25 августа 2019
Z Цена Революции Все выпуски

Русский революционный лоббизм в США


Время выхода в эфир: 25 августа 2019, 22:05

М. Соколов В эфире «Эха Москвы» программа «Цена революции». Ведёт её Михаил Соколов. Сегодня у нас в гостях Дмитрий Нечипорук — историк, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник центра «Природа, человек, технологии» Тюменского государственного университета и автор книги (длинное название) «Во имя нигилизма. Американское Общество друзей русской свободы и русская революционная эмиграция 1890-1930». Вот такая книга, монография, хорошо изданная в издательстве «Нестор-История». Она даст нам возможность поговорить о русских революционерах XIX и начала XX века — народовольцах, народниках, эсерах, об их восприятии в Европе и в Соединённых Штатах Америки или, как их тогда называли в России, Северо-Американских Соединённых Штатах. Добрый вечер, Дмитрий!

Д. Нечипорук Добрый вечер!

М. Соколов Вот мы в этом году можем отметить юбилей создания подпольной революционной партии «Народная воля», которая ассоциируется в первую очередь с убийством Александра II 1 марта 1881 года. Насколько это действительно было такое важное событие для русских революционеров — появление двух фракций «Народная воля» и «Чёрный передел» на российской революционной сцене?

Д. Нечипорук Моя книга начинается с событий, которые разворачиваются после убийства Александра II. Эти события разворачиваются не внутри России, а за рубежом, когда зарубежная пресса, европейская и американская, начала обсуждать значение и последствия теракта. Моя история начинается с того, что те, кто уцелел после разгрома «Народной воли», или те, кто уже несколько раньше оказался за рубежом, задумываются о том, как рассказать, как поведать миру о том, что происходило в 1878-1881 годах, как оправдать тот террор, на который пошли народовольцы. Ключевой фигурой был Сергей Михайлович Кравчинский, который за рубежом станет Степняком, а уже после смерти за ним закрепится фамилия Степняк-Кравчинский. Он, как известно, участвовал в теракте против шефа жандармов Мезенцева и после убийства удачно избежал ареста.

М. Соколов Да, в общем, такая яркая была акция. Нанёс смертельное ранение кинжалом шефу жандармов Мезенцеву, ускакал на каком-то рысаке. В общем, романтическая террористическая история. И бежал за границу.

Д. Нечипорук И бежал за границу. Некоторое время он за рубежом никак не давал о себе знать. Считается, что он несколько приуныл, понимая, что в ближайшее время вернуться в Российскую империю не удастся. Но после 1881 года он нашёл для себя занятие, которым занимался до своей гибели, до 1895 года. Он стал апологетом нигилизма (так называли революционеров в 80-90-е годы XIX века) и апологетом революционного террора народовольцев. Его книга «Подпольная Россия» вышла сначала на итальянском, но она имела большой успех и была переведена на самые разные языки, в том числе английский. И именно с этой книги начинается поворот в европейской и американской прессе: меняется отношение к нигилистам.

М. Соколов То есть ему удалось объяснить, собственно, что идея была в том, что других способов политической борьбы в таком террористическом репрессивном государстве не остаётся.

Д. Нечипорук Да, Степняк-Кравчинский объяснял, что на тот момент это был вынужденный шаг. Это во-первых. Во-вторых, что немаловажно, в своей агитации он всячески доказывал, что российские нигилисты добиваются тех целей, тех задач и хотят видеть тот строй, который уже есть в странах Европы и Америки. Тем самым они совпали с той частью европейской и американской общественности, которая могла понять вынужденность террора в России, но ни в коем случае не оправдывала его внутри стран Европы — во Франции, в Англии — и в США.

М. Соколов Но интересно, что, я так понимаю, он не афишировал какие-то социалистические взгляды, а скорее представлял как идеал такую даже конституционную монархию типа британской.

Д. Нечипорук Да, считается, что в Великобритании он стал умеренным социалистом и на него оказало большое влияние общение с английскими «друзьями русской свободы». В своей агитации он не то чтобы отказывался от социализма — он скорее делал его умеренным.

М. Соколов В духе фабианства?

Д. Нечипорук В духе фабианства, в духе поссибилизма и умеренных течений конца XIX века в европейских странах.

М. Соколов А вообще его издательская деятельность была удачной? Я смотрю, он издал книгу «Россия под властью царей», потом была «Русская грозовая туча», «Русское крестьянство и его экономическое положение». То есть всё это, в общем, пользовалась спросом, продавалось и он входил в какую-то, как бы сейчас сказали, обойму экспертов по России в Великобритании.

Д. Нечипорук Да, совершенно верно. Действительно, ему удалось стать здесь экспертом. Я в своей книге как раз показываю и объясняю, что прислушивались не только к Джорджу Кеннану, который своими глазами увидел сибирскую ссылку, но многое американские «друзья русской свободы» почерпнули и из книг Степняка.

М. Соколов Дмитрий, а что Степняк-Кравчинский делал в Лондоне и как он пытался создать это лоббистское движение в поддержку революции в России? Кто его поддержал в Великобритании?

Д. Нечипорук В Великобританию он перебрался, потому что на тот момент это было единственное по-настоящему безопасное место. В случае обнаружения того, что он сделал, в Швейцарии у него были бы проблемы. Швейцария могла выдать.

М. Соколов Да, Нечаева же они выдали, в конце концов. Был такой случай.

Д. Нечипорук Да, Великобритания бы не выдала. В конце его жизни стало известно о том, что сделал Степняк. Оказавшись в Великобритании, Степняк-Кравчинский подружился с либеральными деятелями, которые заинтересовались идеей пропаганды российских революционных идей в Великобритании и предложили создать Общество друзей русской свободы. Не буду об этом рассказывать подробно. Скажу лишь, что в конце 1889 года такое общество было создано и оно было создано в британском духе. Оно было коалиционным: туда вошли и либералы, и умеренные социалисты.

М. Соколов Там были и члены парламента?

Д. Нечипорук Да, были. Имена их вряд ли нам сейчас что-то скажут — Лефевр-Шоу и другие. Главной фигурой, который делал многое для общества, в том числе помогал собирать деньги на текущую активность, участвовать в кампаниях, был Роберт Спенс Уотсон из города Ньюкасл-апон-Тайн. У него была блестящая характеристика, которая заключалась в том, что он не являлся членом парламента, но, как говорили про него, если бы хотел, он бы избрался в любой момент. Это была влиятельная фигура. Познакомившись со Степняком, он предложил ему создать такое общество. Оно было создано. Самое главное, почему можно говорить о том, что общество было успешным — это то, что общество в течение четверти века издавало ежемесячный журнал (хотя он был тоненький, тощенький, но тем не менее, это скорее журнал) «Свободная Россия» — «Free Russia».

М. Соколов А кто там, собственно, печатался? Русские революционеры или, в том числе, британские, опять же скажем, эксперты по России?

Д. Нечипорук Совершенно верно, печатались и те, и другие. С российской стороны это были не только народники и в последующем эсеры, но также там было заметно участие социал-демократов. Самая известная фигура, которая тоже довольно долго участвовала в деятельности общества и имела публикации в этом журнале — это Фёдор Ротштейн, в последующем даже видный деятель Коммунистической партии. Он начинал свою политическую деятельность как английский политический эмигрант.

М. Соколов Скажите, а каковы были мотивы поддержки русских революционеров со стороны британских политиков? Я так понимаю, что у них был свой интерес — ослабить внешнюю экспансию царизма.

Д. Нечипорук Это отрицалось. В начале XX века на страницах журнала появилась статья «Разве мы русофобы?». То есть они отрицали такое обвинение, хотя в историографии присутствует такое объяснение, что это совпадало с внешнеполитическими интересами Великобритании, у которой в начале 1890-х годов были весьма сложные отношения с Российской империей. Всё-таки не надо забывать о том, что часть людей, которые участвовали в обществе, были верующими и религиозными. И там был достаточно силён искренний гуманитарный мотив. Россия воспринималась как часть Европы и, казалось, надо сделать совсем немного: превратить её из отсталого абсолютного самодержавия, скажем, в прогрессивную просвещённую монархию, как в Великобритании.

М. Соколов То есть не надо недооценивать такой искренний идеализм. Сочувствие к угнетённым крестьянам и всё прочее.

Д. Нечипорук Да, сочувствие к угнетённым крестьянам. Между прочим, влияние идей Льва Николаевича Толстого. По обе стороны Атлантики члены и американского, и английского Общества друзей русской свободы восхищались Толстым, его проповедями. И там, и там мы найдём членов, которые увлекались творчеством Толстого и писали об этом книги и статьи.

М. Соколов Скажите, а заграничная агентура Министерства внутренних дел России интересовалась деятельностью этого общества?

Д. Нечипорук Да. Наверное, это был не главный интерес. Главное — какие планы были у эмигрантов, британских и американских. Как показывают данные Государственного архива Российской Федерации, в общем-то, основные планы были хорошо известны.

М. Соколов То есть там была заслана агентура?

Д. Нечипорук Агентура была заслана. Главный человек — это Александр Михайлович Иволенко, успешный книготорговец, который помог революционерам перевести и издать Карла Маркса. Некоторые из них задумывались о том, откуда у Иволенко деньги. Некоторые говорили, что всё похоже на то, что он провокатор. Но до 1909 года не было чётких доказательств, что он работает на охранку. Затем уже с помощью вездесущего Бурцева его удалось разоблачить.

М. Соколов Да, в общем, агентура была заслана серьёзная. Давайте теперь поговорим про Соединённые Штаты. В Великобритании создано общество, издаётся журнал, а что происходит в Соединённых Штатах Америки, где к России, в общем, относились с определёнными симпатиями, особенно за поддержку законной власти в Гражданской войне? Россия же посылала туда эскадру и так далее. То есть был такой миф, что ли, что Россия и Соединённые Штаты могут быть такими, опять же, как сейчас бы сказали, геополитическими союзниками против британского империализма.

Д. Нечипорук Да, и кроме того уже в то время Америка представлялась как место, где можно найти серьёзные деньги для нового революционного предприятия, для агитации за рубежом. Агитации, с одной стороны, для оправдания террора внутри России, а с другой стороны, для дискредитации самодержавия. После того, как английское Общество друзей русской свободы встало на ноги, Степняк-Кравчинский засобирался в США. Газеты лишь предполагали, кто это может быть. Одна газета предположила, что это Драгоманов. Это тепло, потому что это близкий друг Степняка-Кравчинского, но всё-таки это был не он.

М. Соколов То есть приедет загадочный русский агитировать американцев за русскую революцию.

Д. Нечипорук Да, за создание общества. Действительно, когда Степняк стал искать на Северо-Востоке людей, которые возьмутся за создание общества, быстро выяснилось, что такие люди есть в двух городах — Бостоне и Нью-Йорке. Там ему объяснили, что да, мы не против. Он нашёл там много по-своему искренних идеалистов, но идеалисты ему объяснили, что не надо рубить с плеча, что в документе, который провозгласил создание Общества друзей русской свободы и тему помощи России, к теме надо подойти аккуратно. В итоге была включена фраза: «Мы помним о той поддержке, которую оказала Россия в борьбе за отмену рабства».
В США Степняка-Кравчинского также поддержали американские протестантские пасторы — по своим гуманитарным соображениям. Тем не менее, можно увидеть некоторую закономерность. Кто был каким-то образом напрямую связан с Россией (например, был там или близко общался с русскими нигилистами), тот был настроен более радикально и, по сути, проникался настроениями русских революционеров и террористов. К ним можно отнести Джорджа Кеннана, автора книги «Сибирь и ссылка», которая в конце 1880-х наделала много шуму в американской печати.
К ним можно отнести и менее известную фигуру (я как раз представляю эту фигуру в книге) Эдмунда Нобла, который был корреспондентом в России, проникся симпатией к русским революционером, первым из иностранных журналистов взял интервью у вернувшегося из ссылки Чернышевского и в конце концов женился на молоденькой девушке, которая участвовала в революционном движении. Он стал редактором американского издания «Свободной России».

М. Соколов То есть создали и американскую версию.

Д. Нечипорук Да. Разумеется, что американская версия должна была существовать в условиях рынка. Постоянно искали спонсора. В итоге в качестве спонсоров в то время выступали люди, близкие к Джейкобу Шиффу, еврейскому банкиру, у которого на протяжении всего его участия (в разной степени) в Обществе друзей русской свободы идеалистические мотивы сочетались с прагматическими. С одной стороны, он, как и другие, хотел видеть Россию свободной и демократической, как Соединённые Штаты Америки. С другой стороны, он достаточно жёстко и решительно пытался влиять на правительство Соединённых Штатов Америки, пытаюсь от них добиться, говоря сегодняшним языком, введение санкций против Российской империи. Я чуть забегаю вперёд — это связано с реакцией на погром в Кишиневе в 1903 году.

М. Соколов Про погромы ещё обязательно поговорим и вообще про роль еврейских организаций. Мы же, наверное, где-то в 1890 году находимся — вот я бы хотел про Джорджа Кеннана. Какую роль он сыграл и каков эффект его книги «Сибирь и ссылка»? Я недавно просматривал — действительно, блестящие исследование Сибири, каторги и ссылки. Им действительно была собрана масса информации. Я бы, конечно, не упрекал его ни в какой тенденциозности. Он что смог, то и сделал в условиях, как бы мы сказали, тоталитарного режима, чтобы получить максимум информации. Кстати, я помню, и чиновники тоже с ним общались. В общем, не боялись, хотели доказать, что в России, так сказать, всё в порядке с пенитенциарной системой. Каков был эффект этой книги?

Д. Нечипорук Эффект этой книги внутри США был таков, что было создано влиятельное петиционное движение за смягчение условий содержания политических ссыльных. Второе влияние, которое оказал Джордж Кеннан — среди лидеров общественного мнения появилось большое количество противников самодержавия. Это затем и помогло создать американское Общество друзей русской свободы.

М. Соколов То есть он своими лекциями, поездками сделала эту тему такой модной. Ввел её, так сказать, в первые ряды дискуссии о внешней политике.

Д. Нечипорук Да, то, о чём неоднократно говорил в своих мемуарах и статьях Егор Лазарев: появление Кеннана воодушевило небольшую часть политических ссыльных. Они смогли бежать из ссылки. Затем (об этом есть отдельная глава в книге) была амбициозная попытка через своего связного во Владивостоке наладить регулярные побеги из Сибири через Японию в Соединённые Штаты Америки.

М. Соколов А что-то получилось вообще?

Д. Нечипорук Нет, не получилось.

М. Соколов Но 2 побега было.

Д. Нечипорук Да, но я говорю, что когда они задумали поставить это на регулярную почву, из этого ничего не вышло. До этого Лазарев и Волховский смогли бежать.

М. Соколов По-моему, через Владивосток?

Д. Нечипорук Да, через Владивосток.

М. Соколов А если говорить о роли самого Кеннана, он возглавил общество или он был таким ментором, что ли — человеком, который помогал развивать связи, собирать деньги? В общем, занимался таким своим медийным бизнесом.

Д. Нечипорук Да, он продолжал заниматься журналистикой. Он с самого начала чётко обозначил условия участия в этом движении. Он хотел возглавить газету, у которой есть твёрдое и внушительное финансирование. Речь шла о 5 тысячах долларов.

М. Соколов В год?

Д. Нечипорук Да. Это очень большие деньги по тем временам. Найти их не удалось, поэтому Кеннан посылал какие-то небольшие суммы, находил людей. Но то участие, которого от него ждали, не состоялось.

М. Соколов А кто были, собственно, эти люди, которые вошли в общество? По вашей книге я понял, что это были такие социальные реформаторы, борцы с рабством — ветераны, я бы сказал — борцы за права женщин. То есть такая социально озабоченная публика.

Д. Нечипорук Совершенно верно. К этому надо добавить, что общество существовало, потому что в Нью-Йорке проживал Лазарь Борисович Гольденберг. Пока он выступал, прежде всего, в роли менеджера журнала «Свободная Россия», общество функционировало и поддерживало себя на плаву. Как только стало ясно, что денег на новый, 1894 год больше не будет, и он засобирался к своим единомышленникам в Лондон, и газета прекратила своё существование. Гольденберг уехал и общество уже даст о себе знать только с приездом новых росийских революционеров в начале ХХ века.

М. Соколов Скажите, а как шла борьба против ратификации соглашения о взаимной выдаче преступников, чтобы не выдавали политических?

Д. Нечипорук В это время в США был взят курс на заключение двусторонних договоров о взаимной выдаче уголовных преступников. С середины 80-х годов XIX века шла речь о том, чтобы подписать такой договор с Российской империей, и делались конкретные шаги. Российские революционеры были настроены против этого, потому что они боялись, что затем по этому договору начнут выдавать и политических беглецов. Когда, наконец, дошли слухи о том, что договор будет ратифицирован в Конгрессе США, газета «Free Russia» (американское издание) стала уделять главное внимание материалам против того, чтобы был заключён этот договор.
На сегодняшний день этот журнал ценен, в частности, тем, что они опубликовали обширные подборки из тех газет, редактора которых были настроены против подписания такого договора. Это была чисто печатная кампания в американской прессе. Какого-то серьёзного выхода на то, чтобы убедить самих сенаторов не ратифицировать договор, у них не было. Такой договор был подписан, но благодаря давлению политические преступники никогда не выдавались.

М. Соколов То есть фактически было создано общественное мнение, которое блокировало применение этого договора к политическим преступникам.

Д. Нечипорук Да, можно так сказать. Это работало потом. Это стало очень актуально по итогам Первой российской революции, когда часть революционеров, которые участвовали в революции, оказались в США и возникал вопрос, а не выдать ли их за то, что они учинили в России. И тогда включалось общественное мнение. Оно было даже несколько шире, чем участники Общества друзей русской свободы. И правительство уверяло, что таких планов нет.

М. Соколов Скажите, а посольство Российской империи и, там, уж не знаю, агентура как-то пытались противодействовать деятельности такого прореволюционного общества? Вели какие-то дискуссии, печатали статьи?

Д. Нечипорук Это было очень важно делать в Великобритании, на европейском направлении. В «Новом обозрении» («New review») была опубликована статья против Степняка и против Общества друзей русской свободы, которая имела свой эффект. В США, пока издавался журнал и на территории Соединённых Штатов Америки находились такие энергичные революционеры, как Гольденберг и Егор Лазарев, за ними присматривали по линии консульств. Я уже упоминал Иволенко. Он писал отчёты о том, что планируют революционеры и какие у них планы в связи с Обществом друзей русской свободы.

М. Соколов А уже вторая волна оживления деятельности Общества друзей русской свободы, я так понимаю, связана с партией эсеров, когда она начала создаваться, активизироваться. Это уже начало XX века.

Д. Нечипорук Да, совершенно верно. Так получилось, что кружок Степняка-Кравчинского примерно через 6 лет после его гибели, в начале XX века полным составом примкнул к партии социалистов-революционеров. У них за плечами был огромный опыт революционной борьбы и ещё одно преимущество: у них к тому времени уже были обширные связи в Англии и США. Затем эти связи были использованы для пропаганды в пользу партии социалистов-революционеров и по линии Общества друзей русской свободы.

М. Соколов А что они могли получить своей активностью в Соединённых Штатах? Я так понимаю, что туда организовывались такие, я бы сказал, экспедиции за финансовой помощью.

Д. Нечипорук Да, совершенно верно. Туры, как говорили тогда. Здесь уже можно напрямую проследить корыстный мотив, потому что он присутствует в переписке между членами партии эсеров: «Ступай и собери побольше денег», — цитата из письма Волховского Чайковскому. Посылались люди проверенные, опытные, те, кто мог произвести впечатление на американскую публику. Недостаточно было послать просто революционера. Это должны были быть женщины или мужчины, у которых был подходящий образ. В конце 1904 года в Америку отправились 2 человека. У одной было прозвище Бабушка (среди узкого круга людей — Бабка) — Екатерина Брешко-Брешковская. И был ещё один человек, которого в переписке называли Философом. Это Хаим Житловский. Они работали среди разных аудиторий. Житловский работал в еврейской среде среди трудовых иммигрантов.

М. Соколов Да, иммиграция как раз очень сильно выросла с 1890-х годов.

Д. Нечипорук То есть нужно было знание идиша, знание революционного языка и свой человек. Брешко-Брешковская работала в совершенно другой среде. Она работала с теми, кто в своё время поддержал Общество друзей русской свободы в начале 1890-х годов, или с теми, кто был готов снова примкнуть к этому обществу. Был создан образ просвещённой аристократки, которая воспитана в духе идей Просвещения, вышла из благородной семьи, воспитанной в духе общественного долга. Этот образ был воспринят американской публикой. Она получила значительную поддержку, в том числе и финансовую. Она собрала примерно 10 тысяч долларов на партийные нужды эсеров.

М. Соколов Да, она же как выглядела — она фактически занималась филантропией, благотворительностью. Открывала школы у себя в поместье и всё прочее. Царский режим её репрессировал за такую гуманитарную работу, сослал и так далее. Это производило впечатление на американцев: видите, дикое самодержавие угнетает абсолютно нормальных, понятных нам людей.

Д. Нечипорук Да, можно я проясню. Действительно, она родилась в Невельском уезде, где я прожил 4 года. Затем семья из-за Витебской губернии переехала в Чернигов, где была развернута обширная просвещенческая работа по созданию частных школ. Этот эпизод в биографии помог ей найти единомышленников и друзей на всю оставшуюся жизнь среди деятелей социальных приютов (или есть английское слово «сеттлменты»). То есть в это время создавались социальные приюты для иммигрантов. Там в том числе оказывались иммигранты из Восточной Европы и Российской империи. Некоторые из них рассказывали, что они бежали от притеснений, от того, что боялись, что пострадают за свои убеждения и веру. Главы этих сеттлментов или социальных приютов стали соратниками и друзьями Брешко-Брешковской.

М. Соколов Хорошо, а всё-таки, насколько я понимаю, не так всё было просто — приехать, поагитировать, торжественный красивый образ… Уже, по-моему, 1905 год — это поездка Максима Горького, социал-демократа, в Соединённые Штаты за сбором средств. Почему она провалилась? У вас это забавно описано.

Д. Нечипорук Она провалилась, потому что никогда нельзя недооценивать влияние религиозных нравов на мировоззрение американского общества. Горький не был эсером. Он был социал-демократом, у которых были ярко выражены пренебрежение к существующим нравам общества и атеизм. В конце концов, стало известно о том, что Горький не женат официально. Эта информация просочилась в прессу. В итоге американцы стали отказываться от уже заявленных банкетов, встреч, ужинов.

М. Соколов Наказали за аморальное поведение.

Д. Нечипорук За аморальное поведение. И мы видим, что, скажем, движение Metoo — это не что-то новое. Это просто новое движение в других условиях, но вот этот американский ригоризм прочно укоренён.

М. Соколов И совсем денег не собрал? Или всё-таки что-то такое натаскал?

Д. Нечипорук Ну, это случилось не сразу. Я думаю, что-то натаскал. Точнее, собрал. Для моей темы этот сюжет интересен тем, что в конце концов подключилось Общество друзей русской свободы, которое организовало хороший ужин с влиятельными членами нью-йоркского истеблишмента. Но всё это оборвалось в самом начале. К приезду Горького подключилась видный член Общества друзей русской свободы Элистон Блэкуэлл. Но даже она, очень симпатизировавшая социалистам и в конце концов ставшая сторонницей Советской власти, сказала, что не сможет представлять американское общественное мнение и вынуждена отменить всё, что было запланировано.

М. Соколов А уже после революции, перед Первой мировой войной были ещё какие-то интересные сюжеты, связанные с взаимодействием «друзей русской свободы» и русских революционеров?

Д. Нечипорук Конечно же, очень интересный и до сих пор подробно не исследованный сюжет — это приезд Владимира Бурцева.

М. Соколов Это борец с провокаторами.

Д. Нечипорук Да, «Шерлок Холмс русской революции», охотник за шпионами. Бурцев никогда не приезжал просто так. Он должен был соответствовать своему образу — кого-нибудь найти, разоблачить, изобличить и представить американской публике. Приехав в США, он привёз доказательства того, что известный, респектабельный книготорговец Александр Иволенко долгое время был шпионом царской охранки и, пользуясь псевдонимом «Сергеев», писал отчёты. Это активно обсуждали в газетах — и в американских, и в эмигрантских, которые выходили на идиш. В конце концов в американский суд был подан иск за клевету. Тоже интересный и, как выясняется, совсем не новый, с точки зрения современности, сюжет: русские выясняли отношения в американском суде.

М. Соколов Чем кончилось?

Д. Нечипорук Кончилось тем, что Иволенко отозвал свой иск, не добившись главной цели — вытрясти из Бурцева 100 тысяч долларов за клевету.

М. Соколов То есть ничего не доказал. Ещё один сюжет — это уже Первая мировая война и, собственно, революция. Как «друзья русской свободы» встретили эти события? Были ли они на стороне Временного правительства или кто-то даже перешёл на сторону большевиков?

Д. Нечипорук Во время Первой мировой войны, до 1917 года общество находилось как бы в таком анабиозе, оцепенении — ничего не происходило. Но как только Вудро Вильсон, президент США на тот момент, объявил о том, что Америка может вступить в войну, некоторые из членов Общества друзей русской свободы поддержали курс Вильсона. Когда мы смотрим, кто это, вдруг выясняется, что это выпускники Принстонского университета, да ещё и в тот период, когда Вильсон был ректором университета. Эти члены Общества друзей русской свободы, так называемые «джентльмены-социалисты», засобирались в Россию после того, как в России была свергнута монархия и установилась власть Временного правительства.
«Друзья русской свободы» к лету 1917 года оказались в очень интересной ситуации. То, чего они добивались, они достигли. Ветераны революционного движения, хорошо знакомые с американцами — Брешко-Брешковская, Чайковский, Соскис — сами стали властью и поддерживали Керенского. Американские «друзья русской свободы», которые сочувствовали эсерам, в это время хотели, чтобы этот статус кво сохранялся. То есть чтобы у власти продолжал оставаться Керенский и Россия продолжала оставаться в войне.
Брешко-Брешковская активно взывала к своим американским знакомым, чтобы они посылали ей деньги для разворачивания новой агитационной кампании. Нужно было образовывать крестьян, нужно было разворачивать борьбу с большевиками, которые были грозной силой и вели антивоенную пропаганду. Прибывшие летом 1917 года американские «друзья русской свободы» (уже не как участники организации, а как искренние друзья и как сторонники Вудро Вильсона и сторонники участия США в войне) как могли поддерживали средствами Брешко-Брешковскую.
Но внутренние события развернулись очень неблагоприятно для эсеров и для Керенского. В октябре 1917 года Керенский теряет власть. Одним из первых, кто обозначил свою позицию, был Джордж Кеннан. Он написал статью с характерным названием «Кто на самом деле освобождал Россию?». Он заявляет о том, что это не большевики — это всего лишь банда узурпаторов и мы не должны забывать о том, что большую роль сыграли те, кто на протяжении десятилетий боролся против российского самодержавия. Конечно, среди прочих он упоминает «бабушку русской революции» — Брешко-Брешковскую и «дедушку русской революции» — так в этом кругу называли Николая Чайковского.
В 1918 году Общество друзей русской свободы начинает раскалывается. Линия раскола проходит по тому, как члены Общества друзей русской свободы относились к участию США в войне. Сторонники Вильсона однозначно были противниками большевизма. А вот пацифисты оказались условными или безусловными сторонниками новой Советской власти. Они оказались в такой ситуации, что на них, на сторонников продолжения социальных реформ в США, стали смотреть косо, потому что они продолжали заниматься социальными приютами, а это вроде как сборище красных, анархистов, коммунистов. С другой стороны, им нравилось в большевиках то, что большевики показали себя политической силой, которая провозгласила необходимость масштабных социальных реформ, борьбы с беспризорностью, борьбы за права женщин.
И Общество друзей русской свободы раскололось, проведя свою, по сути, последнюю заметную акцию по приёму Брешко-Брешковской в 1919 году. Больше оно никак не давало о себе знать и в 1924 году прекратило своё существование.

М. Соколов Ещё, я так понимаю, были какие-то сборы в пользу эмигрантов. Вот я знаю, что на эсеровские крестьянские антикоммунистические организации в Соединённых Штатах собирали деньги. И, в общем, во многом за счёт этого некоторые политические структуры и жили.

Д. Нечипорук Совершенно верно. К сожалению, это уже не вошло в книжку. Когда я был на стажировке по программе Фулбрайта, я работал с бумагами одного из видных членов общества Герберта Парсонса, где отложились письма Николая Чайковского — в том числе письма 1919 года, где он просит прислать деньги уже на поддержку Архангельского правительства. И Общество друзей русской свободы, понимая, что их миссия уже исчерпана, что идёт какая-то внутренняя борьба между разными революционными силами, сказало: да, поскольку мы знаем Чайковского, мы передаём ему эти деньги.

М. Соколов А Чернову не помогали, когда он ездил по Америке уже в конце 20-х годов?

Д. Нечипорук К этому времени Общества друзей русской свободы не было. И отличие тура Чернова от туров Брешко-Брешковской, Чайковского и других в том, что у Чернова не было связей с влиятельными американцами — нью-йоркскими и бостонскими. Поэтому когда я пишу о последней попытке создания Общества друзей русской свободы, это выглядело немножко жалко по сравнению с тем, что было раньше. Общество попытались было создать внутри эмигрантской среды в Калифорнии. Долго оно не существовало. В общем-то, даже, наверное, не заявив официально о самороспуске… В письмах можно встретить свидетельства о том, что создать какое-то репрезентативное общество по борьбе уже с коммунистическим режимом не удалось.

М. Соколов Ну что ж, я благодарю нашего гостя. Это Дмитрий Нечипорук, историк. Мы поговорили о революционном лоббизме. Кстати говоря, в книге ещё есть интересный сюжет о помощи голодающим в 90-е годы XIX века. Но это мы уже не успели. Я бы сказал, что, на мой взгляд, интересно, что можно говорить о таком движении «друзей русской свободы» независимо от того, были там общества или нет. Эта тенденция, как мне кажется, продолжается. Вспомним акт Магнитского, который наказывает российских коррупционеров и в каком-то смысле делает то, что не делает нынешняя власть России. Всего вам доброго! Вёл передачу Михаил Соколов. До свидания!



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире