'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 19 октября 2013, 19:07

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. В эфире – Юлия Латынина, «Код доступа» как всегда в это время по субботам. +7 985 970-45-45 – это смски. Ну, конечно, главная тема этой недели – бирюлёвская овощебаза. И первое, давайте начинать с начала и констатируем, что бирюлёвская овощебаза – это гадюшник. Вот, замечательный репортаж в свое время написал Иван Голунов для «Большого города». Я вам рекомендую его прочесть. Меня он поразил еще тогда, когда он был написан, потому что то, что было написано, это был такой новый Хитров рынок. 10 тысяч мигрантов, кавказцев и криминала, дно… Это когда вечером нельзя выйти на улицу, это школы, в которых целые классы не говорят по-русски. И самое замечательное, мне кажется, во всей этой бирюлёвской истории, что Бирюлёво – это московский округ, в котором Собянин набрал больше всего процентов голосов. Он набрал там 64%. Больше он набрал только в Подмосковье. Но в Подмосковье вообще понятно, что там странный был подсчет.

То есть удивительным можно считать то, что… Вот, власть правильно считает, что именно жители гетто всегда голосуют за верховного стерха. Ну, или за того, на кого стерх укажет. Но как выясняется, потом именно они грабят магазины и переворачивают машины.

И, вот, примечательно… Еще раз, с чего бы я хотела начать? Что ни в одной уважающей себя стране такого предприятия как Покровская овощебаза просто не существовало бы. Оно может существовать где-то в Нигерии, в Лаосе. Не может быть рынка с тотальной нелегальщиной, с криминалом, с неуплатой налогов, которому покровительствует местный чиновник. Там есть замечательный глава управы, член «ЕдРа» Виктор Легавин, который уже в разгар волнений разорялся о том, что это замечательное предприятие, что оно выполняет важные социальные программы. И как раз, в общем, на примере Покровской овощебазы достаточно хорошо видно, что дешевые трудовые рабы являются только для хозяев овощебазы. Или для их покровителей вроде того же Легавина. А вот как раз всё общество – бирюлёвские школы, больницы – платят за них, в общем-то, двойную цену. Потому что и в итоге дешевизна трудового раба в путинской России оборачивается тем, что прибыль от его труда получает хозяин, а расходы на всё, что произойдет, оплачивает бюджет.

И если конкретно говорить об овощебазе, то это штука, которую контролировали бандиты, это штука, которую контролировали воры. Насколько я понимаю, после 2007 года это был тот самый Ровшан Ленкоранский, который потом задрался с дедом Хасаном, и с 2007-го по 2010-й год там около 20 убийств и покушений, связанных с переделом сфер влияния на эту базу совершено, как сейчас пишут менты.

Потом, естественно, когда Ровшан поссорился с дедом Хасаном, когда снайпер застрелил деда Хасана и когда после этого позиции Ровшана Ленкоранского в криминальном мире пошатнулись, то началась новая дележка.

И еще раз повторяю, не может быть такого объекта в уважающем себя городе. Да, это объект – наследствие лужковское. Но уже поздно ссылаться на Лужкова – уже довольно много времени прошло.

Значит, несколько вещей, которые я бы хотела заметить. Убийцу Егора Щербакова нашли только потому, что был погром. Причем, нашли элементарно. То есть это очень хорошая история о том, что у нас милиция полностью не функционирует, разумеется, за исключением тех случаев, когда надо получать какие-то деньги с овощебазы.

Кстати, сделаю маленькое отступление. У нас есть очень много людей, которые опасаются тотального государства, которое будет у всех всё отслеживать и так далее. Вот, заметим, что убийцу вычислили именно из-за тотального наблюдения. Тотальное наблюдение – это, слава богу, такая штука, которая угрожает, в основном, преступникам. Причем, интересно, что преступникам, если они совершили преступление спьяну или под наркотиками, как в данном случае очевидно сделал преступник, им как-то поздно выбрасывать потом свои мобильники, потому что обсчитывают их не по тому, что случилось после преступления, а по тому, что случилось до.

Четвертое, что меня поразило, что, собственно, все требования погромщиков были удовлетворены. Базу закрыли и прочее-прочее. Это знак очень большой слабости государства, причем такой, избирательной слабости. Потому что если вы посмотрите, то требования Болотной не были удовлетворены. Вообще нормальное государство – оно не должно, все-таки, реагировать на требования погромщиков непосредственно. А если они справедливы (а в данном случае, на мой взгляд, требование закрыть Покровскую овощебазу было совершенно справедливым и разобраться с ней), то, по крайней мере, всем сестрам по серьгам – арестовывать надо и тех, и тех.

Как-то мы не видим, чтобы арестовывали тех людей, которые реально что-то громили. То есть, ну, вот, понятно, что это только начало. И это начало тяжелой реакции, связанной с изобилием мигрантов в Москве.

И я хочу констатировать одну очень простую вещь. Вот, я много раз говорила, что мигранты приезжают в Москву не работать. Они приезжают в Москву по той же причине, по которой в Лондон XIX века съезжались бедняки, или по которой в Детройт съезжалось черное население. Они приезжают сюда просто потому, что в Москве можно не умереть с голоду, потому что в Москве лучше, чем, допустим, в узбекском кишлаке, где человек является просто рабом. Мы должны понимать, что он там раб. Мы должны понимать, что там перенаселение. Там ты собираешь хлопок для президента Узбекистана. Этот хлопок тебе не принадлежит, ты его отдаешь. А в обмен на то, что ты собираешь хлопок на президента, ты имеешь право возделывать свой маленький огородик. Огородика на всю семью не хватает. Ну, то есть люди физически, чтобы не умереть с голоду, приезжают сюда.

И вот мне очень часто, что там русский человек… И еще раз повторяю, они образуют дно. Когда нам сейчас начальник милиции говорит, что каждое шестое убийство в Москве совершено мигрантом и каждое третье изнасилование совершено мигрантом, я, конечно, не знаю, на чем основаны эти цифры, потому что я боюсь, что все российские цифры основаны… Они взяты с потолка в зависимости от политической необходимости. Но проблема заключается в том, что, например, те убийства и те преступления, которые совершаются на этом дне, они не расследуются вообще внутри диаспор.

И, вот, тем людям, которые очень любят рассказывать, как русский человек ленив, как он не возьмет в руки лопату, как он не станет дворником, я их приглашаю посмотреть на Орхана Зейналова как на типичного представителя криминального дна, который не приехал сюда в Москву работать. Этот человек – криминал. Этот человек не имел никакого постоянного занятия, этот человек был агрессивен, когда пьян, и, видимо, не первый раз. Я, если честно, не верю, что это первое преступление, которое он совершил. И он совершал многочисленные правонарушения, прежде всего там связанные с частным извозом, которым он занимался, лишенный прав и так далее, и так далее.

Кроме того, я обращаю ваше внимание, что рисунок поведения этого человека – это рисунок поведения криминала. Это очень странная история, когда человек сначала говорит… Потому что невинный человек говорит… Если он убил в припадке раздражения, он говорит «Ой, извините, пожалуйста», он признается, он берет вину на себя и он просит о снисхождении. Рисунок поведения криминала – нагло врать. Сначала Орхан Зейналов рассказывал, что покойник сам на него напал. Потом он стал рассказывать, что это не покойник, а он ухаживал за девушкой. Теперь он рассказывает, что вообще его там не было, мама его кричит «Освободите моего сыночка, а то я взорвусь».

Вот, я обращаюсь к тем людям, которые нам рассказывают, что мигранты нам необходимы, а русские не хотят работать. Вы меня жутко извините, но Орхан Зейналов явно не хотел работать. Он просто жил и был обитателем дна.

И есть 14 миллионов жителей Москвы, из них где-то 2,5 миллиона – мигранты. Есть 500 тысяч чеченцев и дагестанцев, есть 18% родившихся в Москве, которые сейчас являются детьми мигрантов. Есть школы, где мигранты составляют подавляющее большинство.

К сожалению, я должна констатировать, что в отличие от мигрантов с Украины это люди другой культуры, это люди культуры ислама, рабства и покорности. Для этих людей не надо заблуждаться, мы – кяферы и угнетатели. И эти люди сулят России катастрофой.

Они сулят России катастрофой по нескольким причинам. Во-первых, если этих людей станет большинство или количество, близкое к большинству, то с нами произойдет то же, что с Римской империей. Я повторяла много раз и повторяю, что никогда импорт рабов или трудовых рабов, то есть людей, приравненных к рабам, не кончался в истории хорошо.

Я вам расскажу маленькую историю. Сын моих приятелей учится во Франции. Когда он пришел в школу, он не знал французского языка, его взяли, теперь он первый в классе. И, естественно, на него не нарадуются учителя, потому что вот русский мальчик, а теперь он лучше всех. И мигранты в небольших количествах – это прекрасно, это то, что позволяет судить об успешности нации, если к ней стремятся и стремятся превзойти ее в ее культуре.

Но а как вы думаете, если бы в этой школе французской русских мальчиков было 60%, если бы родители говорили этим русским мальчикам, что они живут среди проклятых католиков и, вот, надо соблюдать русские традиции, а французского учить не надо, и так далее, и так далее, были бы все эти 60% русских мальчиков первыми во французской школе и уважали ли бы их французские учителя?

Вторая проблема заключается в том, что наличие дешевого рабского труда препятствует индустриализации, и тем более постиндустриализации общества. И третья проблема заключается в том, что она прерывает трудовую преемственность. Да, дворники и так далее – это неквалифицированный труд.

Но если вы посмотрите на биографии американских миллиардеров, то почти все они в детстве разносили газеты и занимались неквалифицированным трудом.

Вот, представьте себе, что вы – работодатель и берете на работу студента. Вы какого студента возьмете на работу? Того, который, будучи бедным студентом, подрабатывал дворником? Или того, который ничего не делал? Скорее вы возьмете более трудолюбивого студента.

Еще раз повторяю, неквалифицированный труд может играть очень большую роль в образовании характера, может быть очень большим подспорьем для пенсионеров. И разрушена естественная экология труда в России, благодаря изобилию мигрантов.

Я хочу напомнить одну простую вещь, что в Японии мигрантов нет. В Японии даже дворники японцы. И, вот, это решено простым способом. Это решено запретом на трудовую миграцию. Потому что неужели вы думаете, что если бы в Японии не было запрета на трудовую миграцию, мигранты позволялись, то дворники были бы японцы?

Я уже много раз об этом повторяла и повторю еще раз, не бывает дефицита рабочей силы, пресловутого дефицита рабочей силы, которым нам объясняют наличие миграции на рынке труда. Если есть дефицит, значит, нет рынка.

Давайте признаем, не может быть рынка труда в стране, где существует хотя бы минимальная социальная защищенность. Российский пенсионер получает пенсию, российский безработный получает пособие, еще чего-то, кто-то по инвалидности, кто-то чего-то. Даже в самой глухой дыре если человек живет, он получает хотя бы косвенное пособие в виде, скорее всего, того, что его квартира оплачивается реально государством и даже электричество и газ, скорее всего, реально оплачиваются государством.

То есть я еще раз повторяю. Если есть дырка с одной стороны в виде социальных пособий, то должна быть дырка и с другой. Если вы защищаете свое население хоть как-то, хоть минимальным способом, то тогда вы должны защищать его и от мигрантов, от трудовой конкуренции из стран, где не платятся ни пенсии, ни пособия и где люди умирают с голоду. Это аксиома.

Еще раз. Когда мне говорят, что у нас дефицит… Второе, когда мне говорят, что у нас недостаток рабочей силы, ребята, в стране несколько десятков тысяч гаишников. Давайте тогда уволим гаишников и переведем их всех с сохранением зарплаты на дворники. Согласитесь, что гаишник – это тоже не очень презентабельная профессия. Вы же не будете претендовать, что это интеллектуальная работа, пользующаяся большим уважением в обществе?

Давайте сократим ментов, которых у нас в 5 раз больше, чем в Европе. Давайте сократим бухгалтеров, которых у нас 5 миллионов, хотя бы до 1 миллиона. Давайте сократим частных охранников 800 тысяч, ну, скажем, до 10 тысяч.

Моя большая просьба ко всем людям, которые называют себя экономистами и говорят, что у нас относительный дефицит рабочей силы, призывайте к сокращению бессмысленных рабочих мест. Эти бессмысленные рабочие места – в первую очередь это, конечно, места, на которых можно воровать. Это места, которые занимают менты, чиновники, на которых сидят проверяющие.

Но самое поразительное не только то, что это вот такие квазиинтеллектуальные рабочие места. Очень часто это бессмысленные рабочие места именно для тех людей, которые занимаются физическим трудом.

Я уже как-то приводила пример персональных водителей. Как минимум 120 тысяч служебных автомобилей бегают по Москве. Это 240 тысяч персональных водителей. Почему? Я вам скажу, почему существуют эти служебные автомобили. Потому что обслуживание паршивенького Форда Фокуса в год стоит 80 тысяч долларов, а Мерседеса и 300 тысяч долларов может стоить. Эти деньги осваиваются. И, соответственно, эти бессмысленные рабочие места водителей существуют, потому что а) воруют на обслуживании, осваивают деньги государственные на обслуживании. И эти бессмысленные рабочие места повышают статус чиновника, который имеет персонального водителя, точно так же, как наличие челяди в замке феодала повышало статус феодала.

Я приведу другой пример, за который я благодарна человеку, который ведет мой сайт – его зовут Колокольцев. Средняя электростанция в России – на ней работает где-то около 300 человек, из которых множество являются людьми физического труда. В Европе на такой же электростанции приблизительно такого же размера работает 50 человек. Понятно, что есть разница в оборудовании. Но даже если закупить нормальное оборудование, то по требованиям российского Ростехнадзора будет работать минимум 150 человек.

Давайте упраздним прежде всего Ростехнадзор. Это вредная организация. Благодаря ей получается, что тот цех, сооружение которого в Европе стоит 100 миллионов, в России стоит 180 миллионов долларов. Благодаря ей, совершенно новый цех, построенный по строжайшим европейским стандартам, может получить 180 предписаний о своем несоответствии нормам.

И я обращаю ваше внимание, что как только мы переменим странные правила Ростехнадзора, которые поглощают гигантское количество рабочей силы, именно физической рабочей силы, то получится, что на рынок труда попадет из 150100 человек. А оставшимся можно будет заплатить втрое больше. Поди плохо.

Плюс это не  маленькие деньги. Вот, машинист котла в России получает где-то 35 тысяч рублей. Старший где-то свыше 50 тысяч рублей. Плюс вы знаете, что по правилам Ростехнадзора этого самого машиниста надо переучивать раз в 5 лет? Корочки эти за переучивание стоят до 120 тысяч рублей. Это ничтожные 120 тысяч рублей в бюджете электростанции, но, согласитесь, плохо ли будет машинисту, если он раз в 5 лет получит премию в 120 тысяч рублей вместо того, чтобы эти 120 тысяч рублей отдавать другому дяде?

Давайте еще разгоним техникумы, которые якобы обучают этих машинистов, потому что 90% того, что производят техникумы, является браком. Давайте разгоним массу людей, которые сами занимают избыточные рабочие места и создают в России избыточные рабочие места. Вот, просто возьмем один завод и посмотрим, сколько лишнего вокруг него кормится и работает, и всё это срежем. И вдруг у нас окажется и промышленность конкурентоспособная, во всяком случае, более конкурентоспособная. И как-то, вот, то самое недостающее трудовое население окажется на рынке труда.

Вот тут мне возражал по этому поводу предприниматель на «Эхе Москвы» Алексей Калинов и писал буквально следующее. Меня потрясла эта фраза. Он написал, что он, типа, за эти меры обеими руками, но в реальности мы все, конечно, понимаем, что высушить Тихий океан гораздо проще, чем отобрать у начальников их личных шоферов или упразднить проверяющих, или заставить гаишников мести дворы. То есть, простите, я фигею, ребята, против моих предложений возражают на том основании, что они не реалистичны. Простите, что же в них не реалистичного? Вот, я много стран мира объездила и видела гаишников только в России. Мне говорят, что отменить ГАИ не реалистично.

Россия находится на каком-то там 200-м, типа, месте в мире по легкости ведения бизнеса. Нам говорят, что это закон природы и что проверяющие в России не отменяются. Одну секундочку. Я понимаю, что они не отменяются при этом режиме – я об этом и говорю. Но я говорю о том, что задача нас, людей пишущих постоянно об этом говорить. И обсуждать не то, что, знаете, у нас дефицит на рынке труда, а то, что у нас нет рынка труда. И то, почему у нас такое количество в том числе людей физического труда занято на заведомо бесполезных производствах.

Еще раз, господа. У нас не только нету дефицита рабочей силы, потому что дефицита рабочей силы на рынке труда вообще не бывает. У нас есть огромное количество специальных работ, которые созданы для гастарбайтеров для того, чтобы осваивать бюджеты. Я приводила в качестве примера цветы-однолетники вдоль дорог. У нас нет дефицита труда, и поэтому цветы-однолетники вдоль дорог сажают гастарбайтеры. У нас есть гастарбайтеры, и поэтому они сажают цветы вдоль дорог.

Я обращаю ваше внимание на то, что несмотря на стенания о дефиците труда, мигранты, оказывается, работают только в тех местах, где маржа снимается за счет административного ресурса.

И я помню, как я читала Плутарха еще давным-давно, деточкой, и меня потрясло то место, когда Плутарх говорил о том, как Перикл обустраивал Афины, и то, что бюджетные деньги Периклом тратились на обустройство Афин потому, что он этим давал заработать гражданам возможность. И, собственно, если вы посмотрите на все средневековые города, на все стройки там от Перикла до Козимо Медичи, вы увидите именно эту самую историю. Когда государство что-то начинает за бюджетный счет такое большое строить, оно дает возможность заработать гражданам. Все наши стройки от АТЭС до Сочи устроены абсолютно противоположным способом. Более того, что там Перикл? Рузвельт был устроен таким же способом. Во время Великой депрессии государство строило дороги, чтобы давать гражданам возможность заработать.

У нас ровно наоборот. У нас все наши великие стройки – на них работают мигранты, потому что они сделаны так, чтобы осваивать бабки максимально откатным способом.

И если… Я не знаю, как эта ситуация возникла. Может быть, она не была изначально политическим решением. Но сейчас в том, что происходит в России, бесспорно есть именно политическое решение. Это решение о создании рабовладельческого общества, работающего на рынок, о создании общества, в котором есть привилегированный класс достаточно богатых людей или чиновников, которые получают дополнительную маржу за счет труда рабов. Есть большой слой люмпенов, в том числе и таких как в Бирюлёво, которые получают хлеб и зрелища. И есть рабы, абсолютно бесправные рабы, которые безопасны для власти точно так же, как и люмпены.

И, конечно, это очень страшная история для будущего России, потому что… Не знаю, успею ли я поговорить об этой передаче или нет. Но еще раз повторяю, для всех обществ, в которых существовало огромное количество рабов, работавших на рынок… Не важно, как эти рабы назывались – они могли называться «трудовыми мигрантами», они могли называться (НЕРАЗБОРЧИВО). Совершенно не обязательно их привозили из Африки, и физически они являлись рабами. Но кончалось это для общества очень плохо.

В частности, в качестве примера основного можно привести Римскую империю, в которой 40% населения Италии к концу Римской империи составляли рабы. Из населения Рима в 1 миллион человек 50 были рабы. По понятным психологическим причинам рабы исповедовали религию, превосходно превосходящую для рабов, а именно христианство, ценности которого были противоположны ценностям римской культуры. Дело кончилось для Рима плохо. Перерыв на новости.

НОВОСТИ

Ю.ЛАТЫНИНА: Добрый вечер. Опять Юлия Латынина, «Код доступа». Еще несколько примеров как раз, собственно, из истории. Я хочу начать эти примеры после Римской империи с одного своего личного впечатления. Когда я была на Барбадосе… Впрочем, ладно, просто простой пример.

Есть остров Барбадос, который в 1627 году стал английской колонией, и к середине XVII века белые составляли 86% населения острова. Когда Барбадос стал главным местом производства сахарного тростника, на него стали ввозить рабов из Африки, сейчас черные составляют 90% населения острова. Белые покинули его в 30-х годах по той же причине, по которой русские в начале 90-х покинули Чечню.

И, вот, мое личное, так сказать, большое воспоминание. Когда я приехала на Барбадос и первым делом побежала смотреть Джорджтаун – ну как же, Капитан Блад, всё такое, исторические моменты. И, вот, мы высадились с корабля, и оказалось, что в Джорджтаун никто не едет. Нету экскурсий в Джорджтаун. Вот, мне сказали, маршрутка едет в Джорджтаун. Я очень удивилась. Мы сели с родителями на маршрутку, поехали. Мы приехали и мы увидели, что города нет. То есть его физически нет. Как бы, центр развалившийся, вокруг черное население очень добродушное, очень замечательное. Но суть в том, что в этом городе смотреть нечего – он исчез. Он оккупирован несчастными потомками рабов, которых туда привели и которые не сохранили ту культуру, которая там существовала.

Кстати, вовне города всё совершенно замечательно. Вовне города прекрасные поля, прекрасные виллы и так далее. А в центре стоят какие-то разрушенные здания, безумно разрушенная церковь, на которой вот эти вот плантаторы похоронены.

И почему я, собственно, об этом говорю? Потому что это феномен, который наблюдается в большинстве латиноамериканских городов. Когда нищее население заселяет город, то центр города превращается в пустыню. Сейчас нечто вроде этого мы наблюдаем, например, в Марселе, ну и в какой-то степени еще только очень отдаленной в Лондоне.

Вот, мы должны понимать, что Москве грозит приблизительно та же самая ситуация. Хотя, вряд ли у нас это будет центр – у нас это будет, конечно, Бирюлёво и так далее.

Там возьмем другую историю. Гаити. Тоже страшная история рабства, когда остров был заселен рабами, которых эксплуатировали совершенно чудовищным способом. А потом в 1804 году рабы восстали. Это сейчас у нас время политкорректности, когда вождя восстания Туссена-Лувертюра называют человеком, который стремился к свободе, бла-бла-бла. В одной книжке, которая рассказывала об истории сахарных плантаций, я даже встретила утверждение, что повстанцы экспериментировали с бронезащитными жилетами, которые защищали их от пуль. На самом деле, Туссен-Лувертюр был, грубо говоря, черным колдуном, вудуистом, сатанистом. Этот культ родился как ответ на христианство угнетателей. Естественно, речь шла ни о каких не о бронежилетах, а о колдовстве, которое защищало от пуль. Само слово «Лувертюр» (отверстие) означало, что вот этому человеку доступно что-то неземное. И, собственно, после того, как эти люди вырезали всех белых, они вырезали и всех мулатов, потому что они были недостаточно черны. И, собственно, диктатор Дювалье, который практиковал вуду и называл свою охрану тонтон-макутами, то есть ожившими зомби, это было прямое следствие того, что бывает, когда вы привозите очень много рабов, потому что рабство развращает как душу хозяина, так и душу раба. Кстати, Гаити сейчас место беспрецедентной социальной, политической, экологической катастрофы.

А вот еще замечательный пример, когда речь идет уже не о рабах. Это, например, острова Тринидад и Тобаго. Дело в том, что когда англичане отобрали остров Тринидад у испанцев в 1797 году, они отобрали его буквально за 10 лет до того, как английский парламент принял закон о запрете торговли рабами. Поэтому чернокожих рабов на острове было сравнительно немного, но зато англичане после полного запрета рабства в 1833 году начали завозить на Тринидад индийских кули фактически на тех же самых условиях, в которых сейчас работают мигранты в России. И к настоящему моменту Тринидад и Тобаго – это 40% индийцев, почти столько же черных. Острая расовая вражда между теми и другими. Как вы понимаете, всё государство находится в ужасающем состоянии.

Аналогичная ситуация — Гайана. Британия получает контроль над Гайаной в 1814 году, уже после запрета работорговли, за 20 лет всего до запрещения рабства. Поэтому на плантации Гайаны завозят индийских кули, которые формально свободны, то есть полностью отвечают тому же определению, которому наши мигранты. В настоящий момент выходцы из Индии составляют 43% населения, выходцы из Африки – 30%. Опять ожесточенная вражда, белых в Гайане практически нет, страна, как вы понимаете, в заднице.

Вот еще один пример, который, наоборот, обнадеживает – это Австралия. В середине XIX века австралийцы тоже начинают развивать сахарную промышленность и тоже завозят на сахарные плантации людей, которые формально свободны. Это меланезийцы, которые находятся на значительно меньшем уровне развития и готовы работать за сундучок с приданым, которое они потом заплатят.

Это были ужасающие нравы, ужасающие условия работы, ужасающие ситуации. И кончается тем, что в конце XIX века просто Австралия отказывается от этой политики и просто говорит «Нет, у нас не будет сахарных плантаций, на которых будут работать трудовые рабы». Государство субсидирует сахарные заводы, государство принимает сахар только от белых, оно заменяет плантации мелкими частными фирмами. К 1910 году белые производят 93% австралийского сахара, к 1916-му – 100%. Меланезийцев и китайцев насильственно депортируют. И как мы видим, сейчас Австралия – страна с высочайшим уровнем жизни, кстати, очень аккуратно квотирует въезд мигрантов.

Я всё это говорю к тому, что, ну, вот, такая очевидная вещь как запрет на въезд трудовых мигрантов в страну, которая купается в незаслуженных нефтяных деньгах, в страну, где существуют гигантские условия для воровства, для административного наживательства на этих мигрантах.

Конечно, у нас должен быть запрет на въезд людей из стран СНГ. Это полное право государства так решить. Потому что, еще раз повторяю, массовый импорт рабочей силы из регионов, колоссально отличающихся уровнем развития, качеством жизни и культурой, в истории неизменно приводил к катастрофе вне зависимости от того, являлась ли данная сила, рабочая сила формально рабами или свободными.

+7 985 970-45-45. У меня еще несколько вопросов. Конечно, вопрос об условном сроке Навального. Ну, мне кажется, что власть в этой истории поступила так, как ей наиболее выгодно. Потому что, ну, власть не стала делать из Навального Нельсона Манделу. Где был бы Мандела, если бы его не посадили? Да, собственно, где была бы и Толоконникова, если бы ее не посадили. Потому что понятно, что физически веселее не сидеть. И, пожалуйста, не примите мои слова там за то, что я как-то плохо отношусь к Толоконниковой – наоборот, я совершенно восхищаюсь тому, как она себя ведет в тюрьме, и я понимаю, что ей угрожает реальная физическая опасность.

Но вот это такой парадокс. Чтобы стать вождем народа, неплохо было бы посидеть. Этой возможности Навальному не дали. Судя по всему, из того, что произошло, я думаю, что в первый раз имел место эксцесс исполнителя, когда ему дали реальный срок. Потому что у нас же никогда не говорят напрямую, да? У нас же никто не дает указаний на самом верху, допустим, ограбить голландского посланника или там отравить Литвиненко полонием.

Как там Грачев говорил? «Кто меня избавит от этого шута?» Или кто это сказал? Да? И судье, видимо, или не дали указания, или он не так понял. Это было, как бы, первым сбоем машины, когда пришлось вмешаться и сказать «Не надо делать из этого человека Манделу».

А второй сбой, я думаю, что, конечно, когда власти думали, что Навальный примет участие на выборах в Москве, ну, видимо, они планировали, что он соберет процентов 10 голосов (ну, вот так вот в московской мэрии такие цифры и называли, 10% голосов). То есть они рассчитывали, что Навальный будет вести там традиционную кампанию российского маргинала-интеллигента, потом встанет с воза, скажет «Народ меня не понял» и, соответственно, он оказывается… И не посадят его, и голосов он не соберет.

И во втором они очень сильно просчитались. И, естественно, сейчас что они будут делать? Они будут лишать Навального возможности работать, они будут заваливать его допросами. Уже на очереди, по-моему, дело по жалобе Ив Роше.

Кстати об Ив Роше! Вы заметили, что у нас Франция бьет рекорды по сервилизму по отношению к Кремлю среди всех европейских стран? То у них Ив Роше… Вот, не какая-то иностранная компания накатала на Навального заяву, это сделала именно, все-таки, компания Ив Роше.

Кому дали орден Почетного легиона? Тимченко. Тимченко не наградили ни, условно говоря, Почетным легионом Финляндии, гражданином которой он является, ни Швейцарии, где он проживает – почему-то во Франции. Депардье у нас принял российское гражданство, а не американское. Там Брижит Бардо – помните письмо Брижит Бордо по поводу защиты животных Путину, в котором она апеллирует к нему как к международному арбитру? Вот, почему-то ни Британия, ни Швеция этого не делают. Если прибежит из Америки какой-то Сноуден, это маргинал.

И мне кажется, кстати, это не случайно, потому что Франция – это социалистическая страна. А все социалистические страны, на самом деле, достаточно коррумпированы и больны.

+7 985 970-45-45. Ну, еще, конечно, совершенно фантастическая история – это история с нападением на заместителя посла Голландии. Напомню, что произошло. Что голландец приходит домой, видит, что лифт не работает. Он поднимается пешком, видит людей, которые копаются в щитке. И он принимает их за электриков. Они просят его посмотреть, есть ли электричество в его квартире. Он, естественно… Ну как же? Это суперзащищенный дом, с консьержкой. Насколько я понимаю, он вообще там принадлежит Управлению делами, да? Он открывает квартиру, они его избивают, связывают и уходят, ничего не взяв, оставив надпись «ЛГБТ» и нарисованное сердечко.

Значит, у меня нет слов просто. Помните, у нас сначала польские хулиганы какие-то избили посольских детей в 2005 году, по-моему, это было. Путин выразил возмущение действиями этих хулиганов, которых, кстати, потом поймали. А после этого началась эпидемия избиений польских граждан.

Вот, сейчас у нас сначала был этот товарищ Бородин, который, насколько я понимаю, сам был пьян, его жена была пьяна. Его жена попала в ДТП (4 машины). Он сложно понять, на каком языке, объяснялся с пришедшими в комнату полицейскими и как он им свой иммунитет доставал из штанов. Он попал в участок.

Ну хорошо, была нарушена его дипломатическая неприкосновенность и голландцы за это извинились. Но согласитесь, что дипломата, который ведет себя таким способом, надо отзывать немедленно и отправлять представлять белых медведей к чукчам. И вот после этой истории с Бородиным избили и связали голландца.

Ну, давайте посмотрим. Речь идет о тщательно продуманном нападении. Нападение такого вида с людьми, которые притворяются электриками, они совершаются после тщательной подготовки и рекогносцировки.

Теперь у меня вопрос. Даже Орхан Зейналов, который в каком-то Бирюлёве убил человека, попал на камеры. Неужели, эти люди не попали на камеры? Это охраняемый дом. Какие удостоверения они предъявили охране?

Ну хорошо, заму посла они показались электриками. А кем они показались охранникам Управления делами президента? Видимо, личности этих людей не составит никакого труда установить доблестным российским ментам, которые даже беглого азербайджанца поймали. Да?

То есть мы видим, что это преступление, которое организовано суперпрофессионалами. Но почему-то эти суперпрофессионалы ничего не взяли. То есть они выбрали опаснейшую мишень (дипломат – это заведомо опаснейшая мишень), а ничего не взяли. Значит, это, наверное, были не воры?

Четвертое, когда я думаю о том, что это были не воры. Могла ли это быть инициатива какого-нибудь человека в середине российских правоохранительных органов или наших квазиправоохранительных структур, каких-нибудь нашистов и так далее? Ну, во-первых, вряд ли, потому что у нас там нашисты и всё прочее – они не умеют работать на таком уровне. Если это были какие-то спецслужбы, то как вы думаете, есть ли в какой-нибудь из наших спецслужб генерал, майор или полковник, который на собственный страх и риск отмочит такую штуку?

И моя проблема заключается в том, что чем больше я думаю над этой парадоксальной историей, я понимаю, что она была одобрена на самом верху. Не в прямой, скорее всего, форме, а, вот, показать. Так сказать, кто нас обидит, тот трех дней не проживет.

И я всё больше думаю, что вот это у нас принимается за международную политику. У нас Владимир Владимирович только что сказал, что мы не будем портить отношения со странами СНГ и поэтому не будем вводить визы. Вот, торговые войны у нас не портят отношения со странами СНГ, да? Такая история как с избиением заместителя голландского посла у нас не портит отношения, видимо, с Западом. А, вот, визы, после которых у нас станет меньше трудовых рабов, у нас, оказывается, портят отношения со странами СНГ.

И понимаете, мы выглядим дикарями в лице всего мирового сообщества. Мы выглядим как хулиганы. Потому что когда после этого избиения зама посла мы тут же откапываем какую-то историю, что где-то в Голландии обокрали квартиру в обычном доме какого-то российского дипломата, которого в этот момент не было, ну, простите, разница между этими двумя вещами заключается в том, что квартиру дипломата в Голландии обокрал уголовник. А в данном случае речь шла не об уголовниках – в данном случае речь шла о государственной политике. Ну что тут сказать? Какое государство, такая и политика.

+7 985 970-45-45. Еще одна очень интересная история, которая случилась на этой неделе с муниципальным депутатом Еленой Ткач, которая была избита на слушаниях о застройке жилого дома по адресу Большой Козихинский. У нас, все-таки, не каждый день избивают депутатов, хотя бы и муниципальных. Ну, я понимаю, что эта история такая, не то, чтобы там избили до смерти и, в общем, это понятно, скорее всего, эксцесс исполнителя. Но как только я впервые услышала об этой истории… Я сейчас расскажу, чем она мне кажется важной и поучительной.

Я первым делом подумала, что что-то в этой истории для меня не бьется. Дело в том, что, напомню, в чем, собственно, суть. При Лужкове вся Москва представляла собой одну большую Покровскую овощебазу. Один большой нелегальный рынок недвижимости. Это называлось «точечная застройка» и это заключалось в том, что любой (ну, не любой человек, а, естественно, человек, у которого есть деньги и влияние) мог купить в центре Москвы буквально трансформаторную будку, приватизировать ее, назвать нежилым строением и возвести на ее месте, ну, если не небоскреб, то там 8-этажный дом.

Всё это было абсолютно катастрофическим с точки зрения градостроения, с точки зрения сохранения исторического центра города или того, что у нас осталось после Сталина от исторического центра города. И, конечно, с точки зрения транспортной логистики, потому что ну как? Это вот та самая Москва, которая и так плохо построена (она построена кругами, а не квадратами), у нее и так плохая связность улиц. И, вот, значит, на этой самой Москве, на тех самых узеньких улочках, на которых стояли 2-х и 3-этажные дома в том же месте вырастают 5-ти, 6-ти, а это и 8-этажные дома. И хорошо, если у них есть подземная парковка, а, скорее всего, ее просто нету, потому что большая часть этих домов была построена в эпоху совершенно дикого рынка, когда казалось, что «Моё – это моё, а всё, что за пределами моего, то пусть обслуживает государство».

То есть вот то, что происходило с центром Москвы при Лужкове, является одной из важных, если не ключевых причин современного транспортного коллапса в Москве. И надо сказать, что Собянин это, действительно, остановил. Вот, я плохо отношусь к Собянину, я хорошо отношусь к Собянину, я голосовала за Навального на выборах мэра Москвы, но я должна констатировать факт, что это было прекращено напрочь. Люди попали на миллионы, люди не могли никакими способами ситуацию разрешить, там платили дикие взятки, но взятки не брали и ситуация не разрешалась. За исключением двух случаев. Либо человек выигрывал дело по суду, и реально выигрывал дело по суду. Либо у него уже было какое-то начало строительства и было возведено 2-3 этажа, и просто городу было очень дорого платить обратно.

Ну вот, скажем, например, тот же самый дом, который Михалков возводил в районе Патриарших, там этот дом начал возводиться до того, как пришел Собянин.

Вот, в данном случае эта история на Большом Козихинском – там есть застройщик, которого зовут Евгений Ройтман, который производит эту застройку. Инвестиционный контракт был, естественно, подписан до Собянина, но там еще не началось никакого строительства, то есть это как раз тот случай, который жестко подпадает под собянинские запреты о возведении в центре Москвы чего-либо, превышающего этажностью и габаритами то, что там стояло раньше.

Господин Ройтман, насколько я знаю, заплатил около 4 миллионов долларов за этот инвестиционный контракт в 2008 году, в сентябре. Он судится с городом по поводу возможности выполнения этого контракта. Он получил решение промежуточное о том, что этот контракт должен быть возобновлен. Не о застройке, а просто о возобновлении самого контракта. Но город при этом с ним ничего не подписал. То есть не выглядит этот человек каким-то супер-мега-тяжеловесом.

Более того, есть Елена Ткач, которая реально против всего этого борется, которая делает очень много. Кстати, это мой депутат – я за нее голосовала, чем я очень горда, потому что это крайне результативный депутат. И за ее деятельностью не заметно каких-то других застройщиков, которые хотят в том же самом месте построить другое, но своё.

И за последний год в Пресненском районе не произошло там буквально ни одного снова исторического здания, не началось ни одной новой стройки, в том числе, конечно, и благодаря Елене Ткач. И, вот, эта история с господином Ройтманом – она потрясающа двумя вещами.

Во-первых, господин Ройтман уже угодил в один скандал. Дело в том, что он пытался застроить Сивцев Вражек по такой же схеме. Когда Собянин эту схему порушил, то ему подвернулся некий господин, которого звали Геворгян, который предложил урегулировать проблемы за 1,5 миллиона баксов. Ройтман дал ему 750 тысяч баксов. Геворгян представил ему нужное заключение и оказалось, что это просто подделка.

Второй раз, второй скандал, в ком, на мой взгляд, фигурирует Ройтман, это то, что его начальником охраны является тот самый господин Вячеслав Душенко, который, собственно, руководил тем самым запросом подводника Александра Пуманэ, в ходе которого Пуманэ, который был киллером Кингисеппской преступной группировки, умер. То есть вот этот человек нанял этого человека на работу.

Из того, что я поговорила в Москве, с московской мэрией, у меня сложилось такое впечатление, что, как я уже сказала, московская мэрия с этим Ройтманом судится. Поскольку она с ним судится и судится, судя по всему, серьезно, то для того, чтобы там чего-то строить (а там инвестиционный контракт есть) надо было провести народные слушания, на которых граждане данного района выскажутся за или против застройки этого двора.

Вот на эти народные слушания нагнали черт знает каких людей, которые, мягко говоря, не были местными. На них пришла Елена Ткач, и тут человек, который сидел рядом с застройщиком Ройтманом, поднялся, столкнул ее со сцены. Немножко побили.

А дальше… Собственно, к чему я всё это рассказываю? Я это рассказываю к тому, что мне очень интересен исход этой истории. Исход этой истории может быть двоякий. Либо московское правительство воспользуется этим инцидентом с тем, чтобы растереть Ройтмана в порошок.

Вот, у американцев есть такое выражение «Throw the book at him», «Бросить в него Уголовным кодексом». Насколько я понимаю, к господину Ройтману… Я не предлагаю подкидывать господину Ройтману наркотики, валить на него Кировлес, заставлять Ив Роше писать на него донос.

Но есть несколько очень удивительных вещей из биографии господина Ройтмана. Например, это история со взяткой за 750 тысяч долларов. Это же не только мошенничество со стороны господина Геворгяна, это же еще и попытка дачи взятки.

Есть господин Душенко, начальник охраны, который каким-то образом выпутался из истории с подводником Пуманэ. Почему не проверить, не возбудить опять уголовное дело по поводу того, что случилось с Пуманэ? И, наконец, почему не возбудить уголовное дело по факту избиения депутата?

Вот, если всё это будет сделано, то тогда московские власти передо мной предстанут людьми, которые, действительно, выполняют свои обязательства, которые не ведут себя избирательно в отношении… Так сказать, одним застройщикам позволяют, а другим не позволяют.

Еще раз повторяю, я не предлагаю московским властям действовать неправосудными методами. Я не предлагаю им использовать мощь государства в неправосудных целях. Но есть такая вещь. Если вы видите, что человек лезет на рожон по отношению не просто к государству, а по отношению к общественному благу, судится с тем самым городом Москвой, который у нас такой крутой… У нас только что Собянин выиграл выборы, да? У нас обрабатывали этих бабушек-пенсионерок, у нас им вручили на несколько миллиардов рублей, если я не ошибаюсь, подарков, чтобы они голосовали за Собянина. Вот это собянинские смогли организовать. Вопрос. Вот так я понимаю, что господин Ройтман – это случай… Человек находится в отчаянном положении, потому что эти общественные слушания надо было провести, чтобы доказать московским властям, что он имеет право там строить, а на общественных слушаниях случился скандал. И, видимо, скандал-то этот и случился ровно потому, что Ройтман был загнан в угол.

Так вот если московские власти воспользуются этим и раздавят его там в этом углу, то я смогу в следующей передаче или через месяц сказать «Смотрите, я была права: московские власти остановили застройку в центре города». А если они в такой вызывающей ситуации не воспользуются этим, то очень трудно будет сказать «Вы знаете, они или слабы, или кто-то взял взятку, или кто-то не смог противиться».

Всего лучшего, до встречи через неделю.

Комментарии

460

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


creol 19 октября 2013 | 23:04

Пока достопочтенный Улугбек-мирза, ни в чём не нуждавшийся, вперял взгляд в звёздное небо без телескопа, большинство населения Самарканда и всего Мавераннахра жило в страшной нищете, подвергалось поборам, пыткам и издевательствам, будучи при этом совершенно неграмотным. Пушкин здесь, как видно, не виноват, когда бы он не родился.


kabasik356 19 октября 2013 | 23:36

Вспоминаются слова из песни Макаревича-"И лишь только тот кому не чего сказать, больше всех кричит! Это я про большинство коментов. Печально


china_ 20 октября 2013 | 05:42

В Алма-Ате куча гастарбайтеров ,и в выходные центр города пустой.
Вчерась проехал по частному сектору в центре на велике ,милиция не пропускала машины ,народ шел пешком по улице ,и не возмущался ,пешком -10 минут ,на машине обычно полчаса -час (поиск парковки).
Я не согласен что дворник это неквалифицированный труд,пройдите где инструмент продают ,это не метла с лопатой ,это система полива ,это компостные ямы,это дофига приспособлений не доступных моему пониманию ,это все применялось -продвигалось в городе поэтапно для рекламы и внедрения.
У нас сажают деревья и не поливают все желтое палками стоит.
При совке город был зелёный ,сейчас черный от асфальта.


20 октября 2013 | 16:22

А Латынина всё сказала в первой части передачи. И опасность объяснила, и примеры приводила, а что изменится? Сказать действительно больше нечего. Жаль Россию. Пойду плакать и мыть посуду.

Спасайтесь, милые, а те, кто Родину любит больше жизни, организовывайтесь и усиливайтесь, чтобы менять всё к лучшему.


20 октября 2013 | 11:40

НЕДОЛГО ИМ ЦАРИТЬ.
------------------------------

Если б граждане России
Напрягли свои мозги,
То воров бы не просили,
А сожгли их батоги.

Да! Россия очень редко
Просыпается от сна,
Но тогда стреляет метко,
Падает в пике до дна.

Что до жуликов с ворами,
То недолго им царить.
Как отпляшут на татами,
Перестанут вслух мудрить.

Разойдётся, закружится
Полюшко больных голов-
Время им пришло напиться
И бежать из-за столов...


nalogoplatelschik 21 октября 2013 | 21:34

Их положение не изменится...
  - Их по-прежнему будут эксплуатировать их предводители, - подсказал Замбендорф. - Крепостные в феодальном обществе, которое не даст им возможностей для развития. Их будут сознательно держать в невежестве и кормить суевериями, потому что образование несовместимо с покорностью и страхом, на котором основана эта система. Этого вы хотите добиться? Цитата из книги которую сейчас читаю. Заграничный автор. Агент госдепа наверное.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире