'Вопросы к интервью




МИХАИЛ КЕДРОВСКИЙ: В столице 15 часов 12 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». Таня показывает мне знак, что все отлично. Наконец-то не перепутал время.

ТАЬЯНА ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Наконец-то ты правильно сказал мне, сколько времени. Не ввел в заблуждение наших слушателей. Ну, положим это трудно сделать, но все-таки.

ВЕДУЩАЯ: Положим, Миша, положим.

М. КЕДРОВСКИЙ: В студии, как обычно Татьяна Фельнегауэр и Михаил Кедровский, мы всех приветствуем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте. Речь у нас сегодня пойдет о, может быть, такой женской теме. Потому что будем мы говорить про косметику. В гостях у нас Лидия Бондаренко, менеджер по связям с общественностью компании «Клиник». Здравствуйте, Лидия.

ЛИДИЯ БОНДАРЕНКО: Добрый день.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, и понятно, что будем мы говорить про бренд «Клиник». В общем-то, Миша даже знает, что есть такая фирма.

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, тут же началась дискриминация по половому признаку. Просто в полный рост. Тут же надо сказать, что у нас люди мужского пола не пользуются косметикой, не пользуются парфюмом, и вообще страшно сказать не многие знают, что такое душ. По твоим словам.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, ну, что ты. Я этого не говорила. Между прочим. Ну, хорошо. Миша знает, что такое «Клиник». Он у нас метросексуал…

М. КЕДРОВСКИЙ: Я думаю, многие это знают… Спасибо тебе. Много названий было дано, но это впервые.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Учитывая вновь открывшиеся обстоятельства, Миша, я бы на твоем месте вообще бы помолчала.

М. КЕДРОВСКИЙ: Хорошо. Я пошел.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте, прежде чем мы продолжим наш веселый разговор, я задам вопрос нашим слушателям. У нас сегодня замечательные призы. Лидия, что Вы принесли нашим друзьям любимым, которые сейчас приникли к приемникам своим.

Л. БОНДАРЕНКО: Практически полный набор ассортимента «Клиник». Это и средства по уходу за кожей, и средства макияжа, а аромат, который, уверена, понравится и подойдет каждой женщине.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, я считаю, что это достойные призы. Так что внимательно слушайте вопрос: где в 91-м году тестировали продукцию компании «Клиник».

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, скажу, что в этом вопросе ключевое слово «где». На самом деле. Во многих смыслах. Я думаю, что люди поймут, в конечном счете. У нас же умнейшие слушатели.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но не в Караганде. Я сразу говорю. Не в Караганде. Не стесняйтесь в своих предположениях, друзья. Самые смелые из них, наверняка, окажутся правильными.

М. КЕДРОВСКИЙ: Свои ответы, Вы присылаете, как обычно…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А да, забыла самое важное. Смс +7 985 970-45-45. Присылайте туда ответы на вопрос, где в 91-м году тестировали продукцию компании «Клиник». По этому же самому номеру присылайте свои вопросы нашей сегодняшней гостье, какие-нибудь реплики… Там уже что-то пришло. Я пошла читать.

Л. БОНДАРЕНКО: Хорошо, по традиции мы начинаем нашу программу с небольшого знакомства с компанией, которая находится у нас в гостях. Об этом Лариса Ясногородская.

ЛАРИСА ЯСНОГОРДСКАЯ: Достоверно известно, что компания, о которой сегодня пойдет речь, была образована в 68-м году. Однако практически все остальное покрыто завесой тайной. Вот что, во всяком случае, можно найти в открытом доступе. Якобы в конце 60-х годов журналистка Кэрол Филиппс обратила внимание на то, что у некоторых американских женщин кожа выглядит великолепно. Она сама или при помощи специалистов, что так же не очень известно, провела ряд исследований, в результате которых стало ясно, что все эти женщины посещали кабинет косметолога и пользовались примерно одинаковым набором косметических средств. Вскоре на страницах американского журнала «Вог» появилась статья «Можно ли создать прекрасную кожу?» Ответом на этот вопрос было: да, можно. Эту заметку прочли владельцы фирмы «Эсте Лаудер». И Кэрол Филиппс было предложено встать во главе компании, которая будет выпускать именно такую продукцию. Так в 1968 году на рынке США появилась фирма «Клиник лабораторис». За это время она стала одной из известных торговых марок, под которыми выпускается престижная продукция.

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, вот, мы уже немного узнали о компании. Но все равно Лидия, скажите, пожалуйста, как вот так странно получилось, что известен год и чуть-чуть известно о том…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И чуть-чуть известен основатель.

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, и чуть-чуть известен основатель. Расскажите, пожалуйста, поподробнее об истории создания. А потом почему чуть-чуть.

Л. БОНДАРЕНКО: Да, здесь не было назван еще один очень важный персонаж, фактически отец марки. Была названа мать, так скажем, бабушка или сестра.

М. КЕДРОВСКИЙ: Вообще, это мать называли мужчиной, на самом деле, в одном из материалов, который я нашел.

Л. БОНДАРЕНКО: Да, я с удивлением тоже узнала. Но вот сейчас мы развеем все мифы. И у слушателей будет возможность узнать полную историю без всяких тайн и прикрас. Как совершенно справедливо было замечено в 67-м году, появилась статья в журнале «Вог», чем было вызвано в принципе желание Кэрол Филипс, которая работала в то время редактором в Журнале «Вог», отвечавшем за красоту и здоровье, написать эту статью. Тем, что в то время во всем мире, ну, и в частности, в Америке, где вышла стать, бытовало мнение, что все, что женщина может сделать со своей кожей, чтобы стать красивей, это нанести достаточно толстый слой тонального крема, побольше туши, побольше помады и в общем, сексопил №6 сейчас уже не носят.

М. КЕДРОВСКИЙ: Мне что-то это напомнило, так как у нас последние гости были связаны с кондитерскими «и толстый слой шоколада».

Л. БОНДАРЕНКО: Да, и толстый слой тонального крема, который в то время, в общем-то, мог быть не совсем полезен и безопасен для кожи. Так вот Кэрол Филиппс нашла, вернее она знала известного американского дерматолога, у которого была своя клиника. Имя его Норман Оринтрэк. Она взяла интервью, которое легло в основу статьи, названной в Вашей справке «Можно ли создать великолепную кожу». И в этой статье были развенчаны мифы, бытовавшие в то время о том, что все, что нам дано, это гены, это данность природы, и женщина ничего не может изменить. На самом деле, при грамотном уходе, при определенных шагах соответствующих природе функционирования кожи, возможно, значительно улучшить ее состояние, сделать ее красивой, чистой, сияющей и т.д. И эта статья имела настолько большой резонанс. И несла настолько революционную новость, что она даже была вынесена на обложку журнала, что в принципе происходит не всегда.

М. КЕДРОВСКИЙ: И в этот момент крупнейшие производители косметики подумали: елки-палки, появилась какая-то девушка и решила такую проблему.

Л. БОНДАРЕНКО: Ну, девушка Кэрол Филиппс появилась задолго до этого. Она была производителем косметики известным, потому что производители косметики стараются поддерживать отношения с прессой. Именно поэтому, когда эту статью прочитала Эсте Лаудер, знаменитая основательница корпорации «Эсте Лаудер», она знала Кэрол Филиппс лично, они общались и по работе, и просто в личных контактах. Она прочитала эту статью, и как раз в то время в семье Эсте Лаудер задумались о том, что на рынке не представлена косметика, которая может подходить самой чувствительной коже, коже, коже, страдающей аллергией и т.д. И эта статья ложилась как раз в концепцию нового бренда, о котором они в то время думали. И Эсте Лаудер предложила Кэрол Филиппс возглавить бренд, начать его, основать этот брен с точки зрения маркетинга. Но Кэрол Филиппс задумалась, потому что решила, что это очередной маркетинговый ход на рынке, чтобы просто заполнить нишу и получить просто лишних денег от покупателей. Но когда Кэрол Филиппс узнала, что Эсте Лаудер со стороны медицины, со стороны продукта пригласила сотрудничать доктора Нормана Оринтрека, дерматолога практикующего, она согласилась без всяких сомнений, сразу же, потому что это был врач, с которым она беседовала как раз на эту тему. Это был практикующий дерматолог, идеи которого легли в основу статьи в журнале «Вог». И в последствии его же идеи, его разработки легли в основу бренда.

М. КЕДРОВСКИЙ: Т.е. вот мы и выяснили, кто проводил исследования. Скорее всего, это же был он. Да?

Л. БОНДАРЕНКО: Исследование какое Вы имеете в виду?

М. КЕДРОВСКИЙ: Которое подтолкнуло г-жу Филиппс…

Л. БОНДАРЕНКО: Эсте Лаудер? Нет, он не проводил исследования. Он был абсолютно независимым дерматологом, который просто принимал пациентов в своей клинике. А исследования, как такового не было, но в тот момент витало в воздухе, чувствовалась потребность того, что людям надо что-то дружелюбное для кожи, нечто безопасное, нечто недекоративное, не украшающее, а наоборот, дающее какую-то базу, на которую уже потом можно строить. Что-то очень полезное и здоровое для кожи.

М. КЕДРОВСКИЙ: Извините, я, конечно, не знаю. А что большинство косметики, она недружелюбная для кожи?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сразу понятно, что ты не пользуешься косметикой. Бывает косметика недружелюбная для кожи.

Л. БОНДАРЕНКО: Проблема в том, что большинство женщин, к сожалению, ну, сейчас они уже более образованные, мы стараемся работать в этом направлении. Но большинство женщин считает, чтобы стать красивой, нужно воспользоваться декоративной косметикой. А именно пудра, помада, тушь. Но начинать нужно с главного начинать нужно с кожи. И для этого нужны средства по уходу за кожей. И обязательно нужно правильно подбирать этот уход в соответствии с типом кожи. Многие пренебрегают вот этим предварительным этапом.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: И мы говорим все-таки о самых первых шагах, это конец 60-х – начало 70-х. Это достаточно давно и наверняка очень многих открытий, которые были сделаны позднее, ну, не таким ассортиментом оперировали.

Л. БОНДАРЕНКО: Не было в тот момент марки. На самом деле те принципы и постулаты, которые «Клиник» преследовала в 68-м году, до сих пор не сильно изменились, если изменились вообще. Это одна из основных ценностей марки, одно из основных ее отличий. Потому что мы все знаем, что маркетинг не стоит на месте. И каждый практически месяц на страницах глянцевых журналов мы видим, что объявления об очередном революционном громком открытии. О том, что сейчас все на рынке косметики перевернулось, и теперь чудо возможно. На самом деле, «Клиник»…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Все вранье.

Л. БОНДАРЕНКО: Что чудес не бывает. Есть реальность.

М. КЕДРОВСКИЙ: Вот немного вопрос на другую тему. На Ваш взгляд, Лидия, какой процент рекламы оказывается липой на сегодняшний день? Ну, связанный с косметикой, парфюмерией и т.д.

Л. БОНДАРЕНКО: В зависимости от того, что мы называем липой.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, хорошо, если говорят, что после шестого применения все мои свежезакладывающиеся морщины исчезнут.

Л. БОНДАРЕНКО: Я Вам скажу так. Я не могу говорить за другие компании, но, как правило, все компании утверждают все рекламные слоганы, и тексты в юридических службах. Поэтому однозначного вранья Вы там не услышите, Вы можете не услышать где-то правды…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Некоторое лукавство.

Л. БОНДАРЕНКО: Вы можете увидеть некоторый приукрас. Но однозначного вранья Вы не услышите.

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, естественно, потому что есть же и медицинские сертификаты.

Л. БОНДАРЕНКО: Абсолютно. Но все равно, я призываю людей. которые выбирают для себя средства, не выбирать только по рекламе. Придите в магазин, попробуйте на руке, попробуйте на лице. Попросите сэмпл, поговорите с консультантом. Попробуйте все каналы связи. Не ориентируйтесь только на рекламу. Хотя вот, например, реклама «Клиник» призвана, прежде всего, обучать потребителя. У нас не найдете слоганов вроде того, что: купите это, и все будет прекрасно.

М. КЕДРОВСКИЙ: И все пройдет. И будет Вам счастье.

Л. БОНДАРЕНКО: Таких слоганов Вы не найдете. Вы найдете конкретную, полезную информацию.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Лидия, вот первая линейка продукции. Я так понимаю, что началось все именно в линии ухода за кожей.

Л. БОНДАРЕНКО: Совершенно верно. Первая линия, которая вышла в 68-м году насчитывала 117 продуктов, и в основе этой линии это и декоративная косметика и средства по уходу за кожей. В основе этой линии лежала трехступенчатая система, которая собственно была не то, чтобы изобретена, но этот подход трехступенчатый был внедрен доктором Норманом Оринтреком в своей клинике. Т.е. он говорил своим пациентам, что если у Вас такая проблема, прыщи, пигментные пятна, морщины, тусклый цвет лица, все это нужно начинать решать с системного подхода. Т.е. Вы должны каждый день очищать свою кожу, каждый день отшелушивать. Здесь я имею в виду не отшелушивание с гранулами, с микрочастицами, то, что привычно для нашего русского ухода…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, скраб.

Л. БОНДАРЕНКО: Это не скраб. Это имеется в виду мягкое щадящее химическое отшелушивание, которое преследует цель…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мягкое и одновременно химическое, это как?

Л. БОНДАРЕНКО: Есть два вида отшелушивания. Химическое и механическое. Механическое отшелушивание использует частички…

М. КЕДРОВСКИЙ: Пугающее определение.

Л. БОНДАРЕНКО: Нет, это слова страшные. На самом деле это все очень дружелюбно для кожи.

М. КЕДРОВСКИЙ: Как у зубного бормашина и вперед.

Л. БОНДАРЕНКО: Нет, не совсем. Все гораздо более мягко.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но принцип тот же.

М. КЕДРОВСКИЙ: Насколько мягче?

Л. БОНДАРЕНКО: Механическое отшелушивание – это, ну, все равно, что Вы взяли мочалку и потерли. Т.е. Вы берете нечто для того, чтобы удалить. Химическое отшелушивание – это за счет химического компонента, как, например, Клиник" использует…

М. КЕДРОВСКИЙ: Кислоты.

Л. БОНДАРЕНКО: Салициловую кислоту. Это один из самых безопасных ингредиентов, которые уже насчитывают более 2000 лет своей истории. Ну, в общем, салициловая кислота принесла немало пользы, и не только косметики, но и аспирин тоже оттуда.

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, и в принципе это то же самое и есть по большому счету.

Л. БОНДАРЕНКО: Так вот, продолжая о трехступенчатой системе. Ежедневное очищение, отшелушивание и увлажнение – этот системный подход, который по словам Нормана Оринтрека, и как уже убедились миллион женщин во всем мире, дает результат, который доказывает, что мы можем изменить данность природы. Что мы можем сделать свою кожу лучше и красивее. И все это потому, что этот подход полностью соответствует функции кожи природной. Т.е. кожа каждый день нуждается в том, чтобы с нее удалили грязь. мы представляем, и мы все умываемся, и видим, какая вода…

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, почему Вы за всех говорите?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Миш, ты не умываешься?

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, конечно же, нет, ты знаешь.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Надо будет Михаила после эфира подробнее ознакомить с методами механического очищения, раз его это так заинтересовало.

М. КЕДРОВСКИЙ: Я все больше о духовном.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, надо когда-нибудь уже и о теле подумать. Тогда появились декоративные какие-то первые вещи? Потому что сейчас «Клини» это же не только линия ухода за кожей, но и еще и достаточно широкий ассортимент декоративной косметики.

Л. БОНДАРЕНКО: Да, особенно ассортимент тональных средств, которыми мы гордимся. В линии сразу вышли средства декоративной косметики. Ну, естественно в процессе развития марки, они появлялись снова и снова. И обновлялся ассортимент. Т.е. декоративная косметика является неотъемлемой частью ассортимента марки. Но я должна сказать, что «Клиник», например, первая выпустила средства с СПФ. И заявила о том, что ультрафиолет является одной из основных причин преждевременного старения кожи. В то время, когда мы выпустили продукцию с СПФ, СПФ считался просто какой-то непонятной диковиной. И наоборот, люди восхищались солнцем И как раз в то время началась мода на такой коричневый, бронзовый загар, которая продолжается до сих пор. А потом уже, спустя десятилетия, люди убедились, что, в общем, последствия-то видны на коже. И лучше все-таки защищаться.

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, вот это были 60-70-е года.

Л. БОНДАРЕНКО: 70-е, если мы говорим об СПФ.

М. КЕДРОВСКИЙ: Вот очень коротко ответьте, пожалуйста. Был ли какой-нибудь прорыв в 80-х?

Л. БОНДАРЕНКО: Ну, мне сложно сказать конкретно про 80-е, были прорывы в области новинок. Т.е. появлялись какие-то средства по уходу, в которые были внедрены новые технологии. Это происходило и в 70-х, и в 80-х, и в 90-х. Например, конец 80-х в лабораториях была разработана технология как раз-таки химического ошелушивания, когда благодаря которой в 91-м году выпустился крем (НЕ РАЗБОРЧИВО), который способствовал обновлению клеток.

М. КЕДРОВСКИЙ: На этом мы первую часть программы заканчиваем. Напомним, что у нас в гостях Лидия Бондаренко, менеджер по связям с общественностью компании «Клиник». Соответственно говорим о продукции этой, не побоюсь этого слова, всемирно известной компании, бренда, который вошел в список, не скажу какой. Об этом Вы узнаете после кратких новостей, которые представит Марина Старостина.

НОВОСТИ

М. КЕДРОВСКИЙ: В столице 15 часов 34 минуты. И 32 секунды. Специально для Татьяны Фельгенгауэр я…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А уже 37 секунд.

М. КЕДРОВСКИЙ: В студии так же находится Михаил Кедровский. Это программа «Бренд», которая выходит по воскресеньям. Сегодня мы говорим о компании «Клиник» и у нас в гостях менеджер по связям с общественностью соответственно компании «Клиник» Лидия Бондаренко. Еще раз добрый день.

Л. БОНДАРЕНКО: Добрый день.

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, что, Тань, пришло время отвечать за свои вопросы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я слегка запыхалась, еле-еле успела. Да, вопрос у нас был задан. Где в 91-м году тестировали продукцию компании «Клиник»?

М. КЕДРОВСКИЙ: Ответов море.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ответов море. Очень есть забавные. Например, в Антарктиде, на Северном полюсе, в Париже, в Москве, в Санкт-Петербурге и даже в Одессе.

М. КЕДРОВСКИЙ: «Неужели на свиноферме?» – задает (НЕ РАЗБОРЧИВО).

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нет, не на свиноферме.

М. КЕДРОВСКИЙ: Кстати говоря, так же говорилось о кожно-венерологическом диспансере. Где только – на улице, в Москве, в тюрьме почему-то.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В Испании. В больнице.

М. КЕДРОВСКИЙ: В Сочи.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но к чести наших слушателей, могу сказать, что очень много правильных ответов. Потому что продукцию «Клиник» в 91-м году тестировали в космосе. И кто у нас первый правильно ответил? 917 984 72. С таких циферок начинается телефон Алексея. Алексей, я Вас поздравляю. Наверняка, Вам понравится и декоративная косметика, и женский парфюм.

Л. БОНДАРЕНКО: Надеюсь, Алексей, есть, кому подарить.

М. КЕДРОВСКИЙ: А то Таня с таким ехидством говорит. Что это такое?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, мало ли, а вдруг некому. Алексей, Вы нам потом обязательно напишите, кому Вы подарили.

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, после появления такого набора тут же появится, чего ты переживаешь.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Значит, Валя, 470-99 и Марина 954-54. Друзья, я Вас поздравляю. Очень, по-моему, симпатичные призы Вам достаются. Мы должны теперь продолжать нашу программу. Тут пришло очень много всяких вопросов. Мы коль уж почти подошли к дню сегодняшнему компании «Клиник», давайте, тогда я задам пару вопросов, которые пришли по смс. +7 985 970-45-45.

М. КЕДРОВСКИЙ: Один вопрос, который меня заинтересовал. Я не помню, кто его прислал. Ну, я сейчас найду соответственно. Используются ли генномодифицированные ингредиенты?

Л. БОНДАРЕНКО: Нет.

М. КЕДРОВСКИЙ: У Вас видимо часто спрашивают.

Л. БОНДАРЕНКО: Нет. Первый раз, но вопрос однозначный.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А я задам вопрос от Елены: «Какие продукты используются для производства косметики от «Клиник? Насколько она безопасна?»

Л. БОНДАРЕНКО: Очень хороший вопрос. Особенно мне нравится в этом вопросе слово «Безопасна». Потому что именно этому мы уделяем особое внимание. Я просто немножко расскажу, чтобы стало понятно. Мы каждое средство тестируем 7200 раз.

М. КЕДРОВСКИЙ: Это у Вас столько подопытных?

Л. БОНДАРЕНКО: Нет, я сейчас объясню. Подопытных 600 человек.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это добровольцы.

Л. БОНДАРЕНКО: Да, это добровольцы.

М. КЕДРОВСКИЙ: Что Вы потом с ними делаете?

Л. БОНДАРЕНКО: Потом мы их отпускаем в мир. И они очень счастливы и живут до старости.

М. КЕДРОВСКИЙ: Идешь по улице, видишь счастливого человека улыбающегося.

Л. БОНДАРЕНКО: На самом деле, если посчитать всех добровольцев, которые за все это время помогли нам протестировать продукцию на безопасность, то это общее количество составит население нескольких очень крупных городов в мире, порядка 20 крупных городов. Так вот 600 добровольцев. Каждому из которых любой продукт наносится последовательно 12 раз. Т.е. если мы умножим 12 на 600, получается 7200 нанесений. Если хотя бы одно из этих нанесений даст какую-то реакцию аллергическую, то продукт не выпускается в продажу.

М. КЕДРОВСКИЙ: Извините, а как это наносится? Объясните, пожалуйста? Потому что некоторые вещи, я объясню людям, если просто на кожу нанести, аллергической реакции может и не быть через кожу.

Л. БОНДАРЕНКО: Если у человека есть аллергия, то она проявляется достаточно быстро. И независимо от количества продукт нанесенного. Есть разница между чувствительностью…

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, это должен быть очень сильный аллерген.

Л. БОНДАРЕНКО: Аллергия бывает на свет солнечный. Т.е. аллергия может появиться на что угодно. Если есть склонность к аллергии, то она проявится. Мы ждем какое-то время. Все это зависит от продукта. И есть разница просто между чувствительной кожей аллергии. Чувствительная кожа может сегодня дать реакцию, завтра нет. А аллергия появится в любом случае. Поэтому вот эти тесты они проверяют продукт и на чувствительность, и на аллергию. И я хочу заметить очень важную вещь, чтобы покупатели на путали в магазинах. Если на продукте написано «гипоаллергена» это не значит, проверено на аллергию. проверено на аллергию – это совершенно другое, это когда проводились тесты, такие, как, например, «Клиник» проводит. Гипоаллерген – это значит, что производитель просто не включил в состав продукта определенный ингредиент, который явно может вызвать аллергию,. но продукт не проверялся на возникновение аллергии.

М. КЕДРОВСКИЙ: А, кстати, Вы своим подопытным как, борзыми щенками выдаете зарплату?

Л. БОНДАРЕНКО: Я не знаю, честно говоря, чем им выдают зарплату. Я думаю…

М. КЕДРОВСКИЙ: Или им уже не нужно? Они итак счастливы.

Л. БОНДАРЕНКО: Они счастливы, да, потому что все прекрасно. И я думаю, что там какие-то другие у них условия.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А на животных не используете ничего?

Л. БОНДАРЕНКО: Нет, на животных мы не тестируем ничего никогда.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Монгольских песчанок не мучаете?

Л. БОНДАРЕНКО: Они в безопасности.

М. КЕДРОВСКИЙ: Таня очень переживает за монгольских песчанок.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, мои любимые монгольские песчанки.

Л. БОНДАРЕНКО: И в этом смысле опасений быть не должно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я так понимаю, что есть несколько основных лабораторий, где производится это все?

Л. БОНДАРЕНКО: Есть лаборатории, которые находятся под Нью-Йорком, в пригороде Нью-Йорка, называется это место Мэлвил. И там происходит основное священнодейство. А производство непосредственно располагается в нескольких местах. Это и заводы в США, и в Европе, и в Азии. Потому что у нас интернациональная компания, глобальная. Очень много точек продаж. И просто одно производство в одном месте не справится с таким объемом.

М. КЕДРОВСКИЙ: Тань, ты обратила внимание, какие слова произносятся? Священнодействие, очищение. Такое ощущение, что мы говорим не о косметике в данном случае.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, и что, это очень, между прочим, серьезно. У тебя лицо одно, Миш, о нем надо заботиться. Причем одно до смерти.

М. КЕДРОВСКИЙ: Может, я двуликий.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В таком случае тебе повезло. Меня еще интересует парфюмерная линия. Потому что, не смотря на то, что я так понимаю, для «Клиник» это не основной продукт. Да, тем не менее, например, аромат «Хэппи» настолько популярен, что там, по-моему, даже выпущен специальный лимитед эдишн, куда можно свою фотографию на флакон поместить или любую какую-то фотографию.

Л. БОНДАРЕНКО: Совершенно верно. К сожалению, для российского потребителя, я надеюсь, пока эта опция недоступна, но аромат «Хэппи» это, несомненно, бестселлер во всех странах. И особенно в России, потому что в России очень любят цветочный аромат. Очень любят легкие ароматы. Есть несколько вариаций в линии «Хэппи». Есть аромат «Клиник хэппи», «Клиник хэппи хард», «Клиник хэппи инблум», «Клиник хэппи ту би». И один мужской аромат «Клиник хэппи фор мен», который пользуется бешеной популярностью, им даже пользуются женщины.

М. КЕДРОВСКИЙ: Все-таки немного вернемся назад. На пару тройку минут. Соня из Москвы задает Вам вопрос: «Как стать Вашим добровольцем?» Подопытным точнее.

Л. БОНДАРЕНКО: Для этого нужно поехать в Нью-Йорк. Потому что все тестирования происходят в лабораториях «Клиник» в Мэлвиле, в пригороде Нью-Йорка, и нужно, как минимум, оказаться там.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, хорошо, давайте тогда…

М. КЕДРОВСКИЙ: О других добровольцах.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Раз зашел уже разговор о том, что там популярно, что непопулярно, у нас есть наша любимая рубрика «Уличный опрос». Алина Гребнева, как всегда выясняла, что же люди знают о нашем сегодняшнем бренде, о компании «Клиник».

АЛИНА ГРЕБНЕВА: Какая женщина не мечтает о французской косметике. Неудивительно, что большинство моих собеседниц продукцию «Клиник» очень хвалили. С удовольствием пользуется продукцией этой марки госслужащая Любовь.

ЛЮБОВЬ: То, что она противоаллергенная – это замечательно. Потом хорошая текстура у нее, вот этих всевозможных декоративных компонентов. Так что нравится по всем параметрам.

А. ГРЕБНЕВА: А вот у сотрудницы банка с «Клиник» как-то не сложилось.

ЕЛЕНА: Хорошая элитная марка, она продается во всех хороших магазинах. И считается, как люксовая косметика. Конечно, нравится, но просто предпочитаю почему-то другую марку. Я бы сказала, больше подошел, наверное, моей коже, вот и все. А «Клиник» нет, это хорошая косметика, моя знакомая пользуется. Всякие блески для губ, туши.

А. ГРЕБНЕВА: Мне встретился даже мужчина, который разбирается в товарах от «Клиник». Им оказался топ-менеджер Владимир.

ВЛАДИМИР: Трудно сказать, потому что, допустим, для женской парфюмерии, не касаясь кремов, всего прочего, очень мало, а то, что я мужское пробовал, мне не очень понравилось. Просто качество. И мне не подходит.

А. ГРЕБНЕВА: Лариса Леонидовна уверена, что «Клиник» не для таких, как она.

ЛАРИСА ЛЕОНИДОВАН: Мне 70 лет, я пенсионерка давно. Могу я себе позволить что-нибудь? Ну, вот скажите, что старые дамы Москвы хотели бы пользоваться очень. Но не все имеют возможность. А французская косметика, конечно.

А. ГРЕБНЕВА: Просто расхвалила тени, тушь, и другую декоративную косметику от «Клиник» юрист Ульяна.

УЛЬЯНА: Очень нравится. Особенно декоративная косметика. С ней девушка по-другому совсем выглядит. Это придает именно такой шарм, женственность. И когда девушка смотрит на себя в зеркало именно с этой косметикой, она смотрит на себя совсем по-другому. Здорово, мне очень нравится. Была бы у меня возможность пользоваться все время этой косметикой, не только декоративной, я имею в виду в финансовом плане, я бы с удовольствием.

А. ГРЕБНЕВА: Отмечу, что молодые люди о косметике говорили неохотно. По их словам – главное, что страна производитель Франция.

М. КЕДРОВСКИЙ: Это был опрос, который подготовила наш корреспондент Алина Гребнева. Вот, Лидия, расскажите, пожалуйста, сколько стоит, потому что люди, пойманные на улице, ответили, что довольно дорого, как молодые, так и пенсионеры. Я думаю, что не единственный московский пенсионер не может себе позволить.

Л. БОНДАРЕНКО: Ну, к сожалению, московские пенсионеры не могут себе позволить еще некоторые гораздо более важные для них вещи. Я не буду о них говорить.

М. КЕДРОВСКИЙ: А почему, мы можем сказать. Дело в том, что большинство компаний, которые были у нас в гостях, имеют стоимость товаров выше среднего. И по большому счету для многих их товар недоступен.

Л. БОНДАРЕНКО: Есть определенная категория продукции, которая делится как масс-маркет, мидл маркет, продукция класса люкс здесь, к сожалению, мы вынуждены выбирать то, что нам наиболее доступно. Но «Клиник» в этом отношении имеет очень щадящую ценовую политику. Есть средства, которые в принципе может себе позволить и потребитель «Нивеи», и потребитель более дорогих марок, например, «Есте Лаудер» или еще каких-то.

М. КЕДРОВСКИЙ: Так, это эфемерные такие разговоры.

Л. БОНДАРЕНКО: Ну, к примеру, да.

М. КЕДРОВСКИЙ: Стоимость?

Л. БОНДАРЕНКО: Трехступенчатая система – это основа база ухода. Если Вы купите минимальный или средний размер, то Вы уложитесь в полторы тысячи рублей, это три продукта.

М. КЕДРОВСКИЙ: А что туда входит?

Л. БОНДАРЕНКО: Туда входит очищающее мыло, отшелушивающий лосьон, увлажняющий крем.

М. КЕДРОВСКИЙ: А верхняя ценовая планка?

Л. БОНДАРЕНКО: Верхняя ценовая планка это около 2,5 тысяч стоит самый дорогой крем от морщин, например, из антивозрастной линии. Я порядок цен называю приблизительно, потому что в магазинах они могут отличаться. Но вот базовый уход, он в принципе не очень дорогой. Мы специально придерживаемся вот этой ценовой политики, чтобы эти средства, трехступенчатую систему могли позволить себе практически все.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вот интересно было, что вот в опоросе прозвучало, что у всех практически прохожих «Клиник» ассоциируется с Францией. Вероятно из-за того, что ударение на последний слог.

Л. БОНДАРЕНКО: Да, совершенно верно. Это основная ошибка, которую делают практически все. Я еще раз хочу сказать, что «Клиник» родилась в Америке. Это американская марка родилась в США. И к Франции не имеет абсолютно никакого отношения за исключением ударения на последний слог.

М. КЕДРОВСКИЙ: Хотя нет. Хотя я не исключаю того, что, найдя где-нибудь продукцию Вашей компании, я увижу, что сделано соответственно это где-нибудь в другой стране, в том числе и во Франции. Такое может быть?

Л. БОНДАРЕНКО: Во Франции у нас, по-моему, нет заводов. У нас есть заводы в Европе, мне кажется, в Швейцарии, если я не ошибаюсь. Т.е. есть разница, где непосредственно находится завод по производству. Это может быть и Китай. Но это совершенно не значит, что продукция китайская. Сейчас в Китае сосредоточено почти 80% мирового производства во всех потребительских сферах, поэтому это еще ни о чем не говорит. А что касается, я немножко обманула. Мы имеем очень небольшое отношение к Франции, вернее название марки. Есть такая легенда, что члены семьи «Эсте Лаудер», когда думали над названием марки, были в Париже, и проезжали какое-то или спа, или салон, где увидели вот название «Клиник». И им это очень понравилось. Они решили, что это тот необходимый шарм, который придает медицинскому концепту очень такое милое звучание.

М. КЕДРОВСКИЙ: Небольшой, но хороший маркетинговый ход, на самом деле.

Л. БОНДАРЕНКО: Ну, без этого никуда.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, мы немножко уже затронули тему там, что сколько стоит, кто может себе позволить купить, кто не может. У нас есть продавец, который рассказал нам…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По имени Наталья, которая рассказала, кто в основном…

М. КЕДРОВСКИЙ: О клиентуре.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, покупает косметику «Клиник».

НАТАЛЬЯ: Все покупают. И женщины, и девушки. Абсолютно все разные. Молодые и уже пожилые. Студентки в основном. Они как-то больше для проблемной кожи. Кстати, что я удивилась, даже самые обеспеченные, которые я думала, подойдут к «Диору», идут к «Клиник», т.е. она у нас ни в каком-то там отстранении. Пользуется популярностью.

М. КЕДРОВСКИЙ: Вот как интересно получается. С одной стороны, люди, которые говорят, на улице, прохожие, причем молодые люди, что им не очень доступно. Ну, вот здесь другая точка зрения. Т.е. продавец Наталья говорит о том, что пользуется популярностью. Правда, я не знаю, какой оборот в данном случае за тем прилавком, за которым стоит наш продавец, опрошенный в смысле. Какой оборот в России у Вас сейчас?

Л. БОНДАРЕНКО: Я не буду говорить об обороте, потому что у меня нет сейчас точных цифр, но я могу сказать, что, например, в сети магазинов «Арбат Престиж» мы стабильно занимаем первое место по уходу за кожей в категории «Уход за кожей» , это среди всех марок. И в магазинах сети «Летуаль» тоже мы очень хорошие места занимаем в рейтинге по ухожу за кожей. И если мы посмотрим на процент продаж, например, трехступенчатой системы по отношению к остальному ассортименту, это получится практически 20%. Т.е. в этом смысле у нас рейтинги очень хорошие. И вот в комментарии консультанта магазина очень хорошая прозвучала фраза ключевая, что покупают и молодые, и дамы зрелого возраста. Потому что существует такой распространенный стереотип, что «Клиник» это для молодой проблемной кожи. Стереотип этот появился не случайно. «Клиник» решает проблемы кожи, и, как правило, которые появляются в молодом возрасте. Но в нашем ассортименте существуют средства и для других проблем, которые есть и в другом возрасте.

М. КЕДРОВСКИЙ: У меня просто рекламный лозунг появился. «Клиник» – для молодых, проблемных людей.

Л. БОНДАРЕНКО: Я бы изменила слоган на «Клиник» для людей, которые не хотят иметь проблемы.

М. КЕДРОВСКИЙ: Социальная реклама началась.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Слушайте, у нас креатив пошел.

М. КЕДРОВСКИЙ: А ведь кто-то записывает сейчас.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, наверняка, потом выдадут за свою идею. Какие планы у компании на ближайшее будущее?

М. КЕДРОВСКИЙ: В России. Что вообще сейчас происходит у Вас в компании в нашей стране?

Л. БОНДАРЕНКО: В России мы сейчас очень активны, и я думаю, что все прекрасно знают и слышат в новостях экономических, что российский рынок сейчас расценивается, как наиболее потенциальный, наиболее растущий. Есть такое пресловутое понятие брик – это четверка стран, которые очень быстро развиваются экономически. Это Бразилия, Россия, Индия и Китай. Так что у нас с Вами…

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, мы же наполовину азиаты. Тут все ясно.

Л. БОНДАРЕНКО: Да, ну, мы наполовину европейцы.

М. КЕДРОВСКИЙ: Только бразильцам не повезло.

Л. БОНДАРЕНКО: Ну, почему?

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, они же не азиаты, даже на четверть.

Л. БОНДАРЕНКО: Хорошо, поэтому в России мы развиваемся очень активно. Мы сейчас очень активны в регионах, мы развиваем СНГ. Продукция марки продается в Украине, в Казахстане, в Грузии, в Армении, в Азербайджане, и во всех крупных региональных городах России.

М. КЕДРОВСКИЙ: А в России у Вас есть свое производство. Я возвращаюсь вот к этому разговору.

Л. БОНДАРЕНКО: Нет.

М. КЕДРОВСКИЙ: А Вы собираетесь открывать?

Л. БОНДАРЕНКО: На данный момент нет.

М. КЕДРОВСКИЙ: Т.е. у Вас есть дистрибьюторы, которые распространяют Вашу продукцию через сеть определенных магазинов.

Л. БОНДАРЕНКО: Собственно мы и есть дистрибьюторы, мы филиал компании российский, который и распространяет эту продукцию. Мы работаем со всеми крупными косметическими сетями России.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А Вы как-то отслеживаете, что там продают? Потому что одна из наших слушательниц написала, Лара, по-моему, к сожалению, не могу найти это сообщение. Ну, смысл был что-то типа – косметика «Клиник» вся просрочена. Вы как-то отслеживаете, что в магазинах?

М. КЕДРОВСКИЙ: По имени Лара, да.

Л. БОНДАРЕНКО: Мы естественно работаем с рителлерами. Это магазины и любая простроченная продукция, если таковая остается на стоке, как правило, возвращается нам. т.е. в продажу она не должна поступать. Но мы, как производитель, не всегда можем это проконтролировать, потому что есть еще конечный пункт продажи, которые так же ответственны за просроченную продукцию.

М. КЕДРОВСКИЙ: Так, Тань, на заметочку. небезопасные отходы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Когда-нибудь Вы сталкивались со случаями подделки косметики «Клиник»?

М. КЕДРОВСКИЙ: Поэтому там могут написать все, что угодно, начиная от Франции, заканчивая, я не знаю, на Луне.

Л. БОНДАРЕНКО: Что касается подделок. подделывать, например, средства по уходу за кожей и декоративную косметику так, чтобы это выглядело натурально и аутентично, очень дорого. Гораздо дороже, чем купить настоящее средство у производителя. Что касается ароматов, конечно, я видела неоднократно не то, чтобы подделки, а имитации с названием с другими буквами, очень похожим ароматом, и очень похожей упаковкой, ну, это я думаю, все марки с этим сталкиваются регулярно.

М. КЕДРОВСКИЙ: Потому что, к сожалению это огромная проблема. И до сих пор она остается таковой. Именно контрофактная продукция. Потому что многие вопросы, я думаю, связаны именно с тем, что люди попользовались некачественным товаром. Поэтому тут с лицом может произойти все, что угодно.

Л. БОНДАРЕНКО: Да, но поэтому я призываю покупать продукцию в авторизованных магазинах, в известных парфюмерно-косметических сетях, таких, как «Арбат Престиж», «Летуаль», «Дуглас», «ЦУМ», «Иль де Боте» и т.д.

М. КЕДРОВСКИЙ: Ищущий, понятно, что найдет.

Л. БОНДАРЕНКО: Найдет, да.

М. КЕДРОВСКИЙ: Расскажите, пожалуйста, какова сейчас структура Вашей компании, и какова связь с прародительницей «Эсте Лаудер»?

Л. БОНДАРЕНКО: «Клиник» как и в момент своего рождения по-прежнему входит в корпорацию «Эсте Лаудер», является одним из брендов…

М. КЕДРОВСКИЙ: Извините, на секунду перебью. Зашел туда на сайт «Эсте Лаудер», нажал на кнопочку «Бренд». И там такое количество появилось названий, что я смог осилить только половину, половину я просто не знаю.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У нас как раз в следующем месяце, я могу проанонсировать, ожидается компания «Эсте Лаудер», этот монстр, не побоюсь, косметического и парфюмерного рынка.

М. КЕДРОВСКИЙ: Лично придет и запустит свои щупальцы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ой, как страшно.

Л. БОНДАРЕНКО: К сожалению, сама «Эсте Лаудер» уже покинула этот мир. К большому сожалению.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Зато она оставила нам очень много хорошего.

Л. БОНДАРЕНКО: Да, наследия.

М. КЕДРОВСКИЙ: И все-таки, каковы отношения?

Л. БОНДАРЕНКО: Отношения прекрасные. Мы одна компания.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не конкурируете никак между собой?

Л. БОНДАРЕНКО: Вы имеете в виду бренды? Дело в том, что у каждого своя ниша. И нам повезло в этом смысле. И, слава Богу, что наш головной офис, наша штаб-квартира понимает, что успех не в конкуренции, а успех в сотрудничестве. И каждый бренд, который есть в корпорации «Эсте Лаудер» занимает свою собственную нишу, поэтому нам в общем конкурировать нет смысла. Мы направлены на решение определенных задач каждый бренд.

М. КЕДРОВСКИЙ: Примерно какое место Вы занимаете в своей мировой нише? У Вас же есть конкуренты.

Л. БОНДАРЕНКО: Конечно, у нас есть конкуренты. Ну, в мировой я не могу сказать. Я могу сказать, что, например, на рынках США, Великобритании, Венесуэлы и Мексики «Клиник» на первом месте по продажам.

М. КЕДРОВСКИЙ: Кстати, Таня нашла очень интересную информацию, что появился и вышел в свет пятисот…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, супербренды года.

Л. БОНДАРЕНКО: И «Клиник» входит в их число. Уже второй год в России мы получаем звание супербренда «Клиник».

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, в России это понятно. Мы уже говорили с Вами до эфира, потому что не так много представлено все-таки мировых брендов в нашей стране по-прежнему, как ни странно это покажется людям.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не смотря на то, что наша программа существует уже год, по-прежнему немного супербрендов представлено в России.

Л. БОНДАРЕНКО: Не смотря на то, что «Клиник» в Росси существует с 95-го года и первый магазин открывался при участии Наины Ельциной, до сих пор существуют люди, которые…

М. КЕДРОВСКИЙ: Т.е. у Вас были какие-то преференции?

Л. БОНДАРЕНКО: Ну, в то время у каждой марки люкс косметической были преференции.

М. КЕДРОВСКИЙ: А почему я сказал, Тань, по поводу брендов, потому что, если я не ошибаюсь, по-прежнему в России список из 50 брендов. А ты сейчас сказала про 500 брендов. Все-таки разница есть.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, это потому что не российский список.

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, естественно, а у нас как-то он покороче почему-то.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вопрос от Лоры, не могу не задать, потому что каждая женщина должна это знать: «Есть ли водостойкая тушь «Клиник»?»

Л. БОНДАРЕНКО: Да, в принципе в ассортименте «Клиник» есть водостойкая тушь, она выходила в летней коллекции. Сейчас ограничен выпуск. Возможно, Вы еще найдете ее на полках. Но в марте появится очень интересная тушь новая, которая выдерживает слезы, повышенную влажность в бассейне, но при этом смывается теплой водой 39 градусов.

М. КЕДРОВСКИЙ: Для дайверов и аквалангистов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Т.е. значит, не получится, как обычно, вместе с ресницами выдираешь эту водостойкую тушь.

Л. БОНДАРЕНКО: Нет, она очень легко смывается, но при этом устойчива и выдерживает слезы. Т.е. пойти на какую-нибудь плаксивую комедию или мелодраму спокойно может и ничего не случится с ресницами и с макияжем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Будем ждать марта. А еще какие-нибудь новинки ожидаются в ближайшее время? Что-нибудь к новогодним праздникам, может быть?

Л. БОНДАРЕНКО: К Новогодним праздникам мы традиционно выпускаем в продажу массу подарочных наборов, как по уходу за кожей, так и парфюмерных наборов, в общем, подарки на любой вкус. А в феврале у нас тоже состоится очень интересный запуск линии, направленный на борьбу с покраснениями и краснотой. Казалось бы, это узкая проблема, но на самом деле, когда мы сами узнали об этом запуске, выяснилось, что чуть ли не у каждой дамы в офисе, и у всех наших знакомых, так или иначе, эта проблема на лице.

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, это касается людей из многих сфер, потому что с лицом, а особенно с глазами, надо что-то иногда делать. Особенно людям, которые много времени проводят, например, за компьютерами. Последний, наверное, вопрос. Очень коротко я его задаю. Одна из слушательниц спрашивает: салициловая кислота, спирт, стоит 6 рублей пузырек. Почему так дорого стоят Ваши товары?

Л. БОНДАРЕНКО: Потому что, как правильно сказала, слушательница, салициловая кислота и спирт, и больше ничего. Не известно, тестировалось ли это средство так, как тестировались продукты «Клиник».

М. КЕДРОВСКИЙ: А, т.е. много денег уходит на определенные вещи.

Л. БОНДАРЕНКО: Естественно, на определенные вещи уходит много денег. Затем в составе лосьонов, например, «Клиник» спирт – это необычный спирт, а он имеет свою формулу, направленную на безопасность.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, в общем, состав очень сложный, там не только спирт и кислота.

М. КЕДРОВСКИЙ: Огромное спасибо Лидии. Напомню, у нас в гостях была Лидия Бондаренко, менеджер по связям с общественностью компании «Клиник», именно об этом компании мы сегодня и говорили. Спасибо Вам, Лидия.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Спасибо за интересный рассказ.

Л. БОНДАРЕНКО: Спасибо за вопросы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, а с Вами, как всегда по воскресеньям с 3 до 4-х были Михаил Кедровский…

М. КЕДРОВСКИЙ: И Татьяна Фельгенгауэр.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Всем пока.

М. КЕДРОВСКИЙ: Пока.









Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире