'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 26 сентября 2015, 19:06

Ю.Латынина Добрый вечер! Юлия Латынина. «Код доступа». Телефон для sms в эфир: +7 (985) 970 45 45. У меня очень много вопросов, с которых я начну – мелких, но свежих. Удивительно решение Петра Порошенко, потому что я думаю, что, конечно, это решение президента Украины – будем называть вещи своими именами – запрета полетов в Украину «Трансаэро» и «Аэрофлота», а также, собственно, и всего остального.

Я бы сказала, что это «мегачудацкое» решение. Не будем произносить букву «М», которую я обычно произношу по поводу решений родимой власти. Самый первый вопрос: Как это повлияет на Путина? Ответ содержатся уже в известной поговорке, что «если они – Запад – введут против России санкции, мы будем бомбить Воронеж». Вот мы сами рады бомбить Воронеж. Как повлияет на Кремль тот факт, что «Аэрофлот» и «Трансаэро» больше не летают? Ответ: Никак. Эти ребята все равно летают частными «Бомбардье».

Ю.Латынина: Мы, возможно, благодаря этому решению Путина будем иметь ИГИЛ в центре Москвы

Причем заметим, что это не первое решение. Просто несколько сразу очень плохих решений. Заметьте, при этом — продуктовая блокада Крыма. Опять же глупейшее решение, потому что по поводу продуктовой блокады Крыма можно сказать ровно то же самое, что было сказано по поводу санкций против европейских товаров, введенных Путиным. Каждый раз, когда такая вещь происходит, страдает население, причем, в том числе, страдает украинское население, те производители, которым некуда поставлять теперь товары. Падают цены. Обе страны оказываются в убытке. В прибыли оказывается только очень небольшое количество торговцев, у которых теперь больше маржа. А, что самое страшное – разрываются все экономические связи, которые потом не восполнишь. Потом украинские производители, когда блокада кончится, обнаружат, что то место на рынке, которое был их, уже занято российскими производителями.

Третье абсолютно чудацкое решение – это, конечно, те 14 лет, которые только что дали российскому военному, который, если вы помните, на своем КамАЗе с боеприпасами вместо донецких боевиков заехал на украинских блокпост, потому что заблудился. Абсолютно неизбежная история в такого рода гибридной войне. Во всем признался, все честно говорил. Дали ему 14 лет. Заметьте, ему дали 14 лет как раз в тот момент, когда начинается суд над Савченко.

У меня такое впечатление, что президенту Порошенко очень не хочется, чтобы Савченко скоро возвращалась в Украину, потому что ежу понятно: она более перспективный президент, чем Порошенко. Вот три решения – по самолетам, по продуктовой блокаде и фактически по суду над Савченко – которые приняты в очень узких политиканских целях, которые показывают, что, конечно, украинская элита – это не российская элита. Она на порядок более высокая и гражданская. Украинское население – это не российское население. Оно тоже в связи с тем, что у него нефти, на порядок больше чувствует желание свободы. Но вот господин Порошенко отличается от Путина только тем, что он существует в других исторических условиях. Не может он так широко размахнуться. Это на самом деле мелкий делец с психологией человека, которому все чего выторговать и выловчить. Он, конечно, более умный, чем Янукович, но в принципе от Януковича он не сильно отличается, с моей точки зрения. Это была моя точка зрения. Когда он выбирался. Вот мы сейчас имеем последствия этих выборов.

По поводу санкций «Аэрофлота» и «Трансаэро». Самый простой вопрос. Если уж вводить санкции против каких-то российских компаний – вот есть банк ВТБ Украина, это же уму непостижимо: каким образом банк, который на Западе попал под санкции из-за Украины, в Украине не находится под санкциями? «Сбербанк», «Газпромбанк» — все эти ребята попали под западные санкции. Вопрос: Может «Газпромбанк» открыть филиал в США? Почему на Украине может? Это же крышу сносит! Можно называть десятки прямо российских госструктур или бизнес-интересов, в том числе, Януковича, в том числе, людей, являющихся контактами Путина, которые продолжают существовать на Украине, причем прекрасно. Ну, вводите санкции против них. Вместо этого Порошенко вводит санкции, против кого? Я даже сейчас не говорю о россиянах. Порошенко не должен заботиться об интересах россиян. А санкции, которые действуют, прежде всего, против простых украинцев, которые захотят приехать в Россию, почему он вводит? Знаете, кто пострадает, когда Россия введет ответные санкции первыми? Пострадает компания Коломойского. Ну, понятно, Порошенко не жалко Коломойского.

Вот еще раз: то же самое делала Россия, когда запрещала полеты в Грузию в ответ на аресты ее шпионов в Грузии. И тогда я говорила, что это безумное решение. То же самое можно сказать и по поводу Украины.

Собственно, главная история, конечно, этой недели, и не этой недели, а предыдущей и следующих – я думаю, будем долго ее рассказывать – это история с Сирией, с РосСирией, я бы сказала так, потому что Путин ввязывается в новый Афганистан или в Афганистан-2.0. Я думаю, что это закончится тем же, чем закончился Афганистан для России. Малой кровью здесь не обойдешься. Попытка сыграть гибридную войну не прокатит. Но, прежде, чем я начну говорить о Сирии, если можно начну в пандам с феерической историей. Напомню, что 8 сентября разразился страшный скандал в западных медиа, когда 40-летняя оператор венгерского телевидения Петра Лазло подставил подножку сирийскому беженцу Осаме Абудул Мохсену. Это сняли на камеру. Мохсен упал. Он бежал с ребенком. Прикрывался он ребенком или бежал он с ним – это сложный вопрос, который обсуждать не будем. Короче говоря, страшную «венгерскую фашистку» заклеймили, уволили с телевидения. Кстати, у нее двое детей. Как я понимаю, ей теперь не на что жить. Он был футбольным тренером, и ему дали работу в клубе «Реал» ни много ни мало. Криштиану Роналду вышел на поле с бедным мальчиком, сыном Мосхена. В общем, короче говоря, парень поднялся на этой истории страшно и поимел, потому что никогда бы заштатному сирийскому тренеру тренерская хотя бы и на подхвате должность в Реале не грозила.

Что происходит дальше? Буквально через несколько дней после этой феерической истории и кампании против «венгерской фашистки» проправительственный сирийский сайт, его издатель господин Фадель обращает внимание, что господин Мохсен является террористом, членом филиала «Аль-Каиды». Основания очень простые: страничка господина Мохсена в Фейсбуке, на котором он позирует на фоне черного знамени джихада и апдейт от 2013 года, в котором он выражает восхищение моджахедами, борющимися против Асада.

Эта история появилась буквально через несколько дней, и, конечно, была абсолютно проигнорирована западными СМИ, потому что ну, что такое сирийский проправительственный сайт? Тоже мне еще источник информации.

Затем появляется вторая, которую уже проигнорировать было трудней, потому что это был не проправительственный сириец Фадель, а курды. И они тоже идентифицировали нашу жертву фашистов как боевика «Аль-Нусра» и обвинили его в совершенно конкретной вещи. Они сказали несколько вещей. Во-первых, господин Мохсен бежал из города Тель-Абьяд не от террористов, а, наоборот, после того, как город был освобожден от террористов. То есть Мохсен бежал не от террористов, а вместе с террористами. Бежал он из-за резни, в которой он принимал участие. Это была резня, которая случилась после футбольного матча его команды и курдской команды. Она началась с того, что болельщики его команды начали кричать лозунги в поддержку Саддама Хуссейна, который, как известно, травил курдов газом. Курды начали отвечать лозунгами в поддержку – внимание! – Джорджа Буша, который, как известно, сверг Саддама Хуссейна. После этого было убито 7 курдов.

Ю.Латынина: Впечатление, что президенту Порошенко очень не хочется, чтобы Савченко скоро возвращалась в Украину

А на следующий день во время похорон еще несколько десятков – там то ли 50, то ли 60. Курды заявили, что они опознали господина Мохсена в боевике «Аль-Нусра», который принимал потом участие в убийствах курдов. И, кроме того, они провели ссылку на еще один его Фейсбук, где он сам хвастается, что он член «Аль-Нусра» и что он сражался с курдами в городах Амуда, Серикани, Африн. Я обращаю ваше внимание, что курдам нет никаких причин клеветать на господина Мохсена. Это не сирийские официальные власти, это союзники Запада.

Вопрос: Какова реакция? Вроде бы господин Мохсен уже сделался медийным героем, а о медийном герое – ну, чем больше, тем лучше. Реакции практически никакой. Вот небольшое количество реакций… Просто гробовое молчание. Единственно, New York Times разразилась потрясающей статьей, которая называется совершенно прекрасно: «Сирийский беженец, которого опрокинули в Венгрии, сражается против необоснованных обвинений». Вы понимаете, как прекрасно называется статья? Его бедного там какие-то страшные террористы угнетали, здесь его венгерская фашистка сбила, и сейчас он сражается против необоснованных обвинений.

Как же доказывает New York Times, что обвинения необоснованные? «А вот, — пишет она, — снимался он на фоне черного знамени джихада». New York Times видите ли не знает, что в исламе много черных знамен, New York Times, видимо, не знает, что черное знамя – это знамя джихада. «Еще он сказал, что поддерживал моджахедов в своем Фейсбуке – но, вы понимаете, моджахедами они там, в Сирии называются все. И вообще, господин Мохсен такой хороший человек. Мы ему позвонили, и он сказал, что против насилия. И вообще, его обвиняют провластные люди, а разве можно слушать сирийцев?»

Собственно, а что New York Times пишет про скриншот Фейсбука, в котором Мохсен сам сообщает, что он сражался против курдов? А ничего New York Times про это не пишет. Зато клуб «Реал» заявил, что это все, как он выразился, розыгрыш, потому что у господина Мохсена никогда не было Фейсбука. Одну секундочку! Она его не брала, или она его вернула? У него был Фейсбук и в нем ничего страшного не написано, потому что мало ли кто снимается на фоне черного знамени или у него вообще нет Фейсбука? И зачем курдам клеветать на господина Мохсена? И каким образом тогда можно объяснить бегство тренера команды, из-за которой случилась резня с курдами не после того, как его город взяли террористы из «Аль-Нусра», а наоборот, после того, как его город был освобожден от террористов?

Ю.Латынина: Ну, если это вранье, давайте разоблачите проклятых курдов

На самом деле, что для меня самое потрясающее в этой истории – что это абсолютно ловленный такой же момент, как, допустим, Гиркина с его «Боингом». Вот можно сколько угодно рассказывать что «Боинг» сбили не сепаратисты и не российский «Бук», но вот Гиркин, который написал про «сбитую птичку», вот фотографии «Бука», вот в Фейсбуке солдаты, которые везли этот «Бук», которые не знали, что он потом будет так международно популярен. И отбиваться нечего. Можно только говорить: Вранье!

И тут точно такое же ловленный момент. Этот человек в своем Фейсбуке рассказывает, как он убивал курдов. Этот человек, будучи тренером футбольной команды, после матча которой случилась резня, например, он когда-нибудь извинился перед курдами, что эта резня случилась или, наоборот, снимался возле черного знамени джихада. И мертвое молчание. Только небольшой заголовок о том, что это он, бедняга, опять сражается против необоснованных обвинений. Казалось бы, ребята, ну, если это вранье, давайте разоблачите проклятых курдов, которые почему-то разоблачают Мохсена. На самом деле Мохсен попался как Гиргкин – и ничего.

Меня очень поражает сходство этой истории со знаменитой историей генерала Нгуена Нгок Лоана, которая случилась во время вьетнамской войны в 68-м году. Это была фотография, на которой генерал Нгуен убивал безоружного пленника. Она была сделана фотографом Эдди Адамсом. Она абсолютно стала вирусной. Она была опубликована на каждой американской либеральной стенке со словами: «Вот каких ужасных людей мы поддерживаем во Вьетнаме». Потом Эдди Адамс через много-много десятилетий признался. У него еще, видимо, не отмерла совесть до конца – он признался, и он извинился перед генералом. И он сказал, что он знал обстоятельства, при которых была сделана эта фотография.

Обстоятельства были такие, что человек, которого убил генерал, действительно связанного, действительно в висок, был командир эскадрона смерти, который только что ворвался на территорию подконтрольную генералу, и он не просто убил сослуживцев генерала – это было бы ладно, сослуживцы генерала, допустим, отказались ему, как функционируют танки – и этот человек вырезал все семьи. В одном месте он вырезал семью с 80-летней матерью. Там остался в живых 10-летний мальчик, случайно раненый.

То есть я не оправдываю генерала Нгуена, который в ярости выхватил пистолет и пристрелил человека, который только радостно вырезал семью его сослуживца, включая его 80-летнюю мать. Но фотограф Эдди Адам это знал, но он предпочел быть героем либеральной прессы. Он предпочел опубликовать фотографию, из которой было ясно, что «генерал Нгуен кровавый палач, и вот, каких людоедов мы, американцы поддерживаем во Вьетнаме».

Проблема заключается в том, что как и в случае с Мосхеном, так и в случае с генералом Нгуеном получается, что добрыми намерениями вымощена дорога в ад. А, что люди страшно негодуют по поводу генерала Нгуена, страшно негодуют по поводу «венгерской фашистки» Лазло, которая подставила подножку, но в процессе люди, которые являются людоедами и которые являются их жертвами, почему-то получают статус великих мучеников.

И я совершенно не случайно начала в Вьетнама, потому что то, что начиналось далеко-далеко во Вьетнаме, как такое либеральное безумие – сейчас оно уже пришло на сам Запад. И это то, о чем я говорила: чем больше факты противоречат деструктивному мему, тем упорней и визгливей становится сам мем. Никогда не надо надеяться, что те люди, который построили свою карьеру и построили свой статус на том, чтобы защищать несчастных беженцев, что кто-нибудь из них когда-нибудь признает, что среди этих беженцев есть не очень хорошие люди.

Ю.Латынина: Путин ввязывается в новый Афганистан или в Афганистан-2.0

Причем, знаете, что самое страшное в этой ситуации? Я не считаю господина Мохсена террористом. Я считаю, что он просто средний, стандартный представитель той сирийской среды, которая есть. Просто, знаете, вот он жил в Сирии. Вот было здорово, весело убивать курдов. Ну, это такое было времяпровождения. Там он занимался одним времяпровождением. Он не то что был искренним фанатиком мусульманином — там было принято сниматься на фоне черного знамени. Здесь он убежал в глупую Европу к проклятым кафирам, которые дают пособие хорошим мусульманам. И здесь он будет говорить, что «я против насилия». И здесь добрые, хорошие кафиры будут печатать эти его слова, что он против насилия, ну, просто как истину в последней инстанции: «Ну, какие же вы сволочи – разные там фашисты — публикуете Мохсена на фоне черного знамени джихада – а он же нам сказал, что он против насилия».

Сирия. Потому что на самом деле Мохсен и Сирия – это очень связанные истории, потому что, как я уже сказала, мы ввязываемся в новый Афганистан. Вот обратите внимание, что самолет Минобороны, которые используется для перевозки командного состава, 23 сентября приземлился в Латакии, до этого он вылетел из Оренбурга, причем там он был на учениях «Центр-2015», на которых присутствовал Путин, потом он был в Багдаде, потом он был в Тегеране.

Вот сейчас Россия объявила о создании штаба, в котором будут Иран, Ирак и Россия — бороться с ИГИЛ. Состоится встреча Обамы и Путина, о которой Путин долго просил, а теперь рассказывает, что это его Обама просил. Нас, видимо, ждет маленькая победоносная война в Сирии. Это серьезно. Мы к ней готовились давно, почти год. У нас было большое количество сирийских военных советников: в Сирии большое количество оборудования. Видимо, они собирали информацию. Вопрос, конечно, в качестве информации, что они собрали и что они докладывают Путину, если они докладывают Путину, что американцы устроили ИГИЛ.

Так вот теперь, если Путин выиграет войну и уничтожит ИГИЛ или хотя бы нанесет им сильный урон, то, конечно, это будет безусловной внешнеполитической победой Путина и круто. И наверняка там, в Кремле уже рассчитывают на то, как Саудовская Аравия будет просить у великого Путина защиты от ИГИЛ. Кстати, я скажу, что теоретически это возможно. Я много раз говорила, что все эти ахи и вздохи по поводу того, что непобедимые фанатики на Востоке – их нельзя победить, что, дескать, даже английскую армию разбили в Афганистане – что это все фигня; что английскую армию в Афганистане разбили только один раз — в 1842 году, когда ей командовал генерал Эльфинстон, который был самый выдающийся дебил всех времен и народов. То есть на конкурсе военных дебилов он бы взял пальму первенства.

Вторая афганская война 78-го года по 80-й закончилась победой англичан. Другое дело, что англичане никогда не хотели завоевывать Афганистан, он никогда им на фиг был не нужен. Это была бедная страна. Единственная причина, по которой они к ней проявляли интерес – чтобы Афганистан не угрожал Индии. Вот посадили своего человека, который не будет угрожать Индии – этого было вполне достаточно.

Третья англо-афганская война 19-го года была тактической победой британцев. Можно называть массу случаев, когда запад прекрасно расправлялся со всякими такими фанатиками как мусульманскими, так и не мусульманскими. Уничтожение НЕРАЗБ. города фанатиками Махди в Судане через 14 лет кончилось в 1898 году битвой при Омдурмане, где англичане потеряли 47 человек, а фанатики-махдисты – 10 тысяч.

Самая простая история, которую можно привести, восстание сипаев. Кстати, часть сипаев были мусульманами. Когда большая часть английских войск восстала против англичан на другом конце мира, ничего – Англия выиграла эту войну и продолжала владеть Индией.

Еще раз: это легенда, что против дикарей и фанатиков нельзя сражаться, хотя, конечно, знаменитое высказывание одного из американских генералов о том, что, сражаясь с нецивилизованной нацией, нельзя остаться цивилизованными, оно тоже правильное. Потому что, конечно, англичане с восстанием сипаев покончили, стреляя по сипаям из пушек.

Ю.Латынина: Мы покорили Кавказ, что было в десятки раз труднее, чем сейчас воевать с Сирией

В конце концов, если говорить о России, мы покорили Кавказ, что было в десятки раз труднее, чем сейчас воевать с Сирией. Не у меня есть сомнения, что Владимир Владимирович победит. В чем заключаются мои сомнения? Прежде всего, в характере всех войн, которые доселе вел Путин, а он и вел уже немало. Все это были гибридные пиар-войны, в которых главная ставка делалась не на то, чтобы выиграть, а на то, чтобы не проиграть. Потому что и Грузия и Украина – все это, знаете, достаточно трусливые кампании, в которых можно было всегда поднять лапки, сказать: я – это не я. Вот кто-то устроил в Южной Осетии этническую чистку против грузин? — Ну, это же ополченцы! Вот в Донбассе там воюют? — Но это же ополченцы, это же, — как говорит Путин, — шахтеры.

Ю.Латынина: Нас, видимо, ждет маленькая победоносная война в Сирии. Это серьезно

Вот характер войн, которые вел доселе Путин, заставляют меня сильно сомневаться, что он может выиграть настоящую конвенциональную войну и что он на это способен. Потому что война – это, когда ты ставишь все на кон, когда ты проиграл или выиграл. В частности, конечно, если с чисто военной с точки зрения рассуждать, то неудачи России в Украине – я сейчас не говорю о моральной составляющей дела, я сейчас говорю о военной составляющей дела – конечно, теоретически говоря, в начале всей украинской истории у России был шанс ввести войска и занять две трети Украины. Это было не сделано ровно потому, что очень боялись: а чего бы не вышло. Очень не любят проигрывать. Вот людям, которые очень не любят проигрывать, лучше не играть в войну, потому что война – это или пан или пропал.

Кроме того мы уже проиграли одну войну в Афганистане — страна, которая была намного более сильная и армия, которая была намного более мотивирована. Кроме того я сильно сомневаюсь, что российские солдаты буду с криком «За родного Асада! За родного Путина!» воевать против людей, которые реально отрезают головы. Выиграть в пиаре эту войну не удастся. А, если мы ее проиграем, и если увидят, что российская армия слаба, останемся вообще без штанов. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.Латынина Юлия Латынина. «Код доступа». И, собственно, я продолжаю рассказ о том, почему меня смущает идея о том, что мы выиграем Сирия-Агфанстан-2.0. Ну, например, меня смущает то, как начинается встреча Обамы с Путиным. Встреча это начинается с того, что Путин сам напросился на встречу с Обамой, причем, в общем, Россия долго униженно… Сначала мы говорили, что приедем на Генеральную ассамблею ООН, в конце концов много раз просили. В конце концов, Обама сказал: «Ну, ладно». Как заявил пресс-секретарь Белого дома Джордж Эрнест, «встреча с Путиным будет полезной в целях продвижения интересов Соединенных Штатов», и заметил, что считает Россию «региональной державой» с экономикой немного меньше Испанской.

Теперь посмотрим, как комментируют эту встречу российские источники. Цитирую: «Обама напросился на встречу с Путиным», «Обама все же напросился на встречу с Путиным», «Обама стоит третьим в очереди на аудиенцию с Путиным» — и так далее.

Я уже много раз рассказывала о том, что психология мелкого уголовника заключается в том, что ты, когда-то очень просишь и когда ты очень куда-то лезешь, то, когда ты туда пролезешь, ты после этого обязательно должен сказать: «Ну, меня попросили». Так вот, это меня смущает. Более того, боюсь, что мелкий уголовник начинает верить, что его попросили.

Еще меня смущает, а собственно, почему как бы идея такая и легенда такая, что Путин готов предложить Россию в качестве «пушечного мяса». Вот, мол, Западу надо сражаться с ИГИЛом – вот мы тут готовы сражаться с ИГИЛом. Возникает вопрос, что при этом тому же Путину на стол все наши спецслужбы, которые глубоко увязли в паранойе, рассказывают, что ИГИЛ создали те же самые США. Так зачем же США сражаться с ИГИЛом, если они его создали? Это не шутки. Понимаете, это вопрос той информации, которая ложится на стол президенту.

А это бесконечные рассказы о том, что США намеренно нужен хаос на Ближнем Востоке, намеренно нужно затопить эту беженцами, и даже они создали ИГИЛ, что, кстати, не то, что имеет отношение к действительности, они, строго говоря, действительно, создали ИГИЛ. Потому что, когда они финансировали сирийскую умеренную оппозицию, давали ей оружие, они долго не хотели признать – потому что спецслужбы везде живут в отдельном мире – что на самом деле, конечно, финансируется никакая не умеренная сирийская оппозиция, а все это уходит исламистам. Не только в России дураки, я к этому, собственно, сейчас перейду. Это, что называется, США не нарочно. Они хотели как лучше, а получилось как всегда. Это далеко отстоит от идеи, что «США в рамках теории заговора, чтобы править миром…».

Так вот, проблема заключается в том, что, когда люди живут в выдуманном мире, в котором им на стол кладутся разные бумаги, хорошо еще о том, что США создали ИГИЛ – а не хотите бумаги, что малайзийский «Боинг», первый который пропал, не украинский – тоже агенты ЦРУ зачем-то украли с какой-то целью. Честное слово, была такая бумага. Потом она как-то даже всплыла на Западе под грифом «Совершенно секретно» российским. От большого ума написана. Вот в этом мире живет Путин, вот в этом мире живут в Кремле. Вот, как вы думаете, люди, которые живут в таком мире, он способны координировать свои действия с Западом и, вообще, нормально вести войну?

Есть моя любимая фраза адмирала Ямамото о том, что, «когда вы начали лгать, считайте, что война уже проиграна». Относительно гибридной войны она как раз не права, потому что гибридная война ведется затем, чтобы потом соврать в пиаре. Но настоящая война, она является полной противоположностью гибридной войне, потому что настоящая война – ты либо мертв, либо ты жив, ты либо выиграл, либо проиграл. Настоящая война очень жестокая штука.

И моя проблема заключается в том, что, когда у нас пишут, что Обама напросился на встречу с Путиным, вы скажете, что это пиар. Это не пиар, это психология. А вот с психологией такого рода ничего хорошего не выйдет. Другое дело, что хорошей тактики нет ни у кого – тут я охотно признаю.

Вы знаете, вот было в Сирии хорошее время. Оно было в начале 20-го века после Первой и перед Второй мировой войной, когда Сирия была французским протекторатом. Вот тогда в эту страну, которая когда-то была римской провинцией, вернулась Европа. А вот с того момента, как в апреле 46-го года союзники оставили эту страну, там воцарил тихий ужас, потому что первое, что произошло в этой стране, если помните, это была проиграна война против Израиля, которая велась с целью уничтожения сионистов.

Кстати, вы можете себе представить силу этой сирийской армии, которая в составе 6 арабских армий не могла выиграть войну против Израиля, у которого тогда было три с половиной танка и то сломанных. И знаете, почему тогда сирийцы и вообще арабы проиграли войну? Потому что они все, каждый доносили о своих успехах. Потому что сирийцы сказали, что они уже заняли весь Израиль, иорданцы сказали, что они уже заняли весь Израиль, и все сказали, что весь Израиль уже побежден, и каждый слышал, что другой победил Израиль, и, конечно, вот так это и произошло.

После этого в Сирии за год было три переворота. После этого в конечном итоге к власти пришел БААС и господин Асад. Напомню, что БААС – это арабо-марксизм в чистом виде. БААС часто употреблял слово «свобода». Под ней понималась свобода арабской нации от «проклятых западных империалистов». Был Асад-старший. На армию шло приблизительно 60% бюджета. Государство контролировало 85% экономики. Дети в обязательном порядке проходили через летние лагеря и с 5 до 20 лет изучали лояльность режиму. Это была совершенно сознательная политика государства. Очень, кстати, похожая на ту, которую ведет сейчас Россия. Вертикальная мобильность в стране была связана не с бизнесом, а четко или с силовыми структурами или с политикой. Потому что, естественно, где государство контролирует 85% экономики, бизнесмен без связей выше лавочника не вырастет. То есть не будет слоя буржуазии, способного противостоять режиму.

В СССР были, если помните, войска НКВД с танками и гаубицами. Вот в Сирии тоже, потому что монополия армии тревожила, поэтому существовали альтернативные воинские подразделения, которые могли бы контролировать армию. Был, например, спецназ генерала Али Хайдара или 50-тысячный корпус Рифата Асада, дяди нынешнего президента. Кстати, в феврале 1982 года Рифат Асад провел одну из самых кровавых до начала войны операций в новейшей сирийской истории. Он подавил восстание «Братьев мусульман» и убил при этом не 20, не то 38 тысяч человек.

Что характерно – вот вопрос – где были «Братья-мусульмане» при Асада? Да вот там они и были. Просто Асад их давил. Потом Рифат Асад попытался захватить власть, естественно, при помощи армии. В результате ему пришлось переселиться в Лондон. Потом он уже боролся за демократию в Сирии с помощью Саудовской Аравии. Благо, покойный саудовский король был женат на сестре его жены.

Ю.Латынина: Кто виноват в том, что происходит в Сирии? Виноват конец колонизации

Еще одна особенность. Сирия была, которая и раздражала Запад и которая привела к такому озлоблению против Асадов – использование терроризма как способа добиться внешнеполитических целей. В этом смысле Сирия радикально отличалась от Ливии. Потому что, если спрашивать, кто президент – международный террорист? Все скажут, Каддафи. Но, Каддафи делал глупости: авиалайнеры взрывал… А вот Сирия – была совсем другая история. Потому что, например, убийство лидера ливанских друзов Камаля Джумбладта в 76-м году; убийство президента Башира Жмайеля в 82-м. Это совершенно конкретные решения политических вопросов с помощью политических убийств. Или там убийство Салим Лавзи, издателя ливанской газеты, крайне критической по отношению к Сирии. Кстати, сначала его украли, потом его дико жесточайше запытали, и так обнаружили его тело.

Через теракты всегда срывались примирения Израиля и Иордании, любые попытки смягчения в Организации освобождения Палестины, например, Исам Сартауи – это был умеренный лидер Организации освобождения Палестины. Просто его сирийцы в Португалии в 83-м году убили.

Потом у них вышла проблема с Иорданией. В октябре 83-го года ранят иорданских послов в Индии и Италии, убивают охранника иорданского посольства в Афинах, иорданского дипломата убивают в Румынии. Еще одного убивают и двух ранят в Испании. А в апреле 85-го года ракета чуть не сбила иорданский лайнер, вылетавший из Афин. Это был никакой не малайзийский «Боинг». Это было вполне нарочно, чтобы объяснить, чем Сирия недовольна Иорданией. Через три месяца нападение на офис иорданских авиалиний в Мадриде и так далее. Также убийство ливанского премьера Рафика Харири в 2005 году с помощью тонны взрывчатки – тоже сирийцами – имело долгую историю.

Вот это, собственно, техническая составляющая ситуации. И самое главное: кто виноват в том, что происходит в Сирии? Я уже отвечала: виноват конец колонизации. Вот с тех пор, когда оттуда ушел Запад, там сделался мрак. В течение 70-х, 80-х годов казалось, что этот мрак – результат борьбы двух систем. И вот, когда СССР рухнул, казалось, что сейчас рухнут и эти диктаторы Ближнего Востока. Кстати, некоторые из них рухнули, например, в Алжире и Сомали, и там к власти сразу начали приходить исламистские режимы или пытаться прийти исламистские режимы. Другие, более мощные диктаторские режимы типа Мубарака или Асада продолжали сидеть. Потом во время «арабской весны» начали рушиться и они.

Ю.Латынина: 90% тех, кто приезжает воевать в ИГИЛ с Запада – это прыщавые подростки

И дальше началась война предельного идиотизма в ходе которой каждая «гардиан» писала: «Ах какая прекрасная либеральная партия «Братья-мусульмане», а кто их не любит – те фашисты!» Ваша покорная слуга, когда началась «арабская весна», тут же сказала, что дело кончится исламизацией Ближнего Востока. Не потому, что я такая в рабах продвинутая, а потому что дважды два — всегда четыре.

Посмотрите, что происходило после этого, когда Асад не захотел уходить. Началась война. Началось то самое, о чем я говорила, что Запад финансировал оппозицию, Запад вооружал оппозицию. Смотрите, что происходило в прессе. Это очень интересно. Допустим, 12-й год. Сирийская армия гвоздит Хомс, как она, скажем, гвоздила Хаму с «Братьями-мусульманами». Все западные СМИ сообщают, что сирийская армия ровняет с землей мирных жителей, но все-таки надо сказать, что мирных жителей ровняли с землей попутно, а не намеренно, хотя, естественно, ровняли. Ну, за исключением, разумеется, Russia Today, которая транслировала точку зрения Дамаска, что сирийские повстанцы расстреливают сами себя.

Но в ответ в том же 12-м году два шахида в Дамаске взрываются возле здания разведки и службы безопасности. Бином Ньютона – кто же там, на Ближнем Востоке заведует шахидами, какие такие конкретно борцы за демократию?

И вот, что по этому поводу пишет «Гардиан». «Гардиан» пишет, что проклятые сирийские службы сами себя взорвали, чтобы придать вес своим инсинуациям о том, что против них борется Аль-Каида, а вовсе не защитники свободы. Почему? А потому что защитники свободы сами сказали. 6 января происходит новый взрыв, еще два десятка трупов. Опять шахиды, это уже 13 год, 10 февраля возле здания службы безопасности, унося с собой 28 человек. Цитирую ВВС, в ВВС цитирует как источник наиболее приближенный к истине, представителя Свободной сирийской армии: «Этот преступный режим убивает наших детей в Хомсе и взрывает бомбы в Алеппо, чтобы отвлечь внимание от того, что происходит в Хомсе».

Напомню, что это происходило еще в 13-м году. И только где-то в середине 13-го года, выступая в Сенате, например, глава директората национальной разведки Америки Джеймс Клеппер признал, что да, оказывается в Свободную сирийскую армию, которую финансирует Америка, проникла-таки Аль-Каида. То есть через два месяца после начала взрывов шахидов американская разведка заподозрила, что шахиды у нас не поклонники демократии.

Еще раз повторяю: это очень характерная история, потому что сейчас уже куда-то делись рассказы о демократах, которые борются против Асада. В этом смысле западная пресса не совсем безнадежная. Конечно, никто не извинялся за предыдущие рассказы о шахидах, которые взрываются по указу Асада, чтобы компрометировать мирную сирийскую оппозицию. Но хотя бы перестали говорить. Рассказывают теперь про Мохсена, который страдает от незаслуженных обвинений.

Почему я все это говорю? Потому что хорошего выхода из ситуации нет. Нельзя с помощью шайбы играть в шахматы. Вот после того, как кончилась история с колонизацией и не начнется в ближайшем будущем, а если начнется, то через 50 лет и китайская. Выбор только из плохих вариантов. Два плохих варианта, и наименее плохой – это, конечно, не воевать против ИГИЛа вообще, вот дать им там построить свой рай на земле.

Знаете, в конце концов, против Советского Союза Запад не воевал. Ну, в Советском Союзе построили то, что построили. Страну, конечно, жалко, потому что страну уничтожили. И та страна, которая сейчас существует, она построена на руинах России. Мы, в общем как зомби бродим на руинах той России, которая могла бы быть, если бы она не прервалась в 17-м году. Но в этом смысле на самом деле Западу совершенно не надо бороться против ИГИЛа. А зачем? Все эти прекрасные ребята, которые там воюют, единственный смысл их жизни, единственный способ обретения им статуса – это ровно война. Так зачем воевать?

Ю.Латынина: Мы как зомби бродим на руинах той России, не прервалась бы она в 17-м году

На самом деле американцы совершенно правы – они там бомбят для виду, они там чего-то делают для виду. А посмотрите внимательней, кто там воюет? Там 90% тех, кто приезжает воевать в ИГИЛ с Запада – это прыщавые подростки, которые являются абсолютными лузерами у себя в том месте, где они живут.

Посмотрите, кстати — это очень интересный момент, — какое количество там сексуального насилия. Это очень важно. Вот представь себе: ты живешь, мусульманин где-нибудь в Англии, во Франции, сидишь на пособии, занимаешь низкий социальный уровень, работать не хочешь, учиться не хочешь, при этом хочешь быть великим, девочки тебе не дают. В 18 лет это очень важно. Посмотрите, какое количество сексуального насилия с этим связано. Почему там эти аукционы женщин? Почему там такие дикие насилия? Почему там эти вещи происходят? А потому что эти ребята туда приехали за этим. Они-то не знают, они думают, что они приехали за Аллахом, но на самом деле они приехали за этим. Потому что, молодой мужик хочет реализоваться. Как он считает, самореализовывается? Когда у него много баб, когда он крутой альфа-самец.

Ю.Латынина: Арест Гайзера, главы Коми. Я думаю, что это борьба за «Лукойл».

Кто 90% воюет в ИГИЛе сейчас из местных, это тоже понятно. Это тот синдром, который был в Германии во время 30-летней войны, потому что либо ты крестьянин, которого грабят, либо ты воин, который грабит. Ну, естественно, если вся страна начинает воевать, вы из крестьян переквалифицируетесь в воинов. И в этом смысле, конечно, Мосхен – это, конечно, типичный пример. Это не то, что человек всю жизнь чего-то там хотел… А просто такой способ времяпровождения.

Теоретически можно воевать против этих людей, как я сказала, но зачем? Пусть они там построят, пусть они там будут счастливы, а мир будет счастлив отдельно. И в этом смысле, конечно, Путин даст ИГИЛу то, что ему очень нужно. Он даст ИГИЛу, скорей всего, выжить. Я боюсь, что большое количество российского оружия будет захвачено тем же самым ИГИЛом. Более того – что очень страшно – это даст ИГИЛу новую цель – Россия. Потому что, когда этот ИГИЛ придет сюда и не только на Кавказ, а просто в Москву, это не будет история с Афганистаном. Когда мы воевали в Афганистане, мы хотя бы не имели Афганистан в центре Москвы. Мы, очень возможно, благодаря этому решению Путина будем иметь ИГИЛ в центре Москвы. И заметим, что по большому счету на Западе это никому не нужно, хотя, конечно, всем будет очень приятно, если Путин опозорится. Почему ему не дать повоевать в Сирии?

Ну, собственно, у меня осталось очень мало времени. Я бы хотела прокомментировать только две вещи. Сегодняшний обмен Кохвера, сотрудника эстонской службы безопасности, которого обменяли на российского шпиона Алексея Дрессена. Кохвер, напомню, был осужден за шпионаж на какое-то умопомрачительное число лет, и сейчас уже ясно, за что мы ухватили Кохвера и утащили его с эстонской стороны границы. Вот ровно для того, чтобы обменять его на этого Дрессена.

И заметьте, что очень интересная вещь предшествовала этому обмену. Ему предшествовал арест мэра Таллина Сависаара, которого подозревали в многократном получении взяток. То есть, видимо, это тоже должно было простимулировать обмен. В каком смысле – я всегда изумлялась, как Сависаара раньше не посадили. Потому что есть Эстония, где мы по мере сил ведем подрывную деятельность типа Бронзового солдата, а есть мэр Таллина Сависаар, который, например, не только подписал пакт о сотрудничестве с «Единой Россией, но в 2010 году был просто уличен в том, что брал у России деньги. Это был фонд Андрея Первозванного, который Владимир Якунин и так далее… То есть Сависаар – это тот самый иностранный агент. Мы же всегда обвиняем чужих в том, что делаем сами. Я всегда удивлялась, как этот человек, на котором столько собак, и как он абсолютно спокойно как эстонцы себя не берегут. Но, видимо, в рамках подготовки к обмену Кохвера произошел, как я понимаю, и арест Сависаара.

И, собственно, еще один арест, который я не прокомментировала в прошлый раз, это арест Гайзера, главы Коми. Я думаю, что это борьба за «Лукойл». Я думаю, что в России осталась последняя не поделенная нефтяная компания. Почему я так думаю? По очень простой причине. Вот, что есть в республике Коми? Нефть. Кто там в нефтянке? Есть «Лукойл» и есть Игорь Иванович Сечин – «Роснефть». У Игоря Ивановича есть известный «модус операнди», потому что очень часто, если в России сажают какую-то знаковую фигуру, бизнесменов особенно, или связанную с бизнесом, то очень часто, когда посмотришь, там оказывается Игорь Иванович. Ходорковский, Гуцериев, Евтушенков. Вот теперь Гайзер. Я совершенно не сравниваю этих людей – что они сделали, что они представляют – они совершенно разные люди. Но вот и Ходорковский, Гуцериев и Евтушенков – Гуцериев не был арестован, на Гуцериева было уголовное дело – но вот каждый раз там каким-то удивительным образом пересекались интересы с бизнес-интересами Игоря Ивановича. Гайзер был «лукойловский» человек.

И, конечно, это очень смешно, когда человек руководит регионом энное количество лет, в 14-м году его избирают снова – и тут он оказывается «организованной преступной группой»! Если я права, то, очевидно, мы скоро увидим проблемы у нефтяной компании «Лукойл» не дай бог. Собственно, она последняя у нас осталась вне зависимости. «Альфу» купили, «Башнефть» съели. «Сургут» и так, как говорят, давно лоялен Путину, ЮКОС отобрали, «Сибнефть» купили. Ну вот – «Лукойл».

И, кстати, еще один замечательный момент. Я не знаю, знаете ли вы или нет, но меня потрясло. Оказывается, что в школах Республики Коми внедрялось обучения учеников коми языку, что, естественно, вызывало глухое недовольство родителей. На самом деле эта история меня совершенно потрясла, потому что ну вот, у нас Владимир Владимирович типа отстаивает интересы русских. Одна из вещей, о которых, отстаивая интересы русских, стоит подумать, это то, что советское фальшивое деление на республики вместо прежних губерний создает потенциал следующего распада страны. Когда в Республике Коми начинаете рассказывать, что там в основном живут не русские, а живут коми, да еще учить язык – совершенно безотносительно к Гайзеру – это такая глупость, которую просто не ожидаешь от людей, которые так сосредоточены на интересах защиты русских. Всего лучшего! До встречи через неделю.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире