'Вопросы к интервью
09 января 2011
Z Детская площадка Все выпуски

Анатомия детской поэзии


Время выхода в эфир: 09 января 2011, 09:07

Л.ГУЛЬКО: Ну вот, давайте ближе тащите ваших детей к радиоприемникам. Только я вчера уже просил дорогих товарищей, господ, как хотите их называйте, родителей бессовестных – не надо будить своих детей для того, чтобы выиграть книжку на радиостанции «Эхо Москвы». Дети – это святое, тем более свои дети. Пускай спят. Дайте другим детям, которые проснулись, выиграть, а не надо вот так толкать ребенка. Он, бедный не понимает, что произошло, он еще не жрамши, а вы уже его тащите к радиоприемнику. Пускай спит. Спит, потом завтракает, потом делает зарядку, потом идет гулять. А вот так специально – ну, мне кажется, это какое-то издевательство над маленьким человечком.

Майя Пешкова. Здравствуйте, Майя.

М.ПЕШКОВА: Доброе утро.

Л.ГУЛЬКО: Здравствуйте, Майечка. Мы сегодня будем, сразу прямо у нас гость в студии замечательный. Сейчас Майя представит, и мы сразу начнем уже розыгрыши всяких разных книжек нашей замечательной гостьи, детского писателя Ирины Токмаковой. Мы поговорим об анатомии детской поэзии, вообще, в принципе, о детской поэзии с Ириной Петровной Токмаковой. Ну и по ходу дела, может быть, даже кое-что споем, поскольку у нас есть некая подборка, да, Майя?

М.ПЕШКОВА: Да, у нас есть песни на стихи, на переводы Ирины Петровны.

Л.ГУЛЬКО: Вот таким образом мы будем действовать.

М.ПЕШКОВА: Ирина Петровна, я хотела начать по-взрослому, сказать, у нас дважды лауреат государственной премии. Но я этого произносить не буду, поскольку мы с вами на «Детской площадке». Я скажу, что у нас в гостях замечательный поэт Ирина Петровна Токмакова, которую знают ребята, кто ходит в садик, кто просто читает книжки. И те, кто учатся в школе. Потому что Ирина Петровна, ее стихи во всех хрестоматиях. Доброе утро, Ирина Петровна.

Л.ГУЛЬКО: Здравствуйте, Ирина Петровна.

И.ТОКМАКОВА: Доброе утро, доброе утро. Здравствуйте, дорогие слушатели и читатели мои.

Л.ГУЛЬКО: Можно я сразу тут поправлюсь, поскольку у нас тут были всякие сообщения о погоде и там приметы, в которых фигурировали колья и жерди. И мы никак не могли, городские жители понять, чем отличается кол от жерди. Оказывается (нам тут Сергей пишет), колья – это вертикаль, а жердь – это горизонталь. А я думал, что колья – это заточенная сверху, а жердь – это тупая такая палка. Оказывается, нет: колья – это вертикаль, а жердь… Хорошо, спасибо, Сергей, за пояснение. Всё, я всё сказал.

М.ПЕШКОВА: Ирина Петровна, вы любите бывать на даче? Я к тебе жерди и все остальное.

Л.ГУЛЬКО: Деревне.

М.ПЕШКОВА: Да, вы любите бывать в деревне?

И.ТОКМАКОВА: Вы знаете, нет, не совсем в деревне. Моя дача находится в Абрамцеве, рядом с музеем Аксакова и Мамонтова.

М.ПЕШКОВА: И вы когда бываете на даче, вы иногда забегаете в музей, что называется?

И.ТОКМАКОВА: Да, да. Во-первых, там парк – это близко от меня, я хожу туда гулять. А потом, там же замечательная и гончарная мастерская Врубеля, и масса живописи. Это чудное-чудное место.

М.ПЕШКОВА: Но сегодня мы хотели поговорить о стихах. О стихах и о Новом годе. В частности, я хотела попросить вас вспомнить о том, как Новый год справляли в вашем доме. Ведь, был у вас необычный дом, нетривиальный дом, а дом, наполненный чудес и самым главным, как мне кажется, была ваша мама, которая руководила приютом для детей.

И.ТОКМАКОВА: Да, вы знаете, мы жили, как тогда называлось, на казенной квартире. У нас было 2 комнатки в доме, который назывался очень печально. Потом его переназвали, а тогда он назывался «Дом подкидышей». Моя мама была детским врачом, и она заведовала этим домом.

А Новый год, елка – ну, можно вспомнить, вы знаете, как бывало раньше. Во-первых, где-то до – трудно мне сейчас вспомнить – то ли 1936-го до 1938-го года елка была под запретом.

Л.ГУЛЬКО: До 1936 года.

И.ТОКМАКОВА: Вот. Это считалось пережитком, это какой-то религиозный пережиток и поэтому вообще никто не родился, никакого Христа нет, поэтому… Но мама. Видите что? Я не могу сказать, что мама была религиозным, воцерковленным человеком. Нет. Хотя, она была внучкой священника. Но елку… Она считала, это святое для детей (елка).

И вот тогда, когда это было под запретом, был в этом Доме подкидышей дворник Дмитрий Никитич. Дмитрий Никитич ехал к своему свату в Барыбино под Москву, там вырубалась елка в лесу и перерубалась пополам, чтобы не было видно, что он везет елку. Перерубленную елку прятали в мешок, в мешке она приезжала к нам домой, потом ее щепочками укрепляли, елка была опять прямостоящая, и тогда в наших двух этих комнатках воцарялся запах, красота.

И надо было ее украшать. Но игрушки не продавались. Какое-то время потом замечательные у нас делали игрушки. А сейчас, к сожалению, я посмотрела – продаются, в основном, почему-то китайские, маловыразительные игрушки.

Л.ГУЛЬКО: Не, Ирина Петровна, продаются и хорошие игрушки, но они очень дорого стоят. Хорошие игрушки совсем дорого стоят почему-то.

И.ТОКМАКОВА: Почему-то. (смеется)

Л.ГУЛЬКО: Почему-то очень дорого стоят. Ну, так бывает.

И.ТОКМАКОВА: Вот. Но мы делали игрушки сами.

М.ПЕШКОВА: Об этом, в частности, пишет профессор Алла Санникова из Казани. Она выпустила книгу «Как украшать новогоднюю елку, или из истории новогодней игрушки». И там она ссылается на вас о том, что дома делали игрушки и даже рассказывает один из методов.

И.ТОКМАКОВА: Да, дома делали игрушки. Например, бралось яичко и с двух сторон натыкалось иголочкой. Надо было хорошенько подуть, и оттуда, значит, белок и желток выливались, и тогда можно было на это яичко сделать колпачок, сложить гармошкой, сделать гофрированный такой воротничок, расписать, и получался клоун. К этому колпачку потом приклеивалась ниточка, и это вешалось на елку.

Л.ГУЛЬКО: А из скорлупы грецкого ореха? Я помню, вот у нас бабушка делала из скорлупы грецкого ореха.

И.ТОКМАКОВА: Из скорлупы не делали у нас. Просто была серебряная или золотая краска. Красились орешки, тоже петелька приклеивалась и это вешалось на елку. А потом еще делались цепи полосочками. Продавалась тогда серебряная, золотая бумага (я уж не помню, для каких целей она продавалась), вот из этого делались цепи, длинные цепи на елку.

И потом еще очень хорошие лепились игрушки из ваты. Вату надо было хорошенько промочить в крахмале. Заваривался крахмал, и пока он был еще мягкий, ну, например, лепилась корзиночка и грибочки. Потом это все расписывалось, тоже приделывалась веревочка и это вешалось на елку. А к тому же вешались еще конфетки.

Л.ГУЛЬКО: Это да.

И.ТОКМАКОВА: Вот, конфетки тогда были и можно было к ним сделать тоже…

Л.ГУЛЬКО: Ну, в смысле большие, красочные конфетки.

И.ТОКМАКОВА: Да, вы знаете, с тех пор… Нет, была любимая моя конфета, которая называлась Какао-шоа.

М.ПЕШКОВА: Да. Что это такое?

И.ТОКМАКОВА: Вот, на трюфель похожа.

Л.ГУЛЬКО: Да, такой твердый гоголь-моголь.

И.ТОКМАКОВА: Но это было обсыпано таким шоколадным порошком. Но этих конфет нет. Уже очень многие конфеты моего детства, там, «Ласточка», «Мишки» — это все сохранилось. А, вот, Какао-шоа исчезла. (смеется) Так что…

Л.ГУЛЬКО: Ну, потому что утеряли рецепт, а воспроизвести его никто не может.

И.ТОКМАКОВА: По-видимому, так и есть.

Л.ГУЛЬКО: А скажите, пожалуйста, Ирина Петровна, что вешали на макушку елки?

И.ТОКМАКОВА: У нас была звезда. Ну, так, не Вифлеемская звезда, а просто звезда. Некоторое количество игрушек в доме сохранилось у нас с каких-то дореволюционных времен. То ли бабушка сохранила, может быть, не знаю. Не помню – маленькая была. Но, во всяком случае, елка была. И приходили родственники и друзья, и делались подарки, и веселые игры, викторины. Например, протягивали веревочку, на веревочке какие-то мелкие подарочки на ниточках висели, и с завязанными глазами надо было с ножницами подойти и срезать. Или играли в фанты. В общем, было весело. Хотя, было запрещено, но, тем не менее, елка была. Собственно, о Рождестве так особенно и не разговаривали.

Л.ГУЛЬКО: Ну, это ж светский праздник, в общем, Новый год-то, по большому счету.

И.ТОКМАКОВА: Это было, в основном, да, на Новый год…

Л.ГУЛЬКО: Детский, веселый, да. Конечно.

И.ТОКМАКОВА: Так что, во всяком случае, и до разрешения, и после елка бывала у меня всегда. И вообще, до старости я себе ставила елку. Я очень люблю елку. И хотя я написала стихотворение про искусственную елку, тем не менее, искусственную елку я не люблю – я люблю елку живую.

М.ПЕШКОВА: Ну а сегодня нашим ребятам мы, конечно, подарим книги, имеющие прямое отношение к новогодью. Снежная книга – именно такая книга достанется нашим ребятам, она вышла в издательстве «Росмэн». А здесь 2 стихотворения Ирины Петровны (это сборник). Стихотворение «На свет так бывает» и второе стихотворение Ирины Петровны – «Медведь». Могу ли я вас попросить, Ирина Петровна, прочитать «На свете так бывает»? 11-я страница. Прошу вас.

И.ТОКМАКОВА: Вы знаете, что это такое? Между прочим, это кусочек из песенки. Его очень много уже помещают в книжки, но это кусочек из песенки из пьесы. Пьеса «Звездные мастера» — это детская новогодняя сказочка. «На свете так бывает, что только раз в году на елке зажигают прекрасную звезду. Звезда горит, не тает, блестит прекрасный лед. И сразу наступает счастливый Новый год». Всем-всем-всем счастливого Нового года.

М.ПЕШКОВА: Не будем забывать, что впереди еще одно новогодье нас ждет – Новый год по старому стилю. А по старому стилю справляли у вас Новый год?

И.ТОКМАКОВА: Нет, нет. Никогда.

М.ПЕШКОВА: То есть такой традиции не было ни в семье родителей, ни в вашей семье?

И.ТОКМАКОВА: Нет-нет, абсолютно нет. Как-то уже не обращали на это внимание.

Л.ГУЛЬКО: Еще стихотворение в этом сборнике – «Медведь».

И.ТОКМАКОВА: «Как на горке снег-снег, и под горкой снег-снег. И на елке снег-снег, и под елкой снег-снег. А под снегом спит медведь. Тише-тише, не шуметь».

М.ПЕШКОВА: И еще из книг, которые мы сегодня отдадим, книг, имеющих прямое отношение к новогодью, — это «К нам приходит Новый год. Стихи, песни, сказки и загадки». Книга такая. И еще книга, которую выпустило издательство «Дрофа+» — это стихи, песенки, сказки и загадки. Как видите, очень много издательств старались, чтобы к Новому году наши ребята получили книжки, имеющие прямое отношение к празднику.

Но у нас сегодня еще один праздник. Ирина Петровна пришла в гости и пришла со своими книгами, которые она дарит нашим ребятам. Я, наверное, устану перечислять, но я хочу некоторые назвать. Это серия «Мои любимые стихи» — «Ходит солнышко по кругу». «Наши любимые праздники» — так называется книга из серии «Школьная библиотека», стихи, песни и загадки Ирины Петровны. Лев, я хочу тебе передать эту книгу, особенно загадки. «Счастливого пути» — это книга переводов. Кого вы перевели? И, вернее, кого вы опубликовали в этой книге, Ирина Петровна? Будьте добры, напомните мне, пожалуйста.

И.ТОКМАКОВА: В этой книге очень много народной поэзии шведской, шотландской, из вьетнамского фольклора. Ну и из детских поэтов Индии, Вьетнама, Нигерии. Что-то переведено с языков, что-то переведено по подстрочнику.

М.ПЕШКОВА: Я знаю, что вы владеете пятью языками.

И.ТОКМАКОВА: Ну да, но в разной степени, я бы сказала так. Я свободно владею английским языком – это моя профессия. Шведский язык, немецкий язык, так сказать, германская группа – это то, что я изучала на филологическом факультете.

М.ПЕШКОВА: Вы – выпускница МГУ, ведь.

И.ТОКМАКОВА: А потом, так сказать, из интереса, по любви я выучила еще польский и болгарский, потому как дружила с детскими писателями в Польше и Болгарии. А еще с детства я знаю, ну, так, на бытовом уровне разговорный и немножко умею читать, хотя с большим трудом, армянский язык.

М.ПЕШКОВА: Это язык, ведь, вашего отца?

И.ТОКМАКОВА: Это язык моего отца. Так получилось, что я, это называется, полукровка. Моя мать – Дилигентская Лидия Александровна, была русской. А мой отец Мануков Петр Карпович был армянин. А с нами жила его сестра, моя тетушка, моя вторая мать, потому как мама была детским врачом и заведовала этим Домом подкидышей, ей было некогда. А со мной была тетушка, которая разговаривала со мной по-армянски. Поэтому я несколько знаю этот язык.

И, вот, последняя моя работа как раз была переводом армянских стихов Юрия Саакяна. Можно я прочту?

М.ПЕШКОВА: Да-да, конечно.

И.ТОКМАКОВА: Как раз зимнее стихотворение, которое называется «Белая сказка». Кстати, его могут очень многие подписчики «Пионерской правды» прочесть 14-го числа – это выйдет в этой газете. Так сказать, говорю не в качестве рекламы, а просто из любви, поскольку считаю, что это очень хорошая газета для детей.

М.ПЕШКОВА: Ирина Петровна, мы после перерыва будем читать стихотворение. А сейчас в студию пришел Роман Плюсов с новостями.

НОВОСТИ

Л.ГУЛЬКО: Ну, мы продолжаем нашу «Детскую площадку». Майя Пешкова, Лев Гулько, Ирина Петровна Токмакова, детский писатель. Говорим мы о детской поэзии, о Новом годе, разыгрываем разные книжки. Мне кажется, пора уже разыграть.

М.ПЕШКОВА: Да, но мы обещали стихотворение.

Л.ГУЛЬКО: Обещали, конечно. Сразу после.

М.ПЕШКОВА: Ирина Петровна, прошу вас.

И.ТОКМАКОВА: Итак, это Юрий Саакян в моем переводе с армянского, «Белая сказка». «Что эта кошка белая шепчет белой уточке? Что эта утка белая шепчет белой козочке? Что эта наша козочка собачке шепчет беленькой? Ну а собачка белая что шепчет белой лошади? Да вот же о чем говорили все. Там у окошка с форточкой сидит мальчонка маленький, с тоской глядит на улицу и говорит: «Ну где же снег? Когда же ляжет белый снег?» Заглянув на небо пристально, сказала лошадь белая: «Я попрошу, и будет снег». «Я попрошу, и будет снег», — сказал, чуть задумавшись, собачка наша белая. И уточка, и козочка, и киска наша белая, все попросили облако, чтоб снег пошел для мальчика. И снег пошел, и снег пошел пушистый, легкий, радостный. Он белой-белой простыней накрыл всю землю сонную.

М.ПЕШКОВА: Из книг, которые мы разыгрываем, и книга Ирины Петровны Токмаковой «Почитай мне, мама». Из хрестоматии школьника именно в этой серии увидела свет Астрид Линдгрен, ее книга «Мио, мой Мио» — это ваш перевод, Ирина Петровна, я знаю.

И.ТОКМАКОВА: Да, это мой перевод.

М.ПЕШКОВА: Да. Также книга «Поиграем» — это сборник стихов. И книга Ирины Петровны, которая вышла совсем-совсем недавно – «Карусель», любимая книга из нашего детства. Прошу вас об этой книге рассказать, пожалуйста. Это, вот, самое-самое последнее издание.

И.ТОКМАКОВА: Эта книга под названием «Карусель», но не совсем эта, а давно-давно, где-то, вот, в конце 60-х – начале 70-х (я уже не помню точно) была моя первая книжка в переплете. И рисунки делал мой муж, художник Лев Токмаков. А сейчас, ну, как бы ностальгически издательство «РИПОЛ классик», очень хорошее издательство, они решили как книгу детства. Но Лев Алексеевич решил немножко ее дополнить, немножко пересоставить, поэтому она, вроде бы, и такая, и напоминает, обложка напоминает ту обложку, но и не совсем такая, дополненная новыми стихами и новыми рисунками. И это одна из последних его книжек, потому что 19 ноября этого года Лев Алексеевич скончался.

М.ПЕШКОВА: Лев Алексеевич летом был гостем нашей радиостанции и гостем «Детской площадки», и мы слушали его рассказы, его рассказы о детстве, о том, как он летал к себе на родину. И рассказ о березке, которую он поливал каждый день. И однажды он мне с гордостью сказал: «Я ее сегодня полил, и я ей подарил 11 ведер воды».

И.ТОКМАКОВА: Да. Она росла близко от его мастерской, от его художественного ателье, и он каждый раз, поливая, потом звонил мне домой и отчитывался, что, вот, в эту жару, в эту гарь он спасает березку. Он ее спас, потому что, скажем, вот, я этого не сделала, к сожалению – березка напротив моего окна, она высохла.

М.ПЕШКОВА: Из книг, которые мы сегодня дарим ребятам, «Мороз еще вернется» (книга Ирины Петровны), «Питер Пэн» в вашем переводе, Ирина Петровна. И еще сегодня замечательный подарок Ирина Петровна принесла нашим детям, книгу Ринаты Мухи и Вадима Левина «Между нами». Вот такие сегодня у нас призы. Призов много.

Л.ГУЛЬКО: Ну что? Начнем?

М.ПЕШКОВА: Начнем.

Л.ГУЛЬКО: Начнем, давайте. Мы по каким загадкам будем опрашивать наших уважаемых радиослушателей маленьких?

М.ПЕШКОВА: А по каким ты хочешь?

Л.ГУЛЬКО: Либо вот по этим – я вам показываю, либо…

М.ПЕШКОВА: В свободном полете.

Л.ГУЛЬКО: Ну, давайте начнем с книжки, которую Ирина Петровна принесла.

М.ПЕШКОВА: Напомните мне, пожалуйста, название книги.

Л.ГУЛЬКО: «Стихи, песни, загадки. Наши любимые праздники», серия «Школьная библиотека», издательство «Самовар». Значит, Петра Синявского здесь есть загадки – сейчас я какую-нибудь самую сложную.

М.ПЕШКОВА: Самую-самую.

Л.ГУЛЬКО: Вот, пожалуйста. Две палки и две дощечки. Катайтесь, человечки. 363-36-59 – наш телефон. Правильный ответ – это книжка. На выбор?

М.ПЕШКОВА: Ребята выберут, да, когда им позвонят наши референты.

Л.ГУЛЬКО: Хорошо. Доброе утро?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Л.ГУЛЬКО: Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Это лыжа.

Л.ГУЛЬКО: Вам сколько лет?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне – 12.

Л.ГУЛЬКО: Вы, простите меня, юноша или девушка? Я не вижу по радио.

СЛУШАТЕЛЬ: Я – парень, мальчишка.

Л.ГУЛЬКО: Мальчишка? 12 лет?

СЛУШАТЕЛЬ: Да.

Л.ГУЛЬКО: Голос такой у вас интересный, у мальчишки в 12 лет.

М.ПЕШКОВА: Хорошо, мы непременно подарим вам книгу Ирины Петровны.

Л.ГУЛЬКО: Как вас зовут, кстати?

СЛУШАТЕЛЬ: Тимур.

М.ПЕШКОВА: Тимур, да? А откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Казань.

М.ПЕШКОВА: Из Казани, да, наш постоянный слушатель. Вы получите новогоднюю книгу и одну из книг Ирины Петровны.

СЛУШАТЕЛЬ: Спасибо.

Л.ГУЛЬКО: Да, спасибо вам большое. 363-36-59. Давайте отсюда, что ли, загадаем, из другой бумажки?

М.ПЕШКОВА: Да, да-да.

Л.ГУЛЬКО: Ну вот, тоже хорошая загадка, мне кажется, сложная. Кругом вода, а пить нечего.

М.ПЕШКОВА: Ой, это было так актуально летом.

Л.ГУЛЬКО: Да и сейчас, в общем, тоже, после праздников. Кругом вода, а пить нечего – вот такая загадка. 363-36-59 – наш телефон.

М.ПЕШКОВА: Так и хочется спеть «Вода-вода, кругом вода».

Л.ГУЛЬКО: Да, доброе утро. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Здрасьте.

М.ПЕШКОВА: Здрасьте.

Л.ГУЛЬКО: Привет. Ну, говори.

СЛУШАТЕЛЬ: Это море.

Л.ГУЛЬКО: Море – это правильно. А тебя как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Ярослав.

Л.ГУЛЬКО: Ярослав, тебе сколько лет?

СЛУШАТЕЛЬ: Семь.

М.ПЕШКОВА: И откуда ты звонишь? Издалека, наверное?

СЛУШАТЕЛЬ: С Казани.

М.ПЕШКОВА: Из Казани, молодец. Казань какая активная. Здорово! Молодцы.

Л.ГУЛЬКО: Хорошо. Спасибо тебе. А чего ты будешь сегодня делать?

СЛУШАТЕЛЬ: Читать книги.

Л.ГУЛЬКО: Книги читать? А на улицу не пойдешь гулять?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, немножко пойду.

М.ПЕШКОВА: А на каток ты не ходишь?

СЛУШАТЕЛЬ: Хожу.

М.ПЕШКОВА: Ну и как ты катаешься? Под музыку?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

М.ПЕШКОВА: Просто так, да? Кругами катаешься, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, иногда.

М.ПЕШКОВА: Молодец. А большая компания у вас катается твоих друзей?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет.

М.ПЕШКОВА: Нет, да? Ну, давай, привлекай, пожалуйста, и родителей, и друзей. По-моему, это самое главное дело нынче набраться свежего воздуха для того, чтобы потом хорошо учиться.

Л.ГУЛЬКО: Ну, потом можно и книжки почитать. Спасибо тебе большое, пока, будь здоров.

СЛУШАТЕЛЬ: До свидания.

Л.ГУЛЬКО: Следующая загадка?

М.ПЕШКОВА: Да.

Л.ГУЛЬКО: Ну, давайте попробуем. А потом мы споем.

М.ПЕШКОВА: Да, потом споем.

Л.ГУЛЬКО: Хорошо. Значит, следующая загадка опять из книжки «Наши любимые праздники». Сейчас я постараюсь найти что-нибудь. Вот. Сколько раз пробьют часы, если сдвинуты усы?

М.ПЕШКОВА: Ага, очень хорошо.

Л.ГУЛЬКО: Вот такая загадка, да. Сколько раз пробьют часы, если сдвинуты усы? Надо посмотреть на папу или на дедушку, у кого усы есть. Посчитать, может быть, когда сдвинет усы, сколько раз они пробьют. 363-36-59 – наш телефон. Доброе утро. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Л.ГУЛЬКО: Да-да?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, у нас телефон второй не сработал, мальчик говорит «12 часов».

Л.ГУЛЬКО: Мальчик-то где?

СЛУШАТЕЛЬ: Мальчик рядом – я ему несла другую трубку, она не сработала.

И.ТОКМАКОВА: Ну, давайте мальчика-то. Может, он сам скажет?

СЛУШАТЕЛЬ: Денис, пойди сюда. Быстро.

М.ПЕШКОВА: Денис, мы тебя ждем.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

Л.ГУЛЬКО: Да, привет, Денис. Ну, говори?

СЛУШАТЕЛЬ: 12 раз.

Л.ГУЛЬКО: 12 раз. Почему ты так думаешь? Задумался Денис.

СЛУШАТЕЛЬ: А?

Л.ГУЛЬКО: Почему ты так думаешь-то, 12 раз?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, потому что стрелки сдвинуты.

Л.ГУЛЬКО: Ну, правильно, конечно. Тебе сколько лет?

СЛУШАТЕЛЬ: 10.

Л.ГУЛЬКО: 10 лет – хороший такой возраст. Сейчас на улицу или куда?

СЛУШАТЕЛЬ: На каток.

Л.ГУЛЬКО: Вот, правильно.

М.ПЕШКОВА: На каток – здорово!

Л.ГУЛЬКО: На каток – хорошо, пока он не растаял. А то там обещают какие-то плюс 5 градусов.

М.ПЕШКОВА: А откуда ты звонишь, из какого города?

СЛУШАТЕЛЬ: Из Москвы.

М.ПЕШКОВА: Из Москвы. Правильно. Успей покататься, пока еще есть катки, пока еще льдом покрыто это пространство и можно круги наворачивать, и вообще какие-то фигуры делать, если ты умеешь.

Л.ГУЛЬКО: Майя, у вас с катком что-то связано, нет? Как-то что-то…

М.ПЕШКОВА: Связано, да.

Л.ГУЛЬКО: Да? Связано?

М.ПЕШКОВА: Да. Воспоминания детства.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо тебе большое, Денис. Пока.

М.ПЕШКОВА: Самые яркие.

Л.ГУЛЬКО: Правда? Воспоминания детства?

М.ПЕШКОВА: Да. Сейчас меня не вытащить. Неуклюжий пешеход я нынче.

Л.ГУЛЬКО: Я так себе представляю, как в «Покровских воротах», да? Хорошая музыка играет, снежинки летят. Так и было?

М.ПЕШКОВА: Да, воспоминания детства, так и было. И специально был сшит такой наряд утепленный для того, чтобы девочка каталась. Ну, фигуристкой я не мечтала быть – я была слишком толстенькая.

Л.ГУЛЬКО: Да ладно, фигуристки – вы посмотрите на них. Они еще какие толстенькие бывают.

М.ПЕШКОВА: Меня не приняли в балетный кружок – я рыдала полгода и пошла в хор.

Л.ГУЛЬКО: Ужас какой, кошмар!

М.ПЕШКОВА: Что вы!

Л.ГУЛЬКО: А в хоре как? Все удачно было?

М.ПЕШКОВА: Да, и пела: «Костер ночной, простор речной», вот такие вот песни. Долго-долго распевала.

Л.ГУЛЬКО: (смеется) Давайте следующую загадку загадаем. А потом споем. Вот, Ирина Петровна говорила об игрушках, из ваты которые делали, да? Я помню эти игрушки – у нас тоже они были. И Дед Мороз у нас был. Между прочим, ватный, до сих пор сохранился с 50-х годов.

М.ПЕШКОВА: И Снегурочка у меня была ватная.

Л.ГУЛЬКО: И Снегурочка ватная, и грибочки, между прочим, ватные.

М.ПЕШКОВА: Да.

Л.ГУЛЬКО: Вот загадка про вату. Белая вата плывет куда-то. Хоть лови, не лови – не изловишь.

М.ПЕШКОВА: А-а-а, я поняла.

Л.ГУЛЬКО: Ну, не знаю как вы, не знаю. 363-36-59 – наш телефон.

М.ПЕШКОВА: Можно я тебе подскажу, Лёва?

Л.ГУЛЬКО: Мне – не надо. Вы хотите им подсказать?

М.ПЕШКОВА: Это про Титаник, да?

Л.ГУЛЬКО: Нет. Если б Титаник был из ваты… (смеется) Доброе утро.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

Л.ГУЛЬКО: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Это облака.

Л.ГУЛЬКО: Это облака. Это не облака, оказывается. Вот в чем дело-то. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Саша. А, может, это снег?

Л.ГУЛЬКО: Саш, нет, не снег. Давай третью попытку. Облака снег и еще на вату похоже, знаешь, такое, на воде бывает.

СЛУШАТЕЛЬ: Туман.

Л.ГУЛЬКО: Не, ну туман – он похож, конечно, на вату, но на съедобную. А это такая, несъедобная вата, которая на воде иногда там получается, на волнах она бывает.

СЛУШАТЕЛЬ: Пена?

Л.ГУЛЬКО: Ну, правильно, конечно! Пена. Конечно!

М.ПЕШКОВА: А я-то, дурочка, думала, айсберг. Поэтому я и спросила про Титаник.

Л.ГУЛЬКО: Нет, это пена. Айсберг – это твердая вата, это ледяной сахар.

М.ПЕШКОВА: Хочется лизнуть, да?

Л.ГУЛЬКО: Да. Спасибо тебе большое. Ты, кстати, завтракал, нет?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет еще.

Л.ГУЛЬКО: Нет? А чего будем на завтрак есть?

СЛУШАТЕЛЬ: Не знаю.

Л.ГУЛЬКО: Ну, например? Чего хочется-то?

СЛУШАТЕЛЬ: Мороженое.

Л.ГУЛЬКО: Всегда. И на обед – мороженое, и на ужин – мороженое.

М.ПЕШКОВА: Здорово! Молодец, Саша.

Л.ГУЛЬКО: Это правильно. Вдруг сейчас дадут мороженое. Все бывает, правда? Спасибо тебе большое, пока.

СЛУШАТЕЛЬ: До свидания.

Л.ГУЛЬКО: Пока, будь здоров.

М.ПЕШКОВА: А теперь мы споем.

Л.ГУЛЬКО: Давайте споем. Только скажите, вот у нас есть 3 замечательные песни. Давайте Никитиных, да? «Спляшем, Пегги, спляшем» – это такая знаменитая песня на стихи Ирины Петровны Токмаковой. Давайте послушаем.

М.ПЕШКОВА: Перевод Ирины Петровны, это шотландские тексты.

Л.ГУЛЬКО: Да, перевод.

(звучит песня)

Л.ГУЛЬКО: Вот такая замечательная песенка.

М.ПЕШКОВА: И, конечно, Ирина Петровна, я хотела спросить: как родилась эта песня?

И.ТОКМАКОВА: Эта песня как родилась – это надо спросить у композитора Берковского.

М.ПЕШКОВА: Я имею в виду стихи, ваши переводы.

И.ТОКМАКОВА: А это даже не переводы.

М.ПЕШКОВА: Это сказки матушки Гусыни?

И.ТОКМАКОВА: Нет, нет-нет-нет. Это вот как было. Значит, сначала, в самом начале своей поэтической деятельности, удрав от науки, я перевела шведские народные песенки. И мне так это понравилось, что в Ленинской библиотеке, в каталогах я стала рыться и искать какие-нибудь другие интересные народные песенки. И наткнулась на шотландский вариант. Это было не совсем мне по-английски, мне пришлось пользоваться шотландско-английским словарем, все-таки.

Но перевести дословно это все было не так просто, поэтому это, я бы сказала, пересказ. И, вот, сидя в Ленинской библиотеке, которую я очень любила еще с университетских времен, там я и перевела целый цикл этих шотландских псенок. Таким образом родились стихи. А потому уже на них писали музыку очень многие композиторы, но самый любимый мой, уже, к сожалению, ушедший из жизни композитор Виктор Берковский.

М.ПЕШКОВА: Он написал очень много мелодий на ваши стихи. И я вчера в интернете рылась, посмотрела – очень-очень много песен. Есть еще одна песня, и тоже песня, музыку к которой написал Виктор Берковский.

Л.ГУЛЬКО: Это «Крошка Вилли-Винки»?

М.ПЕШКОВА: Да.

Л.ГУЛЬКО: Давайте, может быть, сразу ее и послушаем?

М.ПЕШКОВА: Давайте послушаем.

И.ТОКМАКОВА: Вот это из того же цикла.

Л.ГУЛЬКО: Давайте.

(звучит песня)

Л.ГУЛЬКО: Вот такой крошка Вилли-Винки.

М.ПЕШКОВА: Лев, и я хотела тебя попросить, пока ты будешь искать следующую загадку, на которую наши ребята будут отвечать в виде SMS, мы попросим Ирину Петровну рассказать о тех новых вещах, о том, что Ирина Петровна сейчас пишет. А, может быть, почитать стихи своих друзей? Как вам больше нравится.

И.ТОКМАКОВА: Я с удовольствием почитаю стихи. Я не могу назвать этих людей своими друзьями… Ну, среди них были мои друзья, но, в основном, это старшие товарищи. Мне просто жаль…

М.ПЕШКОВА: Эмма Мошковская, ведь, была вашей подругой?

И.ТОКМАКОВА: Эмма Мошковская – безусловно, я дружила с Эммой Мошковской. Но, вот, я хотела бы несколько стихотворений прочесть.

М.ПЕШКОВА: Но Елена Благинина была значительно старше, да?

И.ТОКМАКОВА: Елена Благинина была старше, но мы были хорошо знакомы, и я очень любила ее стихи, а она очень хорошо относилась ко мне, что я очень ценю. Вот. А это совсем почти не переиздающийся, забытый, к сожалению, поэт Натан Венгров. Если можно, я прочту его стихотворение. Называется оно «Зимой». «Вороны, важно каркая, дорожку в сад протопали, а солнышко неяркое, хорошее и теплое. Не страшно ножкам холода – гляди, какие валенки! По серебру, по золоту играет лучик маленький. Смеется искрой колкою зеленый, синий, розовый. Гуляет ветер, щелкая по ветке, по березовой. А ветка жмется, плачется от колкого, от холода. Играет лучик, прячется то в серебро, то в золото». Какие замечательные, поэтичные стихи. Не надо забывать, не надо терять свое наследие, так мне кажется.

М.ПЕШКОВА: Ирина Петровна, а кто-то уже из издателей предлагал вам свои услуги, чтобы издать антологию? Именно ту, которую вы собираете?

И.ТОКМАКОВА: Да, да, безусловно. Вот, «Мир детства» — это совместно с московскими учебниками это издается. Антология собрана совершенно замечательных стихотворений. Вот, например, Ольга Ивановна Высоцкая – тоже я не вижу ее в хрестоматиях. Называются стихи «Как звенят колокольчики». «Как звенят колокольчики? Как звенят колокольчики, колокольчики на лугу? Я подслушать их не могу. Вероятно, звенят они поздно ночью, совсем одни, видя звезд золотых огни, потихоньку звенят они. При луне звенят колокольчики, а при мне не звенят они». Какие прелестные стихи! Но не надо этого забывать.

А, вот, Юрий Коринец, совсем коротенькое, но очень милое стихотворение. «Вьется в воздухе листва, в желтых листьях вся Москва. У окошка мы сидим и глядим наружу. Шепчут листья «Улетим» и ныряют в лужу».

К сожалению… Мы хорошо были знакомы с Юрием Иосифовичем так же, как, скажем, с Георгием Афанасьевичем Ладонщиковым– они старше, но не так намного. А теперь, вот, общение осталось только через стихи. Георгий Ладонщиков «Хорошо на берегу». «Никуда не побегу, отдохну на берегу. Тут малина расцвела, тут звенят перепела. У обрыва дуб высокий, рыба плещется в осоке. Мотыльков веселый рой звонко вьется над травой. А кузнечик маленький бьет по наковаленке. Хорошо на берегу – никуда не побегу».

М.ПЕШКОВА: Лев, какие загадки ты придумал или нашел?

Л.ГУЛЬКО: Вы знаете, Майя, нет, придумать я не успел. Одну загадку я нашел. Ну, пускай она будет не очень такая, сложная, конечно, но, мне кажется, она такая, красивая. А отгадку наши уважаемые радиослушатели детского возраста пришлют нам смсками +7 985 970-45-45. И в начале следующего часа я зачитаю список победителей. Что за чудо-красота, расписные ворота. Появились на пути – в них ни въехать, ни войти.

М.ПЕШКОВА: Замечательно.

Л.ГУЛЬКО: Вот такая замечательная загадка. Поэтому +7 985 970-45-45. И в конце я бы предложил послушать еще одну песенку.

М.ПЕШКОВА: На стихи Ирины Петровны Токмаковой.

Л.ГУЛЬКО: Да, на стихи Ирины Петровны Токмаковой. Вот, успеем, наверное, да? Ну, попробуем. А, одна минута осталась – не успеем, к сожалению.

М.ПЕШКОВА: Не успеем.

Л.ГУЛЬКО: Ну, когда-нибудь потом. «Чудак» она называется в исполнении Лаймы Вайкуле – наверное, все ее прекрасно знают. Ну, в следующий раз послушаем. Ирина Петровна Токмакова, детский писатель. Мне кажется, что лучше титула, выше титула и не придумаешь. Правда?

М.ПЕШКОВА: Да.

Л.ГУЛЬКО: Детский писатель – это уже, в общем…

М.ПЕШКОВА: Это, наверное, самое главное.

Л.ГУЛЬКО: Понятно, что это самое главное. Никакие лауреаты детского писателя не переплюнут.

М.ПЕШКОВА: Да, и то слово, которое придумала Ирина Петровна, слово, которым можно и нужно гордиться – «плим». Как появился плим? Буквально 2 слова.

И.ТОКМАКОВА: Ну просто так. Вот, вдруг ни с того, ни с сего. Ведь, стихи иногда откуда-то возникают. Вот, выскакивают и все. Вот, выскочил.

Л.ГУЛЬКО: Это необъяснимо, на самом деле.

И.ТОКМАКОВА: Просто выскочил.

Л.ГУЛЬКО: Это правда.

И.ТОКМАКОВА: Они же не задумываются заранее. А, вот, получилось.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо вам большое, Ирина Петровна. Спасибо огромное. Здоровья вам.

И.ТОКМАКОВА: Я рада была встретиться с вами.

Л.ГУЛЬКО: Спасибо. До новых встреч в нашем эфире. Пока.

Комментарии

6

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

pogankin 09 января 2011 | 17:27

Гнилой базар
Хочется спросить у ведущего, он действительно считает правильным произносить в детском эфире слово "говнистость" или это музыкой навеяло?


pga 10 января 2011 | 02:48

Заинтриговали. Послушал. Нету там этого слова. Где???


pogankin 10 января 2011 | 15:31

примерно на третьей минуте. После своей "говнистости" умник додумался еще добавить "простите меня, дети, за незнакомое слово"!


pga 10 января 2011 | 02:15

А эта, чего? Вроде, говорили, "Детскую площадку" Бунтман будет вести, да? Мужчины ведущими в детской передаче - это просто громкий ужас.


15 января 2011 | 11:15

16-го Лев отлично провел ДП.


mmarussia 20 января 2011 | 19:29

Папаша Гулек
Теперь вот, видимо, на постоянной основе передачка будет. Не хотелось бы слышать такие слова, как "говнистость", "не жрамши" и т.п. Во взрослой передаче можно мимо ушей пропустить, но в детской... Просто отвратительно :( Надеюсь, эти комментарии папаша Гулек читает или еще кто-нибудь кроме нас? Может, все же сделают выводы, не будут себе такое позволять, а то ребенка прикормили передачей а теперь...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире