'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: Ну что, продолжается наша «Детская площадка». Я хочу сообщить, что Майя Пешкова, мой партнёр бессменный, к сожалению, приболела. Мы желаем скорейшего выздоровления. Наш эфир продолжается. И сегодня у нас в гостях «Тайны вселенной». Все абсолютно. Здравствуйте, дорогие тайны!

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Здравствуйте!

К. ЛАРИНА: Итак, Илья Колмановский. Здесь написано – популяризатор науки. Илья, мы наконец придумали Вам должность!

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Очень приятно. Спасибо, я думаю, это звучит очень почётно.

К. ЛАРИНА: Илья к нам приводит то детей, то взрослых, сегодня у нас день взрослых. У нас в гостях Владимир Сурдин, астроном, старший научный сотрудник Государственного Астрономического Института имени Штернберга. Решили сегодня мы поговорить об астрономии и разыграть книжку издательства «Розовый жираф» «Джордж и тайны вселенной». Эту книжку, о которой мы чуть-чуть поговорили.

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Владимир Георгиевич может рассказать про её автора, потому что он знает его лично.

К. ЛАРИНА: Серьёзно?

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Да.

К. ЛАРИНА: Ну, тогда тем более интересно. Вопросы для наших слушателей есть. У «Розового жирафа» появился клуб фанатов из слушателей «Эха Москвы». Буквально вчера я получила письмо от девочки Насти, которая с большим восторгом отзывалась именно об этой книге и очень хотела встретиться с автором. Считайте, что почти встретились. Через одно рукопожатие от автора.

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Мы сделали то, что в наших силах.

К. ЛАРИНА: Тогда давайте расскажем про автора.

В. СУРДИН: Человек этот совершенно необычный. Я думаю ,многие о нём слышали, потому что личность Хокинга просто фантастически популярна и в Англии, и вообще в Европе, да и у нас уже давно. Дело в том, что поначалу это был обыкновенный студент. Он учился в Оксфордском университете, английский мальчик, который полюбил физику. Но к концу университета у него выявилась страшная болезнь. Настолько страшная, что в справочниках по медицине её называют безнадёжной. Она не лечится. По науке это называется «боковой амиотрофический склероз», а в народе её называют болезнью Шарко. Дело в том, что при этом начинают отмирать нейроны, т.е. нервы, которые идут к мышцам человека. И мышцы понемножечку дряхлеют и в конце-концов довольно быстро должен наступить полный паралич тела.

К. ЛАРИНА: А мозг?

В. СУРДИН: Мозг работает. В мозге мышц нет, а в остальных частях тела они есть. Если вы возьмёте любую книгу по медицине, то будет сказано: «Диагноз полностью отрицательный. От нескольких месяцев, максимум – 2-3 года и неизлечимый конец». Тем не менее, заболев 40 лет назад Стивен Хокинг до сих пор жив. Нельзя сказать о нём, что он здоров, он парализован полностью. Конечно, для него это был страшный удар, когда он заканчивал университет, был увлечён настоящей наукой, вдруг такой диагноз. Он всё забросил, в хандру впал, начал немножко пить. Казалось, что жизнь закончена, скоро конец.

Но настолько интересные были люди вокруг него, особенно его профессор физики, настолько интересная жизнь впереди, задачи, которые в начале 60-х годов были перед физиками, что как-то это его сильно увлекло. И девушка его любимая тоже помогла ему стать на ноги. И он решил, что ладно, болезнь болезнью, а пока жив, надо работать.

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Стать на ноги психологические.

В. СУРДИН: Удивительное дело! До сих пор в медицинских справочниках Стивен Хокинг отмечается, как единственный больной, который до сих пор жив, несмотря на этот смертельный диагноз. Ни один человек, заболевший этой болезнью, не смог преодолеть её. Конечно, Хокинг понемножку терял подвижность. Он, кстати, довольно много ездит по миру. Он в инвалидном кресле, он абсолютно неподвижен.

К. ЛАРИНА: Он видит, у него зрение есть?

В. СУРДИН: Он видит. Но он даже не может поднять голову самостоятельно, он весит 20 с чем-то килограмм, очень маленький человек. Я помню несколько его приездов в наш институт.

К. ЛАРИНА: Это когда было?

В. СУРДИН: Это было в середине 70-х, потом в начале 80-х.

К. ЛАРИНА: То есть, он в таком состоянии он путешествовал по миру?

В. СУРДИН: Путешествовал со своей женой. У него трое детей: два мальчика и дочка. Вместе с дочкой они эту книжку написали, и продолжение будут писать. Он оптимист. Что меня поразило! С ним интересно. Поначалу ты видишь инвалида, совершенно ни на что не способного. Естественно, жалость какая-то в душе. Потом понимаешь, что он в чём-то выше тебя.

К. ЛАРИНА: А как он общается?

В. СУРДИН: В первые его приезды он говорил. С трудом говорил, мышцы горла, связки голосовые у него были не в порядке. Но можно было его понять, его английский достаточно простой. Его, как правило, понимали его коллеги английские, и нам уже говорили на нормальном английском языке. Потом он перестал говорить, ему сделали операцию на горло, она не помогла, и он совсем потерял голос окончательно. Друзья сделали ему, заказали компьютер с синтезатором речи и с набором кнопок. И пока у него была подвижность руки, он мог на этом компьютере набирать заготовленные фразы или специально готовить их.

Кстати, вы думаете, он просто инвалид? Нет! Он профессор физики, он в Кембриджском университете занимает почти 30 лет самую престижную кафедру, это т.к. лукосовская кафедра, которая ещё во времена Ньютона была для лучших физиков Англии учреждена. Сам Ньютон её занимал.

К. ЛАРИНА: Но это не почётная должность? Реальная работа, да?

В. СУРДИН: Он настоящий физик. Его идеи – это фонтан! То, что из его головы выходит, честно говоря, другие завидуют этому. Я помню историю середины 70-х, когда наш советский физик Яков Борисович Зельдович, один из создателей наших ядерных реакторов, бомб, он с такой завистью смотрел на Хокинга, который опередил его в одном открытии. Наверное, об этом мы сегодня поговорим, о чёрных дырах. Теоретическое открытие, к которому подошёл наш академик Зельдович, было сделано этим больным молодым учёным английским, полностью неспособным передвигаться, играть в волейбол, в футбол.

К. ЛАРИНА: Он действительно одарён гениальностью.

В. СУРДИН: Он гениальный физик, его держат в университете не потому, что он больной, а потому что он прекрасный профессор физики. Конечно, его лекции своеобразны. Это компьютерный голос, он читает их, записав фразы.

К. ЛАРИНА: А как он записывает, если у него уже не двигаются руки?

В. СУРДИН: Сегодня у него не двигаются руки. И привод для компьютера осуществляется от глаз. Он может моргать и подвижность зрачков ещё сохраняется. Вот так… То есть, это «Голова профессора Доуэля» в идеальном виде. Но, честное слово, немножко пообщавшись с ним, вы перестаёте замечать физические его недостатки, видите полнейший оптимизм, жажду жизни и массу интересных идей. Это абсолютно чистое человеческое общение, независимо от того… Я иногда думаю про себя, что какая-нибудь утка, которая летит и смотрит на нас сверху, думает: «Боже мой! Какие инвалиды! Летать не умеют, плавают плохо, нырять тоже не умеют. Жалко мне их, всех этих людей, которые ходят по земле». Так что, каждый из нас инвалид, чего-то он не умеет.

Хокинг не умеет бегать, но зато он умеет много того, чего мы с вами никогда не будем уметь.

К. ЛАРИНА: Поразительная история, конечно. Я понимаю, что здесь помимо внутренней воли, желания жить и приносить пользу самому себе, ещё и окружение потрясающее. Вы сказали про дочку, про жену, там и друзья, и коллеги.

В. СУРДИН: Он написал много книг, но писать он не может, это была его идея, но работа, труд – его соавторов.

К. ЛАРИНА: А про него кто-нибудь написал книгу, про его судьбу?

В. СУРДИН: Конечно! написано много книг, много сайтов, специализированных, и его собственные сайты. Конечно, судьба настолько нетривиальная. Вы знаете, он уже не молодой человек, ему 67 лет. В этом году он решил покинуть кафедру, формально он должен эту должность оставить. Так куда он собрался на пенсии? Он в космос собрался! Эта история известная. Он уже летал на самолёте, который создаёт искусственную невесомость.

К. ЛАРИНА: Когда его спросили: «Вы не боитесь, это же так рискованно» А он ответил: «А что мне терять?»

В. СУРДИН: Это его стихия, это то, что ему надо. Наверное, в этом году, в 2009, он полетит в космос, как турист.

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Говоря про его окружение, эта книга, которую мы сегодня будем разыгрывать – это пример трогательных отношений его с дочерью. Он написал эту книгу, ориентируясь на внуков. Можно себе представить, как тяжело ему давалась каждая строчка или абзац в таком взаимодействии, но он намерен тратить на это силы и время, потому что ему важно сделать вклад и в это, в будущее поколение.

В. СУРДИН: Он потихоньку двигался от сугубо научных монографий, богатых математикой, к каким-то популярным книгам. Конечно, сказка или история про Джорджа – у него первая беллетристическая вещь. Но у него прекрасные научно-популярные книги есть. Причём, сначала я думал, что это скорее его имя подвешивается к какому-то коллективному продукту. Нет, это действительно его собственный продукт. Он очень оригинален. Его книжка «Краткая история времени» — это мировой бестселлер, очень хорошо написанный, от такого человека получить популярное изложение истории вселенной – это здорово.

К. ЛАРИНА: На русском языке она издана?

В. СУРДИН: Она на всех языках, более 60 переводов.

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Он позаботился о взрослых и о малышах. Рассказывать детям про космос – это ужасно приятное занятие. Они часто относятся к этому с гораздо большим интересом, чем взрослые. Взрослые привыкли, что над ними есть чёрное небо, звёзды, но их больше интересуют сиюминутные проблемы. А дети очень любят спрашивать про космос.

К. ЛАРИНА: Ваши дети, клуб «Розового жирафа».

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Да, в издательстве есть такая передача в Интернете «Карманный учёный», нам часто задают вопросы про космос. Сегодня мне удалось получить несколько ответов.

К. ЛАРИНА: А что спрашивают в основном?

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Много всего. Спрашивают, откуда на луне взялись кратеры. Где была та самая точка, где произошёл большой взрыв, можем ли мы показать на неё пальцем? Не может ли на Землю прилететь метеорит? Какая планета образовалась первой в солнечной системе.

К. ЛАРИНА: А что же такое чёрные дыры в чёрной вселенной?

В. СУРДИН: Да, очень много чёрного в последнее время во вселенной: чёрное вещество, тёмная материя, тёмная энергия. Чёрные дыры теоретический объект. Мы никогда не держали их в руках. Но это не значит, что их нет. В астрономии вообще немало было предсказано объектов, казалось бы, на бумаге, а потом мы их открывали воочию. Это и белые карлики, и нейтронные звёзды, теоретически предсказанные. Представьте себе, что нашу Землю, на которой мы можем ходить, хотя она довольно сильно нас притягивает, нашу Землю мы начали потихонечку сжимать, она становится меньше, меньше, меньше, но сохраняет при этом свою массу.

К. ЛАРИНА: Выжимать тогда уж, воду.

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Как комок бумаги, который мы запихиваем в карман, скомкав всё сильнее и сильнее.

В. СУРДИН: Она начнёт притягивать нас всё сильнее и сильнее. Человек не сможет по ней ходить, потом автомобиль не сможет ездить, потом ракета не сможет взлететь, а в конце-концов, если нам удастся сжать наш Земной шар до размеров теннисного мячика, с него даже лучик света не сможет оторваться и улететь в космос. А раз даже свет не сможет оторваться, то Земля станет невидимым, тёмный объектом. Вот простое объяснение на пальцах чёрной дыры. Но всё гораздо сложнее. Настоящая физика, а это теория относительности Эйнштейна, это настоящая физика, не школьная, она о чёрных дырах очень много любопытных свойств их предсказывает.

Например, что время вблизи чёрной дыры течёт не так, как вдали, где мы находимся. Время там течёт медленнее, все процессы происходят медленнее. И наоборот, если вы живёте рядом с чёрной дырой, вам кажется, что всё, что вдали от вас, происходит быстрее.

К. ЛАРИНА: То есть, идёт какое-то искажение?

В. СУРДИН: Да, искажение времени и пространства. Нам это всё незнакомо, потому что мы живём в тепличных условиях, вдали чёрных дыр, а вблизи от них всё совсем иначе. Очень интересно было бы это исследовать. Теоретики на бумаге, с помощью формул уже многое узнали. А вот полететь к чёрной дыре, прямо прибор туда засунуть и самому посмотреть – это любопытно. И вот человек, которому мозгу, своим интеллектом удалось слетать к чёрной дыре и узнать одно её удивительное свойство, как раз и был Хокинг. Он первый догадался, что чёрные дыры не только притягивают к себе, не только всё «едят» и ничего не отпускают, говорят, что упало, то пропало. Оказывается, нет, не всё пропало, что упало в чёрную дыру.

Оказывается, чёрная дыра может выбрасывать из себя кое-что. И теперь это кое-что называют излучением Хокинга. Нечасто чьё-то имя становится научным термином. Это его теоретическое открытие, и никто не сомневается, что оно правильное.

К. ЛАРИНА: Книга, которую мы сегодня вам подарим, она как раз о чёрных дырах. Причём, здесь есть какие-то для вас безусловные открытия. Нам пришла пора разыграть книжки. Давайте мы это сделаем. Вопросы у нас есть.

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Владимир Георгиевич задаст вопросы. Интереснее услышать вопросы от настоящего астронома.

В. СУРДИН: Вопросы не очень сложные. Первый вопрос. Что такое хвостатые звёзды? Наверное, вы встречали такой термин. Что это такое?

К. ЛАРИНА: Пожалуйста. Номер телефона 363-36-59. Что же такое хвостатая звезда? Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Это хвостатые звёзды. Кометы!

К. ЛАРИНА: Ура! Молодец.

В. СУРДИН: Первый ответ, и правильный.

К. ЛАРИНА: Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алёша.

К. ЛАРИНА: Умница, молодчина.

В. СУРДИН: Следующий вопрос такой. Ровно 400 лет назад, в этом году юбилей, Галилео Галилей, итальянский учёный, изобрёл какой-то прибор. Какой прибор изобрёл Галилей 400 лет назад?

К. ЛАРИНА: Внимание! 363-36-59. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте! У нас мальчик отбыл на каникулы.

К. ЛАРИНА: Ай-яй-яй! Ждём мальчика. Это у нас детские вопросы. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Телескоп.

В. СУРДИН: Правильно. Телескоп.

К. ЛАРИНА: Кто говорит?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Натали.

К. ЛАРИНА: Молодец. Следующий вопрос.

В. СУРДИН: Что из космоса падает на Землю?

К. ЛАРИНА: Внимание! 363-36-59. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Это метеориты.

В. СУРДИН: Умница, молодец.

К. ЛАРИНА: Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Даша.

К. ЛАРИНА: Молодец.

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Как они щёлкают!

К. ЛАРИНА: Ну! Молодцы!

В. СУРДИН: А теперь вопрос посложнее. Как называется ближайшая к нам звезда? Самая близкая к нам звезда. Именно звезда.

К. ЛАРИНА: 363-36-59. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Алло! Здравствуйте. Хотели бы ответить на вопрос.

К. ЛАРИНА: А ребёнка нам давайте.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Сейчас даю.

К. ЛАРИНА: Давайте.

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Солнце.

В. СУРДИН: Правильно. А как ты догадался? Верно, солнце!

К. ЛАРИНА: Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Дима.

К. ЛАРИНА: Дима, молодец. Ответ совершенно верный. Это солнце. Ещё.

В. СУРДИН: И последний вопрос. Ну, тут уж надо будет посчитать и подумать. Представьте себе, что вы на Луне. Сколько бы вы весили на Луне?

К. ЛАРИНА: Ну, давайте. Итак, вопрос. Сколько бы вы, лично вы, весили на Луне? 363-36-59. Алло! Здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Здравствуйте. Меньше.

К. ЛАРИНА: Насколько меньше?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): В шесть раз.

В. СУРДИН: Правильно подсказали. В шесть раз меньше.

К. ЛАРИНА: Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ (по телефону): Саша.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Ответ совершенно верный. В шесть раз меньше. Наши маленькие дети вообще бы ничего не весили, как пёрышки.

В. СУРДИН: Саша, а сколько ты весишь на Земле?

К. ЛАРИНА: Уже отключился.

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Судя по голосу, килограмм 30.

В. СУРДИН: Тогда делим на 6 и получаем 5 кг. Можно было бы в сумке носить своих товарищей.

К. ЛАРИНА: Когда Планетарий откроют? Как жить без Планетария?

В. СУРДИН: Трудно жить без Планетария, тем более, что московский был лучшим в стране, одним из лучших в мире, вторым в Европе, первый был в Германии. Тем не менее, уже больше 10 лет Планетария нет в Москве. Нам мэр московский обещал, что в этом году, в конце года, в октябре он откроет Планетарий. Не знаю, будет ли это так, но строительство идёт активно, купили новый аппарат хороший, и проект вроде ничего, осталось только достроить.

К. ЛАРИНА: А где можно сейчас посмотреть звёздное небо?

В. СУРДИН: В Москве есть небольшой Планетарий. У метро Проспект Мира. Он крохотный, там всего 60-70 человек помещается. Это между Олимпийским комплексом, наверное, Вы знаете, и театром Российской Армии. В саду. Хороший Планетарий. Мы там и лекторы Планетария, и учёные-астрономы читаем лекции. Просто он не такой грандиозный, не такой шикарный, как старый московский планетарий. Тем не менее, кому интересно на небо посмотреть – прошу туда.

К. ЛАРИНА: Мне остаётся только пропеть гимн звёздного неба для наших гостей, Владимира Сурдина и Ильи Колмановского, и на этом завершить нашу короткую встречу, но я надеюсь, что не последнюю. Илья, давайте мы будем дружить.

И. КОЛМАНОВСКИЙ: Спасибо.

К. ЛАРИНА: Спасибо Вам за хороших людей.

Звучит песня




Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире