'Вопросы к интервью
М. КЕДРОВСКИЙ – В столице 15 часов и 12 минут. Наступило воскресенье, на сей раз 4 ноября. Всех с праздником, довольно новым, мы поздравляем. В студии находится Татьяна Фельгенгауэр. Привет, Тань.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Здравствуй, Михаил.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, и Михаил Кедровский. Мы работаем для вас. Сегодня мы говорим о таком прекрасном явлении в этом мире, как шоколад. В гостях у нас Ирина Эльдарханова, председатель совета директоров компании «Конфаэль». Здравствуйте, Ирина.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Добрый день.

М. КЕДРОВСКИЙ – Итак…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Прежде чем мы приступим к нашему разговору, как всегда, мы задаем вопрос для наших слушателей. У нас есть для вас замечательные подарки, у Ирины есть замечательные подарки. Значит, давайте сначала с вопросом. Звучит он сегодня так: сколько шоколада ушло на самый тяжелый заказ компании «Конфаэль»? Друзья мои, не стесняйтесь, присылайте самые смелые свои предположения – может быть, кто-то из вас и знает – на номер +7-985-970-45-45. Первые три человека, которые правильно ответят на этот вопрос, получат сказочные призы. Значит, что у нас сегодня? Огромная корзина с самыми разными шоколадками и конфетами. Что там поконкретнее, Ирина, расскажите, в этой здоровой корзине.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну я думаю, что там много-много сюрпризов, хотя они все либо из шоколада, либо какого-либо мармелада или марципана, но они имеют сюрприз. Но при этом есть шоколадное предсказание…

М. КЕДРОВСКИЙ – Даже так!

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – … и мандарины в шоколаде, и много-много разных сюрпризов.

М. КЕДРОВСКИЙ – Причем, я для наших слушателей скажу, что все это похоже на большую вот корзину, как, например, довольно дорогущий парфюм продают, да, вот это… я не знаю, как это объяснить.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Целая линия…

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, целая линия вот.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Корзина, да, все красиво запаковано, и я думаю, что очень красивый и очень приятный подарок. Есть у нас еще два приза. Второй – это тот, за который Миша сразу схватился, когда его увидел. Это дерево шоколадное, на котором висят деньги. Тоже шоколадные, сразу предупреждаю. Деньги не настоящие. Деньги из шоколада. А третий подарок – это символ наступающего следующего года, это такая мышка, которая…

М. КЕДРОВСКИЙ – Крыска, я бы сказал.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, хорошо, крыска, которая вгрызается…

М. КЕДРОВСКИЙ – В кусочек сыра.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – … в кусочек сыра. Кстати, уже начали приходить первые ответы. Я повторю: друзья, не стесняйтесь в своих предположениях, не стесняйтесь. Ну что, я думаю, что можем начинать.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, я только добавлю, что практически новогодняя получилась программа, потому что Ирина принесла такие подарки вам, особенно мне понравилась вот крыса с кусочком сыра. Причем кусочек сыра, как минимум граммов на 300-400 тянет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, у нас тут еще, кстати, вот в студии тоже лежит коробка с ассорти из конфет от компании «Конфаэль». Мы будем пробовать в прямом эфире и рассказывать вам, что нам попалось.

М. КЕДРОВСКИЙ – Улучшает тебе настроение. А я вам скажу, что Таня просто-таки не отрывает глаз от этой коробки, причем коробку очень интересно поставили к себе. Для того, чтобы мне дотянуться, это мне надо перелезать через пульт. Ну, я надеюсь, что все-таки небольшой кусочек мне удастся урвать. Ну что же, Ирина, в начале каждой нашей программы у нас существует небольшая рубрика, рубрика, которая посвящена нашим гостям и вообще появлению компаний и их небольшой истории. Сегодня мы пошли по другому пути и рассказали очень кратко вообще об истории, некоторой истории подобных шоколадных изобретений в нашей стране. Об этом Александр Климов.

«История вопроса».

А. КЛИМОВ – Зайцы и Деды Морозы – верх изобретательности шоколадной промышленности Советского Союза. Эти несчастные фигурки, замотанные в фольгу, когда-то были большой редкостью. И чаще всего их можно было обнаружить в новогодних подарках. Правда, бывали они и в магазинах, причем стоили хороших денег. Производства зайчиков и отечественных Санта Клаусов сопровождались труднейшими технологическими процессами. Существовали формочки, которые заполнялись расплавленным шоколадом, затем половинки совмещались (иногда криво), и получались незатейливые фигурки, приносящие радость детям и не только. Прошло время, появились люди, задумавшиеся над тем, что шоколад может быть не просто деликатесом, но и материалом для произведений – не побоимся этого слова – искусства. Мы отнесем это событие к 2001-му году – тогда-то и возникла компания, о которой пойдет сегодня речь.

М. КЕДРОВСКИЙ – Вот такой материал у нас получился. Что вы скажете? В 2001-м году, да?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – На самом деле, да. 22 февраля 2001-го мы сделали презентацию своей компании. Я хочу сказать о том, что вот в тот момент, когда мы начинали, на самом деле мы не думали, что мы будем заниматься произведениями искусства. Наша цель, наше решение принципиальное было, что мы сделаем, создадим в России первые шоколадные бутики, где люди, так же, как во всех странах Европы, во многих странах могут прийти и по одной конфетке выбрать то, что им нравится, сложить в красивые коробочки, завязать замечательным бантом и отнести это как полноценный подарок. И решение наше было такое, что это будут по вкусу, по вкусу и по составляющим очень высококачественные и экзотические, очень необычные конфеты. Но буквально 22 февраля же, первый день нашего выхода на рынок зародило в нас мысли, потому что мы… на презентацию было приглашено достаточно много людей, и мы приготовили… мы подумали о том, что, наверно, будет не очень удобно, ну, как-то неправильно – это вообще наше отношение к жизни, взять и, там, вручить по пакету с конфетами. И поэтому мы изготовили для людей таких значимых, артистов, десятикилограммовые шоколадные медали.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ничего себе медали! Не постеснялись вы.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну вот я вам хочу сказать о том, что когда мы увидели реакцию, вот это было для нас самое, наверно, поразительное, потому что люди, которые точно имеют доступ… бывают неограниченное количество времени за рубежом, имеют материальный достаток очень хороший, они говорили о том, что, боже мой, какое счастье, теперь у меня решена проблема подарка. Скоро, например, 8 марта, я сейчас это спрячу и потом подарю любимой женщине.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И осчастливлю ее десятикилограммовой медалью. Ну, то есть вы решили возвести шоколад из, ну, скажем так, ранга лакомства еще и в ранг подарка?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Да.

М. КЕДРОВСКИЙ – Тем более, что мы коснулись, да, какой-то истории, вот были шоколадные зайцы, Деды Морозы, кстати, были и медальки вот эти в золотистой фольге.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Были, да.

М. КЕДРОВСКИЙ — Больше, в принципе, ничего не было. Я, честно говоря, не знаю, по заказу кто-нибудь когда-нибудь что-то делал? Хотя за рубежом это было. Было у нас в царские времена. До сих пор где-то можно встретить описание под стеклянным колпаком какой-нибудь фигурки шоколадной с объеденным ухом, это понятно. А кому вот пришла такая мысль, что, давайте отойдем от банальных вещей, потому что все помнят, что приходили к кому-то, к какому-то большому начальнику, секретарше — в фильмах это часто бывало — шоколадку, там, коробку конфет… Но это все довольно банально. Да? И рисунок на коробке конфет — цветы — никогда не заменит живых цветов, да? А к кому такая идея пришла? Возвести в ранг подарка, причем подарка не банального?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Ну, к кому она пришла, как бы не имеет, наверное, смысла особо рассказывать, потому что есть создатели компании, которые создали ее ради того, чтобы радовать людей замечательными конфетами, но, увидев, насколько есть потребность в этих подарках, естественно, было бы очень, наверное, неправильно вообще не отреагировать на это. И поэтому мы отреагировали тем, что мы начали в своем бутике первом, который открыли на Тверской, делать медали для поздравлений стандартные, плюс принимать индивидуальные заказы…

М. КЕДРОВСКИЙ — А какие первые заказы, вы не могли бы вспомнить?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Я бы… это, наверное… ну, вы знаете, это было, если сравнить с тем, что мы делаем сегодня, то это, конечно, кажется вот первые детские шаги. Они были достаточно примитивными.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Но, тем не менее, просто фантазия была, наверное, немного ограничена страхом: а можно ли это сделать?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Ну, во-первых, этого не делал никто, если уж так вот, действительно сказать. Не делал никто, это был первый опыт. Это были, как правило, стандартные медали такие, десятикилограммовые или там, четырехкилограммовые, где поздравляли с днем рождения, писали, там, кто дорогой маме, кто любимой женщине. Но я что хочу сказать, о том, что мы начали эксперименты практически через очень короткое время с тем, чтобы разнообразить этот ассортимент. Я вам расскажу одну очень печальную такую историю для меня лично. Потому что, ну, мы начали делать медали, и мы вроде как уже считаем, что это стало известно, и тут журнал «Профиль» начал… проводил благотворительный аукцион. И они попросили нас выставить лот. Мы решили, что, нет. Мы уже специалисты такие в искусстве шоколадном, мы не будем выставлять медаль, мы сделаем Ключ к успеху. И мы… смоделировали его дизайнеры, разместили как лот в буклете, который был выпущен достаточно большим тиражом. Но приближалось время аукциона. Сначала мы работали каждый день над этим ключом, над формой, потому что, когда мы заливали этот Ключ к успеху в форму, и открывали — он был разорван весь на куски. Потом мы работали уже ночами последнюю неделю. Мы так и не смогли сделать Ключ к успеху.

М. КЕДРОВСКИЙ — Но, может, надо было пригласить скульптора…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — У нас работают скульпторы!

М. КЕДРОВСКИЙ — …но… в руках стамеска… я не знаю, просто, как взять большую глыбу и…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — …технологически, да, этого мы не догадались сделать. Сегодня крупные скульптуры или на зрелищных мероприятиях работают наши скульпторы со стамеской из глыбы шоколада…

М. КЕДРОВСКИЙ — …я угадал?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — …из глыбы шоколада высекают вот, да, эти изделия. Ну, например, 1 июня в Камергерском переулке мы проводили праздник для детей благотворительный «Шоколадная страна». Так вот, там под наблюдением Успенского наши скульпторы высекали Чебурашку, вес которого 350 килограмм.

М. КЕДРОВСКИЙ — Хороший Чебурашка!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Ох, на самом деле это, по-моему, замечательно — перед собой лицезреть глыбу шоколада и ваять, как скульптор…

М. КЕДРОВСКИЙ — Если бы вы видели горящие глаза Тани!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Не, ну, я тут уже продегустировала пару конфет, и мне, кстати… у нас рядом с работой как раз есть отдел вашей компании, и я иногда покупаю себе конфеты, они очень вкусные. Тем более, там очень много мармелада, который я очень люблю. Там есть одна тонкость, кстати, в этом мармеладе. Мармелад, например, который вот есть те конфеты, которые вы любите, он изготавливается из свежевыжатого натурального сока. Этот сок всего-навсего сгущается абсолютно натуральным способом, и получается мармелад тот, который я тоже, выбрав всего одну конфетку перед передачей, выбрал мармелад «Вишня в шоколаде».

М. КЕДРОВСКИЙ — Потом научите меня определять, в каких конфетах мармелад. Я тоже, честно говоря, его люблю.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Все написано.

М. КЕДРОВСКИЙ — Хорошо, хорошо. Ну, я-то опять не вижу, я говорю, что все экспроприировала Таня…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Есть еще одна конфетка. Ты отказался.

М. КЕДРОВСКИЙ — Опять же, начало жизни вашей компании. То есть, вы, насколько я понимаю, изготавливали, если, опять же, можно так сказать, медали, это был какой-то, все-таки, поточный метод, да? То есть не было…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Не медальки. Это индивидуальна медаль 10 килограмм. На самом деле…

М. КЕДРОВСКИЙ — Индивидуальная медаль 10 килограммов!

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Да. Это скульптура, только она простая.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Извините, я вас перебью, Максим спрашивает: «Куда идут отходы от шоколадной глыбы?»

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Ну, в течение всего дня и в Камергерском переулке на празднике 1 декабря, значит, открывается Шоколадный салон. Целый день в пакетики фасуется это все…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — …безотходное производство…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — … и зрителям хватает на целый день лакомиться шоколадом.

М. КЕДРОВСКИЙ — А куда потом делся этот Чебурашка?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Он стоит у нас в кофейне на Никитском бульваре, потому что туда приходят до сих пор дети и фотографируются с ним.

М. КЕДРОВСКИЙ — То есть, от него не разрешается отламывать кусочки?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — О, нас уже давно никто не спрашивает. Шоколадные скульптуры стоят открытые в кофейне, и поэтому, например, лев, который у нас там стоял, он был без ушей, почти без носа и даже части лап отломаны.

М. КЕДРОВСКИЙ — Почему-то уши — самая уязвимая часть. Видимо, потому, что она такая выступающая…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — …легко отломать, да, без посторонней помощи, без стамески, молотка…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Отломать почти невозможно, потому что лев весит 100 килограмм, и поэтому его можно только кусать.

М. КЕДРОВСКИЙ — Загрыз шоколадного льва!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Я воображаю себе, как посетители кофейни, кстати, вот мы еще поговорим о том, что в компании «Конфаэль» есть еще своя кофейня, приходят посетители, и первым делом вгрызаются в ухо льва…

М. КЕДРОВСКИЙ — А, кстати, мы тоже имеем такую возможность, пойти сейчас вгрызться. Не сейчас, а чуть позже.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Не надо, нам и так уже пишут: хватит есть конфеты победителей! Мы не едим конфеты победителей.

М. КЕДРОВСКИЙ — …мы их доедаем, да, извините…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — Нам просто тоже немножко перепало…

М. КЕДРОВСКИЙ — Вот. Ирина, я все-таки завершу свой вопрос. И после медали, которая, как оказалось, является тоже произведением искусства, какой наиболее запомнившийся один из первых заказ, поступивший вашей компании по изготовлению, например, какого-нибудь подарка? Вот один из первых, когда вам по-настоящему пришлось поломать голову, как это делать.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — На самом деле, это был подарок мой, над которым нам пришлось ломать голову…

М. КЕДРОВСКИЙ — То есть, вы взяли, озаботили своих сотрудников, сказали: ребята, давайте.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Не для меня. Но заканчивался 2001-й год, то есть, мы были совсем юными, и за неделю буквально до мероприятия мне сказали о том, что необходимо… пригласили на открытие сельской библиотеки, на которой должна была присутствовать Людмила Путина. Так как оставалось несколько дней до Нового Года, это было, по-моему, 29 декабря, то возник такой уже вопрос, я точно знала, что будет достаточно мало людей, и нас будут представлять. И когда скажут о том, что я имею отношение все-таки к кондитерской шоколадной промышленности, то нужно, наверное, что-то иметь, какой-то подарок. И мы решили сделать скульптуру лошади. Ну, я могу сказать о том, что это было так сложно, что, наверно, еще за 3 часа до отъезда на это мероприятие у лошади отламывались ноги. Но я хочу сказать о том, что вот такие какие-то вызывающие действия, или необходимости, они рождают очень быстрые действия и такую работу изобретательную, что мы в итоге начали производить скульптуры.

М. КЕДРОВСКИЙ — А лошадь была каких размеров, сколько она весила?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Небольшая. Она весила где-то, может быть, чуть больше килограмма и была сантиметров 30.

М. КЕДРОВСКИЙ — …я уже вспоминал: у вас есть такая же, только без крыльев? Нет. Будем искать. Будем искать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — На самом деле, это же, наверное, очень сложно, потому что должны работать одновременно кондитеры, скульпторы, не знаю, какие-нибудь инженеры, которые должны рассчитать, какой вес должны вот эти ноги лошадиные выдерживать.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — На самом деле, это не шутка. Вот когда я рассказала вам о том, что у нас не получался Ключ к успеху… у меня муж занимается, он доктор наук, академик по улучшению качества сталей.

М. КЕДРОВСКИЙ — А, то есть…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — …и он рассчитывал нам форму по центрам кристаллизации, и помог рассчитать форму для того, чтобы мы смогла отлить Ключ к успеху.

М. КЕДРОВСКИЙ — То есть, даже сопромат пошел в ход?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Потому что это действительно труд многих специалистов, но в первую очередь скульпторов, которые у нас работают.

М. КЕДРОВСКИЙ — Ведь, если отливать — это нужны какие-то формы. Форма создается один раз. Ее же невозможно каждый раз как-то менять. Это же каждый раз новая форма. Это специально созданная технология.

М. КЕДРОВСКИЙ — А сколько у вас в штате инженеров?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Инженеров, связанных со скульптурами?

М. КЕДРОВСКИЙ — …человеческих душ…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Инженеров, конечно, немного, но скульпторов у нас работает несколько человек, специалистов, настоящих, профессиональных скульпторов.

М. КЕДРОВСКИЙ — То есть, это те, кто занимается…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — …созданием формы.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — А конфетами отдельные люди занимаются наверняка?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Конфетами занимаются, созданием конфет занимаются отдельные люди, специалисты. Я бы сказала, вообще гениальные специалисты.

М. КЕДРОВСКИЙ — Такую красоту даже как-то есть не хочется, честно говоря.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР — …очень даже хочется.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА — Ну, как вы видите, все-таки, здесь работают еще и креативщики. Потому что, например, в прошлом году самым восхитительным, просто вызывающим бум кондитерским изделием были мандарины в шоколаде. И больше того, они привели в такой восторг большое количество людей, что мы не смогли прекратить производство летом, хотя это был исключительно создан нами продукт как новогодний. Потому что там внутри находится настоящий мандарин.

М. КЕДРОВСКИЙ — Хорошо, Ирина. Мы обязательно поговорим еще отдельно о новогодних праздниках, и так далее, к чему вы готовите свои подарки, насколько я понимаю, ко многим праздникам идут у вас заказы. Я напомню, что сегодня мы говорим вам о шоколаде, о прекрасной вещи, которая поднимает настроение. В гостях у нас Ирина Эльдарханова, председатель совета директоров компании «Конфаэль». Для вас в студии соответственно работают Татьяна Фельгенгауэр и Михаил Кедровский, и мы вернемся к этому интересному разговору сразу после кратких новостей, которые нам представит Алексей Михалев.

НОВОСТИ

РЕКЛАМА

М. КЕДРОВСКИЙ – В столице 15 часов 34 минуты. Это программа «Бренд», программа о мировых торговых марках. Мы сегодня говорим о шоколаде от компании «Конфаэль». У нас в гостях председатель совета директоров Ирина Эльдарханова. Добрый день еще раз, Ирина.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Еще раз добрый день.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Еще раз здравствуйте. Мы не только говорим сегодня о шоколаде, но и его дегустируем. Я тут вот во время новостей и рекламы попробовала замечательную конфету с клубникой или с земляникой, но, в общем, очень вкусно.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну, я могу сказать, что съела практически всю коробку…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Неправда. Кстати, вот мандарин в шоколаде, о котором шла речь перед тем, как мы ушли на новости, съел ты.

М. КЕДРОВСКИЙ – Я его заныкал.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А что же ты жевал все новости?

М. КЕДРОВСКИЙ – Не скажу. Коробка была, кстати, огромной, 1,5×1,5 метра.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Тут еще немножечко осталось.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, немножечко осталось, но ничего…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Друзья, я напоминаю, что у нас есть смс +7-985-970-45-45, вы туда присылайте, пожалуйста, ответы на вопрос, сколько шоколада ушло на самый тяжелый заказ компании «Конфаэль». Присылайте туда также свои вопросы нашей сегодняшней гостье. Уже несколько интересных пришло. Например, спрашивают: «Какое сырье?»

М. КЕДРОВСКИЙ – И где можно купить в Челябинске. Видимо, хотят создать вам конкуренцию и производить просто на месте все.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Я так понимаю, что под словом «сырье» подразумеваются какао-бобы, наверное.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, вот я хотел спросить тоже. Ирина, откуда вы экспортируете соответственно сырье для выпуска ваших прекрасных продуктов? И вы до эфира сказали, что даже где-то специально какая-то комиссия что-то регистрирует, и где-то это находится не у нас в стране.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Шоколад, так же как… или какао-бобы, так же как, например, вино, оно… его качество, его вкус зависит от страны происхождения и года происхождения. Качество урожая, качество какао-бобов. И для того, чтобы предлагать нашим замечательным покупателям, клиентам действительно наилучшее, мы получаем рекомендации от Международной организации «Какао». Это такая же организация, как ОПЕК примерно, находится в Лондоне. И поэтому страна может меняться, но неизменным остается качество. И те, кто потребляет наши конфеты, даже те, кто раньше любил, например, молочный шоколад, знают, что мы очень немного производим изделий из молочного шоколада, потому что… и я точно так же, с тех пор, как начала заниматься этим бизнесом «Конфаэль», исключительно потребляю горький шоколад, потому что там содержится почти 80% натурального продукта какао-бобов, которые, если уж мы говорим о шоколаде, должны сказать, что замечательно действует и на сердце, и на мозги, но самое главное, замечательно действует на настроение.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, настроение улучшается. Я вот с каждой съеденной конфетой чувствую, что…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Тебе все веселее и веселее…

М. КЕДРОВСКИЙ – Все веселее и веселее.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Все беспокойнее и беспокойнее сидишь в кресле.

М. КЕДРОВСКИЙ – Что вы добавляете в эти конфеты, что веселее и веселее? То есть, в Лондоне находится лаборатория, там корпят люди над пробирками, которые для вас, для многих ваших коллег по цеху, а их, как я понимаю, очень много не только у нас, но и в мире – я говорю вообще об изготовителях шоколада – пытаются предоставить вам лучшее. Это в конечном счете вы получаете и занимаетесь напрямую своим делом. А где у вас основное производство?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Это совсем рядом с Москвой, в городе Красногорске.

М. КЕДРОВСКИЙ – Но это уже практически Москва. Такими темпами…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Там расположена фабрика, причем, я хотела бы сказать, чтобы было понятно: это не какая-либо бывшая старая, или в давние времена созданная фабрика, это с нуля созданное производство, где мы купили здание и создали в нем вот такую красоту.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Еще пришел один вопрос к вам. «Как обыватель может сделать заказ, и каков порядок цен, от чего зависит?»

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Обыватель может сделать заказ очень просто. Он, обратившись либо в Интернет-магазин, либо в одну из наших торговых точек, которых сегодня в Москве 12, а также в городах Екатеринбурге, Санкт-Петербурге, в Ростове, в Нижнем Новгороде, и сделать заказ, начиная от одной штучки.

М. КЕДРОВСКИЙ – Понятно, то есть, предела мечтаний нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Сколько это стоит?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Я думаю, это зависит от пожелания…

М. КЕДРОВСКИЙ – А кстати, а как у вас стоимость рассчитывается, в квадратных сантиметрах-метрах или в килограммах и граммах? Плюс работа… Вот как оценивается, например, работа? Так же, как работа скульптора, который по… не знаю, по глине или… вот как, объясните пожалуйста.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну, с точки зрения заказа, конечно, можно сказать о том, что если вы, к примеру, пожелаете заказать портрет любимой девушки или копию какой-либо известной картины, то она обойдется примерно в 20 000 рублей.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А портрет какого размера будет?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну, достаточно приличного, размером примерно 50см×60см.

М. КЕДРОВСКИЙ – У меня тоже возник вопрос…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну подумайте, кто его… как будет он… какова будет зарплата художника, потому что, кстати, среди профессиональных художников очень сложно обучить человека профессионально даже художника рисовать портреты, картины на шоколаде. И скульпторы работают у нас, они могут делать и глину так, но они более профессиональны, потому что эта работа намного более сложна.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А вот мы говорим про скульптуры и картины, а Макс знает еще один ваш продукт интересный, спрашивает, как пришла идея сделать шоколадный мед.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Я думаю, что все идеи приходят на самом деле достаточно просто, потому что нам все время хочется удивлять своих покупателей…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Но шоколадный мед – это, по-моему, как-то очень странно.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну на самом деле он очень… ну, шоколадная колбаса, я думаю, что не менее странно.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну, в принципе, да.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Или соленый сыр «Фета» в шоколаде, я думаю, что он тоже кого-то удивляет.

М. КЕДРОВСКИЙ – На любителя, могу сказать.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну, при этом, таких любителей оказывается очень много. И поэтому мысли, идеи приходят достаточно, с одной стороны, легко, с другой стороны, их ищешь, они где-то витают, наверно, в космосе. Но когда у тебя есть огромное желание дать людям в руки что-либо то, что они когда купят, либо съедят, их покорить, либо, когда они принесут вот такой шоколадный мед в подарок и услышат море восторгов и удивлений, то достаточно нетрудно приходят эти идеи.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ох, наши дорогие слушатели, как же сложно говорить о таких вкусных вещах! Я уже просто не знаю… У меня остался еще один вопрос, Тань, перед тем, как мы назовем победителей, которые получат феноменальные призы. Ирина, вот мы заговорили о портретах. Кому в голову пришла идея создать портрет Владимира Путина, и сколь он, кстати, стоил? Это был заказчик?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Нет. Значит, история с портретом Путина выглядела следующим образом. За месяц до начала шоколадного салона в Париже к нам приехали его владельцы, муж и жена, те, которые делают шоколадные салоны по всему миру. И уговорили, практически уговорили нас принять участие в этом салоне, потому что то, что они увидели, то, что мы делаем, они нас убедили в том, что это настолько достойно и большинства таких идей и изделий нет на… вообще как бы на всемирной выставке, в которой принимают участие 140 компаний со всего мира, чтобы мы приняли все-таки решение принять приглашение и поехать. Ну и в связи с тем, что Россия участвовала впервые во всемирном шоколадном салоне, для того, чтобы ее было видно, так сказать, издалека, то мы сделали несколько вещей, произведений, которые… и портрет Путина среди них был как бы… мы понимали, что, видя этот портрет, будут понимать, что это Россия.

М. КЕДРОВСКИЙ – Хорошие такие представительские функции выполнил президент, хотя вы знаете, я могу вам сказать, что вот в одном из магазинов, которые здесь недалеко находятся, что-то довольно долго был представлен портрет. Может быть, это из-за того, что он дорого стоил?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Нет. После нашего возвращения с шоколадного салона абсолютно неожиданно буквально…

М. КЕДРОВСКИЙ – Не пользуется успехом Владимир Владимирович?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Вы знаете, я могу тогда сказать так: портрет Владимира Владимировича присутствовал некоторое время как образец того, что можно сделать, но мы не принимаем заказы на этот портрет, потому что я дала обещание администрации президента, что мы не будем принимать такие заказы, потому что желающих заказать портрет, а потом дискутировать, как поступить с портретом, либо его облизывать, либо откусить ухо… как бы эти дискуссии были в таком количестве и газет, и средств массовой информации, что мы просто решили, что эту тему мы не будем допускать.

М. КЕДРОВСКИЙ – Как интересно, то есть прямая просьба от администрации…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну а правильно, с новым законом об экстремизме, откусил ухо от шоколадного Путина…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Обратите внимание, что даже шоколад может участвовать в политической борьбе.

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть, а других государственных и общественных деятелей вам не приходилось в виде скульптур, например, делать? На коне кого-нибудь…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну, на самом деле, приходилось много изображать различных деятелей, потому что если есть заказчик, есть у него желание, то может быть всякое. Я видела министров в форме Дед Мороза, и воевода, который имеет лицо одного из лидеров нашей партии… наших партий и так далее. Мы делаем различные заказы и поэтому не удивляемся ничему.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, о вашей клиентуре, о ваших клиентах мы обязательно еще поговорим, но вот Таня просто… она хочет расстаться с теми подарками, которые вы принесли…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – На самом деле, нас обвиняют в том, что мы тут поедаем призы. Ничего мы не поедаем, я сейчас расскажу вам, кто их получил. Мы спрашивали, сколько шоколада ушло на самый тяжелый заказ компании «Конфаэль». Было миллион разных ответов, от 5 килограммов до 5 тонн. Когда я сказала «не стесняйтесь», пошли какие-то совершенно астрономические цифры, но на самом деле…

М. КЕДРОВСКИЙ – Чебурашка, 20 тонн.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Годзилла.

М. КЕДРОВСКИЙ – Кинг-Конг возвращается.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ответ такой: полторы тонны шоколада ушло на самый тяжелый заказ компании «Конфаэль». Что это было?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Это был шоколадный крокодил.

М. КЕДРОВСКИЙ – Зеленого цвета?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Нет, из горького шоколада, который, кстати, скульпторы делали именно стамесками и соответствующим таким инструментом без использования форм. Ну, я видела, что многие там брали ответы с сайта, потому что там была информация, что крокодил весил 950 килограмм, но шоколада ушло на него действительно полторы тонны.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Кто у нас правильно ответил? Это Лилия 8-915-091-38, Надежда 8-916-803-90 и Ольга 916-236-29. Мы вас поздравляем…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – По-моему, все женщины.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, все женщины.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Так любят шоколад.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Я их понимаю.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, у нас некоторые коллеги, которые просили вам передать вопрос, и мы обязательно… я его передам, которые готовы все продать за шоколад.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, спрашивали у нас относительно шоколада, который мог бы не сильно повредить фигуре.

М. КЕДРОВСКИЙ – Который можно есть безостановочно и при этом не пострадать.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну да, знаете, что бы такого съесть, чтобы похудеть.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну, на самом деле, есть шоколадная диета, которая помогает.

М. КЕДРОВСКИЙ – Я, как человек, который постоянно пользуется диетами, я не могу пройти мимо этого.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну, горький шоколад, как вам сказала… например, я ранее с удовольствием ела белый шоколад и молочный и так далее, но белый шоколад и молочный содержат много молока и достаточно много сахара. Горький шоколад содержит на 80% какао-продукты и всего до 20% максимум сахара. И поэтому этот шоколад, чем более в нем какао-продуктов, тем лучше он используется для диет, и если ты ешь только шоколад, он дает много энергии и помогает сбросить вес.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ирина, вот такой вопрос, который, видимо, Таня тоже хотела прочитать. Да, да, Танюш, пожалуйста.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Надежда спрашивает. Вопрос, на самом деле, очень интересный и, по-моему, очень важный. «Какими красками пользуются для создания цветных портретов?»

М. КЕДРОВСКИЙ – И не только портретов, потому что вот, то что вы принесли, там тоже же использована какая-то краска.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Есть достаточно на сегодня много натуральных пищевых красителей, которые создаются из натуральных пищевых продуктов. И поэтому не нужно опасаться так, это абсолютно безвредно, то, что мы используем, но при этом все-таки, вы знаете, у нас первая строчка, которая есть в сертификате, который мы даем к портрету, звучит следующим образом: как произведение искусства картина или портрет могут храниться в течение многих лет.

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть вы все-таки используете какие-то консерванты.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Нет, нет, нет. Я имею в виду, что как произведение искусства она не теряет…

М. КЕДРОВСКИЙ – Если не есть.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Если не есть. Но вы знаете, когда, например… картина весит примерно полтора килограмма и стоит 20 000 рублей. Даже когда мои знакомые однажды мне задали вопрос: вы знаете, заканчивается год, срок годности заканчивается, может быть, это съесть? Я взяла, очень просто, я взяла 15 плиток шоколада, отдала и сказала: очень хочется – съешьте, а портрет оставьте.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну, как-то приятно, вот такие какие-то каннибальские мысли появились, отъесть кусочек президента…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Вы знаете, когда про президента у кого-то появляются такие мысли, но вот когда наши художники, например, делают портрет человека, это абсолютно точно… они заряжены идеей, да? Чтобы человек… он в шоколаде будет, да? У него будет все хорошо. Это такой достаточно хороший символ, и поэтому мы рекомендуем людям… не надо откусывать уши или еще…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – В общем, ешьте конфеты, а скульптуры пусть живут долгие годы.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ирина, а как вы сами относитесь, и как вы делите для себя… вот у вас существуют – из разговора стало ясно – подарки. И существуют произведения искусства. Вы как-то их для себя делите? Или для вас это все произведения искусства?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Нет, не делим. И не только мы не делим, не делят, видимо, наши клиенты, наши почитатели, потому что я сталкиваюсь с огромнейшим количеством фактов, в том, что люди, которые покупают просто подарок, казалось бы, да, какую-либо…

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну это банально и неинтересно, да?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Нет. Понимаете, они же покупали какую-то коробочку, бантики которой каждый раз создают дизайнеры и креативщики. Они не выкидывают эти коробочки, они собирают эти бантики, они делают из них подушечки и шторы. И поэтому как бы трудно разделить, потому что мы все это делаем как подарок. Только один выбирает в виде подарка коробку с конфетами ручной работы, другой человек выбирает просто там какую-то фантастическую коробку, на которой есть необычные какие-то цветочки и так далее. А третий заказывает скульптуру. И поэтому все-таки мы делаем в первую очередь подарок. И даже производя вот такие конфеты ручной работы, которые, кстати, не имеют никаких консервантов, и срок их годности всего три недели, и в бутики они завозятся ежедневно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Вот видишь, как хорошо, что я их быстро ем.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да…

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – И поэтому я хочу сказать о том, что мы все-таки к ним тоже относимся как к произведениям искусства. Потому что человек не кидает их прямо в рот не глядя, а он любуется сначала ими.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Татьяна, вы думаете, что вы так много… мне стало стыдно, что я их съела.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну ничего, это бывает.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – У нас есть одна очень важная рубрика, называется она «Опрос». Наш корреспондент Алина Гребнева вышла на улицу и спросила у прохожих, что они знают и думают о компании «Конфаэль».

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, и сейчас мы это услышим.

«Мнение покупателя».

А. ГРЕБНЕВА – Стоит признать, что всего лишь треть опрошенных слышала о компании «Конфаэль». Зато в это число попали настоящие поклонники шоколада этой марки. Среди них и студентка Женя:

— Вкусно очень, конфеты качественные. А почему бы за такую вкусную пищу… в общем, цена оправдывает качество. Натуральная, хорошая, нравится.

Очень многие, как Маргарита, предпочитают продукцию других фирм:

— Слышала я, но только ни разу не пробовала. Не знаю, что-то как-то не приходилось. В основном «Красный октябрь», «Бабаевский».

Андрей Михайлович впервые узнал о «Конфаэль» от меня. При этом он очень заинтересовался идеей шоколадных подарков и даже начал прикидывать, чего бы такого вкусненького он подарил своим родным:

— Маме, допустим, цветы, вот такие розы, а ребенку зайчика. Но если это к Новому Году или к большому празднику, дни рождения пойдут. И еще бы хорошо бы красивая обертка была бы цветная. Дети будут рады очень. И если внутри будет сюрпризик маленький.

С удовольствием порадовала бы кого-нибудь шоколадной фигуркой или открытками медсестра Илона:

— Затея неплохая, интересная. Ну, ребенку к празднику, женщине, сотруднице. Очень удобно.

Ну а с аргументом последней моей собеседницы лично мне сложно не согласиться. Мне тоже кажется, что шоколад и шоколадные конфеты в частности по определению невкусными быть не могут.

М. КЕДРОВСКИЙ – Вот такой опрос получился у нашего корреспондента Алины Гребневой. Вот посмотрите, Ирина, позитив, позитив, сплошной позитив. И в данном случае я только поддерживаю. Немногие знают. Из-за чего это? На ваш взгляд.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну, во-первых, это не массовый продукт и…

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну естественно, вы же не позиционируете себя как для всех.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – И не позиционировали. Больше того: мы, например, сначала, начав бизнес, пойдя, скажем, наверно, навстречу просьбам некоторых магазинов, супермаркетов, там, «Седьмой континент», «Перекресток» и так далее, соглашались с ними… предоставить им продукцию для продажи в большом количестве магазинов. Потом мы поняли о том, что это неправильно, это неверно. Это подарок, и люди не ищут достаточно дорогой подарок среди массовой продукции на полках. И поэтому мы на сегодняшний день всего в 100 магазинах Москвы кроме нашей собственной фирменной сети поставляем нашу продукцию. Ну, во-вторых, для нас это место… так сказать, много возможностей для творчества, да, для расширения нашей работы с клиентом. Но при этом я вам хочу сказать о том, что уже в течение двух месяцев фабрика загружена заказами, которые мы должны сдать даже в декабре, работает без выходных и в три смены.

М. КЕДРОВСКИЙ – Мне очень интересно об этом вот спросить. Во время разговора до эфира прозвучала фраза, что многими любимый актер Александр Ширвиндт поедает какую-то газету. Где это? Или он уже не поедает?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Нет, это мы говорили о том, что была одна из идей, так как необходимо в спектакле есть газету, то сделать ее из шоколада. Но так как мы можем действительно все это сделать, но почему-то как-то со стороны, так сказать… этот вопрос затух, но благодаря, наверно, этой передаче, я вернусь к этому.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, потому что также до эфира я вспомнил и рассказал о такой вещи в спектакле «Мастер и Маргарита» на Таганке, прекраснейший актер Роненсон играл дядю Берлиоза, и когда его выпроваживали из нехорошей квартиры, он шел сквозь зал, изображающий лестницу, и в ужасе поедал зефирную мышку. Причем, хвостик торчал изо рта и очень интересно двигался. То есть многие люди вообще думали, что… что они тут делают, что это за чертовщина такая. То есть вот тоже очень интересная вещь, я хотел ее связать как-то с вопросом об искусстве. Ваша премия «Овация», за что она была получена?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну, так как это все-таки премия, она вручалась за… спектакли, созданные произведения искусства, то наше обращение за получением этой премии было принято, я бы сказала, практически в штыки. Но когда мы показали то, что мы делали, то, что мы создаем, то была введена специальная номинация, ее не было раньше, за создание нового направления в искусстве. Но я вам хочу сказать о том, что мы должны понимать, на самом деле, говоря о «Конфаэль» и о шоколаде, я бы сказала, наверно, еще об одной вещи. Вы знаете, я вот… создавая многие, так сказать… решая какие-либо задачи, ведь мы участвуем в очень большом количестве международных… за рубежом в различных мероприятиях. Я очень горжусь, например, что очень большое количество наших посольств, в том числе, в шоколадных странах, в Германии, во Франции, в Италии…

М. КЕДРОВСКИЙ – «Шоколадные» очень хорошо прозвучало, двусмысленно немного.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Да, те страны, которые считаются законодателями в производстве шоколада, но все наши посольства на сегодняшний день, не делая этого раньше, делают заказы подарков у нас. Мы производим их для многих вот… для подарков многим людям за рубежом. Кроме всего, я вам хочу сказать о том, что я, например, очень горжусь, я считаю, что это в том числе гордость за Россию, потому что, вы знаете, когда у нас была презентация компании, у нас там присутствовали послы Швейцарии, Бельгии, они пробовали наши конфеты и говорили: это неправда, этого не может быть, чтобы это производили в России. Я вам хочу сказать о том, что когда ты получаешь благодарности или восхитительные письма из посольства Америки, когда ты получаешь благодарственные письма от принца Монако и от короля Испании, вы знаете, ты гордишься не за то, что это делает «Конфаэль», я считаю, что ты просто гордишься за Россию.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ирина, а вот вы рассказываете про то, как высоко оценили вашу продукцию в Европе. А вы не хотели бы там открыть свои фабрики и уже в конкуренцию вступить с европейскими компаниями-производителями шоколада?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Знаете, мы еще три года назад выиграли тендер Европейского союза и заказали для себя исследования бесплатные, которые назывались «Глобализация «Конфаэль» за рубежом». В результате этих исследований нам было подтверждено, что продукция будет иметь успех в зарубежных странах, и поэтому в нашем стратегическом плане развития запланировано строительство в ближайшие пять лет трех фабрик: одной в Казахстане на всю территорию Средней Азии, одной фабрики в Европейском союзе и третьей фабрики в зоне Персидского залива.

М. КЕДРОВСКИЙ – Отлично. Мы только можем пожелать вам успеха в этом предприятии. И мне хотелось бы задать вопрос, который мы задаем каждому нашему гостю. Вы сталкиваетесь с такой проблемой, как подделки?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Мы не сталкиваемся с проблемой подделки «Конфаэль». Ну, во-первых, я знаю, почему так. Потому что мы используем очень большое количество абсолютно эксклюзивного сырья и практически все эксклюзивные упаковочные материалы. Поэтому как бы подделать не имеет смысла. Подделывают, как правило, все-таки массовые продукты. А вот что касается проблемы использования интеллектуальной собственности, с этим мы сталкиваемся достаточно много.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Пример могли бы привести?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Ну я бы могла привести пример, например, вот вы здесь видите эти конфеты, на которых есть надписи. Это запатентованная технология, которую никто не применяет. Более того, она у нас настолько усовершенствованна, что ее и не используют в мире.

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть в принципе, даже конкуренты на нашем рынке, на нашем шоколадном рынке, пользуются некоторыми вещами, которые… разработками, которые запатентованы вами.

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Да, да, да. Я хотела сказать о том, что у нас одна из… была создана в России компания специальная, представительство швейцарской компании, которая попыталась эту технологию перенести в Россию.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну я надеюсь, вы им показали?

И. ЭЛЬДАРХАНОВА – Мы не показали, мы договорились и получили гарантии, компания прекратила свою деятельность в этом направлении, но есть у нас случаи, когда приходится прибегать к судам. Ну, я не хочу комментировать, у нас на сегодняшний день прошли судебные разбирательства в палате по патентам и спорам с фабрикой «Красный октябрь». Они на этом этапе закончились не в нашу пользу, но не в силу того, что… произошел справедливый суд, поэтому это решение, оно обжалуется, и я уверена в том, что «Красный октябрь» в итоге как компания, которая… на конфетах которой мы выросли, которые я тоже очень люблю, сможет все-таки научиться жить цивилизованными действиями…

М. КЕДРОВСКИЙ – Надеюсь, вам это удастся, мы желаем вам всяческих успехов. И я думаю, что многие люди, узнав о вашей компании, будут покупать вашу продукцию и получать от этого удовольствие, как, впрочем, и мы, поев прямо в студии очень вкусных конфет. Огромное вам спасибо. У нас в гостях была Ирина Эльдарханова, председатель совета директоров шоколадной компании «Конфаэль». А в студии для вас работала Татьяна Фельгенгауэр…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И Михаил Кедровский. Всем пока.

М. КЕДРОВСКИЙ – Всем пока.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире