то не понимаешь, кому это адресовано. Вот, неужели это адресовано нью-йоркскому судье, которому сообщают, что Браудер манипулирует нью-йоркскими судами?

И, собственно, почему я говорю об этой истории? Потому что Лурье параллельно в своих блогах писал, что он видел те примерно документы, которые были показаны у нас по телевидению, видимо, о том, что Навальный – шпион.

И, собственно, всё это было написано господином Лурье еще давно. И, собственно, эти документы поразительные в нью-йоркский суд были поданы еще давно. А всплыло всё это только сейчас, через несколько месяцев после того, как это сказал Чайка. И, видимо, это, действительно, всё всплыло с Панамским оффшором, потому что надо как-то защищаться и надо перебивать информационный поток.

Еще раз, я прошу вас, все-таки, обратить внимание, что дело не в том, что господин Ролдугин как-то участвовал, какой-то там миллион из 230-ти попал Ролдугину, а в том, что эти ребята проехались в одном и том же грязном автобусе. Что, конечно, да, вот, как-то задумываешься о несправедливости в том числе и американского правосудия. И самый главный вопрос, а не грозит ли Ролдугину то же, что сейчас Кацыву, причем не по делу?

К международным новостям. Юнеско приняла резолюцию, согласно которой Храмовая гора в Иерусалиме является эксклюзивной мусульманской святыней и не имеет никакого отношения к еврейскому народу и еврейской религии. Стена плача называется в этой резолюции «Площадь Аль-Бурак». Юнеско утверждает, что Израиль зарывает фальшивые еврейские могилы на месте мусульманских, и превращает подлинные исламские останки в так называемые еврейские ритуальные места для омовения.

Предложена эта замечательная резолюция кучей исламских государств, в том числе Судан, который, напоминаю, было террористическое государство, которое укрывало Бен Ладена. 33 страны проголосовали «за», включая Францию, Россию, Испанию и Швецию. Ну, США или, там, Германия, или Великобритания – они, естественно, проголосовали против.

Ну, помимо того, что позорно поддерживать резолюцию, внесенную террористическим государством Судан, которое принимало у себя Бен Ладена, я, все-таки, хочу напомнить нашим российским дипломатам, что если они протестуют против переписывания истории, то любое переписывание истории Второй мировой войны, независимо в каком направлении, просто несравнимо с историей о том, что, оказывается, знаете, Храмовая гора в Иерусалиме не имеет никакого отношения к еврейскому народу.

Вот, я читаю Библию, как Соломон воздвиг храм. Вот, я читаю Третью Ездру, как его разрушили. Вот, я читаю Евангелие от Марка: «И когда выходил он из Храма, говорит ему один из учеников его: «Учитель, посмотри, какие камни и какие здания». Иисус сказал ему в ответ: «Видишь сии великие здания? Всё это будет разрушено, так что не останется здесь камня на камне».

Слушайте! Наши дипломаты проголосовали за то, что Евангелие от Марка – подделка! Не то, что, знаете, какой-нибудь там Иосиф Флавий подделка или Первая книга Маккавейская подделка.

Вот, как там… У вас есть книжка, Библия называется. Что там случилось после смерти Иисуса? Ответ: «Разодралась завеса во храме». Я б вообще сказала, что это сильно. Я поздравляю наш персонал ООН с такими открытиями историческими.

Ну, и это, конечно, к вопросу о том, куда катится Европа и что из себя представляет международная бюрократия, выдающимся образцом которой является Юнеско. Недаром Сталин так хотел учредить ООН (Сталин был прав).

Ю.Латынина: Все эти публикации про агента Фридом (Навального), вы не поверите, откуда это. Всё из того же иска Кацыва

Ну, вы знаете, вот, я как-то после своей юго-азиатской поездки спокойнее стала относиться к проблеме заката Европы, потому что у нас как-то достаточно европоцентричное сознание, и нам всё время кажется: а что будет, если Европа накроется медным тазом? Она накрывается медным тазом.

Но дело в том, что помимо Европы и Америки, которая, ну, конечно, еще не накрывается медным тазом, но есть тоже некоторые признаки (в смысле политкорректности), есть еще, например, такая замечательная страна, которая называется Китай, которая совершенно не страдает политкорректностью. И есть еще много стран Юго-Восточной Азии, которые, вы будете смеяться, тоже не страдают всеми этими деструктивными мемами.

Вот, я как-то не говорила о своей юго-восточной поездки и это зря. И я сейчас хочу восполнить, и я хочу сейчас рассказать о самом духоподъемном зрелище, которое мы видели во время этой поездки с родителями. Это Вьетнам. Ну, точнее мы были в Сайгоне и его окрестностях. Ну, точнее, Сайгон сейчас называется Хошимином, его после победы коммунистов переименовали, как водится, именем великого и могучего утеса.

И, вот, город Сайгон – он стоит на речке Сайгон. И так получилось, что мы вплывали в речку Сайгон рано утром, и по обеим сторонам тянулись такие, мангровые заросли, абсолютно девственные. Ну, вот, как (НЕРАЗБОРЧИВО), в которых в 70-х годах прятались доблестные вьетконговцы. И такой, единственный след был присутствия человека, очень такие, древние рыбацкие челна на реке.

И, вот, мы с родителями смотрели на них и весело зубоскалили, что, вот, мол, ну, за что боролись, на то и напоролись. Вот, хотели строить коммунизм, построили. На дворе – XXI-й век, здесь коммунизм и долбленки, распишитесь в получении. Как заказывали.

А потом мы так плывем себе мимо грузового крана… Такой, одинокий грузовой кран. Он выглядит прилично. И мы с родителями гадаем о том, от французов остался или от американцев, или от уже Советов? А потом мимо плывет второй кран, третий кран плывет, элеватор. И, вот, как-то это всё выглядит слишком новеньким, чтобы сохраниться с советских времен. Потому что, знаете, у нас с советских времен такие элеваторы уже давно стали развалинами и, там, и не в таком жарком климате, где всё разваливается с удвоенной скоростью.

А потом мы видим совершенно гигантские гроздья высоковольтных проводов, новенькие высоченные фермы. Стало ясно, что это всё свежее. А потом мы видим Сайгон. Там такие первые небоскребы, вполне приличные развязки. Краны, причем везде краны, грузовые краны. Вот, баржи какие-то, губошлепы какие-то речные, краны-краны, пристани. Кран – это очень верный признак стремительно развивающейся экономики. И, в общем, Вьетнам, действительно, походит на то, чем Китай был лет 20 назад и Гонконг лет 40 назад.

Потому что, вот, Сайгон в свое время был прекрасно спроектирован французами, этот город был рассчитан на 2 миллиона человек. Сейчас в нем, естественно, живет 10. На эти 10 приходится 5 миллионов мопедов. Ну, значит, на каждом мопеде по 3-4 человека, и такая типичная картина: пара едет, в середине сидит ребенок и еще ребенка держат подмышку.

Грязный город, не без того. Но, вот, по отзывам 20 лет назад в нем вообще не было ничего кроме грязи. Потому что я как-то ошарашила, вернувшись, своего собеседника, что утром бегала в Сайгоне по набережной. А он так, открыл рот и говорит: «Там же нет никакой набережной». Я говорю: «Да нет, что вы. Там старые набережные, еще французы построили. От реки Сайгон до реки Меконг идет канал, на всем протяжении его в городе идет набережная». И выясняется, что когда коммунисты были, набережная куда-то делась. А теперь она, в общем, опять есть. Причем, такая деталь, знаете, на ней практически нет собачников, потому что еще не выросло благосостояние общества. Нет людей, которые бегают, а довольно многие делают утреннюю зарядку. Причем, мужики такие, необыкновенно гибкие – они вьетнамские, они гнутся как 12-летние девочки.

А если выехать за Сайгон, начинаются рисовые поля. Причем, вот есть такое замечательное местечко Филиппины, о котором я тоже вам расскажу, в котором земля просто не возделанная, потому что она принадлежит крупным латифундиям. А во Вьетнаме возделан каждый кусочек. И, вот, поскольку урожай снимают 3 раза в год, то поле можно сеять в любое время. И очень удивительная история, потому что одни поля убраны, другие уже затоплены, а на третьих уже высокий рис. И прямо посреди полей могилы предков.

Могилы предков – это вообще была такая, специальная вьетнамская уловка, потому что, ну, когда на поле могилы предков, то поле, во-первых, не продашь, а, во-вторых, не отнимешь. То есть это был такой средневековый сертификат собственности: «Вот мое поле, а вот мой предок».

Ну, понятно, что в 70-е годы после победы славных и великих борцов с американской кровавой буржуазией поля отняли, на предков не посмотрели. В стране, где снимают урожай 3 раза в год, начались карточки. А после того, как в 90-е годы колхозы отменили, то в этом году Вьетнам обгонит Таиланд в качестве мирового лидера по производству риса. Плюс стремительно растущий город, плюс масса новых производств, со страшной силой рванувших во Вьетнам, где дешевая рабочая сила. То есть вот такая, бедная страна, но прущая вверх со страшной силой.

Это я не к тому, что во Вьетнаме всё хорошо, потому что, например, в этой стране до сих пор госзакупки, госцены. Весь рис скупает государство по смешной цене. Компартия коррумпирована, всё (НЕРАЗБОРЧИВО) население. В Сайгоне недостаток жилья, цены такие, что люди впятером-вшестером снимают угол. Ну, вот, оказалось, что достаточно распустить колхозы и разрешить частную собственность, и люди всё сами сделают остальное.

Собственно, о чем я хочу рассказать? Что в середине Сайгона стоит очень мрачный, очень печальный памятник. Сейчас он называется «Дворец воссоединения», а раньше это был президентский дворец. Был построен он после 1962 года, потому что, собственно, прежний построенный французами разбомбили. И вот это такой дворец – это история немой агонии.

Потому что я напомню, как пал Сайгон и, кстати, пользуясь случаем, прорекламировать, кажется, неделю назад был потрясающий пост Андрея Илларионова на эту тему. Но я сейчас не о посте Андрея Илларионова, а о своих личных впечатлениях.

Сайгон пал очень просто. Были в 1973 году подписаны парижские соглашения, из которых следует, что обе стороны прекращают войну. Американцы ушли, вывели войска из Вьетнама, после этого спокойно вьетконговцы начали наступление, поддержанное всей мощью того оружия, которое им было дано Советским Союзом. То есть, собственно, это, кстати, к вопросу о Минских соглашениях: вот, на что Путин надеялся, подписывая мирные соглашения? Вот так это просто. Вы подписываете с заведомо недоговороспособным противником соглашение, вы его соблюдаете, а противник после этого начинает наступление.

И, вот, собственно, вот во дворце этом видна история небольшой страны, которая была покинута и предана всеми, в первую очередь своими американскими союзниками. История генерала Тхео, который пытался остановить неостановимое, абсолютное зло, наползающее на страну.

Кстати, генерал жил очень скромно. Мы привыкли, что диктатор – это там потолки, лепнина, золото. Вот, военный диктатор Южного Вьетнама спал на железной койке. А вообще большая часть дворца находилась под землей, в бетонном бункере. Он, знаете, набит такой, совершенно устаревшей техникой. Вот, все эти передатчики громоздкие, шифровальные машинки, старые штабные карты на стенах.

И вот на этот бункер, на эти зеленые поля с могилами предков, на этот старый Сайгон, спроектированный еще французами, надвигался Мордер. Этот Мордер именовал себя Царством света.

Потому что маоистский принцип эффективности насилия был доведен вьетконговскими партизанами до совершенства. Правила игры были очень простые. Если село сдало партизан, село вырезают. Если село помогает американцам, его вырезают. Если помог или сдал кто-то один, то всё село вырезает его одного, прежде чем всё село вырежут партизаны.

Вот, была такая штука «Резня в Хюэ» – это было в 1968 году. Тогда американские войска совместно с южновьетнамскими силами освободили город Хюэ, который всего на 26 дней был захвачен северянами. И они обнаружили, что за это время было уничтожено несколько тысяч человек, около 6 тысяч человек, причем со следами чудовищных пыток, включая женщин и детей.

Ю.Латынина:Такие страны как Россия оказываются в положении, когда у них такой Исламизм-лайт, где Путин вместо Аллаха

Есть знаменитая фотография – она сделана прогрессивным журналистом Эдди Адамсом. На этой фотографии вьетнамский генерал Нгуен Нгок Лоан стреляет в висок связанному человеку. Обошла весь мир, стала символом произвола кровавых пособников американского империализма. А потом, спустя много лет, прогрессивный фотограф Эдди Адамс не выдержал и признался. Он сказал, что человек, в которого стреляет Лоан, это начальник вьетконговского батальона смерти, который только что вырезал всю семью подчиненного Лоана. Всю. Включая 80-летнюю старуху-мать. Там случайно недорезали 10-летнего мальчика.

То есть это я не к тому, что хорошо стрелять в связанных людей, а к тому, что вьетконговцы демонстрировали абсолютную эффективность насилия. Это была кампания тотального террора, и прогрессивная американская общественность называла этот тотальный террор борьбой угнетенного народа за свободу. А всякая попытка противостоять этому тотальному террору была кровавый беспредел.

И почему я говорю об этом? Потому что, вот, за пределами этого мрачного памятника, который напоминает о том, что насилие эффективно, начинается город, который свидетельствует, что насилие не эффективно. Потому что, ну, когда американцы уходили, за ними плыли сотни и тысячи лодок, плотов, бревен. Вот, люди плыли вплавь, они плыли за ужасными колониалистами, спасаясь в чем они были от борцов за свободу. Сколько потонули, неизвестно. Неизвестно, сколько потом было убито, потому что они ж не попадали ни в какие тюрьмы – они попадали в воспитательные лагеря. Поскольку страной до сих пор правит Компартия, неизвестно, сколько погибло от перевоспитания. Но, в общем, некоторые историки оценивают масштабы резни в 250 тысяч человек. Число людей, которые погибли при попытке спастись, 200-400 тысяч. А в лагеря перевоспитания отправлены были 2 миллиона человек.

И, вот, оказывается, спустя 20 лет, что насилие неэффективно. Насилие может выиграть войну, заставить село поддерживать партизан, насилие может даже внушить полезным идиотам, что они мир и правда. Насилие не может обеспечить даже в стране, где с полей собирают урожай 3 раза в год, экономику без продовольственных карточек.

И, вот, оказывается, что по той самой реке, по которой плавали американские войска, проигравшие тотальному террору, плывет американский пароход, набитый американскими туристами, а, вот, гид из Северного Вьетнама, который нас по всему этому делу водил и рассказывал нам о том, как СССР помог его родной стране освободиться от империалистов, он каждый год участвует в лотерее, потому что мечтает получить Гринкарту и надеется уехать в США.

И, собственно, на этой ноте я завершаю, потому что ровно то, что я хочу сказать о том. Как-то всегда в человеческой истории, несмотря на торжество деструктивных мемов на отдельном ее участке, всегда оставались другие конкурирующие страны, в которых продолжала теплиться цивилизация. И, вот, мы привыкли смотреть на Европу, на которую наступает воинствующий ислам и на которую наступает политкорректность. Мы привыкли ужасаться резолюциям типа той, которую принимает Юнеско. Мы привыкли смеяться, там, глобальное потепление, ГМО, все эти деструктивные мемы, которые уничтожают Европу вместе с бюрократией. И я уже не говорю о том, что постфактум, поскольку свободный мир сейчас не в состоянии защищать свою свободу, он тем более не в состоянии защищать и чужую. И такие страны как Россия, которые, к сожалению, уже являются странами третьего мира, они оказываются в том положении, когда у них, ну, вот такой вот Исламизм-лайт, когда у них Путин вместо Аллаха. Когда у нас виолончелисты, оффшоры, когда всякая попытка об этом рассказать оказывается антипатриотичной штуковиной.

Но проблема-то заключается в том, что мир давно стал глобальным и что в этом глобальном мире существует не то, что не только Россия, Европа и США, а в нем существуют такие страны как Австралия, как Новая Зеландия, как Япония, которые не склонны особенно к политкорректности. В нем существует гигантская развивающаяся Юго-Восточная Азия, некоторые страны которой, ну, например, тот же самый Китай по уровню технологий, к сожалению, уже и несопоставимо обогнали Россию, которую Китай называет медленно тонущим кораблем.

А это значит, что человеческая цивилизация всегда останется жива. И даже если случится что-то очень страшное с Европой (а я боюсь, что с Европой случится что-то очень страшное, хотя и не скоро), то это будет только проблема Европы, это не будет проблемой человечества.

Всего лучшего, до встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире