'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 23 ноября 2013, 19:07

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа», +7 985 970-45-45. Самая, конечно, страшная трагедия на этой неделе – это разбившийся в Казани Боинг. И, причем, потрясающую статью всем рекомендую, кто не читал Ивана Голунова на Слоне.ру, в которой рассказано о том, что представляла из себя авиакомпания, которой этот Боинг принадлежал, татарская авиакомпания. Как там трудились сынки высокопоставленных чиновников, как там Боинг, который реально стоит 100 тысяч долларов в месяц, на самом деле, обходился авиакомпании в 260. И понятно, что эти 260 тысяч шли наполовину налево. Как из-за этого авиакомпания была далеко за гранью банкротства, в связи с чем, например, ей не отпускал свой собственный аэропорт топливо, потому что у нее не было денег. Вернее, были долги, поэтому топливом она заправлялась в Домодедове на 2 рейса, что, как вы понимаете, ну, мягко говоря, строжайше запрещено правилами авиаперевозок, и мы все знаем, что даже если самолет вынужден из-за какой-то неисправности вернуться обратно, то он летает кругами, вырабатывая топливо. И этот Боинг садился с половиной топливного бака, в связи с чем, собственно, он и сгорел. Скорее всего, он бы всё равно разбился (это была ошибка пилотов), но он хотя бы не сгорел, они хотя бы были целенькие, простите меня за черный юмор, а, может быть, кто-нибудь и уцелел.

И при том, что в катастрофе погиб сын президента Татарстана, это вот такая античная трагедия, что они устраивают систему, при которой они гибнут в том числе сами. Потому что они могут отменить все законы божеские и человеческие, но законы физики они не могут отменить.

И к сожалению в пандан этой статье я могу только добавить, что это не единственная вещь, это не исключение. Вот там, как выяснилось, Боинг этот разбился в том числе и потому, что (пока как говорят), что сидел бывший штурман и бывший бортинженер в кабине, ни один из которых никогда не уводил самолет на второй круг. Это стандартная ситуация, о которой рассказывают российские летчики. Они рассказывают, что поскольку не хватает времени на тренажерах, не хватает оплаты времени на тренажерах (в данном случае авиакомпания «Татарстан» зато платила 260 тысяч долларов в месяц за то, что стоило 100 тысяч), то летчики просто плохо натренированы. И когда они едут по автопилоту, у них всё получается. Когда они сталкиваются со сколько-нибудь нестандартной ситуацией, они могут теряться. Они, во всяком случае, не способны сделать то, что сделал американский пилот, который посадил заглохнувший самолет, если вы помните, на воду Гудзона.

Рассказывают летчики, что дипломы и вовсе покупаются. Вот, покупаются права летчиков, потому что это высокодоходная профессия. И вот тебе в кабину сажают человека и говорят «Только ты смотри, аккуратнее, потому что он никогда не летал». Рассказывают, что засилье военных в авиаслужбе, и это очень плохо, потому что, оказывается, наши военные летчики мало летают. То есть когда приходит военный летчик, кажется «Ах, ас, он где-то там в небе над Кандагаром». На самом деле, у него за время его военной службы налет был там 2,5 часа в год.

Рассказывают, что практика, когда самолет вынужден брать с собой топливо на следующий полет, она, конечно, не так часта, но она и не исключительна. Что иногда может летчик оказаться перед фактом, что, вот, в следующем аэропорту тебя не заправят, поэтому ты, вот, залейся под 2 посадки. А если нет, то сиди здесь неделю. Особенно если этот летчик чартерный.

Рассказывают совершенно жуткие вещи. Например, собственно, это не только рассказы, это… Понимаете, вот у меня вопрос. Олимпийский факел побывал в космосе, побывал на дне озера Байкал. В какое еще место его нужно засунуть ради пиара? Вот, действительно, у нас путинский режим увлечен я бы даже не сказала пиаром. Вот это с олимпийским факелом – это уже перешло за какую-то, мне кажется, здоровую психическую грань и это уже занимает то место, которое в древних культурах занимал ритуал. Вот, император совершал жертвоприношение на алтаре неба и земли, от этого по всей земле становилось зашибись.

Вот, кажется с олимпийским факелом они серьезно думают, что если они принесут его на дно Байкала, потом на Северный полюс, потом в космос, то после этого, я не знаю, на Олимпиаде родится спаситель человечества и имя ему будет Путин. Это вот какие-то ритуальные действия, которые они совершают, и они всерьез думают, что эти ритуальные действия обеспечивают благосостояние страны.

Мне кажется, что вот мы наблюдаем некий момент, когда пиар переходит в что-то вроде психической болезни. Знаете, вот как у сумасшедших появляются ритуалы, там, надо вступать на каждую третью ступеньку. Да? Вот, у нашей власти тоже некое психическое представление, что для того, чтобы всё было нормально, надо олимпийский факел вынести в космос. При этом мысль о том, что для того, чтобы всё было нормально, надо, например, обеспечивать соответствующие авиационные службы, ну, как-то не приходит, потому что самолеты – они падают по всему миру. Но в России они падают чудовищно, совершенно недопустимо часто, потому что по количеству авиационных катастроф в последние годы мы опережаем всех, кого можно. Просто всё это падает так же часто, как в Уганде. Практически всё это имеет своей причиной запредельную техническую отсталость страны и, в общем, преступную экономию на человеческих жизнях. Является следствием комбинации множества факторов, но обычно это средневековое оборудование аэропортов и недостаточная тренированность пилотов.

Я напомню, что в Петрозаводске самолет разбился потому (это 2 года назад), что на аэродроме просто не было современной курсоглиссадной системы. Просто потому, что сажали по радиомаякам на дальнем и ближнем приводе. Кроме этого аэродромы увеличили посадочный минимум. То есть разрешили сажать самолеты при такой облачности, при которой, на самом деле, их было сажать нельзя. Скорее всего, диспетчеры еще и сообщили, что погода проходит по минимуму в то время, как она не проходила. И в итоге усталый пилот принимает огни шоссе за огни посадочной полосы со всеми вытекающими отсюда трупами.

В Ярославле, когда разбилась спортивная команда, летчики говорят, что просто самолет залетал с половины полосы, потому что всё остальное было заставлено ВИПами по случаю Ярославского форума.

В Перми (вот это уже, как бы, не рассказы летчиков, это отчеты МАКа) первый пилот был просто пьян, а второй не умел сажать Боинги. Посмотрите отчет МАКа – там страшная расшифровка, там вот эти 2 пилота, один из которых всё время спрашивает (это второй пилот), в какую кнопку ему тыкать, и тыкает всё время не в те кнопки. А первый пилот ему говорит «Ну, ты же видишь, я в каком состоянии. Вот, наверное, ткни в эту кнопку, вот, может быть, в эту, вот, может быть, в эту».

И, конечно, если бы они садились по забитым еще в начале полета в компьютер данным, они бы, наверное, и сели. Но там произошла такая же ситуация – надо было уходить на второй круг. Вот, на втором круге они не справились, они очень долго тыкали в разные кнопки, пока, вот, машинка не свалилась.

Единственная катастрофа, обратите внимание, за последние годы, которая связана, действительно, с тем, что можно назвать «технические обстоятельства непреодолимой силы», это катастрофа авиакомпании Red Wings во Внуково, катастрофа Ту-204, который, как вы помните, разбился при посадке и вылетел на Киевское шоссе. И там, поскольку Ту-204 – самолет, который просто… Его очень мало в природе. Он достаточно давно разработан, но его очень мало выпускали. И у него фантастический есть дефект (вернее, был): при малом весе и сильном боковом ветре у самолета при посадке не обжимались концевики шасси, то есть, грубо говоря, самолет не понимал, что он сел и, соответственно, у него не включался реверс. Соответственно, летчики посадили самолет, сделали всё нормально, но он не тормозится.

И самое, конечно, страшное – это вот те решения, которые принимаются после того, как произошли эти катастрофы, потому что вот в этой паучьей банке, которая у нас вместо решений, они служат для каких-то совершенно диких лоббистских выводов. Например, после уже упомянутого мной Петрозаводска Дмитрий Медведев вдруг взял и запретил к эксплуатации Ту-134, который там разбился. Но, вы знаете, из всех вещей, которые я перечислила – от отсутствия курсоглиссадной системы современной до занижения диспетчерами уровня облачности – вот, просто там не было ни одного, которое имело какое-то отношение к тому факту, что это был Ту-134. Разумнее, согласитесь, было бы курсоглиссадными системами потребовать оборудовать российские аэродромы. Как-то создается впечатление, что заявление Медведева было просто пролоббировано теми лоббистами, которые всякую зарубежную рухлядь ввозят в Россию.

Наоборот, после катастрофы Ту-204, которая, еще раз повторяю, носила сугубо технический характер, что редчайший случай для российских авиакатастроф, Ту-204 никто к эксплуатации не запретил, даже не приостановил, что, кстати, совершенно немыслимо на Западе. Зато воспользовались случаем, отобрали авиакомпанию Red Wings у Лебедева. То же самое здесь в Казани, потому что не успел еще разбиться этот несчастный Боинг, как стали проверять аэропорт Домодедово. Ребята, одну секундочку, а причем здесь аэропорт Домодедово?

То есть вот такая страшная картина страны, где элементарные пренебрежение нормами технической, полетной, всякой какой угодно безопасности, где средневековое оборудование аэродромов, где нетренированные пилоты, где, как говорят. подчеркиваю, просто продажа лицензий пилотов за деньги. Но зато, вот, выходят в космос с негорящим олимпийским факелом и погружают его на дно Байкала.

+7 985 970-45-45. У меня довольно много вопросов про Украину, которая, все-таки, не сливается в экстазе с Европой. Это можно считать большой дипломатической победой Владимира Владимировича. Но я, все-таки, сначала перед Украиной поговорю о Белоруссии. На мой взгляд, такие 2 очень связанные темы. Напомню, что на этой неделе стало известно о продаже компании Уралкалий Михаилу Прохорову, и одновременно Батька белорусский прислал нам из белорусского СИЗО Баумгертнера, гендиректора компании Уралкалий, ну, примерно таким же широким жестом как ливийский диктатор Муаммар Каддафи после подписания очередного соглашения с Путиным прислал нам своего заложника на самолете премьера – это был руководитель тамошнего Лукойла.

Я, собственно, перед тем, как… Я обещала и давно обещала рассказать о том, что я думаю по поводу компании Уралкалий. И, вот, по случаю ее продажи свое обещание выполняю. Но сначала в качестве преамбулы хочу сказать следующее. Баумгертнера с самолета увезли в российское СИЗО и предъявили ему какое-то обвинение.

Я, конечно, понимаю, что это обвинение там изойдет на нет, что Баумгертнера выпустят. Но я, все-таки, напоминаю, что, на мой взгляд, это даже не унижение России. Это, вот, что-то запредельное. Соседний диктатор по какой-то своей диктаторской надобности вне зависимости от того, она была обоснована или нет (я, кстати, думаю, что она была обоснована), схватил российского гражданина, чтобы решить свои (диктатора) коммерческие проблемы. И мы не только реально никак не поспособствовали его выдаче, мы после того, как нам его вернули, повезли его в СИЗО, чтобы выбивать бабки дальше.

Это какое-то такое немыслимое унижение страны. Это, вот… Ну кто же нас после этого уважать-то будет? Какие там Буты? Что мы предъявляем к Америке? Выясняется, что мы Америке предъявляем не то, что она арестовала Бута за то, что он торговал наркотиками, а, выясняется, что мы вполне согласны с ситуацией, когда российского гражданина арестовали по каким-то там коммерческим делам в рамках взаимозачетов между диктаторами. Вот тогда нам эта ситуация как и в случае с Лукашенко, как и в случае с Каддафи, нас устраивает. А, вот, когда Америка арестовывает человека, потому что он совершил преступление и совершенно не собирается его на что-то менять, вот тогда наши власти эта ситуация оскорбляет до самой глубины пятки.

Я напомню, что, между прочим, российских разведчиков, которые грохнули в Катаре Яндарбиева, когда их вернули в Россию, их встречали с красной ковровой дорожкой, что, кстати, правильно с точки зрения государства. Ну как? Они выполняли государственное задание, они вернулись – ну, красная ковровая дорожка.

А Баумгертнера увезли в СИЗО.

Кстати, к вопросу об унижении России. В парламенте Абхазии провалилась попытка лишить неприкосновенности депутата Нодика Квицинию, которого подозревают в причастности к убийству бизнесмена из России Сергея Клемантовича и его знакомой по имени Ольга. Совершенно замечательно! Абхазия. Великая держава Абхазия показала нам кукиш. Держава Абхазия, признанное другим великим государством Науру, и существующее исключительно на наши российские деньги, может нам показывать кукиш. После этого нас должны уважать в мире. После этого мы рассказываем, что мы играем в геополитические игры.

Так вот. По поводу Уралкалия. Продан он Михаилу Прохорову. Это, на мой взгляд, очень поучительная история. И, в общем-то, это история о том, как в ходе путинского распределения собственности по понятиям, компания утрачивает своего настоящего владельца и после этого она идет вразнос. Потому что, в общем, на мой взгляд, такая же судьба как Уралкалия с большими вариациями ждет бывший Юкос, то есть нынешнюю Роснефть, и ТНК-BP, и Ависму. Потому что, с моей точки зрения, у компании Уралкалий был один настоящий владелец, его звали Дмитрий Рыболовлев. Он ее создал из руин советской экономики, он поставил продажи, он организовал производство, он наладил сотрудничество с белорусами. Именно благодаря Рыболовлеву, мировые калийные цены взлетели вверх. Напоминаю, что Уралкалий устроен так странно, что, с одной стороны, у него гигантская прибыль… Там у него себестоимость чуть ли не 20 долларов за тонну. А с другой стороны, что Уралкалий совместно с Сильвинитом контролирует значительную долю рынка мировых калийных удобрений. А если приплюсовать сюда еще и Беларуськалий, то там образуется чуть ли не 60% рынка. То есть сотрудничество с Белоруссией было очень важным.

И вот, собственно, в США Рыболовлев был бы там новым Рокфеллером. А в России Рыболовлев оказался сладкой добычей. Это принципиальное различие между рыночной и разбойничьей экономиками, потому что в рыночной экономике процветающая компания приносит прибыль, а в разбойничьей – чем больше ты процветаешь, тем больше желающих тебя съесть.

Значит, соответственно, процветающая компания с фантастической прибыльностью стала объектом внимания, насколько я понимаю, правой руки Владимира Путина Игоря Сечина, ее принялись гнать по полю. Ну, у нас, все-таки, псарня многополярная, у нас Сечин не единственный охотник в путинском лесу, в итоге компания попадает не к Сечину, не к питерским силовикам, она попадает к Сулейману Керимову, которого у нас поддерживает другое альтернативное либеральное крыло правительства.

Сулейман Керимов – один из самых блестящих операторов России в области враждебных и, как бы, не очень враждебных захватов. Но у Керимова были 2 ограничения, которые, на мой взгляд, сыграли фатальную роль в дальнейшей истории.

Во-первых, Керимов – игрок, он играет вкороткую. Его специальность – купить, перепаковать, продать. А такая стратегия помимо всего прочего успешна только на идущем вверх рынке. Вот, в момент финансового кризиса, который сейчас душит Россию, она в принципе неуспешна.

Во-вторых, Уралкалий оказался необычным для Керимова приобретением, потому что обычно Керимов забирал с использованием административного ресурса, то есть задешево. В данном случае административный ресурс куда больший был на другой стороне, дешево забрали бы и без Керимова. Соответственно, Керимов заплатил большие деньги, кредит по привычке был взят в Сбербанке под залог акций Уралкалия же, то есть падение цены компании, в принципе, грозило Керимову маржин-коллами и утратой компании.

Дальше началась первая часть Мерлезонского балета, в которой Сулейман Керимов, насколько я понимаю, посмотрел на Беларуськалий (а продажи были совместные, торговали через единую компанию) и понял, что, в общем, неповоротливый громоздкий Беларуськалий, руководимый государственными менеджерами, представляет, ну, скажем так, неограниченное поле для разных интересных маневров. То есть за счет Беларуськалия можно прекрасно жить.

Значит, насколько я понимаю, там просто, вот, произошла приватизация менеджеров Беларуськалия, причем это всё использовалось по-черному. Там были очень смешные вещи. Там, например, можно было грузить калий через литовский порт по 6 долларов тонна, так грузили через принадлежащий Керимову порт в Санкт-Петербурге по 16 долларов. Там шли продажи через швейцарскую компанию, в том числе даже и белорусского калия, с уверением, что «вы знаете, ребята, иначе на белорусский калий американцы или еще кто-то там наложат санкции». Это при том, что никаких санкций на белорусский калий не было.

То есть, действительно, вот это неповоротливое государство представляло собой гигантские возможности для разводки. Я не знаю, почему это делал Керимов. Во-первых, потому что это, очевидно, сходило с рук. Во-вторых, потому что он – игрок. В-третьих, потому что, ну, может быть, ему так хотелось или важно было настолько улучшить финансовые показатели российской компании, хотя бы в целях капитализации акций.

Дальше наступила совершенно неизбежная часть, вторая Мерлезонского балета, которая заключается в том, что на всякого Фуке у Людовика XIV найдется какой-нибудь наушник. Вот, всякий человек, который наживается на диктаторе, наживается на авторитарном правителе, и который думает, что он очень здорово дергает тигра за усы, он рискует тем, что придут люди и объяснят диктатору, что происходит. Эти люди пришли, объяснили Лукашенко во всех подробностях, как его обувают. Лукашенко пришел в неистовство. Некоторое время обе стороны пытались договориться.

А дальше проблема, ведь, заключается в том, что обе стороны находились в совершенно неравных условиях и ни одна не была рациональной. Керимов, судя по всему, предполагал, что белорусы никогда не решатся с ним разорвать отношения, потому что как бы их ни обували, они всё равно себя чувствовали лучше, чем если бы они жили по отдельности, то есть что белорусы будут руководствоваться рациональными принципами как бизнесмены.

А диктатор не может руководствоваться рациональными принципами. Для Лукашенко в данном случае даже не важна была коммерческая прибыль компании – важно было, что его обувают. Лукашенко прекрасно понимал, что он компанию никогда не потеряет, потому что Беларуськалий не может обанкротиться, потому что он государственный.

Керимов находился в совершенно других условиях, потому что он-то компанию мог потерять. Он ее купил за деньги. Он закладывал акции компании. И в тот момент, когда Керимов разорвал отношения с Беларусью окончательно, Лукашенко поступил так, как поступает правитель, а не так, как поступает бизнесмен, — захватил заложника. Причем мало того, что захватил заложника. На самом деле, ведь, в Беларусь для переговоров приглашались и Дворкович, и сам Керимов. То есть там был бы не один заложник Баумгертнер, если бы вся эта шайка-лейка приехала. И совершенно непонятно, как тогда бы Россия себя вела.

Но дальше наступило, как я уже сказала, самое, на мой взгляд, позорное, потому что российская сторона не увидела во всей этой истории, достаточно неприглядной, на мой взгляд, для обоих сторон, не увидела во всей этой истории ничего кроме как возможности новой дележки Уралкалия.

Первый человек, который, насколько я понимаю, там образовался, был как раз Игорь Иванович Сечин. И как раз тоже были некие договоренности. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Юлия Латынина, «Код доступа» и я остановилась на том, как началась третья серия Мерлезонского балета и как после ареста Баумгертнера Россия восприняла это как там повод к новой серии дележки Уралкалия. И как в рамках «бизнес как обычно» приехали в Белоруссию эмиссары, насколько я понимаю, от Игоря Ивановича Сечина. Но тут, опять же, насколько я понимаю, уже коса нашла на камень, потому что Лукашенко понравилось. Ему понравилась кооперация с бизнесменом. Потому что, понимаете, как замечательно? Ведь, Лукашенко ж понимает, что если у тебя будет новый какой-то альтернативный Керимов, у которого есть свои бабки и у которого нет поддержки на самом высоком государственном уровне, то если что, его всегда можно задрать. А если он будет кооперироваться с Игорем Ивановичем Сечиным, то, так сказать, следующего генерального директора, которого поставил Игорь Иванович Сечин, уже нельзя будет арестовать. Уже тогда Россия на тебя обрушится по полной.

Соответственно, Лукашенко поставил условия, чтобы компания… Лукашенко! Не Россия. Поставил условия, чтобы не только Керимов продал компанию, но и продал ее человеку, у которого есть свои собственные деньги, а не то, чтобы это был кредит в Сбербанке. Таким условиям удовлетворял Прохоров.

Самое еще потрясающее, что в это время происходило с компанией, потому что, насколько я понимаю, ситуация пошла вразнос и с той, и с другой стороны. Со стороны Уралкалия, если я ничего не путаю, если мои источники правильные, Уралкалий грузил чуть ли не без предоплаты и чуть ли не со словами «Договоримся потом», потому что Керимову было важно показать объем продаж компании с целью будущей продажи. И вот те вот замечательные люди, которые так замечательно рассказали Лукашенко, как его обувают, вот, они замечательно умеют рассказывать, как их обувают (и даже вероятно были правы), но они оказались гораздо более плохими менеджерами, потому что в условиях падающего рынка, насколько я знаю, Беларуськалий умудрился отгрузить в октябре аж 200 тысяч тонн калия. И это компания, которая продавала там 10-11 миллионов. Это тоже всегда бывает: те люди, которые очень хорошо умеют разоблачать врагов и воров, являются плохими менеджерами.

На мой взгляд, ситуация абсолютно позорная для всех и в том числе для России. Меня больше в этой ситуации, больше всего огорчает то, с чего я начала, что ни одной стороне – ни российской, ни белорусской – не пришло в голову позвать того человека, который создал компанию Уралкалий Дмитрия Рыболовлева, у которого ее фактически отняли. И, конечно, все приключения Уралкалия после продажи ее Рыболовлевым, это вот история о том, что тем или иным способом ворованное не идет впрок.

+7 985 970-45-45. Рассказываю вам совершенно потрясающую историю, которая меня поразила в самую пятку. Я до сих пор нахожусь под впечатлением от утреннего разговора с человеком, которого зовут Дмитрий Сергеевич Соколов. Это полный тезка гражданского мужа террористки Наиды Асияловой, взорвавшейся в Волгограде, и ликвидированного неделю с хвостиком назад.

Значит, напоминаю, что я неделю назад вам рассказывала душераздирающую историю о том, как за неделю перед ликвидацией вот этого самого Соколова в Махачкале взяли другого человека с фамилией Соколов, который снимал теракт. Вот, взорвался водочный магазин, и этот человек снимал теракт. Когда его взяли, вытащил паспорт Соколова, его скрутили. А потом его, якобы, отпустили.

И я выразила сомнения в том, что его отпустили, а выразила уверенность, что его, так сказать, недельку подержали и подкинули. И еще там была совершенно фантастическая статья на эту тему на сайте, который называется, по-моему, Kavkazpress.ru, в которой утверждалось, что Дмитрия Сергеевича Соколова отпустили, потому что выяснилось, что он был гей, который приехал в гости к махачкалинским ваххабитам. То есть полный бред: где ваххабиты, где геи? Да? Ну, если человек приехал в гости к ваххабитам, значит, его, наверное, надо держать.

Вы представляете себе? Это-таки, действительно, правда. Ну, я имею в виду в части того, что Дмитрий Сергеевич Соколов, действительно, существует и это, действительно, человек, отдельный человек, за неделю перед этим задержанный в Махачкале, за неделю до ликвидации другого Соколова. В общем, как вы понимаете, задерживали его не единственный раз. Парень, который из Ярославля, который по какой-то своей надобности, у него, видите ли, был бесплатный проезд по железной дороге, и этот замечательный товарищ поехал посмотреть на город Грозный. А по дороге он вышел в Махачкале в качестве туриста, чтобы посмотреть еще и на Махачкалу.

И когда он гулял по Махачкале, помахивая своим туристическим вот этим видяшником, позади него чего-то взорвалось, ему стало интересно. Вместе с другими он побежал туда и снимал. И когда его, ничего не подозревающего, сержант местный спрашивает «А ты кто такой? И почему ты снимаешь?», он достает из широких штанов свой паспорт и показывает его сержанту. После чего, естественно, оказывается тут же мордой об асфальт в наручниках.

После чего его тащат в полицейский участок, довольно долго бьют. Причем, что особенно обидело моего Дмитрия Сергеевича Соколова, что когда через несколько часов разобрались, что он таки, действительно, другой Дмитрий Сергеевич Соколов, его продолжили бить, чтобы он не жаловался.

Если вы думаете, что на этом злоключения Дмитрия Сергеевича Соколова кончились, то вы ошибаетесь. Потому что его отпустили. Он пошел, купил себе билет на автобус в город Грозный, потому что он не мог уехать иначе своим бесплатным билетом как из Грозного. И при посадке в автобус его тоже повязали, но уже сотрудники другого РОВД. Но уже, по счастью, не били. Если вы думаете, это последний раз Дмитрия Сергеевича Соколова остановили, человека с таким замечательным паспортом, именем и фамилией, совпадающего с именем и фамилией мужа смертницы Наиды Асияловой, то вы тоже ошибаетесь, потому что третий раз его ссадили бдительные люди уже в Чечне с автобуса, который, соответственно, ехал в город Грозный.

К этому моменту он уже всё знал, что с ним происходит, он уже вопил «Я не тот Соколов! Позвоните, пожалуйста, следователю». Он сам набрал следователю, но у него не стали брать трубку, сказали «Ты нас обманываешь. Это ты в какие-то свои террористические игры играешь».

Что я тут могу сказать? Во-первых, бывают в жизни совпадения. Во-вторых, я должна честно сказать, что если бы человек с именем и паспортом Царнаева где-нибудь объявился, ну, скажем, в Бостонском марафоне, то, я думаю, что ему бы тоже сильно не повезло. Причем, я сильно подозреваю, что его даже могли застрелить. Я думаю, что наш Дмитрий Сергеевич Соколов, любитель путешествовать в город Грозный, легко отделался.

Причем такой совершенно потрясающий момент. Вот потрясающий человек. Я его спрашиваю: «А что это за безумная история, что вы ехали в гости к махачкалинским геям? Это вообще о чем?» Я говорю «Вот, и вообще вы гей или нет?» И он меня потряс ответом, он говорит: «Ну, понимаете, у меня были в жизни и мальчики, и девочки. Об этом можно говорить. Я этого совершенно не стыжусь. Но ни к каким геям я в гости не ехал, это не имеет никакого… Вообще моя личная жизнь не имеет никакого отношения к тому, что я хотел поехать посмотреть на город Грозный. Ну, просто когда меня избили, то чтобы что-то написать, написали вот это».

В общем, это совершенно потрясающая история. Но еще раз я повторяю, что человеку с таким именем и фамилией… Действительно, бывают в жизни совпадения. И, в общем, в похожих ситуациях в Лондоне застрелили человека, потом долго извинялись. Правда, я думаю, что в похожей ситуации в Лондоне бы потом никогда не били бы этого человека, когда выяснилось, что он был невиновный. Но, в общем, Дмитрию Сергеевичу Соколову повезло, и я ему не рекомендую посещать Махачкалу с таким именем и фамилией в будущем. Да он, наверное, и сам не хочет.

+7 985 970-45-45. Мне пишут совершенно замечательный вопрос. Мне пишут, типа, прокомментируйте наезд на Мастер-Банк.

Напомню, что на этой неделе ЦБ закрыл Мастер-Банк. И я думаю, что Мастер-Банк, а также и другие банки-помойки, например, Банк Пушкин без всякого наезда закрыт потому, что у нас, наконец, во главе ЦБ находится вменяемый и смелый человек госпожа Набиуллина.

Я не знаю, что-то такое у  нас совпадение, что у нас как назначают бабу, так она оказывается с яйцами, причем большими, чем у мужика. Это не первый раз случается в истории российского правительства. Но во всяком случае, могу констатировать факт, что Игнатьев всё знал, что происходит с российскими банками и какие из них являются, как бы это сказать, четвертой категорией свежести, как осетрина у Булгакова, но ничего не делал. Тем более, что в большинстве случаев крышей этих банков, отмывочных банков чаще всего являются какие-то фсбшные конторы. Напомню, что уже уходя, председатель ЦБ Игнатьев рассказал, дал некое загадочное интервью о том, что у нас всю отмывку крышуют некие там вот… И кивал при этом на контору с Лубянки.

А Набиуллина действует. И те помойки, и те нарывы, которые надо было зачистить много лет назад, она, действительно, довольно последовательно зачищает и не боится на себя при этом брать ответственность.

Для меня это очень радостное обстоятельство, и оно умиряется только одним. Я думаю, насколько, все-таки, наше правительство и действия всех наших властей лишены в глазах общества легитимности. Потому что самые приличные люди позволяют себе говорить по поводу того, что Мастер-Банк кому-то перебежал дорогу, в то время как это, ну, вот, гигиеническая мера. Почему Набиуллина закрыла Мастер-Банк? Наверное, потому же, почему она моет руки после посещения туалета. Гигиена. Финансовая и личная.

И, конечно, не забудем, что Мастер-Банк, что там возглавлял его совет двоюродный брат Владимира Владимировича Путина, что как-то очень странно, потому что, ну, понятно, что, ну, вряд ли бы, скажем так, наблюдательный совет какой-нибудь совсем уж шарашкиной конторы или пирамиды, или отмывочного центра возглавлял бы, скажем, двоюродный брат Обамы. Ну, вот, как-то не принято это в мире. И что совершенно замечательно, что писалось, не отмечалось не раз, что именно Мастер-Банк финансировал разные прокремлевские проекты типа там всяких сайтов Politonline.ru и прочего трэша, и прочих нашистов, и так далее, и так далее.

Вообще это своеобразная характеристика такого рода коммерсантов. Это помните, как, вот, господин Полонский тоже на своем острове задумывал там по рассказам несчастного Владика Монро какие-то совершенно фантастические проекты с целью дискредитации лидеров оппозиции и думал, что ему что-то это принесет.

Вот еще раз повторяю, для меня, с одной стороны, очень радостно, что Набиуллина в ЦБ чистит вот эти вот помойки. А с другой стороны, я не могу не задумываться о том, что когда власть не имеет реальной легитимности, то общество воспринимает ее действия не как реформы, не как нечто должное, а как наезды, даже если это является реформой и нечто должным. И, собственно, вот это восприятие даже совершенно нормальных действий нормального чиновника показывает, насколько, на самом деле, глубокой эрозии подверглась легитимная база нашей власти.

+7 985 970-45-45. Я, наконец, добралась до истории, которая, на мой взгляд, очень важная на этой неделе. Это решение Януковича не вступать в ассоциированное членство с Евросоюзом, что, на самом деле, конечно, является достаточно эпохальным решением в том смысле, что поскольку это произошло под давлением России (это произошло в том числе под давлением России), то это означает, что Россия сильнее Евросоюза. С чем я и поздравляю Владимира Владимировича Путина с одной такой запятой, что Россия сильнее Евросоюза в чем? В том, что Россия может нагадить в суп соседа. Россия может перекрыть Украине весь импорт и экспорт, и Россия, заметим, при этом не задумывается о том, как пострадает собственная российская экономика. Потому что понятно, что когда мы перекрываем украинский импорт, то от этого страдает не только Украина, но и Россия.

Цивилизованные страны ничего подобного проделать не могут и, соответственно, вот, кто сильнее? Один может нагадить соседу в суп, а другой не может. Поэтому сосед выбирает хлебать свой суп с тем, кто может нагадить.

На самом деле, конечно, решение Януковича не только с этим связано. Оно связано, прежде всего, с двумя обстоятельствами. Во-первых, единственное, чем руководствуется Янукович, это выборами 2015 года. Он будет дружить с тем, кто больше позволит ему выиграть выборы. Очевидно, что Россия способна нагадить больше, чем Евросоюз. И второе, Янукович, конечно, не может себе позволить выпустить Юлию Тимошенко.

Вот такова логика, в которой он живет. Если он пустит, он в натуре лох, его никто уважать не будет. К тому же отпустить Тимошенко на свободу – это необратимый поступок, а соглашение с Евросоюзом, на самом деле, вещь растяжимая, потому что, ну, договоренности отложили. Ну, их, в конце концов, отложили, а там дальше тихой сапой, глядишь, в течение полугода подпишут одно, потом другое, почти третье.

Но мне, на самом деле, вот что самое интересное показалось в этой истории. Мне показалось в этой истории интересным то, что ни одна из трех сторон (а именно Янукович, Россия и Европа) не руководствовалась сколько-нибудь рациональными соображениями. И это очень симптоматично, потому что, ну а скажите, пожалуйста, а зачем вообще Европе Украина? Пардон, это что, процветающая страна? Ну, демократическая она еще, может быть, более или менее. Во всяком случае, более демократическая, чем Россия. Она коррумпированная. Во главе ее стоит какой-то странный, ну, еще не авторитарный, но уже там, скажем так, странный президент. В стране царит дикий бардак, в стране жуткое экономическое положение. Зачем Европе Украина? Ответ: затем же, зачем и Греция. Евробюрократия хочет расширяться. Только поэтому.

Второе. Оказалось еще 2 геополитических игрока, один из которых Владимир Владимирович, который, на самом деле, гораздо лучше понял некоторые истины европейской политики, чем об этом думает наша либеральная оппозиция. Потому что наша либеральная оппозиция долго не могла понять, что такое Европа, она всё бегает в парламент Европы, она всё говорит, что вот сейчас ЕС осудит, вот сейчас Меркель выступит. Вот я должна сказать, что Путин с его циничным представлением о мотивах поведения европейских политиков, был прав: оппозиция жила в мире, специально созданном для полезных идиотов. Потому что, вот, нет сомнения для меня, что в том, что касается всяких пиар-примочек, прав геев, там несчастных чеченских беженцев, Pussy Riot, западные политики готовы издавать благочестивые звуки. Но по-крупному (и в этом дипломатическая победа Путина) Путин был первым из современных политиков, который понял, что современная европейская демократия готова идти авторитарным режимам на еще большие уступки, чем Чемберлен и Даладье в Мюнхене. Потому что в конечном итоге ни один современный западный демократический политик не готов терять жизни и деньги избирателей ради противостояния, скажем, международному хулигану. Это значит, что он сам найдет спасительный для его лица способ перед хулиганом извиниться, объяснить, почему хулиган в данном случае не хулиган. Российско-грузинская война и доклад комиссии Тальявини – лучший тому пример.

И проблема Путина как раз заключается в том, что после того, как он продемонстрировал всему СНГ свою способность манипулировать Европой, у него нашлись еще более способные ученики, а именно Янукович и Лукашенко. Они точно так же не связаны никакими публичными обязательствами перед народом. Они могут менять свой политический курс как средневековые короли в мгновение ока, особенно Лукашенко. Экономические проблемы, возникающие в их собственных странах из-за подобных выкрутасов, для них точно так же ничего не значат.

Более того, они могут балансировать между Европой и Путиным, потому что они могут пугать европейцев, европейскую бюрократию, заинтересованную в саморасширении, тем, что они уйдут к Путину, и Путина в том, что они уйдут к европейской демократии.

И мне кажется, что вся эта история – она так, достаточно нетривиальна показывает то, что, с одной стороны, российская дипломатия, конечно, стратегически обречена, потому что Россия не понимает взаимодействия с другими странами как взаимодействие, а понимает это как демонстрацию зависимости. А если ты строишь отношения на основе зависимости, то рано или поздно от этой зависимости всегда избавятся. Ну, в краткосрочной перспективе это можно записать в активы. Это вот можно считать большой игрой, которую Путин выиграл, с такой маленькой проблемой, что, конечно, присоединение, ассоциированное членство в Европе не решило бы никаких проблем Украины. А сейчас отсутствие этого членства и одновременно экономический кризис приведет к тому, что украинские избиратели будут думать «Ох, вот мы бы сейчас катались как сыр в масле и Европа бы решила все наши проблемы, но злой Путин нас не пустил и из-за этого мы в такой заднице». И как я уже сказала, стратегически это, конечно, кончится очень плохо.

+7 985 970-45-45. Последняя тема, о которой я хочу поговорить, это международный суд морской, который присудил отпустить гринписовцев и их корабль под залог 3,5 миллиона евро. Мы сказали, что мы не будем его слушаться. Если честно, ну, я вообще, вот, я не понимаю, что это такое. Я не понимаю, как это описывать.

По поводу самого Гринпис я уже не раз говорила. Я говорила о том, что я не разделяю восторгов общественности по поводу экологических фанатиков, которые считают, что нефть убивает, что генно-модифицированные продукты – это плохо, что хлорку и ДДТ надо запретить, ядерную энергию надо запретить, термоядерную тоже, рыб нельзя ловить, разводить тоже нельзя и всё это перемешано с каким-то запредельным уровнем лжи и вопиющей научной неграмотности.

Я также не разделяю восторг нашей либеральной общественности по поводу людей, которые портят частную собственность, жгут результаты научного труда и вообще нашли после Маркса новый способ клеймить проклятых загрязнителей вместо проклятых эксплуататоров. Это новая экологическая религия, которая внушает нам, что мы находимся в состоянии греха, пользуемся мобильниками, компьютерами, жжем нефть. И этот смертный грех можно искупить, пожертвовав бабки бесстрашным бойцам против кровавых корпоративных загрязнителей.

При этом эти люди сами стали давно истеблишментом и корпорацией, не менее влиятельной и ретроградной, чем, скажем, католическая церковь в средние века. И поэтому рассказы о том, что они, дескать, протестуют, выглядят смешно. Это вот к Юрию Шевчуку, которого я очень люблю и который сказал, что Гринпис – это протест. Нет, Юрий, Гринпис – это давно истеблишмент. Протест – это, например, «Sea Shepherd», «Морские пастухи», которые там, действительно, подпадают под санкции и таранят корабли. Это протест не больше, чем, знаете, такой, обстоятельный прилад XI века, который собирает бабки за индульгенцию и говорит, что он нищенствует во Христе.

Но я считаю, что в случае Гринпис наш Следственный комитет, как бы это сказать, жидко… опозорился. И сделал ровно то, что все западные социалистические, социалистическо-либеральные режимы, когда они сталкиваются с Гринписом. Там то же самое. Активистов арестовывали, потом под давлением хорошо организованной кампании (а зеленый истеблишмент умеет организовывать прекрасные пиар-кампании в отличие от корпораций) отпускали.

Самое при этом поразительное было, что давление, на самом деле, было, как я уже сказала, очень маленьким. Один пиар. Там были какие-то нобелевские лауреаты премии мира, борцы против американского империализма и израильского фашизма, которые подписывали соответствующие обращения. Была Украина, которая потребовала освободить ее кока, потому что он не принимал участия ни в чем. Был Гринпис, который заявил после встречи с главой МИД Британии, что Британия будет добиваться освобождения гринписовцев. А после этого выступил сам МИД Британии и сказал, что он будет проводить консультации.

То есть, вот, там было минимальное давление, потому что все эти ребята уже сидят в горле. Еще раз повторяю, в Америке гринписовцы бы так легко не отделались. В США недавно госпожа по имени Мария Мэйсон, по-моему, получила 21 год за поджог генно-модифицированных растений, практически за то же самое, за что в Австралии гринписовцы отделались условным сроком.

В той же самой Америке организация, уже упоминавшаяся мной, «Морские пастухи» получила определение пиратов, получила приговор как пираты, хотя их действия были столь же бескорыстны, как действия Гринпис – никто не говорил, что «Морские пастухи» грабили суда, которым они мешали ловить китов.

И с моей точки зрения, Следственный комитет сначала совершенно верно предъявил гринписовцам обвинения в пиратстве. Это абсолютно защищаемый был кейс в международном суде. И для обвинения в пиратстве совершенно не важно, где захвачено судно пиратов, в международных или территориальных водах.

Никто не пытается обвинять российский военно-морской флот, что тот незаконно действует против сомалийских пиратов, на том основании, что это не территориальные воды РФ. Но у Следственного комитета заиграло очко, и он изменил обвинение с пиратства. А еще раз повторяю, гринписовцы точно так же соответствовали обвинению в пиратстве, как и соответствовали признанные пиратами американским судом «Морские пастухи». Изменив обвинение с пиратства на хулиганство, он тем самым сделал действия российских властей незащищаемыми, потому что понятия хулиганства в международном праве нет. За хулиганство в международных водах не арестовывают. А «Арктик Санрайз» был захвачен в международных водах. Вот ровно там, где требовалось проявить твердость, наш Следственный комитет оказался мягче сливочного сыра, а Гринпис собрал абсолютно все очки, какие можно – он оказался могущественнее слова Путина, при этом он претерпел мученичество и на этом мученичестве сейчас получит сотни миллионов долларов пожертвований. А Путин, конечно, собрал все какие можно шишки.

И еще раз повторяю, может быть, я об этом буду говорить на следующей неделе, это не вопрос одной какой-то истории про Гринпис, это вопрос новой светской религии. Это вопрос мира, в котором существуют новые леволиберальные ценности, которые любым способом пытаются заклеймить в качестве эксплуататоров ли, загрязнителей ли всё то, что двигало Европу в XIX веке и что сделало ее Европой.

Всего лучшего, до встречи через неделю.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире