'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 06 сентября 2009, 09:35

К.ЛАРИНА: Ну а сейчас в нашей студии Майя Пешкова, моя коллега – Майя, доброе утро!

М.ПЕШКОВА: Доброе утро!

К.ЛАРИНА: И наш… один из наших любимых гостей, не побоюсь этого слова: Михаил Яснов – поэт, переводчик… наш гость из Санкт-Петербурга.

М.ЯСНОВ: Доброе утро всем!

К.ЛАРИНА: Доброе утро, доброе утро, здравствуйте! Мы сегодня разыгрываем какие книжки, Майя, скажи нам, пожалуйста.

М.ПЕШКОВА: Да. «Собиратель сосулек».

К.ЛАРИНА: Об этой книге мы говорили, да, отдельно, да, да.

М.ПЕШКОВА: И также мы говорили о книге «Однажды в зимнем городе». Это книга Марины Бородицкой и Михаила Яснова, правда, как здесь звучат авторы, я никак не могла выучить.

К.ЛАРИНА: А, ну там… там…

М.ЯСНОВ: Да, да, мы говорили об этом.

К.ЛАРИНА: Да, там такой гибрид.

М.ЯСНОВ: Да, мы придумали себе такой псевдоним Яснобор Мишарин. По-моему, все понятно.

К.ЛАРИНА: Да, да, да.

М.ЯСНОВ: И вот, эта книжечка тоже…

К.ЛАРИНА: Совместное творчество?

М.ЯСНОВ: Да, да.

К.ЛАРИНА: Но говорить мы будем о совсем новой книге, книге переводов Михаила Яснова – переводами он занимается давно и успешно, как я понимаю, как взрослыми, так и детскими, да?

М.ЯСНОВ: Как взрослыми, так и детскими, да.

К.ЛАРИНА: И вот книга, которая должна вот-вот появиться в продаже, она… Давайте, Вы ее представьте, что я за Вас говорю, Михаил Давидович…

М.ЯСНОВ: Да, да, эта книжка – это, на самом деле, такой… сейчас есть такое очень модное слово «проект». Так вот, это такой проект издательства «Розовый жираф», который включает в себя две книжки Мориса Карема, одну прозаическую, а другую поэтическую. Прозаическая книжка называется «Сказки для Каприны», поэтическая будет называться «Кошки-мышки» — это такая необычная книжка: с одной стороны будут кошачьи стихи, а перевертышем с другой стороны мышачьи стихи. Карем был великий любитель всякой живности, особенно кошек, и у него достаточно много стихов, кошкам посвященных. А наша замечательная художница Настя Орлова придумала такой интересный ход – ничего про него рассказывать не буду, вот книжка появится, мы все увидим – но такой совершенно необычный ход в оформлении книжки, и книжка, по-моему, будет замечательной. А что касается «Сказки для Каприны», то это такая… такой сборничек…

М.ПЕШКОВА: Кто такая Каприна?

М.ЯСНОВ: Да. Каприна – на самом деле, даже если не знаешь, то невозможно понять, кто это. Девочка. Девочка, которая приходит к автору Морису Карему и просит его рассказать сказки. На самом деле, Каприной он называл свою жену, которая была ему музой.

К.ЛАРИНА: Лаура. Лаура.

М.ЯСНОВ: (смеется) Ну, предположим, да. Правда, сказки не для Лауры, а для Каприны. Вот, Каприна, козочка, и вот она к нему приходила, мешала ему страшно работать, и он от нее отнекивался, но она все время просила, чтобы он рассказывал ей разные истории, разные сказки – и так появилась эта книжка. Она была написана очень давно, еще в середине 40-х годов прошлого века. И в 47-м году получила одну из самых главных литературных премий Бельгии. А Морис Карем, надо сказать, был бельгийским поэтом.

К.ЛАРИНА: Ну вот про него расскажите нам немножечко, про Мориса Карема.

М.ЯСНОВ: Да, он родился… Почему еще так в этом году мы хотим, очень хотим успеть выпустить эти книжки, потому что в этом году исполняется ровно 110 лет со дня рождения Мориса Карема. Он был ровесником, почти ровесником ХХ века, почти весь век прожил, и 25 лет своей жизни отработал самым простым учителем в самом простом бельгийском лицее. Но во время войны, когда литература, казалось бы, не должна была играть особой такой роли, именно на литературу он обратил внимание как на такое вот, мощное средство для воспитания детей и целиком перешел на литературную работу. И за свою уже последующую довольно долгую жизнь он написал еще много самых разных стихов, прозы, сказок. Он и детский поэт, и взрослый поэт, и эссеист. Но самое главное – он стал таким классиком французской, франкофонной детской поэзии. И фактически, французская детская поэзия началась с него, с Мориса Карема.

К.ЛАРИНА: А давайте прочтем что-нибудь.

М.ЯСНОВ: Ну, читать я могу его очень много.

К.ЛАРИНА: Давайте.

М.ЯСНОВ: У каждого поэта есть своя визитная карточка. У Мориса Карема, так получилось, как раз визитной карточкой стало маленькое стихотворение, оно переведено на все языки. Я знаю, что Карема переводят – ну, он на все европейские языки переведен, и на много азиатских. И на русский это стихотворение до меня переводили главные переводчики Карема Михаил Павлович Кудинов и Валентин Дмитриевич Берестов. И я перевел это стихотворение тоже.

К.ЛАРИНА: Давайте.

М.ЯСНОВ: Это стихотворение, которое называется «Кот и солнце».

Едва глаза откроет кот, — В них солнце заберётся. Когда глаза прикроет кот, — В них солнце остаётся.

Вот почему по вечерам, Когда мой кот проснётся, Я в темноту гляжу, а там — Там два кусочка солнца!

Вот такое маленькое, лирическое стихотворение.

К.ЛАРИНА: Очень красиво.

М.ЯСНОВ: Очень красивое.

К.ЛАРИНА: А еще?

М.ПЕШКОВА: «Лучей возьмите в ладонь немного, ладонь сожмите и в путь-дорогу» — это тоже Морис Карем.

М.ЯСНОВ: Да.

М.ПЕШКОВА: И эти строчки я прочитала в сборнике, который выходил много-много лет назад, переводы бельгийской поэзии.

М.ЯСНОВ: Совершенно верно. Это были переводы Михаила Павловича Кудинова, да.

К.ЛАРИНА: Ну, еще, еще, еще давайте нам расскажите.

М.ЯСНОВ: Ну, поскольку… это я все читаю, вот, из новой книжки «Кошки-мышки», то, может быть, еще одно кошачье.

К.ЛАРИНА: Кошачье и мышачье…

М.ЯСНОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Давайте напомним, как это все делится, да?

М.ЯСНОВ: Ну конечно. Сначала, вот, парочку кошачьих стихов. Вот, например, такое стихотворение под названием «Трикоти-трикота».

Трикоти-трикота,

Что за шум, за суета?

Вяжут, вяжут кошки

Теплые одежки.

Ухмыляется бульдог,

Он бежит, не чуя ног.

При любой погоде,

И не мерзнет, вроде.

Спица вверх, спица вниз,

Поторопимся, кис-кис,

Кто без проволочки

Довязал носочки?

Трикоти-трикота,

Вот носочки для кота.

Натянуть повыше

И гулять по крыше.



К.ЛАРИНА: А кто это все будет рисовать в этой книжке?

М.ЯСНОВ: Вот это Настя Орлова, о которой я уже сказал, она уже очень много нарисовала совершенно замечательных картиночек, и вот мы посмотрим. Очень жду эти книжки и эту в частности. Вот, это что касается, скажем так…

К.ЛАРИНА: А мышачье?

М.ЯСНОВ: Да, а вот может быть, теперь еще мышачье, из мышачьей половинки…

К.ЛАРИНА: А дайте мне посмотреть то, что Вы отложили. Из непрочитанного.

М.ЯСНОВ: А, из непрочитанного?

К.ЛАРИНА: Да, да, да.

М.ЯСНОВ: Ну пожалуйста.

К.ЛАРИНА: А Вы пока про мышей прочтите.

М.ЯСНОВ: Сейчас, сейчас, я вот хочу дойти…

К.ЛАРИНА: До мышей.

М.ЯСНОВ: До мышек я дошел, а кошек я всех Вам передаю – вот они тут все, да.

К.ЛАРИНА: Спасибо!

М.ЯСНОВ: А что касается мышек, то сейчас мы найдем… Ой, тут есть вот такое, совершенно виртуозно написанное по-французски стихотворение. Я постарался как-то эту виртуозность передать по-русски, но оно такое, страшненькое, ничего? Можем страшненькое прочитать?

К.ЛАРИНА: Да, да, да.

М.ЯСНОВ: Называется «Стихи про зеленую мышку».

Что у зеленой мышки

На сереньком умишке?

Ей нынче город подавай,

Ей так неймется этот рай

Узнать не понаслышке.

Да, у зеленой мышки

На сереньком умишке

Теперь не подпол, не сарай

Здесь нет лужайки? – и пускай

Зато звенит в кубышке.

Да, у зеленой мышки

На сереньком умишке

Теперь бы жить шаляй-валяй,

Да повкуснее каравай,

И пышки, и коврижки,

Что у зеленой мышки

На сереньком умишке?

А где умишко? Отгадай.

По рельсам прогремел трамвай,

И нет зеленой мышки.



Вот такая страшилка получилась, но по-моему, очень красивое…

К.ЛАРИНА: А вот я еще нашла грустное стихотворение – можно, я прочту?

М.ЯСНОВ: Можно.

К.ЛАРИНА: Я так люблю читать чужие стихи. Вы не обижаетесь? Я все время Вас перехватываю.

М.ЯСНОВ: Наоборот, наоборот!

К.ЛАРИНА: «Смерть Юппи».

М.ЯСНОВ: О!

К.ЛАРИНА: Душа…

Душа покинула кота,

Она гуляет по тропинке

Под тенью райского куста,

Пойди, погладь ее по спинке.

Ты спишь, а птицы так тихи,

Когда, летая по долинам,

Поют, что все твои грехи

Простятся здесь, в раю зверином.

Спишь в облаках, где небеса

Тебе твоей корзинкой стали.

Спишь, обнимая душу пса,

А вы друг друга так гоняли.

И мышкам ангельским вослед

Мяучишь, позабыв о взбучке.

А те кричат: «Привет! Привет!»

И машут лапкой с каждой тучки.

М.ЯСНОВ: Ксюша, Вы стопроцентно попали – вот это одно из моих самых любимых стихов. (смеется)

К.ЛАРИНА: Это, знаете, что, какие у меня ассоциации…

М.ЯСНОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Вот как это ни странно, с «Детским альбомом» Чайковского.

М.ЯСНОВ: Может быть, да, да.

К.ЛАРИНА: Потому что я вспоминаю, у него же есть такие печальные вещи, как, вот, «Похороны куклы», да?

М.ЯСНОВ: Конечно.

К.ЛАРИНА: Это же все вроде бы для детей, но совсем о недетских вещах, очень аккуратно, да?

М.ЯСНОВ: Конечно. Я вообще считаю, что это очень важно, когда в детской поэзии… Вот мы так привыкли, что детская поэзия – это такой, знаете, пионерский оптимизм…

К.ЛАРИНА: Да, да.

М.ЯСНОВ: А на самом деле, очень важно, когда поэт говорит о вещах достаточно серьезных и может быть, грустных, и может быть, трагических. И в этом нет ничего страшного. Но это ведь необходимая часть жизни. Не может быть радость без горя. К сожалению к великому, не может. И наоборот, чем острее горе, может быть, тем больше будет потом радость. Мы все это должны учитывать, поэтому я отбираю для перевода очень часто невеселые стихи. И кстати, у Карема, который был, конечно, такой, тонкий-тонкий взрослый лирик – у него достаточно много стихов… ну, не то, что пессимистических, ни в коей мере, а таких, печальных, меланхолических, грустных.

К.ЛАРИНА: Ну, поэзия – это вообще грусть, ну не может быть по-другому.

М.ЯСНОВ: Ну, я-то так считаю.

К.ЛАРИНА: Хотите, я Вам скажу, еще одну раскрою тайну. Значит, смотрите – Майя, ты тоже послушай. Значит, я вчера, как обычно, вот накануне эфира я часов, там, в 8 сажусь за компьютер и начинаю готовиться, вот, прямо постранично. Вот из часа в час.

М.ЯСНОВ: Да.

К.ЛАРИНА: И значит, у меня, значит, передо мной программа моего эфира сегодняшнего – думаю: ой, сколько мне нужно подготовиться, какие серьезные у меня передачи. Начала я с Яснова. Что Вы думаете? До полуночи я сидела, читала его стихи. А потом, умиротворенная, легла спать. (смеется) Потрясающие есть стихи, мне как-то хочется их тоже в книжке их увидеть… Хотя вот я не знаю, в «Собирателе сосулек» есть ли эти стихи или нет – про варежку, которая меня совершенно, вот, перевернула.

М.ЯСНОВ: Про варежку…

К.ЛАРИНА: Когда он ее нашел, холодную, и принес ее, и отогрел на батарее…

М.ЯСНОВ: А, есть, есть.

К.ЛАРИНА: Это прямо, вот, тоже, просто из мультфильма моего детства «Варежка».

М.ПЕШКОВА: Варежка.

М.ЯСНОВ: Варежка.

К.ЛАРИНА: Да, абсолютно живое существо. Да.

М.ЯСНОВ: Это Вы знаете, есть такие тоже замечательные совпадения: я писал это стихотворение, не зная этого мультика. До этого очень давно. А потом так обрадовался, что еще что-то похожее есть, вот, в зрительном ряду… И эти совпадения тоже дорогого стоят, конечно. И вот…

М.ПЕШКОВА: У нас сегодня зимние призы. Поэтому мы можем говорить…

М.ЯСНОВ: Зима сегодня. (смеется)

М.ПЕШКОВА: …смело о холоде.

К.ЛАРИНА: Кстати, я обратила внимание, что вот у Мориса Карема здесь вот в этих кошачьих стихах…

М.ЯСНОВ: Да.

К.ЛАРИНА: …во всяком случае, то, что я сейчас полистала, там тоже много очень зимы, много снега.

М.ПЕШКОВА: Много, да.

К.ЛАРИНА: Такое ощущение, что он не в Бельгии живет, а где-нибудь в Сибири.

М.ЯСНОВ: А в Бельгии зимой достаточно много снега. А поскольку кот – все-таки существо теплое, греющее, то естественно, возникают зимние стихи, и не только кошачьи, но и мышачьи. И если можно, еще одно маленькое стихотворение…

К.ЛАРИНА: Давайте.

М.ЯСНОВ: «Зимний мышонок» — как раз, вот, к нашему разговору. Просто оно с совершенно неожиданным таким, нетривиальным концом.

Под снегом в ночь на Рождество,

Когда не встретишь никого,

И окна поздние погасли,

Дрожа, бежит мышонок в ясли.

Бежит, озябший, в темноту,

Спешит огонь затеплить в плошке,

И чтобы не замерзли ножки,

Погреть младенчику Христу.

М.ПЕШКОВА: Михаил Давидович, Вы продолжаете мышачью тему…

К.ЛАРИНА: Ты очень серьезно это сейчас как-то заявила.

М.ЯСНОВ: Да-да-да.

(смеются)

М.ПЕШКОВА: …есть стихотворение «Мышонок». «Что ты приходишь ко мне, мой мышонок, в комнату нашу в полуденный час… т-т-т… крошек сушеных нет и в помине у нас…» Т.е. Вы продолжатель вот этой темы, которую начали советские писатели.

К.ЛАРИНА: Ну, мыши – это вообще любимые персонажи, да.

М.ЯСНОВ: Ну, не я продолжатель, а продолжатель – Карем. А вообще, ну что же, кошка-мышка, действительно – один из любимых персонажей, по крайней мере, детской поэзии – можем вспомнить уйму еще стихов.

К.ЛАРИНА: А скажите, пожалуйста, вообще, вот этот ограничен звериный круг в детских произведениях?

М.ЯСНОВ: Звериный круг – т.е. персонажей?

К.ЛАРИНА: Да. Да, да. Там какие-то…

М.ЯСНОВ: Нет, конечно.

К.ЛАРИНА: Или есть какие-то неожиданные вещи?

М.ЯСНОВ: Нет, конечно, во-первых, очень много неожиданных вещей. Потом, знаете, я всю жизнь пишу звериные стихи – когда-то давным-давно мы с Гришей Гладковым придумали такую пластинку «День открытых зверей» — вот это название так надо мной как, знаете, лозунг такой висит, и я в этот «день открытых зверей» все больше и больше разных персонажей впихиваю со временем. Совсем недавно у меня вышла – вот, к сожалению, не смог вам принести, думал на ярмарке увидеть, но ее нету – в Томске у меня вышла книжка «День открытых зверей». Совершенно такая, толстая, здоровая и, к сожалению, ее, вот, нет, чтобы показать, а вообще, она все время дополняется. И там очень много самых разных персонажей. И наоборот, вот этот бестиарий, детский бестиарий, он, конечно, необъятный – пиши не хочу.

К.ЛАРИНА: Но дети же любят такие, уютные… Почему мышки-кошки… вот у Вас хорек замечательный, очень уютный такой.

М.ЯСНОВ: Да. Ну, и знаете, есть же…

К.ЛАРИНА: Мягкое пушистое…

М.ЯСНОВ: …социологические исследования, какие животные близки детской душе, а какие, наоборот, вызывают у него отторжение.

К.ЛАРИНА: А какие отторжение?

М.ЯСНОВ: Ну, например, змея, предположим. Хотя, с другой стороны, я знаю много стихов про змею, которые, наоборот, очень хороши. Начиная с Заходера…

К.ЛАРИНА: Ну, давайте… у нас хорошие вопросы, они тоже связаны с поэзией. Я думаю, что мы здесь кое-каких зверей еще вспомним, благодаря вопросам, которые мы сейчас вам зададим. Можно взять наушники, и Михаилу Яснову, и Майе Пешковой…

М.ЯСНОВ: Да.

К.ЛАРИНА: И начать задавать вопросы – я думаю, что это Михаил Давидович сделает. Давайте.

М.ЯСНОВ: Ну, у нас сегодня такие, простенькие, с моей точки зрения, вопросы…

К.ЛАРИНА: Зато поэтичные.

М.ЯСНОВ: Но поэтичные, связанные со стихами, которые, надеюсь, наши слушатели читали, знают, любят. И начнем с самого-самого простого вопроса – вот, из всех. Кто автор стихотворения и песенки «По роще калиновой, по роще осиновой»? Я думаю, это нетрудно совсем ответить.

К.ЛАРИНА: Ну конечно, да.

М.ЯСНОВ: И как называется стихотворение… а может, кто-то продолжит эти две строчки?

К.ЛАРИНА: Итак, «по роще калиновой, по роще осиновой», а что дальше происходило, и назовите автора этого стихотворения, я думаю, что музыка сразу у вас уже в голове зазвучала, поскольку это такая, очень популярная песня – долгие-долгие годы, если даже не десятилетия. Алло, здравствуйте!

АЛЕНА: Это Никитин.

К.ЛАРИНА: Никитин музыку написал. Никитин написал музыку, совершенно верно. А кто же стихи написал, не знаешь?

АЛЕНА: Женщина-поэт.

К.ЛАРИНА: Женщина-поэт.

М.ЯСНОВ: Женщина-поэт, замечательно. (смеется)

К.ЛАРИНА: Ну а продолжить можешь хотя бы эти строчки? «По роще калиновой, по роще осиновой… на…» Куда он шел-то? На именины к кому?

АЛЕНА: К щенку!

К.ЛАРИНА: К щенку. (напевает) «В шляпе малиновой шел ежик резиновый с дырочкой в правом боку».

АЛЕНА: …в боку.

К.ЛАРИНА: Ну, это все написала, уже скажем, женщина-поэт, считай, что угадали, замечательная поэтесса Юнна Мориц. Запомни, пожалуйста, это имя, я думаю, что родители тоже наверняка вспомнили его. Как тебя зовут?

АЛЕНА: Алена.

М.ЯСНОВ: Алена – замечательно.

К.ЛАРИНА: Алена, Алена. А тебе сколько лет?

АЛЕНА: Шесть.

К.ЛАРИНА: Ну, Аленушка, спасибо тебе большое! Телефон твой записали, и я думаю, что ты получишь удовольствие, почитав книги вслух и вместе с родителями, книги Михаила Яснова. Ну?

М.ЯСНОВ: Спасибо! А вот еще давайте тогда вот вспомним еще одного автора, одного замечательного совершенно маленького стихотворения, которое называется «Испуганная песенка слоненка». Я вам напомню первые строчки: «Мы с мамой в Африке живем, а в джунглях жизнь не шутка». Что там дальше?

К.ЛАРИНА: Можно подсказать, что эту поэтессу мы вспоминали буквально, вот, на прошлой неделе, делали здесь отдельную передачу на «Детской площадке», и к нам приходили в гости Вероника Долина и Марина Бородицкая, и мы с большой теплотой вспоминали этого человека, с которым имели счастье тоже встречаться здесь, на радио «Эхо Москвы». Назовите, пожалуйста, имя этой поэтессы. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Рената Муха.

М.ЯСНОВ: Правильно.

К.ЛАРИНА: Правильно. А это девочка или тетя?

АНДРЕЙ: Рената Муха.

(смеются)

К.ЛАРИНА: Это девочка. Тебя как зовут?

АНДРЕЙ: Андрей.

К.ЛАРИНА: Андрей – это мальчик. Рената Муха.

М.ЯСНОВ: А как там дальше, кстати сказать? Вот эти две строчки: «Мы с мамой в Африке живем, а в джунглях жизнь не шутка», как там дальше, можешь продолжить?

К.ЛАРИНА: Андрюш. «Там страшно ночью, страшно днем, а в промежутках жутко».

АНДРЕЙ: Забыл.

М.ЯСНОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Андрюш, ну ничего, не страшно. Спасибо, что помнят в Вашей семье имя этого поэта, Рената Муха, совершенно верно. Записали твой телефон, и ты у нас тоже получаешь книгу. Да, так.

М.ЯСНОВ: Да, замечательно. Ну, и уж рядом с Ренатой как не вспомнить и ее главного соавтора, замечательного поэта Вадима Левина. А вот у него было тоже очень знаменитое стихотворение – я бы хотел, чтобы кто-нибудь его чуть-чуть продолжил. «Лошадь купила четыре галоши, пару хороших и пару поплоше». А как там дальше?

К.ЛАРИНА: Давайте попробуем. Можно своими словами рассказать. Так просто, логически рассуждая, если наизусть не помните. «Лошадь купила четыре галоши, пару хороших и пару поплоше». Ну дальше, значит, нужно как-то это дело использовать. Вот как вы думаете, как она использовала хорошие и плохие галоши? Каким образом она их меняла? Правильно я подсказываю?

М.ЯСНОВ: Ксюша, Вы никогда не пробовали учить стихи писать?

К.ЛАРИНА: (смеется)

М.ЯСНОВ: Очень хороший пункт, все правильно.

К.ЛАРИНА: Писала, писала, конечно. Все писали стихи.

М.ЯСНОВ: Вы писали, а я спрашиваю, не пробовали ли Вы учить писать стихи?

К.ЛАРИНА: (смеется) А, учить! Давайте попробуем ответить на этот вопрос – или стихотворение процитировать, или действительно, рассказать, что же, как лошадь использовала эти галоши. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬНИЦА-2: В них под дождем ходила.

К.ЛАРИНА: Что-что, еще раз? Ну?

М.ЯСНОВ: Ну, запутались.

К.ЛАРИНА: Запутались, давайте еще кого-нибудь найдем. Алло, здравствуйте! Алло!

АНЯ: Алло!

К.ЛАРИНА: Да, слушаем тебя, говори. Итак.

АНЯ: В плохих ходила в плохую погоду.

К.ЛАРИНА: А в хороших?

АНЯ: В хорошую погоду.

К.ЛАРИНА: А если вообще лужи кругом сплошные, и кругом вода, вода, везде, со всех сторон вода? Может, вообще не надевать их? Ну?

АНЯ: Без калош.

К.ЛАРИНА: Ну конечно, без калош. (смеется) Как тебя зовут?

АНЯ: Аня.

К.ЛАРИНА: Аня. Спасибо! Получилось у нас с тобой логически мыслить, все верно ты нам рассказала, а теперь осталось все это прочитать. Михаил Давыдович, нам прочтите все стихотворение.

М.ЯСНОВ: Да.

Лошадь купила четыpе галоши,

Паpу хоpоших и паpу поплоше.

Если денек выдается погожий —

Лошадь гуляет в галошах хоpоших.

Стоит пpосыпаться пеpвой поpоше —

Лошадь выходит в галошах поплоше.

Если же лужи на улице сплошь —

Лошадь выходит совсем без галош.

Что же ты, Лошадь, жалеешь галоши?

Разве здоpовье тебе не доpоже?

К.ЛАРИНА: Давайте следующий вопрос.

М.ЯСНОВ: Ну давайте еще попробуем – вот Вы вспомнили нашу замечательную поэтессу Марину Бородицкую, которая была здесь в прошлый раз, а у Мариночки очень большое количество замечательных стихов, и многие очень популярными стихи стали. Вот в частности, может быть, кто-то продолжит ее стихотворение, которое начинается строчками «убежало молоко, убежало далеко»? Ну так, все простенько, да? «Убежало молоко, убежало далеко». А что дальше?

К.ЛАРИНА: Куда оно убежало-то?

М.ЯСНОВ: Да.

К.ЛАРИНА: Расскажите нам, пожалуйста, траекторию пути. (смеются)

М.ЯСНОВ: Да, может быть, кто-то помнит… да-да-да.

К.ЛАРИНА: И куда.

М.ЯСНОВ: Маршрут сбежавшего молока.

К.ЛАРИНА: Да, маршрут, маршрут сбежавшего молока. Итак, «убежало молоко, убежало далеко», и как это все происходило, опишите нам этот процесс, что и сделала Марина Бородицкая. Алло, здравствуйте! Алло! Ну? Алло!

САША: Убежало далеко, убежало (неразборчиво).

К.ЛАРИНА: Куда-куда?

САША: Далеко убежало молоко.

К.ЛАРИНА: Так, а дальше?

М.ЯСНОВ: А куда, куда?

К.ЛАРИНА: Вот оно вылилось из кастрюли и куда полилось? Давай попробуем описать этот маршрут. Своими словами. Просто вот так, поду… представь себе картинку: молоко убежало из кастрюли – куда оно убежало, как оно стало проливаться?

САША: На плиту.

К.ЛАРИНА: Так, дальше. С плиты куда?

САША: Потом на пол.

К.ЛАРИНА: Так, по полу куда покатилось? Оно же, наверное…

САША: На землю.

К.ЛАРИНА: На землю? Нет. Где же там земля-то? Еще пол.

М.ЯСНОВ: Оно в квартире.

К.ЛАРИНА: Надо же из квартиры выйти. Куда же оно покатилось?

М.ЯСНОВ: В квартире еще.

К.ЛАРИНА: Вот побежало, побежало оно к двери – да? Выкатилось за дверь? А?

М.ЯСНОВ: Сложно представить.

САША: Далеко.

К.ЛАРИНА: Далеко-далеко.

М.ЯСНОВ: Главное, сказать «далеко», да. (смеется)

К.ЛАРИНА: Ну ладно, хорошо, взяли мы тебя. Как тебя зовут?

САША: Саша.

К.ЛАРИНА: Саш, Саш…

М.ЯСНОВ: Саша.

К.ЛАРИНА: Ну сложно, понятно, если стихотворение не знаешь, то сложно. Хотя можно себе представить, что оно, вот, скатилось, действительно, с плиты на пол, по полу покатилось дальше под дверь, из двери выкатилось, по лестнице скатилось вниз, потом на улицу выскочило, по улице пустилось, а потом через площадь потекло, и дальше куда оно, куда оно убежало дальше? Постового обошло, под скамейкой проскочило, трех старушек подмочило, угостило двух котят, разогрелось – и назад. Вдоль по улице летело, вверх по лестнице пыхтело, и в кастрюлю заползло, отдуваясь тяжело. Тут хозяйка подоспела: «Закипело! Закипело!»

М.ЯСНОВ: Закипело, да. (смеется) Замечательные стихи.

К.ЛАРИНА: Ну все.

М.ЯСНОВ: Ну хорошо.

К.ЛАРИНА: Наше время истекло, доктор. Да? Спасибо Вам большое! Приходите к нам почаще.

М.ЯСНОВ: Ой… хорошо бы.

М.ПЕШКОВА: Приезжайте к нам почаще.

К.ЛАРИНА: Значит, смотрите: Морис Карем, «Кошки-мышки», выходит вот прямо буквально, прямо сейчас…

М.ЯСНОВ: Нет, прямо сейчас выходят «Сказки для Каприны».

К.ЛАРИНА: А, «Сказки для Каприны».

М.ЯСНОВ: Да, да.

К.ЛАРИНА: Т.е. мы их можем увидеть, да?

М.ЯСНОВ: Да, да, уже скоро. Я думаю, что буквально через недельку книжка будет…

К.ЛАРИНА: А «Кошки-мышки»?

М.ЯСНОВ: А «Кошки-мышки», вот, подоспеют месяца через полтора-два.

К.ЛАРИНА: Ну так приедете тогда к нам?

М.ЯСНОВ: Ну а как же!

К.ЛАРИНА: Давайте. Вот тогда уже подробнее поговорим об этих двух книжках. Ладно?

М.ЯСНОВ: Ну хорошо. Конечно.

К.ЛАРИНА: Все. Отлично. Спасибо, спасибо Вам большое!

М.ЯСНОВ: Спасибо!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире