'Вопросы к интервью
07 мая 2011
Z Детская площадка с папашей Бунтманом Все выпуски

Писатель Борис Минаев представляет свою новую книгу «Чужие ребята»


Время выхода в эфир: 07 мая 2011, 09:05

С. БУНТМАН — Ну что ж, еще раз доброе утро, 9 часов 35 минут. Вот и Майя к нам пришла. Здрасте, Майя.

М. ПЕШКОВА — Доброе утро.







С. БУНТМАН — Вот, Майя где-то долго у нас бегала. Я её давно не видел. Добывала книжки, да?

М. ПЕШКОВА — Я… ха-ха. Я взяла отпуск, но поехала совместить приятное с полезным.

С. БУНТМАН — Да.

М. ПЕШКОВА — Была в Норвегии, там записывала передачи для нашей радиостанции.

С. БУНТМАН — Отлично.

М. ПЕШКОВА — В том числе и посвященные Дню победы.

С. БУНТМАН — Отлично. Ну, ещё у нас на завтра мы нашли ещё много всего. Завтра у нас все наборы у нас будут, и солдатики у нас будут. И игры будут от звезды. Это Евгений Сергеевич будет у нас разрисовывать солдатиков.

М. ПЕШКОВА — Очень хорошо.

С. БУНТМАН — Прям в эфире будет показывать. Так что смотрите в «Сетевизор», так же как и сейчас. А сейчас в «Сетевизоре» не только мы с Майей, но и Борис Минаев у нас. Здрасте, Борис, добрый день.

Б. МИНАЕВ — Доброе утро.

С. БУНТМАН — Вот, и мы новую книжку сегодня представляем. «Чужие ребята». Неисчерпаемая история Лёвы.

Б. МИНАЕВ — Ну, я надеюсь, да, что будут и следующие книжки.

С. БУНТМАН — Вот, я помню…. Ну, понимаете, в чём дело, вот, Борис. Вот, мне всё это знакомо, хотя я из другого района. Но это то же время. Я чуть-чуть… разница 3 года. Разница 3 года, но всё то же самое. Всё то же самое. А ребята, вот, узнают нынешние, которые читают. Потому что мы-то, вот…

Б. МИНАЕВ — Ну, то, что читают, но узнают ли они что? Подробности нашего детства, какие-то игры.

С. БУНТМАН — Кому это интересно… потому что у нас… я читаю, там, название рассказика, там, например, «Гойко Митич», да, и сразу…

Б. МИНАЕВ — Ну, да.

С. БУНТМАН — Всё, «Сыновья Большой Медведицы», там, у вас один кинотеатр, у меня, там, форум… я хожу, не вылезаю оттуда… все эти индийские фильмы, ГДР-овские, всё, сразу я их все вижу, понимаете? А ребята как? Видят или… как вы… у вас есть проверка какая-нибудь для этого?

Б. МИНАЕВ — Для меня важно просто, что есть читатель, которому, там, не знаю, там, 10-11-12, там, 14 лет, не знаю. Вот такой примерно возраст. Наверное, не младше. Что просто они читают. Потому что всё-таки, конечно, это книги для взрослых и для детей, что, кстати, обозначено…

С. БУНТМАН — Да, это правильно, да, да, да.

Б. МИНАЕВ — Издательством. Мне очень важно, чтоб был такой современный юный читатель. И он есть. Мне постоянно взрослые говорят о том, что их дети тоже читают, но, вот, боюсь, что, конечно, часть вещей им уже неизвестна, там…

С. БУНТМАН — А с другой стороны, как-то глупо было бы объяснять. Вот, я с таким ужасом… вот, Майя тоже увидела сейчас книжки… книжки, с которыми мы прекрасно себя ощущали. Вот, и про нашу жизнь… и там вдруг я увидел такие, как в литературных памятниках обозначения, объяснения, примечания тех явлений, которые были, вплоть до магазина «Овощи-фрукты», я не знаю…

Б. МИНАЕВ — Это где?

С. БУНТМАН — И что такое бункер для… я видел. Ну, например, «Дом на Набережной» издают теперь…

Б. МИНАЕВ — А, с примечаниями.

С. БУНТМАН — С примечаниями. Но вы-то не будете, я надеюсь, примечания…

Б. МИНАЕВ — Нет, я не буду, я не буду, хотя, конечно, иногда я пишу и понимаю, что, наверное, что-то будет непонятно для юного читателя. Я не знаю, как их назвать – дети, подростки…

С. БУНТМАН — Читатели просто, ребята.

Б. МИНАЕВ — Ну, наверное, надо просто вот так написать, чтобы всё-таки было понятно из контекста.

С. БУНТМАН — Ну, конечно, а как мы читали книжки тех, кто написал раньше?

Б. МИНАЕВ — Ну, да.

С. БУНТМАН — Но истории-то всё… вот, за душу берущие. Кто из мальчишек себя в ком-нибудь не узнает? И в ситуации себя не узнает? Мне кажется, что узнают себя в ситуациях.

Б. МИНАЕВ — Ну, для меня, конечно, важнее как раз именно вот эти человеческие какие-то ситуации – отношения дружбы, вот в этой книжке есть один очень большой рассказ… Кстати, там, вот, он очень хорошо подходит для примера, называется он Вьетнам.

С. БУНТМАН — Да.

Б. МИНАЕВ — И там, значит, Вьетнамская война, которая сейчас, ну, людьми, которым, там, даже больше 20 лет, я уж не говорю о тех, кому меньше… она, конечно, основательно забыта, хотя есть фильмы, да, там, американские…

С. БУНТМАН — Ну, мы все узнаем…

Б. МИНАЕВ — О Вьетнамской войне.

С. БУНТМАН — Теперь мы её узнаем через Америку, через переживания…

Б. МИНАЕВ — Да, это совсем другая история. И с одной стороны, это такое обозначение исторических событий, давно ушедших. Но с другой стороны, это там не самое главное. Там самое главное – отношение, вот, главного героя со своим другом, со школьными… со школьными друзьями, отношения дружбы, там, и отношения такие сложные, которые кончаются так не очень весело для него, вот это всё-таки важнее, важнее. Ситуации и отношения во всех этих рассказах.

С. БУНТМАН — Меня поражает, Борис, что сейчас очень много разного качества… бывают очень хорошего качества… ребята сейчас действительно, ну, не меньше, чем раньше. Честно говоря, читают не меньше, чем раньше. Я не из этих пессимистов, которые говорят – вот, сейчас никто ничего не читает, все только в компьютерах сидят… это неправда. Читают очень много. Ну, вот, например, невероятное количество фантазийной литературы, и очень хорошей, бывает. Очень хорошей. А простую историю, вот такую, мало кто рассказывает.

Б. МИНАЕВ — Из писателей, вы имеете в виду.

С. БУНТМАН — Аха. Вот, мало кто рассказывает.

Б. МИНАЕВ — Ну, да. Вообще, мне кажется, это из детской литературы уходит вот эта такая важная струя, вот, как её назвать, там, реализм, я не знаю, отношения людей, ну то, что вы называете простая история.

С. БУНТМАН — Да.

Б. МИНАЕВ — Потому что люди пишут сказки по-прежнему, фэнтези пишут, приключения, там, разные… смешных очень много книжек.

С. БУНТМАН — Угу.

Б. МИНАЕВ — Вот. Но, вот, книжек, где есть отношения, я не знаю, там, в семье, отношения с друзьями, там, первая любовь, там, вот, что-то такое, школа…

С. БУНТМАН — То есть про себя.

Б. МИНАЕВ — Про себя.

С. БУНТМАН — Книжки про себя.

Б. МИНАЕВ — Их не очень много, я согласен с вами.

С. БУНТМАН — Да, но тут ещё… а я знаю, что ребятам это надо, потому что они и во многих – и фантазийных книжках, очень хороших, кстати говоря, узнают и себя, и свои ситуации, и свои проблемы узнают. И как поступить? Как мы когда-то узнавали в приключенческих книгах, вот, у вас очень часто капитан Сорви-голова присутствует, например.

Б. МИНАЕВ — Я, кстати, собираюсь, вот, ему посвятить нашу викторину сегодняшнюю, как вы думаете?

С. БУНТМАН — А если кто знает.

Б. МИНАЕВ — Это моя любимая детская книга.

С. БУНТМАН — Давайте протестируем, да, давайте протестируем. Давайте сейчас проверим. Ребят, 3633659. Ребят, давайте попробуем, а, смело. И мы, может быть, найдём через какие-то годы найдём своих единомышленников, может быть, так. Не будем говорить, кто из нас больше эту книжку зачитывал, ну давайте, Борис, попробуем… Борис Минаев, я напоминаю.

Б. МИНАЕВ — Итак, я могу задавать вопрос, да?

С. БУНТМАН — Конечно, да.

Б. МИНАЕВ — Значит, ну, я хотел по-другому поставить этот вопрос, но, наверное, всё-таки так. Значит, в конце XIX – начале XX, я, честно говоря, даже не знаю, когда…

С. БУНТМАН — Всё правильно. Там несколько было…

Б. МИНАЕВ — Появилась книга французского писателя Луи Буссенара…

С. БУНТМАН — Да.

Б. МИНАЕВ — Как она называлась?

С. БУНТМАН — Вот эта?

Б. МИНАЕВ — Да.

С. БУНТМАН — Вот эта книга?

Б. МИНАЕВ — Вот эта книга моя любимая, которую я прочёл…

С. БУНТМАН — Очень просто, ребят, я только что назвал не так давно. Сначала сыграем в поддавки. Мы заманиваем, мы заманиваем. 3633659. А приз у нас – книжка Бориса Минаева «Чужие ребята», и книжка эта и для взрослых, и для детей.

Б. МИНАЕВ — С автографом автора.

С. БУНТМАН — Итак. Ну, конечно, Господи, без автографа-то зачем? Алло, доброе утро. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

С. БУНТМАН — Алло, привет. Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Савва.

С. БУНТМАН — Савва, ну, Савва, как эта книжка называлась, которая у нас с Борисом Минаевым одна из самых любимых? Ну? Ну, Савва. Ммм…

СЛУШАТЕЛЬ — «Всадник без головы»?

С. БУНТМАН — Нет, почти, рядом, рядом. Ой. Ладно, это тоже одна из любимых книжек, кстати говоря наша была. Ну, ладно, Саввушка, какую-нибудь книгу мы тебе всё-таки подарим, мы тебе подарим, чтоб ты читал дальше. Не так называлась, но одну из наших любимых книг ты всё-таки назвал. Вот, давай мы запишем твой телефон и всё-таки книжку тебе подарим.

СЛУШАТЕЛЬ — Спасибо.

С. БУНТМАН — Спасибо, сказал Савва, а я вот так вот неприлично просто выключил. Но это я нечаянно. А сейчас назовите всё-таки книжку. «Всадник без головы» мы читали тоже.

Б. МИНАЕВ — Да.

С. БУНТМАН — Тоже.

Б. МИНАЕВ — Конечно.

С. БУНТМАН — В скобках… А у вас тоже с болезнями у книжек связь определенная бывала?

Б. МИНАЕВ — Ну, да, потому что, конечно, когда болеешь, или, вернее, когда выздоравливаешь, то обязательно читаешь книжки… во-первых, их берёшь без спроса часто, потому что всё-таки уже ты один там, родители на работе, и я прочёл массу, там, взрослых каких-то книг, или, по крайней мере, пролистал или, там, читал… вот.

С. БУНТМАН — Я просто вспомнил, что «Всадник без головы» — это ветрянка.

Б. МИНАЕВ — А, в смысле чем болел… ну, болел обычно одним и тем же – ухо, горло, нос…

С. БУНТМАН — Вечные ухо, горло, нос.

Б. МИНАЕВ — Да.

С. БУНТМАН — Тоже шепотом… а гланды зверски вам вырезали?

Б. МИНАЕВ — Два раза.

С. БУНТМАН — Два раза, да? Тоже два раза, да?

Б. МИНАЕВ — Два раза. Но это очень неприятно вспоминать.

С. БУНТМАН — Неужели и аденоиды тоже?

Б. МИНАЕВ — И аденоиды тоже. Об этом я ещё не написал, до сих пор не решился.

С. БУНТМАН — Нет, ну это такая… это просто я помню, как… мне показали, как Жанне Д’арк показали инструменты.

Б. МИНАЕВ — Инструменты, да, ну, ужасно.

С. БУНТМАН — Ужас какой. Ладно, ребят, скажите, какую книжку, вот, которую написал Луи Буссенар, Луи Буссенар, замечательная книга, которую мы так любили. Алло, доброе утро. Алло. «Бу-у», — сказал телефон. Алло, доброе утро. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло, здрасте.

С. БУНТМАН — Да.

СЛУШАТЕЛЬ — Бабушке можно?

С. БУНТМАН — Что-что?

СЛУШАТЕЛЬ — Бабушке можно ответить?

С. БУНТМАН — Ну, бабушка, ну, дорогая бабушка, ну мы ж с вами знаем прекрасно, ну что вы, бабушка. Я сам дедушка.

Б. МИНАЕВ — Не разрешаете взрослым отвечать?

С. БУНТМАН — Ну, я сам дедушка, я бы сейчас ответил на все вопросы, унёс бы книжки в мешке домой, и вот вам и вся передача.

Б. МИНАЕВ — У меня, кстати, была история одна. В 70-ые годы так случилось… ну, я уже был такой студент, что ли… мы встретились с французскими школьниками в 73-й спецшколе такая была встреча.

С. БУНТМАН — В 73-й?

Б. МИНАЕВ — Да.

М. ПЕШКОВА — Это не ваша школа?

С. БУНТМАН — Нет, нет. На Беговой 73…

Б. МИНАЕВ — На Беговой, да.

С. БУНТМАН — 72-я.

Б. МИНАЕВ — Мы их спросили – вы знаете Луи Буссенара? Они говорят – нет, мы не знаем…

С. БУНТМАН — Не знают?

Б. МИНАЕВ — Вообще.

С. БУНТМАН — Его не знают?

Б. МИНАЕВ — Я удивился – может, это какая-то легенда русская, что не было такого французского писателя

С. БУНТМАН — Нет, был такой писатель, как тоже приключенческий писатель Луи Жаколио был, были замечательные… но они ушли. Всё это ушло давно.

Б. МИНАЕВ — Ну и сейчас, кстати, он уже не переиздаётся практически, по-моему.

С. БУНТМАН — А переиздаётся где-то. У нас, да?

Б. МИНАЕВ — Да, у нас.

С. БУНТМАН — Переиздаётся. Мой папа великий, может быть, величайший из любителей и знатоков того же самого Буссенара – он докупает то, что он… докупает то, что он не прочитал ещё до войны.

Б. МИНАЕВ — Но он был жутко писучий, конечно.

С. БУНТМАН — Да, да, да. И мне цитирует периодически. Хорошо. Ребята, во-во-во, отвечают у нас несколько человек. Вот, кто первый там ответил у нас, вот, первому на СМС давай мы сейчас сделаем… вот, первая у нас Катя… была первая. Нет, Давид был первый. Извини, Катя, был Давид первым. Первым Давид на СМС-ку, но я всё-таки приму, приму. Алло, доброе утро. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Алло.

С. БУНТМАН — Алло. Привет. Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Меня зовут Полина?

С. БУНТМАН — Полина?

СЛУШАТЕЛЬ — Да.

С. БУНТМАН — Полина, ну скажи мне, как книжка называлась, Полина.

СЛУШАТЕЛЬ — Мне кажется, «Тарзан».

С. БУНТМАН — Да нет, дружок. Нет, дружок. Это совсем другой человек написал. И про совсем другие вещи. Извини, пожалуйста, у тебя… кажется, ты наша знакомая, у тебя всё-таки есть книжечки ещё и ты даже, вот, совсем далеко попала. Алло, доброе утро. Алло.

СЛУШАТЕЛЬ — Аллё, здравствуйте.

С. БУНТМАН — Да, привет. Как тебя зовут?

СЛУШАТЕЛЬ — Вася.

С. БУНТМАН — Вась, ну уж как книжка называлась? Выручи нас.

СЛУШАТЕЛЬ — «Похититель бриллиантов».

С. БУНТМАН — Есть такая книжка, есть. Но это не она. «Похититель бриллиантов» есть такая книжка, замечательная просто.

Б. МИНАЕВ — Не читал…

С. БУНТМАН — А! Вот сейчас бы мой папа возмутился страшно. Как так? Как можно не читать? Подарим мы книжечку тоже. Ну, мы сейчас…

СЛУШАТЕЛЬ — Спасибо.

С. БУНТМАН — Да, подарим тебе книжку обязательно. Вот, и напишем.

СЛУШАТЕЛЬ — Спасибо.

С. БУНТМАН — Счастливо. Книжка эта… давайте скажем, потому что здесь очень много ответили нам. Книжка «Капитан Сорви-голова».

Б. МИНАЕВ — «Капитан Сорви-голова», да.

С. БУНТМАН — Как же она нам нравилась!

Б. МИНАЕВ — Очень нравилась, хотя теперь, вот, я думаю – что ж там всё-таки… там ведь она довольно… как это сказать… тяжёлая по фактуре. Там война…

С. БУНТМАН — Там война, но там приключения отряда.

Б. МИНАЕВ — Приключения отряда. Вот, кстати, я хотел спросить, и я, честно говоря, думаю, что действительно совсем маленькие дети-то не знают.

С. БУНТМАН — Не знают.

Б. МИНАЕВ — Но я надеялся, что какие-то и постарше примут участие, а может быть и их родители. Но у вас такие строгие правила…

С. БУНТМАН — Мы сейчас дадим… может быть, лучше… у нас сейчас не так много времени… мы поговорим. А вот здесь у нас есть победители, которые правильно нам написали. Очень хорошо написали. «Капитан Сорви-голова». Но мы много узнавали оттуда. Там была замечательная фраза. Ведь это там замечательная фраза: «Смотрите, они в хаки».

Б. МИНАЕВ — Да.

С. БУНТМАН — Когда англичане… это про войну буров с англичанами, про войны. Почему она в России вышла? Потому что в России так, вот, как… вот, в нашем детстве… о Вьетнамской войне… и сочувствие – то, что, может быть, мы в какой-то степени потеряли… вот, сочувствие… правильное, неправильное – это пускай разбираются политики, а вот сочувствие людям каким-то, странам каким-то, народам каким-то, мне кажется, это куда-то уехало, а?

Б. МИНАЕВ — Ну, сложно сказать. Нет. Всегда вообще в России за кого-то болеют, против кого-то. Тогда болели за буров. А ведь буры – это те самые люди, которые сохранялись в сегрегациях, помните?

С. БУНТМАН — Да это те сами, которые угнетали чернокожих, да, да, да.

Б. МИНАЕВ — Вот, но, тем не менее, они воевали против англичан, и им сочувствовали, конечно, не только в России, но и, конечно, во Франции. И все эти мальчики из этой книжки – они же французы.

С. БУНТМАН — Да.

Б. МИНАЕВ — Мне хотелось, вот. Потом сочувствовали испанцам, республиканцам.

С. БУНТМАН — Да.

Б. МИНАЕВ — Потом вьетнамцам. Ну, сейчас, наверное, мы тоже кому-то сочувствуем. Я не хочу рассказывать, кому и как.

С. БУНТМАН — Сочувствовать… ну, это какая-то… это совсем другая история.

Б. МИНАЕВ — Но это какая-то пропаганда всё-таки.

С. БУНТМАН — Получается, что, вот, когда уже никто никого не заставляет, и политики, в общем-то, нет, то придумывают себе политику очень многие люди. И мне очень жаль, что так вот сочувствуют политикам, а не народу.

Б. МИНАЕВ — Ну, да.

С. БУНТМАН — Очень часто. И не самым лучшим, ребята, не самым лучшим. Так что в этом хорошенько было бы разбираться. А мне до сих пор, я себя поймал на мысли, вот, тогда, с Вьетнамской войной, мне было страшно жалко вьетнамцев, потому что там столько всего показывали – и вьетнамских детей, но потом мне было страшно жалко, когда я потихоньку узнавал, как в плену было американцам…

Б. МИНАЕВ — Да, жалко всех, но там, конечно, были… ну, это была страшная война во многих деталях.

С. БУНТМАН — Страшная, мне папа доступно описал, что такое напалм. Я был в таком ужасе.

Б. МИНАЕВ — Дефолианты и так далее. Ну и, конечно, жестокость с той стороны была тоже, безусловно, вот, по отношению к пленным…

С. БУНТМАН — Да.

Б. МИНАЕВ — Всё это было. Но, вот, я вспоминаю эту книжку, эта книжка для мальчиков, там очень много оружия, там очень много такой военной романтики и очень много описаний батальных сцен, кстати говоря, таких…

С. БУНТМАН — Да, но она такая… и для мальчика она ещё и скаутская такая, книга.

Б. МИНАЕВ — Скаутская, да.

С. БУНТМАН — Вполне скаутская, как в нашей литературе, вот, мы с великим скаутом Толей Ермолиным здесь говорили, у нас в детской тоже передаче, что «Тимур и его команда» — абсолютно скаутская книга, и, кстати, списанная со скаутской истории в своё время. Все приёмы скаутские там.

Б. МИНАЕВ — Там дух скаутский, прежде всего, существует, то есть что есть вот это благородное стремление, там, помочь кому-то, помочь слабым, обиженным, ну, то есть некий кодекс моральный существует в этой книжке Гайдара.

С. БУНТМАН — Да.

Б. МИНАЕВ — И даже в более слабой книжке, вот, «Васек Трубачев и его товарищи» — там тоже всё… всё это по следам скаутов.

С. БУНТМАН — Ну, да, это всё по следам скаутов, но та книжка просто хорошая. Она просто и хорошо написана, и хорошая книга. Вот, что бы вы вернули, какие книжки, вот, сейчас ребятам, кроме наших самых первых – «Чиполлино»… я сразу прочитал, когда вы говорили, что не помните, как «Чиполлино» вам читали или вы читали сами, сейчас у моего внука есть тот же самый «Чиполлино». У вас тоже, небось, большой был такой, широкоформатный?

Б. МИНАЕВ — Широкоформатный, да, с такими черно-белыми, по-моему, рисунками, сейчас не помню.

С. БУНТМАН — Ну у меня он остался с дополнительными моими рисунками ужаснейшими.

Б. МИНАЕВ — Да? Ха-ха.

С. БУНТМАН — Его внук сейчас… что бы вы вернули, Борис?

Б. МИНАЕВ — Я бы вернул… а что значит «вернул»?

С. БУНТМАН — Ну, смотрите, вернули в обиход. Может, оно и есть. Масса всяких приключений, путешествий, исторических, вот, то, что… мне кажется, что этого было достаточно много.

Б. МИНАЕВ — Я не знаю, Фенимора Купера надо возвращать? Это, в общем, такой взрослый американский писатель, и, тем не менее, это такой певец индейской романтики. Мне кажется, сейчас его мало читают, а для нашего поколения, то ли благодаря фильмам, то ли благодаря не знаю чему…

М. ПЕШКОВА — И зданием с золотой рамочкой.

С. БУНТМАН — У нас в основном в библиотеках приключения читали, ещё и в таких… мало, кто доживал до последнего романа.

Б. МИНАЕВ — Это почему мне кажется? Потому что там есть, во-первых, вот этот замечательный взгляд на индейцев как на свободный народ, там есть природа и вот это книжки, которые я тоже очень любил, хотя, может, они и хуже написаны, чем какая-то советская детская литература.

С. БУНТМАН — Нет, ну, пожалуй, первая книга по хронологии «Зверобой» и третья книга – «Последняя из могикан» — они, конечно, лучшие.

Б. МИНАЕВ — Да, хотя бы эти две.

С. БУНТМАН — Хотя бы эти две. Тем более, «Последние из могикан», дорогие ребята, существует бесспорный, блестящий, великолепный фильм.

Б. МИНАЕВ — Угу, угу.

С. БУНТМАН — И, знаете, вот, те, кто, вот, я сейчас обращаюсь к слушателям «Открывашки», когда всякие умения и так далее… Там актёр, который играл… Дэниел Дэй-Льюис, он год не расставался вот с этим длинноствольным ружьём, что привело к тому, что в фильме есть подлинная сцена: он на бегу заряжает то, что… и шомпол он там забивает, сыпет порох… он на бегу заряжает это ружьё, и он действительно стреляет так, как стрелял Кожаный Чулок.

Б. МИНАЕВ — Здорово, я этого не знал.

С. БУНТМАН — Он год не расставался, он спал с этим ружьём огромнейшим, вот, длиннющим ружьём. Так что это здорово. Я бы обязательно Стивенсон всё читал бы и читал, читал бы и читал.

Б. МИНАЕВ — Стивенсона, да, но Стивенсон, мне кажется, никуда не ушёл. Мне кажется, это мировая классика, которую я ставил бы в один ряд с Шекспиром, я не знаю, с кем, потому что, да, безусловно. Это так написано, или, по крайней мере, это так переведено на русский язык, что это лучшая просто английская литература. Да и мировая, конечно же.

С. БУНТМАН — Ну, там, знаменитые переводы Чуковских…

Б. МИНАЕВ — Да, да.

С. БУНТМАН — Знаменитые переводы, где все наши в том же «Острове сокровищ»… всё, что мы считаем народными и подлинными выражениями, вот, от пиастров до «15 человек на сундук мертвеца», вот, именно в той русской форме – оно сделано Чуковским.

Б. МИНАЕВ — Я и советские какие-то книжки бы вернул, того же «Тимура»… не знаю, там были какие-то книжки… честно говоря, я, вот, некоторые из них забыл и по сюжетам, и по названиям, и по авторам, но они во мне как-то живут даже без этой конкретики. Вот, живут атмосферой, живут отношениями, опять же, людей. Вот там были книжки, написанные для детей, которые сейчас забыты. И их хорошо бы этот список составить. Этим, кстати, занимаются.

С. БУНТМАН — Да, некоторые люди занимались. Да, да, да.

Б. МИНАЕВ — Есть эти списки.

С. БУНТМАН — Да, и много было хороших исторических книг.

Б. МИНАЕВ — Да.

С. БУНТМАН — Я помню такую книжку – «Приключения Каспера Берната в Польше и других странах».

Б. МИНАЕВ — Да.

С. БУНТМАН — Вот, между прочим, все сведения таинственные о Николае Копернике доставались оттуда из таких книжек. Вот, это всё жизнь. Мне кажется, что, вот, всё абсолютно живое, когда «Детство Лёвы» впервые прочитал, я носился с этой книгой и бегал по всем знакомым, и спасибо тем, кто мне её дал тогда прочитать. Это всё такое наше и замечательное… ребята, все книжки, которые мы читаем и фильмы, которые мы смотрим, и всё это у нас откладывается, и всё это у нас составляют ту историю, которая у Бориса Минаева все эти истории превратились потом в «Историю Лёвы», который чуть-чуть рядом стоит с самим Борисом Минаевым, и это ведь превращается и в вашу историю, в вашу жизнь, всё, что вы читаете, всё, что вы слушаете, всё, что вы смотрите. Всё, что… это такой мир замечательный. Борис, спасибо вам большое.

Б. МИНАЕВ — Спасибо.

С. БУНТМАН — Поболтали мы сегодня, книжки раздали, и книжка была «Чужие ребята». Это совсем новая книжка. И я её буду читать прямо сегодня. Спасибо.

Б. МИНАЕВ — Спасибо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире