'Вопросы к интервью
М. КЕДРОВСКИЙ: В столице 15 часов 12 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы». В студии находится Татьяна Фельгенгауэр. Привет, Тань.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Привет, Михаил. 12 минут, кстати, еще нет.

М. КЕДРОВСКИЙ: Скоро будет. В студии также находится Михаил Кедровский. Мы приветствуем у нас в гостях Дениса Богданова, директора департамента по связи с общественностью холдинга «Объединенные кондитеры». Добрый день, Денис!

Д. БОГДАНОВ: Здравствуйте!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давай поясним все-таки, о чем мы будем сегодня говорить, потому что «Объединенные кондитеры» — это все-таки очень расплывчато. У нас сегодня очень приятная, для меня во всяком случае, тема. Мы сегодня будем говорить про бренд «Красный Октябрь». Друзья мои, кто из вас скажет, что «Красный Октябрь» — не приятная тема? Просто сердце радуется, когда начинаешь вспоминать конфеты разные вкусные.

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, сердце радуется не только у Тани, а у многих людей. У нас в редакции драка буквально возникла за конфеты, которые были принесены.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сразу давайте скажем, что конфеты, которые полагаются победителю, мы не трогали. Прежде чем мы начнем пытать Дениса относительно истории «Красный Октябрь», мы должны задать вопрос.

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, по традиции.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вопрос сегодня звучит так (сразу скажу, что Денис помог нам этот вопрос выбрать): кто был изображен на конфете «Ну-ка, отними!» в начале прошло века. Свои ответы присылайте по sms +7-985-970-45-45, как всегда этот номер для вас работает. Присылайте также и свои вопросы нашему сегодняшнему гостю, воспоминания о конфетах «Красный Октябрь», пожелания, претензии.

М. КЕДРОВСКИЙ: А воспоминаний должно быть много.

Д. БОГДАНОВ: Одно маленькое уточнение: не на конфете «Ну-ка, отними!», а на шоколаде «Ну-ка, отними!».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, на шоколаде. Прошу прощения!

М. КЕДРОВСКИЙ: Я тоже уточню: на обертке шоколада.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кедровский, ты зануда! Давай уже рассказывать про историю «Красного Октября».

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, по традиции в начале программы у нас есть небольшой материал, который вводит в темы. В данном случае этот материал от Сакена Аймурзаева.

  • История вопроса

    «Мишка косолапый», «Стратосфера» и суфле «Кис-кис» — эти названия конфет знакомы многим. У некоторых людей они даже вызывают приступы ностальгии, но мало кто знает, что появились они на прилавках очень давно – в первой половине ХХ века. На фабрике, расположенной в самом центре Москвы. Ее история еще более далекая. А основателем был Теодор Фердинанд фон Эйнем, немецкий подданный Вюртемберга, который в 1850 году приехал в российскую столицу в надежде начать свое дело. Вначале он занимался производством сахара, а затем организовал на Арбате небольшое производство шоколада и конфет. Прошло некоторое время, и предприимчивый немец встретил своего будущего компаньона Юлиуса Гейтса, человека также с незаурядным талантом бизнесмена. Вдвоем они открыли на Театральной площади кондитерский магазин. Накопив достаточный капитал, предприниматели выписали из Европы новейшую паровую машину и приступили к постройке фабрики на берегу Москвы-реки на Софийской набережной. Когда же производство расширилось, на Берсеневской набережной было начато строительство более просторных зданий с многочисленными цехами. Незадолго до этого в справочнике «Фабрично-заводские предприятия Российской Империи» была сделана запись: «Эйнемъ. Товарищество паровой фабрики шоколадных конфектъ и чайных печений. Год основания – 1867».

    М. КЕДРОВСКИЙ: Вот так, в 1867 году появилась та запись, которая до нас дошла.

    Д. БОГДАНОВ: Да, совершенно верно, в том году была сделана запись о том, что появилась фабрика конфет «Шоколадное товарищество Эйнемъ». На самом деле годом основания марки следует считать 1851 год. Это то время, когда Эйнемъ начал производство и продажу пиленого сахара в Москве. Это тоже кондитерский бизнес, или кондитерское дело, как раньше говорили. Поэтому мы исчисляем дату основания с 1851 года.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Тань, обрати внимание: у нас не было брендов со столь длительной историей.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, наверное, соглашусь с тобой.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Как импортных, так и наших.

    Д. БОГДАНОВ: 156 лет фабрике в этом году, но есть кондитерские фабрики и с более глубокой историей. Это фабрика «Бабаевский», которая также входит в холдинг «Объединенные кондитеры», дата ее основания 1804 год.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ого!

    М. КЕДРОВСКИЙ: А в чем заключается секрет такого долголетия?

    Д. БОГДАНОВ: Я, наверное, одним словом отвечу: это качество.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А я думаю и потому, что все любят сладкое.

    Д. БОГДАНОВ: Безусловно, если есть спрос на какой-то товар, то его делают, продают. Вы знаете, что плохой товар продаваться не будет или будет продаваться крайне плохо. В кондитерских изделиях, как, впрочем, и у любых продуктах питания, самое главное – качество. Наверное, это основное, что дало продукции «Красного Октября» возможность так долго жить в веках, продаваться. Некоторые бренды не изменялись до сегодняшнего дня с того момента, как были придуманы в прошлом веке.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Денис, скажите, пожалуйста, первый продукт, который выпускала компания «Эйнемъ», сохранился, дошел до наших дней? Как они назывались?

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хоть что-нибудь, с чего начинали.

    Д. БОГДАНОВ: Начнем, наверное, с того, что исконными сладостями на Руси было варенье, сухофрукты, вяленые фрукты. Это и были первые кондитерские изделие и сам сахар. Где-то, наверное, на рубеже прошлого и позапрошлого веков стали производить шоколад твердый в плитке – тот, который мы сейчас видим. До этого шоколад употреблялся в виде напитка, впрочем как и 500 с лишним лет назад в Латинской Америке инками. Это была жидкость коричневого цвета, которая приготавливалась из какао-бобов с перцем, с медом. В Европе его также употребляли в жидком виде с медом. Собственно, вот такая вкратце история шоколада.

    М. КЕДРОВСКИЙ: А какие-то названия сохранились? Первых конфет, например. На первой плитке шоколада просто было написано «Шоколад».

    Д. БОГДАНОВ: Нет, почему? Вот мы уже с вами назвали одно название – шоколад «Ну-ка, отними!».

    М. КЕДРОВСКИЙ: В 1867 году?

    Д. БОГДАНОВ: Я затрудняюсь ответить, когда появился именно этот шоколад. Многие названия пришли к нам из прошлого века: «Мишка косолапый».

    М. КЕДРОВСКИЙ: Я знаю, название суфле «Мишка косолапый».

    Д. БОГДАНОВ: Да, совершенно верно.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Это 20-30 года прошлого века.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Солидная история. А как товарищество «Эйнемъ» развивалось – тогда оно еще не было «Красным Октябрем»? Я думаю, чуть-чуть попозже поговорим о переименовании фабрики. Какие основные вехи?

    Д. БОГДАНОВ: Основные вехи уже в начале программы вы уже очень хорошо сказали. Добавить мне практически нечего. Действительно, в 1851 году было организовано первое производство. Далее производство развивалось. К 1907 году все производство было сконцентрировано на Берсеневской набережной, где находится исторический архитектурный ансамбль зданий производственного назначения. Он нами воспринимается сейчас как некий символ Москвы.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не только вами, наверное.

    Д. БОГДАНОВ: Я имею в виду нами всеми.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Я расскажу забавную историю, которая произошла буквально 20 минут назад. Пришел на смену Саша Климов и говорит: я недавно проходил, а там написано не «Красный Октябрь», а странными буквами что-то написано. Так и сохранилась та старинная надпись?

    Д. БОГДАНОВ: Я перед эфиром в гостевой комнате показывал фотографии «Красного Октября», там надпись так и осталась.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Там написано «Красный Октябрь», а в скобках «Бывшее товарищество Эйнемъ».

    Д. БОГДАНОВ: Да, это исторический логотип, потому что после того как фабрику национализировали после революции и в 20-х годах здесь был именно «Красный Октябрь», писали в скобках «Бывший Эйнемъ», чтобы люди не путались. Потому что, как только произошла революция, произошла национализация: фабрикам были присвоены имена. «Красный Октябрь» был номер один, Бабаевская фабрика, если не ошибаюсь, номер два и т.д. Чтобы покупатели не путались, в скобках писали бывшие названия: писали «Быв.» и далее – название фабрики.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Но ведь большинство названий конфет, которые дошли до сегодняшнего дня, были придуманы в советское время, да?

    Д. БОГДАНОВ: Да, рынку свойственно меняться, даже тому, который был у нас, начиная с 1917 года. В 70-е годы прошлого века придумывались новые кондитерские изделия, новые названия. Также использовались и исторические названия.

    М. КЕДРОВСКИЙ: А кто в те годы занимался разработкой состава конфет?

    Д. БОГДАНОВ: В те годы разработкой состава конфет, как и в прежние годы, занимались технологи. Именно состава конфет. А если Вы говорите о том, кто создает бренды, то это большая, напряженная работа трудового коллектива во главе с маркетологами и бренд-менеджерами, которые придумывают образ и либо его поддерживают, либо видоизменяют. Так же и с «Красным Октябрем». У нас есть бренд-менеджеры «Красного Октября», которые ведут этот бренд, придумывают новые продукты.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Имея такую долгую историю, фабрика пережила две войны. Это как-то сказалось на работе: останавливалось ли когда-нибудь производство или переориентировали работу фабрики на какие-то военные цели?

    Д. БОГДАНОВ: Во время Первой мировой войны действительно фабрика находилась, как и многие предприятия, в достаточно плачевном положении в силу того, что вся страна была в этом положении. Вы знаете, 1913 год – это самый показательный год, год экономического подъема нашей страны. Далее случилась Гражданская война, которая привела некоторые фабрики к разорению, к полному исчезновению. Примерно такая же участь постигла и фабрику «Красный Октябрь», бывшую «Эйнемъ». Действительно, дела шли не очень хорошо, тем не менее фабрика была сохранена, была сохранена рецептура, оборудование. Через какое-то время фабрика начала работать снова как кондитерская фабрика, увеличивать обороты, ставить новое оборудование. Во время Второй мировой войны производство на фабрике не сокращалось, а даже увеличилось: был увеличен объем производства шоколада под названием «Кола». Это специальный шоколад для летчиков и моряков, его выпускали в большом количестве.

    М. КЕДРОВСКИЙ: А Вы не знаете, почему появилось такое название?

    Д. БОГДАНОВ: Я сейчас не буду говорить, почему. Видимо, туда добавляли какие-то стимуляторы, абсолютно безвредные для здоровья. Во время войны фабрика выпускала еще и вещи или предметы, скажем так, необходимые для фронта. Это и пламегасители, это и запалы для гранат и еще масса всяких вещей и приспособлений, которые нужны были фронту.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Выпускались даже каши!

    Д. БОГДАНОВ: Да, поскольку предприятие пищевое, выпускались и каши, и тоже для фронта, то есть даже пищевые предприятия выполняли такую важную задачу.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Вот мы сейчас говорим о продукции. А менялось что-нибудь внутри самой фабрики, или там работали механизмы, установленные еще основателями и владельцами?

    Д. БОГДАНОВ: С 1969 года фабрика «Красный Октябрь» называлась экспериментальной фабрикой. Она так называлась, потому что в это время на фабрику поставляли новое оборудование, отчасти экспериментальное, то есть проводили обкатку того оборудования, которое потом шло на другие фабрики нашей страны. Оборудование на «Красном Октябре» было всегда весьма новым, прогрессивным, впрочем как и сейчас.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Я уточню вопрос: на сегодняшний день осталось что-нибудь от первых механизмов, которые были установлены на фабрике?

    Д. БОГДАНОВ: В музее осталось. У нас есть один медный чан, в котором приготавливалось драже.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Очень интересно.

    Д. БОГДАНОВ: Это достаточно провокационный вопрос естественно, мы работаем на новейшем оборудовании, которое позволяет производить такие качественные кондитерские изделия.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но рецептура не изменилась?

    Д. БОГДАНОВ: Нет, рецептура абсолютно не изменилась, составы кондитерских изделий остались прежними. Мы с вами уже говорили на эту тему. Если есть суфле «Мишка косолапый» пралине, которое находится между двух вафель, далее этот лист режется на прямоугольнички и покрывается шоколадной глазурью. Раньше это делалось вручную, а сейчас это делает машина. Все остальное так же делают: вафли делают из муки, яиц; пралине – из орехов и сахара. То есть рецептура не изменилась, а какие-то операции ручные механизировались. Раньше на каждой фабрике кондитерской был огромный штат сотрудников, которые вручную заворачивали конфеты. Были огромные цеха.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Каждую конфету?!

    Д. БОГДАНОВ: Да. В цехах стояли столы, лавки. Конфеты заворачивались вручную, упаковывались потом в отдельные коробки. Мы с Вами, кстати, Татьяна, ГОВОРИЛИ по поводу упаковки кондитерских изделий.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, вот у меня в руках интересный буклет, и по нему видно, что огромное внимание уделяли именно внешнему виду. Видно, во что упаковывали эти конфеты: и шелковые мешочки и жестяные коробочки, и на каждой – свой рисунок. Очень интересно. В музее это, наверное, есть?

    Д. БОГДАНОВ: Да, в музее есть. Представлены и различные виды упаковок, и коробочки, которые были оклеены шелком, атласом, бархатом, жестяные коробочки, на которые наносились изысканные рисунки. Для оформления продукции привлекались модные художники того времени, и получались поистине шедевры.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Вы настолько вкусно рассказываете! Мы продолжим наш разговор сразу после новостей.

    НОВОСТИ

    М. КЕДРОВСКИЙ: Это программа «Бренд». В студии находятся Михаил Кедровский и Татьяна Фельгенгауэр. А у нас в гостях Денис Богданов, директор департамента по связи с общественностью холдинга «Объединенные кондитеры». Говорим мы сегодня о фабрике «Красный Октябрь», о которой, я уверен, знают все.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, мы, я думаю, попозже сможем в этом убедиться. Прошу прощения, я не рассказала, какие у нас сегодня подарки. Денис принес нам сегодня три здоровущих пакета.

    Д. БОГДАНОВ: Да, это три достаточно больших пакета, оформленных нашей фирменной бумагой. Там находятся 4 набора конфет, всем известных. Это прежде всего набор «Олень», многие из слушателей его знают и помнят. Он выпускается достаточно много лет уже. Там находится набор конфет «Тайна шоколадницы», очень вкусные, интересные конфеты. Находится набор конфет «Третьяковская галерея» и набор конфет «Ассорти». Это очень вкусные, красивые конфеты. Мы закончили первый наш блок темой оформления. Так вот здесь представлены, наверное, лучшие, с точки зрения оформления, наборы кондитерских изделий.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нам принесли бумажечку с победителями. Итак, кто у нас правильно ответил на вопрос про то, кто был изображен на обертке шоколада «Ну-ка, отними!» в середине прошлого века. Это маленький мальчик, у которого в руках бита для игры в лапту. Много приходило ответов в общем-то правильных, но писали, что это либо мальчик с палкой, либо со скалкой. Но скалка это вообще как-то далеко.

    Д. БОГДАНОВ: Наверное, не все знают, что есть такая русская игра лапта, весьма популярная в прошлом веке.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, а скалку знают все.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Если скалку расплющить, то она будет похожа на биту.

    Д. БОГДАНОВ: Наверное, да. Я тоже не играл никогда в лапту. Как сказал один из наших слушателей, упитанный бутуз. Действительно, это суровый такой мальчик с суровым взглядом, с плиткой шоколада в одной руке и с битой для игры в лапту в другой.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Со словами «Ну-ка, отними!».

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По-моему, это просто гениальная иллюстрация к названию. Итак, кто у нас получает бесконечные килограммы конфет от «Красного Октября»: Михаил, 916-722-19…; Константин, 926-330-28-… и Надежда, 916-803-90-… Друзья, я вас поздравляю. Надеюсь, что конфеты вам очень понравятся.

    Д. БОГДАНОВ: Очень приятно, что радиослушатели знают историю марки, знают исторические этикетки, которые сейчас не выпускаются.

    М. КЕДРОВСКИЙ: И отлично владеют интернетом.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хочу я Вам задать вопрос от нашей слушательницы Валентины из Санкт-Петербурга: «Крик души! Почему в Санкт-Петербурге не продаются мои любимые сливочные помадки вашей фабрики?».

    Д. БОГДАНОВ: Я бы не стал так категорично говорить о том, что в Санкт-Петербурге не продается сливочная помадка. Она, видимо, продается: в Санкт-Петербурге, видимо, она быстро покупается, потому что весьма популярный продукт (он и здесь в Москве, популярный).

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я еще хотела поговорить о бренде внутри бренда – о шоколаде «Аленка», который не так давно праздновал юбилей.

    Д. БОГДАНОВ: Да, в прошлом году было 40 лет шоколаду «Аленка». Это ведущий бренд «Красного Октября» и всего холдинга «Объединенные кондитеры». Это бренд национального масштаба. И просто вкусный молочный шоколад, который помнят и наши бабушки, и наши мамы, и мы тоже помним. Сейчас шоколад пользуется весьма широкой популярностью. Стоит заметить, что продажа этого бренда в текущем году превысила продажи за аналогичный период прошлого года на 22%.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Денис, скажите, пожалуйста, многим известно, что персонаж, изображенный на упаковке шоколада «Аленка», — это вполне реальный человек. У вас даже были не очень приятные события, когда начали выяснять, кто кому и сколько должен.

    Д. БОГДАНОВ: На этикетке шоколада «Аленка» изображена дочь художника по фамилии Геринас, который в то время работал на «Красном Октябре». Мне сейчас трудно сказать что-либо по поводу тех тяжб, которые были. Было судебное решение, в соответствии с которым, мы выпускаем этот шоколад. Вернее, используем изображение на этикетке шоколада.

    М. КЕДРОВСКИЙ: То есть вот это все осталось в прошлом на сегодняшний день?

    Д. БОГДАНОВ: Да.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, слава Богу. Скажите, известно, что даже композиторы писали какие-то вещи для ваших конфет. «Вальс монпансье», например.

    Д. БОГДАНОВ: Да, совершенно верно. У нас есть и продается в музее фабрики «Красный Октябрь» диск с музыкой, которая была действительно написана по заказу Эйнема, и каждое произведение музыкальное имело название, относящееся к тому или иному виду кондитерских изделий. Вы совершенно назвали «Вальс монпансье», был «Кекс-галоп», если не ошибаюсь и другие музыкальные произведения. Сейчас их воссоздали по тем нотам, которые вкладывались в упаковку (это в продолжение нашего разговора об исторической упаковке). Кроме красивых баночек и упаковочек в некоторые наборы вкладывались еще и ноты, для того чтобы покупатели могли дома музицировать.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А почему вы сейчас так не упаковываете конфеты? Это же ужасно интересно. Я думаю, что детям, которые любят сладкое, было бы приятно, чтобы были не только вкусные конфеты, а еще что-то, что интересно поразглядывать, почитать, поиграть.

    Д. БОГДАНОВ: Почему же? У нас есть конфеты, у которых есть пояснения к тому, что изображено на конфетах, есть другая познавательная информация. Мы выпускаем такие кондитерские изделия.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Татьяна из Москвы прислала вопрос: «Скажите, пожалуйста, из какой страны вы берете сою для своего шоколада, в частности – для шоколада «Аленка»? Генетически модифицированная ли эта соя?».

    Д. БОГДАНОВ: В шоколаде, производимом всеми предприятиями холдинга «Объединенные кондитеры», соя не используется вообще. Есть там среди ингредиентов соевый лецитин – это вещество, которое добавляется в крайне малых количествах. Это делается действительно из сои, но не генетически модифицированной. Влияет этот лецитин исключительно на физические свойства жидкого шоколада, для того чтобы он лучше занимал свое место в формах. Каждый поставщик сырья предоставляет нам документы, подтверждающие отсутствие генетически модифицированных продуктов в том сырье, которое они нам поставляют и которое мы используем для производства кондитерских изделий.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Сразу несколько человек прислали вопрос: как попасть в музей фабрики «Красный Октябрь». Я присоединяюсь: я тоже хочу в музей.

    Д. БОГДАНОВ: Музей фабрики «Красный Октябрь» расположен по историческому адресу: Берсеневская набережная, дом 6.

    М. КЕДРОВСКИЙ: И, как обнадежил нас Денис, он там и останется.

    Д. БОГДАНОВ: Да, музей там и останется. Он работает в настоящее время: можно позвонить по телефону 247-53-52 и получить более подробную информацию о работе музея. Также информацию о работе музея не только «Красного Октября», но и других предприятий, входящих в холдинг «Объединенные кондитеры», можно узнать на нашем сайте www.uniconf.ru.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Интернет есть у всех. Думаю, слушатели найдут ваш сайт. Андрей из Дрездена задает много разных и интересных вопросов. Говорит, что целыми чемоданами вывозит вашу продукцию и спрашивает: есть ли поставки за рубеж?

    Д. БОГДАНОВ: Да, конечно, есть поставки за рубеж, и ежегодно экспорт увеличивается. Я могу сказать, что не на один десяток миллионов долларов мы продаем кондитерские изделия за рубеж. Ежегодно эти продажи растут на десятки процентов.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Я увидел на одном из ваших сайтов список продукции и подумал, что, может быть, большая часть или даже все представленные там конфеты имеют название и историю, которая тянется с советского времени. Это так?

    Д. БОГДАНОВ: Да, конечно. Конфеты «Стратосфера»: у нас было освоение космоса – были придуманы конфеты «Стратосфера».

    М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, соответственно, все остальные так же, насколько я понимаю. Это к вопросу, который нам задает Анна из Екатеринбурга: собираетесь ли вы выпускать какие-то новинки.

    Д. БОГДАНОВ: Да, конечно, будут радикальные новинки. Не для кого не секрет (может быть, я развею какие-то мифы), что будет с «Красным Октябрем»: «Красный Октябрь» меняет свой адрес, теперь он переезжает на улицу Малая Красносельская. В рамках этого перебазирования действующего предприятия у нас установлена в новом корпусе новейшая линия, которая позволит нам производить инновационные продукты. В скором будущем покупатели смогут ознакомиться с этими новинками. Сейчас я не буду говорить, что это за продукты, поскольку это сюрприз. Поверьте, это будут очень вкусные кондитерские изделия с новыми вкусами, с новыми начинками, с новыми формами. Это будет очень красиво, это будет очень вкусно, это будет очень полезно.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Денис, для многих конфеты «Красного Октября» являются такими воспоминаниями из детства: новогодние подарки, Кремлевская елка, а может, какая-нибудь другая – во всяком случае все это ближе к детству. Люди продолжают вашу продукцию покупать, продолжают есть. Значит, как-то относятся. Как именно – пыталась выяснить наш корреспондент Алина Гребнева, которая провела очередной опрос на улицах Москвы. Вот что получилось.

  • Клиент всегда прав. Мнение покупателя:

    Подавляющее большинство считает «Красный Октябрь» самым вкусным шоколадом в России. Присуждая это марке звание Самой Народной, Юрьева Светлана ни секунду не сомневалась: «Очень вкусный. На мой взгляд, самый лучший. Иногда – швейцарский конкурирует с ним. А если российский, то да, покупаем «Красный Октябрь»». Главными сладкоежками в этом опросе оказались, конечно, девушки и дамы. Молодые люди либо отмалчивались, либо односложно отвечали: да, мы любим этот шоколад. И тут встретился Дмитрий. Его восторгу по поводу «Красного Октября» просто не было предела: «Ой, это моя слабость. Я хоть не много ем сладкого, но «Красный Октябрь» — это моя слабость. Меня в детстве лишали, чтобы много сладкого я не ел, а когда возможность позволяет, я без него не хожу. У меня даже до сих пор «Аленушка» в кармане лежит». Школьница Аня предпочитает «Красному Октябрю» другие марки и вот почему: ««Красный Октябрь» — тоже хороший шоколад, но если сравнивать с другими, самыми любимыми, то «Коркунов» и «Комильфо» лидирует все-таки. Они какие-то более нежные, оригинальные, насыщенные. А инженера Галину все устраивает, но есть одно «но»: «Отлично! Нравятся конфеты. Плохо, что есть сейчас подделки под их марку: ставят значок «Красный Октябрь»». Были и такие, кто «Красный Октябрь» никогда не пробовал. Как говорится, ничего личного, просто оказалось, что эти люди совсем не едят шоколад.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Вот несчастные люди, да?

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да! Шоколад не едят. Не понимаю я их! Но какие-то тревожные слова я услышала. Что там было сказано про подделки? Скорее, скорее расскажите же нам. Неужели «Красный Октябрь» подделывают?

    Д. БОГДАНОВ: Как всякий хороший продукт подделывается, так и конфеты. Они подделываются, или производится так называемый контрафактный продукт: с аналогичным названием и похожим дизайном. Да, действительно, такие вещи имели место, но мы с этим боремся. Сейчас гораздо меньше подделок. Можно сказать, что их практически нет.

    М. КЕДРОВСКИЙ: А у вас есть магазины именно под бренд «Красный Октябрь»?

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Монобренд?

    Д. БОГДАНОВ: Да, есть.

    М. КЕДРОВСКИЙ: А в Москве их сколько?

    Д. БОГДАНОВ: Магазин есть непосредственно на фабрике по адресу Берсеневская набережная дом 6 и на улице Поварская, 29/36.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Вот мимо него-то я и хожу каждый день. А кроме Москвы существуют еще где-то фирменные магазины?

    Д. БОГДАНОВ: Сейчас нет. Мы продаем наши кондитерские изделия через наши сети, через систему дистрибуции холдинга.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Просто наши слушатели из заграницы спрашивают, где же можно все-таки найти продукцию. Роман из Барселоны пишет, что у него безумная ностальгия по сладостям детства. И Андрей из Дрездена, чей вопрос я уже задала, говорит о том, что, несмотря на то что Вы назвали красивые цифры, он в продаже конфет «Красного Октября» не видел. Их подпольно у Посольства продают?

    Д. БОГДАНОВ: Нет, не подпольно у Посольства. У нас есть дистрибьюторы, которые закупают конфеты и реализуют их на территории Германии, на территории Испании. Просто надо искать. Я не знаю адресную программу реализации кондитерских изделий в названных странах.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Еще один вопрос, который пришел на sms: во время экскурсии по вашим музеям конфетами угощают?

    Д. БОГДАНОВ: Да, конечно. У нас проводятся интересные экскурсии: сначала – непосредственно в музее, где воссоздана обстановка кабинета Эйнема. Далее – музей предприятия, где, наверное, каждый этап развития фабрики отражен теми или иными экспонатами, документами. Там же хранится знамя Комитета Обороны, которое 7 раз получал «Красный Октябрь» за время войны за ударный труд. В 1946 году это знамя было передано на вечно хранение на фабрику. Дальше – самое интересное: экскурсанты идут в цеха и наблюдают за процессом производства кондитерских изделий.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Не упасть бы в чан какой-нибудь.

    Д. БОГДАНОВ: Нет, это абсолютно исключено.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Жаль.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Татьяна в шоколаде получилась бы тогда.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Неугомонный Андрей из Дрездена спрашивает: «Конфеты в дизайне «Аленки», но с названием «Алешка» — это контрафакт?». Недоумение на лице у Дениса.

    Д. БОГДАНОВ: Да. Чтобы ответить на этот вопрос, нужно видеть упаковку. Тогда и можно будет дать какое-то заключение.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Расскажите, пожалуйста, о трагической судьбе «Кузи, друга Аленки». Не пошел «Кузя»?

    Д. БОГДАНОВ: Ну, почему трагическая судьба? Это судьба многих брендов, многих названий (и не только кондитерских изделий). Придуман продукт, он пользовался в то время, в 90-х годах, определенным спросом, но сейчас есть более сильный бренд – «Аленка».

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Обойдется она без друга Кузи.

    М. КЕДРОВСКИЙ: В 90-х годах на наших рынках появилось огромное количество шоколадной продукции. Среди них – огромное количество зарубежных конкурентов. Как вы уживаетесь сейчас на нашем рынке? Какова ваша доля?

    Д. БОГДАНОВ: Доля холдинга «Объединенные кондитеры» 14% на рынке в денежном выражении. Уживаемся. Живем.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А для вас опаснее российский конкурент? Например, «Бабаевский» или, если говорить о новых марках, тот же «Коркунов», «Конфаэль». Или зарубежные?

    Д. БОГДАНОВ: Что значит «опасен или не опасен»? Мы работаем на одном рынке, идет здоровая конкуренция. Без конкуренции нет рынка, нет того, с чего мы начали разговор – нет того качества продукта, которое является основной составляющей бренда.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Здесь я хочу очень резко перейти от общего к частному: захотелось мне послушать, кто вообще покупает конфеты. Среднестатистический портрет покупателя от продавца Маргариты.

  • Клиент всегда прав. Мнение продавца: Продавец Маргарита: «Бренд давно известный, поэтому старшее поколение только его берет. Шоколад «Красный Октябрь» предпочитают мужчины, «Мишку косолапого». Молодежь предпочитает «Бабаевский». А те, кто жили в советское время, постарше, берут только «Красный Октябрь»: пожалуйста, только «Красный Октябрь»».

    М. КЕДРОВСКИЙ: Вот так вот, четкая градация покупателей.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По возрасту.

    Д. БОГДАНОВ: Я бы так не сказал. Это одно частное мнение одного частного продавца Маргариты. На самом деле покупателей гораздо больше у нашего холдинга, в том числе и продукции «Красного Октября», поэтому так однозначно говорить и делить покупателей нельзя. Но отчасти Маргарита права: это люди в возрасте от 25 до 40 лет.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Вот у меня воспоминания из детства связаны с конфетами производства «Красного Октября». Может быть, тогда кроме «Бабаевского», «Красного Октября» и «Рот Фронт» не было ничего в советское время?

    Д. БОГДАНОВ: В советское время была масса кондитерских изделий. Славились, естественно, московские конфеты. Но в каждом регионе были свои фабрики, которые выпускали свои кондитерские изделия.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Куйбышевская фабрика (которая теперь уже, конечно, не Куйбышевская). Там были очень вкусные изделия.

    Д. БОГДАНОВ: Вот тоже интересный факт: Куйбышевская фабрика была отчасти построена на оборудовании, которое было эвакуировано во время войны с «Красного Октября».

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это интересно!

    Д. БОГДАНОВ: Ну, это уже предания давно минувших дней. Были кондитерские изделия, они и сейчас есть. В нашем холдинге очень много региональных предприятий, у которых есть свои сильные бренды, которые в своем регионе имеют хорошую долю рынка.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Вы говорили, что за прошлый год посчитали в вагонах продукцию вашу.

    Д. БОГДАНОВ: «Красный Октябрь», который находится на Берсеневской набережной, в год производит около 40 тысяч тонн кондитерских изделий. Мы обсуждали вопрос, что это не показательно: человек после 10 килограммов сложно представляет, что это такое.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: 40 тысяч тонн это непонятно, да.

    Д. БОГДАНОВ: Это полторы тысячи вагонов железнодорожных. Каждый из нас представляет: это не один десяток эшелонов кондитерских изделий.

    М. КЕДРОВСКИЙ: А хоть один эшелон идет куда-нибудь в страны СНГ, задают нам вопрос.

    Д. БОГДАНОВ: Да, конечно. Мы продаем значительные объемы в страны СНГ, Ближнее Зарубежье, так же, как и в Дальнее Зарубежье.

    М. КЕДРОВСКИЙ: То есть по году 40 тысяч тонн – это очень-очень много? Хватает на Запад и на Восток.

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, малая толика этого была сегодня съедена на радиостанции «Эхо Москвы».

    Д. БОГДАНОВ: Это только «Красный Октябрь».

    М. КЕДРОВСКИЙ: «Красный Октябрь», который входит в холдинг «Объединенные кондитеры».

    Д. БОГДАНОВ: Я поясню, что в холдинг «Объединенные кондитеры», помимо «Красного Октября», входят две московские фабрики: «Бабаевский» и «Рот Фронт» и 15 региональных предприятий.

    М. КЕДРОВСКИЙ: Мы завершаем нашу сегодняшнюю программу. Напомню, что в гостях у нас был Денис Богданов, директора департамента по связи с общественностью холдинга «Объединенные кондитеры». Сегодня мы говорили о фабрике «Красный Октябрь». Огромное Вам спасибо, Денис. Такой сладкий рассказ прозвучал. Желаем вам всяческих успехов. Будем надеяться, что конфеты вашей фабрики никогда не пропадут и мы еще сможем насладиться их вкуснотищей. А для вас работали сегодня Татьяна Фельгенгауэр…

    Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: … и Михаил Кедровский. Всем пока!

    М. КЕДРОВСКИЙ: Пока-пока.

    Д. БОГДАНОВ: До свидания.



  • Самое обсуждаемое

    Популярное за неделю

    Сегодня в эфире