'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 16 апреля 2016, 19:06

Ю.Латынина Добрый вечер. Юлия Латынина, +7 985 970-45-45, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. И у меня куча вопросов, на которые я сейчас объясню, почему я не буду отвечать. Потому что у меня есть куча вопросов про прямую линию президента и другая куча про выборы. То есть я не знала, что у нас есть выборы, но, вот, слушатели подсказывают.

Так вот почему мне кажется достаточно глупо по этим темам говорить. Потому что вот это, все-таки, тепловые ловушки, которые отстреливает власть, чтобы мы говорили об этом, а не о чем-нибудь другом. Это хвост собаки Алкивиада. По-английски это теперь называется «electronic counter-countermeasure».

Вот, есть реальные события, на мой взгляд. Условно говоря, там, есть доклад Навального о Чайке и Цапках. Есть там виолончелист Ролдугин. Есть 230 миллионов долларов, которые были украдены из российского бюджета, а в ответ приняли закон подлецов. Вот эти вещи существенно обсуждать. А нам говорят «А давайте вместо того, чтобы поговорить о том, как украли 230 миллионов долларов, а давайте поговорим, вот, что Навальный шпион или не шпион Браудера? А давайте поговорим, о чем там рассуждали Касьянов и Пелевина в постели? А давайте поговорим о Крыме, о Донбассе, о Сирии, о пресс-конференции президента?» Я должна честно сказать, что нам устраивают большие вещи, большие хеппининги, чтобы мы не говорили о том, что нужно говорить. Потому что, например, чтобы не говорили о 230 миллионах долларов, устраивают закон подлецов, чтобы не говорили о списке Магнитского. Устраивают Сирию, чтобы не говорить об экономическом крахе.

Ну, с моей точки зрения, говорить обо всем этом – это, все-таки, вестись. Потому что время маленькое жизни, эфира еще меньше. И даже если не говорить о каких-то важных вещах, которые совершаются в мире и которые гораздо важнее того, что происходит в маленькой, к сожалению, с экономической точки зрения России сейчас, то всё равно есть более существенные вещи, чем то, что сказал и не сказал на линии президент.

Вот, у нас там который уже месяц сидит под домашним, правда, арестом владелец Домодедово Каменщик. А двое из его людей, между прочим, сидят не под домашним арестом, а нормальные, обычные менеджеры, которые не совершили никакого преступления, сидят в свинских условиях в тюрьме. Мы все понимаем, что такое тюрьма, как она ломает человека.

Еще одного, третьего человека, женщину – ее забрали и утащили в эту тюрьму прямо из больницы, где оперировали ребенка. Вот, в каком? В 2011 году совершился теракт. Вдруг следователь Дубинский внезапно прозрел через столько лет, что, все-таки, в теракте был виноват у нас Каменщик. Вот, почему-то в Брюсселе не считают, что в теракте, совершившемся в брюссельском аэропорту, кстати заметим, при таких же совершенно условиях, был виноват менеджер аэропорта. Хотя, кстати, министр транспорта в Бельгии только что ушла в отставку именно по этому поводу.

У нас никакие министры в отставку не ушли, никакие фсбшники в отставку не ушли. У нас нам никто не объяснил, как получилось так, что террорист, входивший в группу, которая перед этим (часть этой группы) случайно взорвалась во время другого теракта, вернее, во время подготовки к теракту, и следствию достались все концы, включая мобильники, включая адреса, и следствие даже не сказало, что этот взрыв был терактом. У нас никто не объяснил, как при таком следствии и такой милиции, и таком ФСБ у нас в теракте в аэропорту Домодедово виноват Каменщик.

А вы знаете, между прочим, что продолжает следствие делать? Мало того, что оно за 2 месяца его не допросило. Так там они когда, вот, только что продлили срок содержания под домашним арестом, они сказали, что мы тут… «Вот, наши дальнейшие следственные мероприятия – мы собираемся в рамках дела наложить арест на имущество». Арест на имущество в данном случае аэропорт.

У нас есть пострадавший, у нас есть господин Бастрыкин — говорил, что во всем мире платят, там… Говорил, что в Америке платят по 5 миллионов долларов пострадавшим.

Там в этом деле 210 пострадавших. А умножим на 5 миллионов, получается миллиард. Вполне за этот миллиард можно конфисковать аэропорт Домодедово и сказать «Слушайте, да как хорошо!» Ну, продать его каким-то… Я не знаю, кому его там будет продавать адвокат Трунов или кто этим делом у нас занимается. Ротенбергам продать, еще кому-нибудь – покупатель найдется. Вот, виолончелист Ролдугин возьмет, может быть.

Ю. Латынина: Когда даже прокуратура говорит, что «Извините, дела нету», Следственный комитет говорит «Нет, дело есть»

Это серьезнейшая история, что по никакому обвинению сидит владелец крупного аэропорта, крупного бизнеса, который весь построен своими руками, весь построен от А до Я. И, вот, в тот момент, когда даже прокуратура говорит, что «Извините, дела нету», Следственный комитет говорит «Нет, дело есть». Они не могут объяснить, в общем-то, каким это образом, что там оказание опасной услуги. Каменщик оказал опасную услугу. Каменщик оказывал эту услугу точно так же, как ее оказывают в аэропортах всего мира, потому что в аэропортах всего мира нету рамок на входе. Каменщик оказывал эту услугу точно так же, как был написан в это время российский закон и подзаконные акты, потому что в это время закон и подзаконные акты не предусматривали рамок сплошной проверки в аэропортах на входе. Более того, даже если бы они ее предусматривали, то проверять должны были бы менты, а не Каменщик. Ну, не может Каменщик отвечать за все непредотвращенные теракты в России.

Точно также вина Каменщика за этот непредотвращенный теракт ровно такая же, как вина всех нас. Вот, никто не спрашивает с Якунина, что у него что-то там на вокзалах взрывалось. Никто не спрашивает с владельцев Метрополитена, что у них взрывалось метро (вернее, не владельцев, а менеджеров метрополитена). Но поскольку аэропорт Домодедово – это частное мероприятие, то, вот, наш Следственный комитет решил, что оно слишком хорошее предприятие. Я не знаю, что они там решили и какой их дальнейший план действий. Я только знаю, что при продлении нам сказали, что «Вот, вы знаете, а следующее – это арест имущества в рамках того, чтобы как-то удовлетворить потерпевших».

Вот, обыски у Прохорова только что были в Онэксиме. Вот, сразу начали как-то идеализировать, рационализировать: «Это, наверное, из-за РБК – он, наверное, там позволил себе лишнее». Ну, какое Прохоров позволил себе лишнее? Прохорову палец покажешь – он продал бы вам этот РБК, еще приплатил бы и так отдал, если бы его вызвал к себе Путин. Скорее всего, это всё наши вот те же самые следственные органы, которые… Знаете, у них уже в связи с экономическим кризисом полное произошло счастье в душе, полной нирваны они достигли. И там они, вот, по поводу этого банка Таврический честно, как вот это и происходило, они говорят, что это по поводу банка Таврический. Вот, я верю, что это по поводу банка Таврический. А почему не прийти к Прохорову? Как раз ровно в день, когда президент рассказывает по прямой линии, говорит про внутреннюю экономику, как там надо развивать бизнес.

Вот замечательная история другая. Ну, на этот раз мне злорадно: арестовали человека по фамилии Михальченко. Уже давно арестовали, из Питера притащили, предъявили какую-то там смешную историю. А Михальченко – это большой человек в Питере. Это, знаете, он был не то, что с фсбшниками вась-вась, это его чуть ли не называли таким, ночным губернатором города новым.

Там достаточно сказать, что стоянка перед ФСБ… Кажется, частное предприятие Михальченко обслуживало эту стоянку. И так далее, и по тому списку.

В данном случае мне просто ехидно, потому что это называется из серии «Ну что, сынку, помогли тебе твои ляхи?» Но какие же они там пауки-то в бочке дерутся – интересно же хотя бы это.

Или дивная вещь. Небольшой городок Пестово, Новгородская область. Гаишники избили мужика, а потом его беременную жену. Просто так избили – он по обочине шел, он ничего не нарушал. Они вышли, стали бить. Женщина беременная стала снимать. Они даже не обращали внимания, что она их снимает – им это казалось неважным. Правда, они потом ударили ее еще ногой в живот. И так, оказывается, у них было много раз.

Они очень удивились, когда против них возбудили какое-то дело. Я не знаю, чем это дело закончится – они, наверное, теперь попадут под раздачу. Ну, просто у нас в России такие гаишники.

+7 985 970-45-45. И вместо того, чтобы обсуждать всё это, ну, давайте там обсудим, как Путин опять, я не знаю, прислал портрет девочки или приказал заплатить зарплату какому-то там предприятию бог знает где на Дальнем Востоке. Кстати! О зарплате-то, которую заплатили. А, вот, в прошлом году тоже работники строящегося космодрома «Восточный», который должен был быть еще в прошлом году закончен, Путину жаловались, что у них зарплату не платят месяцами. Ровно в тот день, когда была эта прямая линия, арестовали того человека, который в прошлом году Путину жаловался. Согласитесь, это уже полный какой-то распад власти. Да, мы, получается, можем воевать в Сирии, да, мы, получается, можем устроить Донбасс, но космодром «Восточный» построить или хотя бы сделать так, чтобы там рабочим зарплату платили, мы не можем. Мы только можем, правда, посадить тех рабочих, которые жалуются, что им зарплату не платят.

Так вот. Все-таки, о вещах более, на мой взгляд, интересных. Хотя, к пресс-конференции парочку раз тоже вернусь.

Для меня новость №1 – это история со Всемирным антидопинговым агентством WADA, которое в этой неделе вдруг сказало, что мельдоний допустим, если его показатели в допинг-пробах не превышают, по-моему, 1 грамм чего-то и так далее чего-то.

Значит, я очень рада, что вернулась к этой теме, потому что вообще, к сожалению, я много раз обращала ваше внимание, что такой информационный поток большой, что всё время комментируешь новые вещи, а надо вернуться к старым. Потому что, что означает признание WADA? Это не имеет никакого отношения к тому, как устроен российский спорт, к допингу в российском спорте. Это означает, что WADA призналась, что они козлы. Потому что когда-то давным-давно WADA возникла, действительно, со святой задачей. Потому что был олимпийский спорт… Я не буду комментировать вообще то, что я думаю про профессиональный спорт, я вообще не знаю, зачем людям соревноваться в том, как они выше бегают и как они дольше прыгают, потому что всё равно ни один из них не прыгнет выше кузнечика или блохи. Кто у нас там чемпион среди животных по прыжкам? Если мерить собственным ростом, по-моему, блоха. Так вот всё равно человек выше блохи не прыгнет.

А, все-таки, с моей точки зрения, надо как-то соревноваться в тех вещах, которыми мы от блохи отличаемся, ну, например, в том, что касается интеллекта. Ну, ладно: соревнуются и соревнуются.

Значит, поскольку все хотели быть лучше, стали колоть себе всякую гадость. Первые меры по этому поводу были приняты к случаю – не надо колоть всякую гадость, тем более что это портит здоровье. Постепенно из этого выросла WADA. А любая бюрократия – она живет сама по себе, она, раз будучи созданной, не исчезает.

А дальше начали возникать проблемы, потому что, например, появлялась… Там, нагрузки на спортсменов реально становились всё больше. Появилось всё больше препаратов, многие из которых, вы будете смеяться, были, действительно, не вредны. Один из них, кстати, мельдоний. И это уже мы вторглись в тот момент, когда начались уже очень непростые истории о взаимодействии фармакологии с человеческим организмом.

Я вам скажу одну очень простую вещь. Проблема в том, что взаимодействие человека… Вот, фундаментальная проблема одна из, что взаимодействие человеческого организма и разных субстанций, которые ему помогают, ему нравятся и что-то в нем там, чему-то внутри этого организма способствуют, она, на самом деле, очень сложная. И мало кто об этом задумывается, но дело в том, что когда человек, еще не будучи человеком, потому что это произошло где-то миллион лет назад (а нам с вами 140 тысяч лет как виду)... Так вот, когда человек, еще не будучи человеком, начал использовать огонь для приготовления, обжаривания кусков мяса, то, как ни странно, это в первую очередь было связано… Я не могу назвать наркотической зависимостью, но это было связано с тем фактом, что это жареное мясо, в котором частично обработанные белки, частично обработанные другие вещи, оно доставляло больше удовольствия при поедании. Оно, конечно, усваивалось лучше, но в том числе оно раздражало в мозгу те рецепторы, которые сигнализировали «Это классно, это вкусно».

Поскольку мы сейчас физически уже устроены так, что не можем есть сырой пищи, потому что, вот, за нами этот миллион лет эволюции и потребления пищи, которая была приготовлена, то в этом смысле человек в отличие от обезьяны, в этом смысле он потомственный наркоман. Хуже того, я вам скажу, знаменитая Неолитическая революция (это когда человек начал сажать зерновые) – она связана абсолютно с тем же самым, потому что можно сказать, что человек начал сажать зерновые, потому что обнаружил, что когда эти зерна готовишь на костре, это вообще такой кайф дает! Попробуйте сгрызть зерно, которое не на костре, и попробуйте съесть сваренный – у вас будут совершенно разные ощущения в мозгу кайфа.

Ю. Латынина: Мы на пороге ситуации, когда обычный человек будет кушать лекарства чтобы оставаться здоровым

Более того, я вам скажу, что является совершеннейшим наркотиком с точки зрения того, насколько оно большое дает удовольствие. Это сахар. Вот, когда сахар распространялся в Европе, когда он сначала продавался в лавках как лекарство и когда потом на нем стали делать миллионные состояния, и когда потом это всё стали выращивать на гигантских плантациях, то, извините, я не знаю, конечно, я никогда не проверяла, как там люди зависят от коки (конечно, они зависят больше и так далее), но, извините, с точки зрения вот того, какое удовольствие доставляет сахар при поедании, это типичный наркотик. О чае, кофе и так далее я не говорю.

То есть я к тому, что у человека очень сложная, запутанная история со стимуляторами. И когда началась эпоха химических стимуляторов, это сначала было очень плохо. Но сейчас мы уже стоим на пороге той ситуации, когда не то, что спортсмен с его сверхнагрузками, а просто обычный человек будет кушать и уже начинает кушать лекарства не потому, что он болен, а для того, чтобы оставаться здоровым. Это важная вещь, и я вам предсказываю, что лет через 30-40, ну, люди уже в 30 лет будут горсть лекарств есть и ничего страшного (они просто жить дольше будут).

И это я к тому, что, вот, на этом фоне спортсмены, конечно, передовой отряд человечества, который экспериментирует со своими организмами. Еще раз повторяю, не всегда только в минус. И вот на этом фоне WADA начала пролетать со страшной силой, потому что они запретили этот несчастный мельдоний, который производится, заметим, в Латвии, то есть не где-то там в Китае, только на том основании, что некая американская ассоциация… То есть заметим, даже не сама WADA, а некая американская ассоциация Partnership for clean competition сказала, что «Вы знаете, вот, мы тут проверили 8300 образцов мочи, и в 182 из них обнаружили мельдоний». То есть не было ни малейшего вопроса там выяснить, как действует мельдоний на организм, является он сильным или слабым стимулятором, вреден ли он в конечном итоге или нет. Причиной запрета WADA, вдумайтесь, стало даже не исследование, проведенное самой WADA, стало конкретное расследование конкретной лоббистской организации, которая представляет интересы спортсменов, которые употребляют вместо мельдония L-Карнитин, который, кстати, этой самой FDA разрешен.

Это было бы еще ничего, но дальше на несчастье WADA первым делом попалась Шарапова, которая спортсменка, которая имеет миллионные контракты, которая не российская спортсменка, а, на самом деле, американская, которая ведет себя по-американски. Она тут же всё признала, но сказала «Извините, я даже не видела». WADA тут же громко закричала «Да нет! Вы знаете, мы ей всё прислали, она всё знает».

Тут уж Мария Шарапова не выдержала и сказала «Извините, да, мне присылали. Но, вот, для того, чтобы прочесть одно из ваших писем…» А оно там было оформлено как типичный спам. И для того, чтобы добраться до вопроса о том, где запрещен мельдоний, там надо перейти по ссылке, перейти по другой ссылке, ввести свой пароль, опять перейти по ссылке, ввести пароль и так далее, и так далее.

То есть возник вопрос: «Ребят, а если вам этот мельдоний был так дорог, то почему вы 1-го же января с того момента, когда вы его не запретили, вы не созвали крупную пресс-конференцию и во всеуслышание сказали «Вы знаете, у нас тут такая штука!»?»

Вообще почему первый спортсмен не попался 2-го января? Это легко провести сейчас любые допинг-пробы – быстро тесты обнародуются. Вместо того, чтобы 2-го января поймать первого спортсмена и на этом всё закончить, там ждали 2 месяца, пока попадется много.

Ю. Латынина: Если мельдоний был так дорог, почему вы 1-го же января не созвали крупную пресс-конференцию

И это бы еще проглотил мир, который сейчас… Ну, он, в общем, достаточно такой, конформистский мир – он не любит спрашивать у бюрократических организаций, как они, собственно, действуют. Раз ООН, значит, ООН. Раз Гринпис, значит, Гринпис. Все бюрократические организации у нас априори считаются святыми. Это, вот, все проклятые коммерческие организации – они что-то там, гады, делают, они нас то пытаются отравить какими-то новыми неизвестными лекарствами, то они создают какие-нибудь проклятые iPhone’ы, которые с точки зрения Гринписа содержат в себе вредные элементы, то они ГМО нас травят. Вот, все эти коммерсанты – плохие. А как бюрократическая организация, они всегда с точки зрения современного, серийного масс-медиа, они святые.

Значит, возникает вопрос: «А чего же вы, ребята, 2 месяца копили там этих спортсменов, а не сразу сказали?»

Но дальше началось еще хуже. Дальше стали попадаться не десятки, а попались полторы сотни спортсменов, в основном, правда, российских. И при всем бардаке, царящем в российском спорте, все-таки, понятно, что полторы сотни этих спортсменов – они попались уже после того, как прекратили принимать мельдоний. Потому что WADA и вот эта вот конторка, которая ее на это дело подбила, они даже не проверили, сколько времени выводится мельдоний из организма.

И WADA оказалась, на мой взгляд, перед лицом реальных исков, причем гигантских, потому что если бы где-нибудь в нью-йоркский суд эти 150 спортсменов, скооперировавшись, подали иск, то мало бы не показалось, потому что пришлось бы объяснять WADA, а, собственно, руководствуясь какими мотивами, они внесли мельдоний в список запрещенных препаратов? Ах, они не сами проверяли? Ах, им это кто-то со стороны предложил?

Руководствуясь какими мотивами, они не сразу известили еще до 1-го января, что, вот, грядет такая гигантская?.. Почему они громко не сказали, что грядет такая гигантская перемена? Руководствуясь какими мотивами, они 2 месяца копили пробы? Руководствуясь какими мотивами, они решили, что мельдоний быстро выводится из организма?

И WADA оказалась бы в очень нехорошем положении, потому что в этот момент даже до самых тупых бы пользователей масс-медиа вдруг дошло, что в современном мире WADA и спортсмен находятся в точно таких же взаимоотношениях, как в России находится бизнесмен и Следственный комитет при Генпрокуратуре. Что если спортсмен еще бегает и прыгает, это не его заслуга, а это недоработка WADA. И всё могло бы посыпаться. Поэтому, с моей точки зрения, WADA и немножечко притихла.

Еще 2 истории, которые я хочу рассказать. А, ну, последнее, что я хочу закончить, я хочу предложить всё ту же самую идею, что, с моей точки зрения, то, что сейчас надо, и то, что покончит с бардаком и с вот этой абсолютной бюрократической коррумпированностью (я еще раз повторяю это слово «коррумпированностью») WADA… Потому что, понимаете, когда я… Вот, не рассказывайте мне, что гаишники не берут взятки. Чтобы в стране гаишники не брали взятки, нужно, чтобы в ней не было ГАИ.

Не рассказывайте мне, что WADA действует исключительно честно, потому что, чтобы в этом вопросе действовать исключительно честно, надо просто уничтожить WADA в том виде, в котором она сейчас существует, и заменить список запрещенных препаратов, который по непонятным мотивам обновляется, списком разрешенных препаратов. Должны собраться фармацевты всего мира и сказать «А, вот, такой-то препарат – он уже там не вредит, но он, там, помогает спортсмену быстрее восстановиться, его могут принимать все». И в этот список разрешенных препаратов периодически можно будет что-то публично вносить. И самое смешное, что из этого списка разрешенных препаратов, скорее всего, скоро и простые люди начнут питаться. Они скажут «О! Какая хорошая вещь. Наверное, нам тоже подходит».

+7 985 970-45-45. История, которую я не прокомментировала на прошлой неделе, это история с образованием Нацгвардии, которая вообще вызвала у нас тоже в интернете и у комментаторов, особенно либеральных, совершенно паническую реакцию. Что, вот, дескать, Путин создает себе внутренние войска для борьбы с народом.

Ю. Латынина: У Путина и так очень много силовиков для борьбы с народом. Он их просто переставляет, а не создает

Ну, во-первых, я должна успокоить носителей этой точки зрения, что у Путина и так есть очень много силовиков для борьбы с народом. Он в данном случае их просто переставляет, а не создает. А с моей точки зрения, конечно, создание Нацгвардии – это вот та самая история, когда лист прячут в лесу. Это попытка бюрократическим путем решить проблему, которая не решается прямым путем, а именно проблему Чечни, проблему личной гвардии Рамзана Кадырова, переподчинив ее Золотову.

Тут не важно, в каких других регионах переподчиняются внутренние войска непосредственно Золотову, который подчиняется непосредственно президенту, а тут важно, что это происходит именно в Чечне. Вот, в той же самой пресс-конференции, о которой я обещала не поминать, произошла очень интересная вещь, когда Доренко что-то там спросил, причем почтительно не называя имени Кадырова, спросил просто про эксцессы некоторых губернаторов. После чего Путин сам назвал имя Кадырова и сказал, что раньше он воевал с нами в лесу с оружием в руках. Я не помню, когда Владимир Владимирович последний раз вспоминал, что Кадыров воевал против русских в лесу с оружием в руках.

Это такой сигнал, который пытается послать Владимир Владимирович публично. И как я уже сказала, вот эта, с моей точки зрения, реструктуризация… Еще до убийства Немцова были слухи, что Кадырову предложили пост вице-премьера, он, естественно, его не принял. А, перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Добрый вечер. Опять Латынина, +7 985 970-45-45, это «Код доступа». И, собственно, завершая историю с образованием Национальной гвардии, как я уже сказала, с моей точки зрения (ну, не только с моей), это не столько попытка создания личной армии, сколько попытка спрятать лист в лесу и увести эту личную армию у руководителя Чеченской республики.

С моей точки зрения, эта попытка абсолютно никуда не годная, потому что, поскольку в данном случае речь идет не о субординации, которая написана на бумаге… Помните, как Борис Друбецкой помнил, что надо служить по неписаной субординации?

Так вот, поскольку речь идет о неписаной субординации, то ни к чему эта попытка не приведет. Хотя, заметно, что в Кремле понимают, что у них есть некая проблема с Чечней. И на мой взгляд, самая крупная из таких историй, которая была еще до этой реорганизации, это когда практически накрылся, насколько я понимаю, проект финансирования Эльгинского каменноугольного месторождения, потому что формальным владельцем Эльгаугля является чеченский предприниматель Руслан Байсаров, и там на это дело выделено было бюджетных 3 миллиарда долларов, которые должны были создавать инфраструктуру. И, вот, насколько я понимаю, фактически этот проект, мягко говоря, подвис. Вот это уже тоже такой, серьезный сигнал.

+7 985 970-45-45. Еще один вопрос, который мне задавали еще на прошлой неделе, а я его забыла откомментировать, хотя, много говорила по поводу Украины. Это итоги голландского референдума. Голландцы проголосовали, 70% против того, чтобы украинцы спокойно ездили в Европу. С моей точки зрения, результаты этого референдума в долгосрочной перспективе не значат ровным счетом ничего. Украина всё равно явно получит возможность ездить в Европу, и рано или поздно станет ассоциированным членом Евросоюза по одной простейшей причине, что, несмотря на то, что европейские политики этого публично не говорят (иначе им сразу снесут головы), они понимают, что у Европы есть 2 громадные проблемы. Первая – это старение населения и нежелание этого населения мести улицы и делать всякую грязную работу. А второе – то, что попытка восполнить это стареющее население с помощью, скажем так, мусульманского населения и беженцев, оказалось крайне неудачной и приводит к тому, что мы имеем сейчас.

Ю. Латынина: Результаты Голландского референдума в долгосрочной перспективе не значат ровным счетом ничего

И, соответственно, эту проблему стареющего населения будут решать с помощью украинцев. Вот, поскольку беженцы, которые прибывают в город Кёльн, они не хотя работать, а они хотят Тахаруш, то нужны такие люди, которые не будут беженцами, но будут работать. Это и будут украинцы, 40 миллионов украинцев. Они получат паспорта и они поедут в Европу медсестрами и так далее.

Что мне кажется важным в этом голосовании, это абсолютное фарисейство европейских властей, особенно общественных организаций, потому что вы можете себе представить, например, что такой референдум бы организовали по поводу беженцев? Вот, я думаю, там счет был бы еще более разгромный. Но представьте себе, что любой политик, который предложил бы референдум в Голландии или во Франции, или в Англии «Хотите вы видеть на своей территории беженцев или нет?», то ему бы просто голову скрутили со словами «Да ты Гитлер!» В то время как украинцы вовсе не беженцы, да? Всё, что предлагается, это свободные паспорта. И такой референдум можно спокойно провести, потому что нету большого количества общественных организаций, которые сидят на деньгах для помощи беженцам и наживают на этом свой статус, и, соответственно, вопрос не является морально заостренным.

Ну и вторая история – это история с назначением премьера Гройсмана. Я с большим любопытством наблюдала на этой неделе, как Гройсман, еще не став премьером, уже принялся ставить Порошенко условия. Потому что проблема Порошенко совершенно, как я уже сказала на прошлый раз, она очевидна. Она заключается в том, что поскольку власть в Украине – это бабки, а бабки – это власть, то любой человек, занимающий место премьера вне зависимости от того, насколько он был лоялен президенту до этого, будет всегда с ним в конфронтации по этому вопросу. Потом, очень сложно сделать вид, что деньги с Одесского припортового завода идут президенту, если они идут премьеру. Соответственно, у Порошенко с Яценюком был конфликт ровно по этому вопросу. И когда Порошенко, наконец, добился и провел абсолютно лояльного себе человека Гройсмана, то первое, что сделал абсолютно лояльный человек Гройсман, он сказал «А где мое?» И уже начался конфликт.

+7 985 970-45-45. Еще одна история, которую я давно хотела рассказать. Собственно, я ждала, что эта история случится много лет назад. А заключается она в том, что у наших властей есть такая особенность, что если что случилось на Западе хорошее (ну, там, разделение властей или свободные выборы), мы этого никогда не заимствуем. Потому что при виде выборов мы тут же вспоминаем про наш российский особый путь. А ежели выдумают на Западе какую-нибудь гадость, там например запретить ГМО, то хлебом нас не корми, мы тут же заимствуем это дело и тут же наше сельскохозяйственное лобби говорит «Да тут ГМО такая страшная вещь! Им травят людей!» Потому что понятно: чем больше субсидий, тем лучше пилить.

И я всегда недоумевала, как же наши лоббисты прошли мимо такой замечательной штуки как глобальное потепление, и как же мы еще миллиарды на борьбу с ним не осваиваем? И, вот, наконец, я дождалась. Полпред президента в Дальневосточном федеральном округе, вице-премьер, бывший глава Минприроды Юрий Трутнев подмахивает сейчас, во время кризиса изумительную записку о создании в Восточной Сибири безуглеродной зоны, и всё это, бла-бла-бла, по поводу парижского соглашения в рамках рамочной конвенции ООН об изменении климата.

Я не могу не напомнить краткое содержание предыдущих серий, потому что у пламенных борцов с глобальным потеплением для начала был в школе кол по химии. Они вполне всерьез называют диоксид углерода ядом. Я думаю, что большинство из них просто не знают, что диоксид углерода – это интегральная часть атмосферы Земли, что наша планета донашивает третью свою атмосферу. Что вторая атмосфера планеты как раз состояла из диоксида углерода, метана и аммиака. Что именно благодаря наличию диоксида углерода на планете появилась жизнь, потому что свободного кислорода тогда в атмосфере не было. И, ну, не знают эти люди, что диоксид углерода, что мы его пьем вместе с газировкой и используем как сухой лед.

Короче, жизнь на планете существует 3,8 миллиардов лет назад. Вот, всё это время на планете менялся климат. У климата единственная норма – изменение. У него нет другой нормы, потому что за эти 3,8 миллиардов лет был период, когда Земля вся была покрыта льдом. Был период, когда на полюсах можно было выращивать помидоры.

Во время предыдущего межледнековья (это уж совсем недавний период) на Северном полюсе не было льда, Скандинавия была островом, на Темзе водились гиппопотамы. 9,6 тысяч лет назад летние температуры Сибири были на 2,9 градусов выше. Тысячу лет назад на Земле было так же или почти так же тепло, как сейчас.

График содержания CO2 в атмосфере в масштабах миллионов лет никак не коррелируется с похолоданиями и потеплениями, а в Кембрии и Ордовике содержание диоксида углерода в атмосфере было в 12-7 раз выше, чем сейчас.

Глобальное потепление – первая в мире научная теория, созданная бюрократической организацией Intergovernmental Panel on Climate Change. А с того времени, когда эта международная организация взяла дело борьбы с глобальным потеплением в свои цепкие руки, в климатологии, надо сказать, произошла революция. Достаточно сказать, что в 60-х годах было 6 тысяч метеостанций, с которых берутся данные для составления глобальной картины климата, а теперь их количество уменьшилось в 4 раза. При этом закрывались преимущественно те станции в высоких широтах, на большой высоте, которые регистрируют более холодные температуры.

Даже спутники начали лгать. Да-да, это серьезно. То есть, вот, в 80-е годы первые несовершенные спутники не лгали. Теперь у них появился так называемый cold bayes. То есть чтобы данные спутника совпали с данными трепетно отобранных наземных наблюдений, специальные проверенные люди вводят поправку на 0,3 градуса.

И, кстати, такой момент. Вот, мы сжигаем уголь и нефть, и мы увеличиваем содержание диоксида углерода в атмосфере. Вопрос на засыпку: откуда в угле-то этот самый диоксид углерода взялся? Ответ: из атмосферы. Уголь и нефть – напоминание о грандиозной экологической катастрофе, которая постигла Землю, когда молодая биосфера не смогла переработать всю покрывавшую планету растительность. Часть ее была изъята из атмосферы. То есть мы возвращаем CO2 в биосферу и она становится зеленей и пышней, потому что генетически она настроена на более высокие уровни CO2.

Так вот. Есть ужастик о глобальном потеплении, который взят на вооружение западными леваками и примкнувшей к ней бюрократии после крушения СССР, когда борьба против ужасных эксплуататоров вышла из моды и пришлось бороться против проклятых загрязнителей. Это всё то же самое, что пророчество Иоанна Богослова и древние апокалиптические страхи человечества. Кстати, с той только разницей, что внушить человечеству боязнь потепления – все-таки, это еще надо уметь, потому что, вот, все климатические катастрофы, которые человечество переживало (а оно их переживало немало и в VI-м веке, и в XIV-м), они были связаны с похолоданием.

И, кстати, я просто чтобы совсем уже опасливых успокоить, что потепление – под ним имеется в виду потепление в умеренных широтах исключительно. Температура в тропиках не меняется. То есть нас пугают тем (особенно в России), что на южном берегу Карского моря будет зреть виноград. Ну, просто ужас, по-моему.

Так вот. В Западе, собственно, по случаю ИГИЛа и так далее вот эта страшилка сошла немножко даже на нет. И та же самая парижская конференция – это был чисто художественный свист, не было там ничего конкретного принято. Ну, собственно, господина Трутнева это не остановило, который серьезно написал, что надо создавать безуглеродную зону в Восточной Сибири, это пилотный проект национальной стратегии долгосрочного развития. Ну, вот, конечно, сейчас доходы населения в долларовом выражении сократились там у кого в 4, у кого в 6 раз. Так вопрос об освоении государственных миллиардов с целью поддержания привычного уровня долларового потребления для лоббистов, конечно, остро стоит.

А, соответственно, планируется ввести с точки зрения Трутнева углеродный налог, ну, на всё, что в Сибири работает. И, вот, для полного счастья нам углеродного налога и не хватало.

Ю. Латынина: Давайте задавим налогами любое перерабатывающее предприятие в Восточной Сибири, а деньги отдадим Газпрому и Роснефти

Гениальная эта идея у Трутнева родилась не сама, потому что есть еще другая анонимная бумага, которая уже ходила по администрации президента тоже о создании в Восточной Сибири безуглеродной зоны. Там, значит, соответственно, тоже предлагается углеродный налог, а часть средств от налога может быть использована для финансирования экспортных проектов в газовой и ядерной энергетике.

То есть, значит, давайте задавим налогами любое перерабатывающее предприятие в Восточной Сибири, а деньги отдадим Газпрому и Роснефти, потому что они же не перерабатывают, а добывают. Вот, то есть вообще изящный способ приведения промышленности в состояние Каменного века во избежание страшного суда.

Кто бенефициар этой бумажки, абсолютно не сложно угадать, потому что по мнению автора этой бумажки результат превращения Восточной Сибири в безуглеродную зону – это переход на чистую энергетику на основе гидро-, газовой и атомной генерации. Значит, энергогенерацией в Восточной Сибири у нас занимается как раз Олег Дерипаска, который как раз на ту же самую климатическую конференцию приезжал, рассказывал там, что необходимо вводить углеродный налог вот этот самый. А, собственно, компании Дерипаски – они как раз подписали несколько соглашений с китайцами о строительстве гидроэнергетических мощностей.

То есть гениальная идея. Разгар кризиса – давайте возьмем, обложим данью всю восточносибирскую промышленность, деньги отдадим Дерипаске.

Единственное, что меня смущает в этой гениальной идее, что идея немножко недоработана. Я, вот, хочу сказать господам Дерипаске и Трутневу, что в Восточной Сибири есть еще один самый большой источник углеродного загрязнения – это человек. Он дышит! Когда он дышит, он, гад, выдыхает CO2. Вот, я думаю, что надо ввести налог не только на предприятия – просто лично с людей там по тысяче баксов с рыла. Деньги целевым назначением на строительство гидроэлектростанций компаний ЕвроСибЭнерго и China Yangtze Power.

+7 985 970-45-45. Потому что иначе же катастрофа случится. Может быть, не исключено, ученые полагают, что есть вероятность, что на южном берегу Карского моря может расти виноград (будет). А мы этого не можем допустить.

+7 985 970-45-45. И от плохих новостей к хорошим. Собственно, эту хорошую новость я сначала хотела рассказывать в самом начале программы, ну, потому что это стратегические хорошие новости. Но у нас, к сожалению, так как-то не принято – надо начинать с сиюминутных, которые обычно являются плохими. Ну, так что, вот, я это приберегла на конец программы.

История первая. В преддверии Дня космонавтики Илон Маск, наконец, запустил, вернее, посадил свою многоразовую ракету. Это «Falcon 9», это еще не очень тяжелая многоразовая ракета с полезной нагрузкой чуть более тонны. При этом Илон Маск уже собирается запускать «Falcon Heavy», которая может нести на себе до 40 тонн груза. Собственно, это уже прямой конкурент нашей будущей «Ангары», которая, собственно, в этом году должна, наконец, взлететь, многострадальная «Ангара» с многострадального космодрома «Плесецк».

Собственно, Илон Маск – вот это тот человек, который сделал космическую отрасль… Не только он один, но, в принципе, вдруг оказалось, что космической отраслью может заниматься частник на принципиально других условиях.

Другая история, которая еще более потрясающая, которая случилась ровно 12-го апреля и в которой участвовал человек с русским именем Юрий и еще более русской фамилией Мильнер, который российский бизнесмен, а также американский, который уже… Я когда читала об этой новости, мне очень понравилось определение Юрия Мильнера, который партнер Алишера Усманова, который соинвестор Mail.ru. Научный филантроп.

Напомню, что это тот самый человек, который учредил сначала Мильнеровскую премию за фундаментальные и физические открытия. Потом еще ряд Мильнеровских премий, которые давались уже и медикам, и другим людям. Который в прошлом году вместе со Стивеном Хокингом стали разрабатывать 100-миллионнодолларовую историю о том, как слушать внеземные цивилизации. И, вот, на этот раз Мильнер предложил еще более фантастическую историю не больше не меньше как о запуске… В течение 20-ти лет они обещают это сделать, запустить межзвездный космический корабль к Альфе-Центавра. И обещают, что он будет лететь со скоростью 20% от скорости света и достигнет Альфа-Центавра через 20 лет и, соответственно, еще через 4 года кое-что пропищит.

Ю. Латынина: Мильнер делает совершенно потрясающее дело – он создает новую моду

Совершенно потрясающий проект. И почему я стала об этом говорить? Потому что мне очень понравилась фраза, которая была употреблена о Юрии Мильнере – научный филантропист. Потому что, на мой взгляд, Мильнер делает совершенно потрясающее дело – он создает новую моду. Недаром в структуры его компании уже входит Марк Цукерберг, уже входят другие очень крупные бизнесмены, которые на Западе заработали гигантские деньги на новых IT-технологиях. И если раньше, ну, допустим, было принято уж если ты занимаешься благотворительностью, то, вот, всё отдай там голодающим Африки. Я очень прошу прощения у голодающих Африки, но они будут голодать до тех пор, пока у них не сменится правительство и там не будет вместо Роберта Мугабе что-нибудь приличное. А если им будут отдавать деньги для того, чтобы они не голодали, то все эти деньги будут осваиваться теми организациями, которым выгодно поддерживать голод в Африке.

И, вот, совершенно другая идея, идея инвестиций как в XVIII-XIX веке, в фантастические научные проекты, которые, действительно, не окупаются. Потому что Илон Маск окупается, а проект Мильнера не окупится. И что на это, на стратегические цели должно жертвовать человечество деньги. На мой взгляд, Мильнеру удалось поменять некоторые представления о том, куда крупны бизнесмен, на что он должен жертвовать деньги в мире. Это абсолютно фантастическую вещь он сделал.

Значит, что он собирается запускать к Альфа-Центавра? Дело в том, что оказалось… И сколько это будет стоить? Дело в том, что оказалось, пока мы думали в терминах гигантских кораблей, которые там, я не знаю, с какими-то термоядерными двигателями, которых еще нет, но если бы эти термоядерные двигатели были, то эти корабли бы – их там вывести в космос на современных ракетоносителях и собрать стоило бы там 3-4 триллиона долларов. И так далее.

Вот, эти ребята, которые пришли из IT, думают в терминах материализации и они предложили совершенно другую историю. «А слушайте, ведь, у нас сейчас космический корабль с камерой, с передатчиком, может весить грамм. Ну, он еще не может весить грамм, но если поднатужимся, то за 20 лет он будет весить грамм». А еще можно использовать солнечный парус – это старая идея, которую предлагал еще в начале XX века наш великий Цандер, что можно использовать солнечный парус, который будет, соответственно, разгоняться под действием света.

Но как-то тогда таких материалов не было. А сейчас, если подумать, то достижения сделали возможным если не сейчас создать солнечный парус, который будет весить 4-5 грамм, но через некоторое время в течение 20 лет это вполне делаемое дело.

Кроме того, можно создать гигантский лазер мощностью 100 гигаватт. Конечно, никаких таких гигантских лазеров сейчас нет, которые будут разгонять этот солнечный парус. Но опять же, это уже делаемое дело, если в течение 20-ти лет над этим работать.

Ю. Латынина: Мильнеру удалось поменять некоторые представления о том, куда крупны бизнесмен, на что он должен жертвовать деньги в мире

То есть оказалось, что прогресс в самых несвязанных и совершенно коммерческих областях технологий – в лазерах, в миниатюризации, в создании чрезвычайно прочных материалов – таков, что он позволяет эту идею сделать вполне осуществимой.

Соответственно, 100 миллионов долларов Мильнер жертвует только на то, чтобы в течение 20 лет прорабатывать эту идею и довести до ума концепции. Потом миллиард долларов потребуется (Ну, приблизительно, да? Понятно, что всё это приблизительные цифры) на создание опытных образцов. И потом еще 15 миллиардов долларов… Ну, что такое 15 миллиардов долларов? Крупный химзавод стоит 15 миллиардов долларов. Потребуется на создание, естественно, уже не одного такого спутника. А понятно, что когда вы сделаете завод, который может производить такие спутники, то там очень дорогая стоимость разработки.

А, вот, стоимость создания, вот, всей этой электронной пыли – она достаточно дешевая. Она будет, ну, мало отличаться от стоимости, ну, условно говоря, той же самой микросхемы, которая стоит в iPhone’е. Это просто другая идея. Потому что у нас всегда считалось, что в космос должно запуститься что-то большое и, главное, очень надежное. А в данном случае этим ребятам не важно так же, как и в случае iPhone’а, чтобы это было что-то очень надежное. Если они запустят тысячу этих штук и из них там 10% сдохнут по какой-то причине, то это не важно – всё равно 900 долетят.

То есть вот этот новый подход, который они принесли из IT космосу что у Илона Маска, что сейчас у Юрия Мильнера, он совершенно потрясает. Потому что, кстати, дешевизна кораблей Илона Маска тоже с этим связана, поэтому они до сих пор и грузовые. Потому что Илон Маск считает, что лучше, там, дешевый корабль полетит в космос, один раз грохнется, чем трижды дублировать все системы. Оно будет тяжелое, оно будет очень надежное, но оно будет просто очень дорогое.

И, вот, еще раз повторяю, что сама идея… Потому что, конечно, Мильнер 100 миллионов потянет, но миллиард он не потянет. И 15 миллиардов он тем более не потянет. И, значит, что это будет проект, в который будут вкладывать деньги научные благотворители всего мира.

На мой взгляд, это абсолютно потрясающая идея. Некоторые вещи, получается, нельзя делать за прибыль, но это не значит, что их должно делать государство.

И последняя вещь, на которую у меня осталась буквально минута (но я тогда продолжу на следующей неделе), еще более духоподъемная. И самое смешное, я могу сказать, от кого я ее услышала. Я ее услышала как раз от одного из бывших… Я ее услышала от одного из соратников Михаила Саакашвили, но не в Украине, а в Грузии. Как вы знаете, люди Саакашвили – они работают над тем, чтобы упростить государство. И вот этот человек Вашадзе, когда мы с ним беседовали, сказал «Слушайте, а, ведь, современное государство в значительной своей части является не чем иным, как просто собранием банков данных. И почему бы не отдать эти банки данных на аутсорсинг (обслуживание их), и не построить обслуживание их на той же самой технологии Blockchain, на которой сейчас создается криптовалюта?»

Напомню, что такое Blockchain. Это сеть одноуровневая, у которой нет единого центра и которую никто не контролирует. Вот, я к этому вернусь на следующей неделе, потому что, на мой взгляд, это абсолютно потрясающая история о том, что мы всегда боимся современных электронных достижений и нас пугают. И говорят, что государство будет следить за всеми. А мы можем использовать современные достижения науки, чтобы стать свободными от государства. Хотя, наверное, это случится позже, чем мы долетим до Альфы-Центавры.

Всего лучшего, до встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире