'Вопросы к интервью


М. КЕДРОВСКИЙ – В столице 15 часов и 12 минут. Вы слушаете программу «Бренд», это программа о мировых торговых марках. Для вас как всегда работает Татьяна Фельгенгауэр. Привет, Тань.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Добрый день.

М. КЕДРОВСКИЙ – И Михаил Кедровский. А сегодня в гостях у нас Светлана Шапошникова, международный тренинг менеджер компании «KENZO». Вот Светлана улыбается. Добрый день, Светлана…

С. ШАПОШНИКОВА – Здравствуйте.

М. КЕДРОВСКИЙ – … несмотря на такую сумрачную погоду на улице, Светлана подарила нам вот тут такую лучезарную улыбку прям.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да. Прекрасно. Что я могу сказать? Что наконец-то восторжествовала моя линия ведения программы, и мы отрываемся от разговоров про нефть, автомобили, фотоаппараты и прочее.

М. КЕДРОВСКИЙ – Это не линия ведения программы, а линия желаний просто.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Линия выбора гостей, хорошо, линия выбора гостей. Наконец-то будем говорить о том, что милое сердцу каждой женщины.

М. КЕДРОВСКИЙ – Почему? А что, разве…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Будем говорить об одежде, сумочках, о духах, косметике. Это надо же иногда отвлечься от этих бесконечных машин, а то получается какая-то программа для Кедровского и Сан Саныча Пикуленко.

М. КЕДРОВСКИЙ – А что, тоже неплохо!

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Неплохо. Для разнообразия давайте поговорим о чем-нибудь более женском. Тем более «KENZO» — это же… ну, впрочем, мы сейчас все узнаем, что такое «KENZO». Давайте, прежде чем приступить к разговору об истории компании «KENZO», я задам вопрос для розыгрыша, который звучит сегодня так: к какому событию приурочен выпуск всемирно известного аромата «Time for Peace»? Свои ответы вы присылаете как всегда по смс +7-985-970-45-45. В качестве подарков Светлана приготовила для вас последний женский аромат…

С. ШАПОШНИКОВА – «KENZO Amour».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, «KENZO Amour». Это, я уверена, что это только сотрудники компании «KENZO» могут с таким придыханием произносить эти названия.

М. КЕДРОВСКИЙ – Я думаю, в конце программы мы тоже так будем говорить.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – По тому же самому номеру смс 985-970-45-45, пожалуйста, присылайте какие-то свои вопросы и реплики по ходу эфира. Скажу вам большое спасибо, если вы прекратите, наконец, нас с Мишей ругать всякими последними словами.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну почему, критика иногда полезна. По традиции в начале каждой нашей программы мы совершаем небольшой экскурс в историю. Вообще, что такое компания, откуда она появилась, и кто был ее основателем. Сегодня этот материал от Ивана Гаева.

«История вопроса».

И. ГАЕВ — Основатель ныне всемирно известной торговой марки Кензо Такада родился в многодетной семье на юге Японии 27 февраля 1939-го года. Моделирование одежды захватило его еще в школе. После ее окончания Кензо просит родителей позволить ему посещать те же курсы модельеров, что и родная сестра. Однако отец с матерью были непреклонны, и будущий дизайнер отправляется изучать английскую литературу в университет Кобэ. Правда, выдержал он там всего лишь один семестр. Оставив все, Кензо Такада уезжает в Токио. Чтобы заработать на жизнь, работает помощником маляра и получает за свои труды около 7 долларов в месяц. Тем не менее, по вечерам Кензо ходит на заочные курсы дизайнеров. Его упорство было вознаграждено. В 1958-м году Кензо принят в женскую школу модельеров, которую посещали всего лишь несколько юношей. После 3 лет учебы в конце 60-го он выигрывает престижный дизайнерский приз, и его сразу же принимают на работу в один из крупных универмагов японской столицы. Всего лишь за месяц работы в магазине он создает около 40 моделей. Чуть позже удача улыбнулась ему еще раз — Кензо получает компенсацию в размере 350 тысяч йен за снос дома, в котором тогда жил. Однако единственной мечтой начинающего модельера была поездка в Париж. Особенно после того, как его учитель, только что вернувшийся из Франции, рассказал ему о коллекциях Ива Сен-Лорана и о событиях парижского мира моды. Мечты сбываются: 1 января 1965-го года Кензо приезжает в Марсель и садится в поезд, который отправляется в Париж.

М. КЕДРОВСКИЙ – Вот с такой историей познакомил нас Иван Гаев. Кензо, Такада Кензо сел в поезд и наконец-то из Марселя отправился в Париж к своей мечте. А вот вы во время того, как звучал материал, вы сказали, что он не просто выдержал один семестр в университете.

С. ШАПОШНИКОВА – Да, он сбежал. По нашей информации, да. Ну, человек был одержим…

М. КЕДРОВСКИЙ – В хорошем смысле этого слова.

С. ШАПОШНИКОВА – Да, именно творением, а не обучением на факультете английской литературы. Человек с детства определил в себе цель, к чему он хочет стремиться. Ему это было очень интересно. То есть все время, свободное время, он посещал курсы дизайнеров. Он хотел создавать все сам: сам кроить, шить, создавать, видеть все.

М. КЕДРОВСКИЙ – Вот о чем мы говорили, кстати, еще до эфира. Все-таки довольно консервативная страна, недавно закончилась война. Вот мальчик, который там что-то шьет, посещает курсы модельеров, где одни девушки. Вот как, со стороны там не было косых взглядов? Что-то там с молодым человеком не то…

С. ШАПОШНИКОВА – Я думаю, нет. Во-первых, он очень лучезарный, улыбка…

М. КЕДРОВСКИЙ – … спасала вот эта одержимость.

С. ШАПОШНИКОВА – Улыбка, в первую очередь это человек, который всегда улыбается. Во всех интервью люди, которые его знают очень близко, они завороженные этой улыбкой, дружат очень близко с ним, буквально ловят его… каждую секунду общения с ним, потому что вот человек тянет к себе, притягивает хороших людей. Очень позитивный.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну и точно так же, как Кензо завоевывает своих однокурсников, он смог завоевать и весь Париж.

С. ШАПОШНИКОВА – Да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Я бы сказала, весь мир.

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть тогда, когда он окрасил стены в магазине, уже тогда были какие-то предпосылки к тому, что он сможет завоевать мир. Вот эта вот целеустремленность, да?

С. ШАПОШНИКОВА – И спокойствие. Он всегда спокоен, как все японцы.

М. КЕДРОВСКИЙ – Самурай-камикадзе.

С. ШАПОШНИКОВА – Когда он стоял за кулисами на первом показе, он за кулисами уже знал, что он… он был даже уверен в том, что он уже… это успех был для него.

М. КЕДРОВСКИЙ – Это первый показ, где были всего лишь 50 человек.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да. Да, тогда, конечно, немного необычно было то, что предлагал Кензо для европейских…

С. ШАПОШНИКОВА – Стиль кимоно в сочетании не сочетаемого совершенно, разные ткани по фактуре, по рисунку, по цвету. Конечно, для публики это было очень необычно. После показа было гробовое молчание, и только потом раздались аплодисменты.

М. КЕДРОВСКИЙ – Поначалу-то смеялись.

С. ШАПОШНИКОВА – Да, но на следующее утро он проснулся уже известным, и весь Париж, и вся Франция, естественно, уже знала, кто он.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Но это удивительно, как один человек приезжает, ну, не то, что в новую страну, новый город, в совершенно другой мир, с другой философией, с другим ритмом жизни, с другими представлениями о том, как вообще жизнь должна проходить. Без денег, без знакомых, абсолютно с нуля.

С. ШАПОШНИКОВА – С нуля, да.

М. КЕДРОВСКИЙ – А первые шаги, кроме показа в Париже. Известно, что он получил за свои первые какие-то рисунки или модели по доллару.

С. ШАПОШНИКОВА – Да, да, он продавал. Он продавал свою работу, и когда он уже ощутил в себе силы создать коллекцию полноценную — а в принципе, это… все к этому и шло…

М. КЕДРОВСКИЙ – Но ведь это было не сразу. Ведь не получилось так, что он сошел с поезда на вокзале, пошел тут же что-то нарисовал, разработал по доллару… если я не ошибаюсь, 5 рисунков он продал, получил 5 долларов…

С. ШАПОШНИКОВА – Нет, были какие-то деньги вот в той компенсации. Все-таки часть ушла за билет, да часть — он снял какую-то комнату.

М. КЕДРОВСКИЙ – … говорят, москвичей сгубил квартирный вопрос, а кому-то он помог, дал просто старт, в принципе.

С. ШАПОШНИКОВА – Я думаю, талантливый человек всегда найдет себе какое-то применение. Быть помощником фотографа, быть самому, я не знаю… манекенщиком, ходить по подиуму. Это тоже работа.

М. КЕДРОВСКИЙ – Свет, ну, вот все-таки, кроме того, что он подрабатывал тем, что продавал свои рисунки, свои модели, точнее, чем он еще занимался в первое время в Париже, потому что он снял какую-то маленькую комнатушку где-то… то есть он работал в одном направлении, да?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, я так понимаю, что Кензо двигался к своей цели, но при этом понимал, что стиль от кутюр, высокой моды, которая тогда царствовала в Париже, для него…

С. ШАПОШНИКОВА – …«Dior», «Chanel»…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – да, если мы будем говорить об этих именах, которые, там… Ив Сен-Лоран, Кристиан Диор, Коко Шанель — это столпы французской моды, мэтры, которые диктовали все модные законы.

М. КЕДРОВСКИЙ – Которые пыталась ломать, кстати, Шанель.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, она пыталась ломать, но и все же, все же она была в строю французских модельеров. Для Кензо ведь это все было совершенно недоступно, этот стиль высокой моды.

М. КЕДРОВСКИЙ – И, кроме того, он был чужак.

С. ШАПОШНИКОВА – Да, но он был молод. Согласитесь, он был молодым человеком, поэтому он понимал, что молодежь не может это надеть, то, что он видел в витринах известных домов моды, бутиков. Молодежь не могла себе позволить это носить.

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть молодежь была лишена радостей жизни, и ходили в ветоши какой-нибудь…

С. ШАПОШНИКОВА – Золотая молодежь, я думаю, не лишена была.

М. КЕДРОВСКИЙ – Это отдельный разговор.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То есть, если будем так говорить, то целевая аудитория для Кензо — в первое время это как раз молодежь.

С. ШАПОШНИКОВА – В основном, да, да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – И он предлагает им…

М. КЕДРОВСКИЙ – Практически битники.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Предлагает им некий такой casual, да, если можно выразиться так по отношению к одежде от «KENZO».

С. ШАПОШНИКОВА – Как сам Кензо говорил, в то время было очень весело в Париже, очень весело…

М. КЕДРОВСКИЙ – В Париже всегда весело.

С. ШАПОШНИКОВА – … поэтому, чтобы поддержать этот дух, нужны были новые силуэты, новые, опять же, краски. И этот стиль, который до сих пор называется стилем «KENZO»…

М. КЕДРОВСКИЙ – … первый показ, первые успехи…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Первый бутик.

М. КЕДРОВСКИЙ – Первый бутик.

С. ШАПОШНИКОВА – Да, 70-й год.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, вот как раз про бутик, вот мне интересно, расскажите, пожалуйста. Я думаю, не только мне интересно. Первый бутик. Что в нем было представлено? Говорят, что он был как-то интересно оформлен очень.

С. ШАПОШНИКОВА – Ну, стены он расписывал сам, так как был опыт… в первую очередь, художник, да, работая давным-давно. Естественно, в основном, так как чуть позже вышла мужская линия, в основном он все свое творчество посвящает женщинам. Как он говорит, я хочу, чтобы каждая женщина была счастлива, я хочу дарить праздник каждый день.

М. КЕДРОВСКИЙ – А когда он начал дарить праздник мужчинам?

С. ШАПОШНИКОВА – В 83-м.

М. КЕДРОВСКИЙ – Я по поводу одежды…

С. ШАПОШНИКОВА – В 83-м первая коллекция вышла мужская.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Но это значительно позже, чем вот это вот триумфальное восхождение Кензо. 70-е, я так понимаю, стали золотыми для Кензо.

С. ШАПОШНИКОВА – Да. Но это потому, что самое первое впечатление, оно всегда самое яркое, увидев невиданное, увидев что-то новое, конечно же, вот это впечатление той публики было самое яркое. Но я считаю, что, посмотрев последнюю коллекцию 2007-2008, я каждый раз так же удивляюсь.

М. КЕДРОВСКИЙ – Вот это касается одежды, к 83-му году уже, понятно, он немного заматерел, он вошел в элиту, соответственно, модельеров, а когда началась история парфюма?

С. ШАПОШНИКОВА – 87-й.

М. КЕДРОВСКИЙ – А почему вдруг пришла ему в голову такая мысль? Или взял пример со своих коллег-конкурентов?

С. ШАПОШНИКОВА – Ну, это создание образа. Образ должен быть лаконичным, полноценным.

М. КЕДРОВСКИЙ – Именно полноценным?

С. ШАПОШНИКОВА – Да, потому что вот это ощущение, например, ну, девушка в платье, девушка с красивым палантином, красивый платок, красивый аксессуар. И должен быть дух, шлейф, ощущение.

М. КЕДРОВСКИЙ – Шлейф, который должен оставаться…

С. ШАПОШНИКОВА – Конечно. Аромат для счастливой женщины «KENZO», первый аромат, многоликий, многогранный.

М. КЕДРОВСКИЙ – Вот опять началось все, естественно, с женщин. Это была первая линия. А как продолжалось?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Мужчинам-то достался парфюм какой-то.

М. КЕДРОВСКИЙ – Место под солнцем…

С. ШАПОШНИКОВА – Это 91-й, 91-й год.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – О, ну это значительно позже, на самом деле, с таким отставанием. Для Кензо все-таки женщина на первом месте.

С. ШАПОШНИКОВА – Я думаю, да.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, и мне кажется, что Кензо Такада очень вдумчиво подходил к каждому своему нововведению и очень долго его продумывал, потому что огромные разрывы: 70-й год — первый бутик, а 83-й год, потом, после 83-го, проходит много времени, 87-й год, 4 года — первый парфюм, потом 91-й. 14 лет.

С. ШАПОШНИКОВА – Человек очень много работал, поэтому вот это создание всего. Потому что он сразу же ввел и детскую коллекцию. То есть вот он пополнял, пополнял, он находил себе какие-то сегменты, где он мог проявить свое творчество и наконец-то в 87-м осознал, что вот нужен аромат, необходим.

М. КЕДРОВСКИЙ – А в какой момент компания «KENZO» стала именно домом «KENZO», то есть вот когда компания расширилась настолько, что ее можно было бы назвать уже каким-то большим предприятием с огромным оборотом.

С. ШАПОШНИКОВА – Наверное, 96-й, когда концерн, известный концерн LVMH выкупил.

М. КЕДРОВСКИЙ – Потому что вот здесь очень интересный момент. Вот, Тань, вспомни. Обычно люди, которые начинали какое-то дело, они начинали у себя в стране. Это такое непреложное, на самом деле, правило было.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, если мы не будем с тобой вспоминать двух закадычных друзей Проктера и Гембла, которые уехали покорять Америку.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, ну, там другая история совершенно, потому что они уехали туда 150 лет назад, 170…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну хорошо.

М. КЕДРОВСКИЙ – … и это было очень-очень давно. А так получается, что каждый человек, основатель той или иной известной марки-бренда, начинал в своей стране, а потом…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Покорял остальной мир.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, покорял остальной мир, большей частью очень успешно. А Кензо приезжает в Париж, очень далеко…

С. ШАПОШНИКОВА – Это центр моды. Его тянуло туда именно, потому что именно там он мог проявить, он мог поглотить как-то вот это вдохновение для творческого человека, потому что он до сих пор говорит, что каждый уголок Парижа меня вдохновляет. Естественно…

М. КЕДРОВСКИЙ – Он стал своим.

С. ШАПОШНИКОВА – Да.

М. КЕДРОВСКИЙ – А, соответственно, точка отсчета идет от Парижа, несмотря на то, что это японец.

С. ШАПОШНИКОВА – От Парижа.

М. КЕДРОВСКИЙ – А когда Кензо вышел на международную сцену? Когда были открыты, даже приблизительно, первые какие-то представительства…

С. ШАПОШНИКОВА – Ну после 70-го постепенно, постепенно по всему миру начали открываться…

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть, как обычно, это Старый Свет, потом Новый Свет. А когда он в Японию пришел, вернулся на историческую родину? Неизвестно?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Мне кажется, что наверняка в Японии должны были внимательно следить, потому что ведь Кензо открыл дорогу для японских модельеров в Европу, и именно с именем Кензо началось это повальное увлечение японскими модельерами. Мы вспомним и Йоджи Ямамото, и Иссе Мияки, и множество других очень интересных необычных японских модельеров, которые буквально ошеломили Европу своими необыкновенными и необычными завораживающими…

М. КЕДРОВСКИЙ – Европа до сих пор в себя прийти не может.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Нет, на самом деле, до сих пор японский стиль и японские модельеры, они очень высоко ценятся именно потому, что каждый из них приносит что-то новое. Но Кензо был именно пионером. Он первый, кто смог преодолеть такой огромный путь от Японии до Европы и прославить свою страну…

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну, сейчас вы мне расскажете, что до приезда Кензо Такада не было… что до его приезда никто не знал, что такое кимоно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Нет.

С. ШАПОШНИКОВА – В верхней одежде — нет, кимоно для европейского человека…

М. КЕДРОВСКИЙ – Пижама.

С. ШАПОШНИКОВА – Да, халатик. Халатик одел, сбросил, и все. Когда увидели в первой коллекции именно верхнюю одежду, без подплечиков, мягкие формы, когда это увидели, поняли, что… как интересно привнести в этот французский шик, в эту французскую обстановку такой восточный мягкий стиль, яркий, неординарный. Конечно, это был очень… это был прорыв.

М. КЕДРОВСКИЙ – Спасибо, Света. Подходит к концу первая часть нашей программы. Напомню, что у нас в гостях Светлана Шапошникова, тренинг менеджер компании «KENZO». Мы рассказываем вам, соответственно, о очень интересной истории рождения бренда «KENZO», и продолжим мы с вами после кратких новостей, которые представит нам Марина Максимова.

НОВОСТИ

М. КЕДРОВСКИЙ – В столице 15 часов и 34 с половиной минуты. Продолжается программа «Бренд» о мировых торговых марках. Сегодня мы говорим о «KENZO», и у нас в гостях тренинг менеджер компании Светлана Шапошникова. Добрый день еще раз, Светлана.

С. ШАПОШНИКОВА – Здравствуйте, мне очень приятно. У вас такая интересная обстановка. Как у нас, только у нас мир люкса и красоты.

М. КЕДРОВСКИЙ – А у нас…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А у нас я боюсь даже сказать что…

М. КЕДРОВСКИЙ – Страшный мир…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – … суровая реальность.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, естественно, Татьяна Фельгенгауэр. Привет еще раз. Тань.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, здравствуй еще раз, Миша Кедровский. Давай, прежде чем мы продолжим разговор про прекрасного человека по имени Кензо, которого, на самом деле, все по имени-то так и величают. Какой Такада? Никто не знает, кто такой господин Такада, все знают, что есть человек Кензо.

М. КЕДРОВСКИЙ – Благодаря Светлане вот узнаем, и благодаря нам узнаем, кто такой господин Такада. Самая приятная часть нашей программы для наших слушателей…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Дай же мне сказать, наконец! И у нас есть победители, как это ни странно, хотя на вопрос, к какому событию приурочен выпуск всемирно известного аромата «Time for pеаce», поначалу приходили странные ответы. Например, олимпиада…

М. КЕДРОВСКИЙ – 2014-го года.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – В Сочи, наверное. Потом что еще? Окончание Второй Мировой Войны…

М. КЕДРОВСКИЙ – А к первому полету в космос, как тебе?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – 20-летие фирмы, Хиросима. Вот коротко и ясно: Хиросима. Просто. Но нет, друзья, на самом деле, Кензо Такада таким образом отреагировал на вручение ему американской премии мира, которая, собственно, называется «Time for Peace Award». Какая формулировка была при вручении: Кензо Такада получил эту премию за космополитическую карьеру и стиль, впитавший в себя отголоски самых различных культур и традиций. И стоит отметить, что впервые подобную награду вручили модельеру. И таким образом, вероятно, вдохновившись, Кензо создает лимитированный выпуск духов «Time for piece». Это, я так понимаю, была и мужская, и женская линия.

С. ШАПОШНИКОВА – Да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Наш корреспондент Ваня Гаев уже убивался по поводу того, что это лимитированный выпуск, а ему так он нравился. Итак, давайте теперь назовем имена наших победителей. Правильно на вопрос ответили: Ольга — телефон 916-236-29; Катя — 916-306-88; и Дима — 910-460-37. Я вас, друзья мои. Поздравляю, каждый из вас получает по новому аромату от «KENZO», «KENZO Amour». Все верно?

С. ШАПОШНИКОВА – Новый женский…последний проект.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Новый женский аромат, да. Я думаю, что Дмитрий найдет, кому вручить этот аромат. Миша…

М. КЕДРОВСКИЙ – Да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Продолжай.

М. КЕДРОВСКИЙ – Вот у меня возник вопрос в связи с нашим же вопросом. Как я тавтологично завернул! А когда-нибудь компания возвращается к выпуску ранее лимитированных продуктов?

С. ШАПОШНИКОВА – Нет, мы всегда идем вперед.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Но ведь есть ароматы, которые просто выпускаются из года в год. Вот. Например, «L’eau Par KENZO», он же достаточно старый аромат, и, тем не менее, он присутствует всегда на стендах…

С. ШАПОШНИКОВА – Бестселлер, лидер по продажам, самый свежий, самое акватическое ощущение воды, поэтому это самый успешный проект.

М. КЕДРОВСКИЙ – А что, разве «Time for piece» не бестселлером был?

С. ШАПОШНИКОВА – Лимитированное… ну, это немножко разные понятия.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну а вот то, как долго аромат остается на прилавках. Я просто достаточно часто с этим сталкиваюсь, когда нравятся какие-то духи, спустя, там, год, ты хочешь купить опять их и понимаешь, что их больше нигде нет. Чем обусловлено это, исключительно коммерческим успехом, или сам, там, модный дом решает, что вот этот аромат как нельзя лучше отражает философию модного дома?

С. ШАПОШНИКОВА – Либо веяния моды, либо просто настроения.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, то есть субъективные какие-то, да, причины?

С. ШАПОШНИКОВА – Да.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну что ж, я думаю, что у нас есть одна очень важная вещь — узнать, что знают и что думают о доме «KENZO» наши соотечественники. Компания достаточно известная, я думаю, что нам будет очень интересно услышать и уличный опрос, который подготовила Алина Гребнева.

«Мнение покупателя».

А. ГРЕБНЕВА — Многие говорили о неповторимом стиле «KENZO». Среди тех, кому очень нравится эта марка, аспирантка Диляра:

— Яркая, красивая одежда, стильная. В принципе, она любому подойдет. Мне нравится. Хорошо носится, хорошо сидит.

Совершенно другой взгляд на вещи от «KENZO» у Антона:

— В плане одежды, наверно, слишком вычурно, мне кажется. Бордовые пиджаки… Ну да, и дорогая. А духи хорошие.

Кстати, только с парфюмом «KENZO» ассоциируется почти у половины опрошенных. В их числе и водитель Павел:

— Сам пользуюсь. Последнее не нравится, старое — нравится. Сейчас они очень много цветочного запаха, не всем он нравится. Вот фруктовый более-менее еще. Жене дарю.

Любовь Олеговна уверена, что «KENZO» совсем не подходит людям старшего поколения:

— Молодая была, я пользовалась «KENZO», но сейчас уже не люблю эти запахи, люблю другие.

У консультанта Кати к духам «KENZO» свои претензии:

— Хорошие, но женские не очень стойкие, очень быстро выветриваются.

Предприниматель Николай предпочитает покупать одежду «KENZO» за границей, и вот почему:

— Сам бренд, он выглядит очень солидно и внушает доверие, просто все, что здесь продается, неизвестно, кто это шьет, где это шьют, и соответствует ли это требованиям «KENZO».

Эту тему продолжила и турагент Маргарита. Правда, по ее словам, несмотря ни на что, они с сыном — преданные поклонники «KENZO»:

— Супер. Стильная, хорошего качества. Мы купили однажды ботинки «KENZO», нам очень нравится эта фирма, но, видимо, это была подделка, хотя купили ужасно дорого, и они все покрасились. Вот это как-то не по-кензовому было. Ну а так, конечно, красивая.

Даже те, кто ни разу не покупал одежду или духи «KENZO», признавали, что их привлекает сам образ и стиль, которому следует компания.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну вот мы услышали опрос, который для нас подготовила наш корреспондент Алина Гребнева. И люди… совершенно различные мнения, от супер позитивных до немного критических таких вот.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, интересно было подмечено то, что для многих «KENZO» — это исключительно парфюмерная марка и с одеждой не так знакомы.

М. КЕДРОВСКИЙ – А с другой стороны, все-таки одежда. Это наши сограждане, которые шли по своим делам, к ним подбежал наш корреспондент — говорите быстро! А что с одеждой вот на сегодняшний день? Вот в Москве вы как представлены? Например, в Москве.

С. ШАПОШНИКОВА – Не мы представляем одежду от «KENZO», представляет ее «Bosco di Ciliegi».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – То есть, в ГУМе увидим.

С. ШАПОШНИКОВА – Да, в ГУМе, в Петровском пассаже. Мы представляем парфюмерию, парфюмерию и линию ухода «KENZOKI», которая существует в России с 2002-го года.

М. КЕДРОВСКИЙ – С 2002-го года. Вернемся к нашему опросу тут же. В молодости вот одна из наших участниц опроса… сказала: в молодости пользовалась, сейчас уже нет, то ли быстро постарела… ну, конечно, так не очень хорошо говорить. Но при этом при всем, в 2002-м году вы появились здесь…

С. ШАПОШНИКОВА – Нет-нет-нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Это линия ухода появилась.

М. КЕДРОВСКИЙ – А когда вы появились в России?

С. ШАПОШНИКОВА – Наша компания «Селдико», которая представляет такие марки, такие бренды как «KENZO», «Christian Dior», «Givenchy», «Gerlen», нам 10 лет.

М. КЕДРОВСКИЙ – 10 лет. Соответственно, с 97-го года.

С. ШАПОШНИКОВА – На парфюмерно-косметический рынок официально эти бренды вышли.

М. КЕДРОВСКИЙ – А как вы можете прокомментировать слова, что «KENZO» — это для молодых?

С. ШАПОШНИКОВА – Нет, это не только для молодых, я не согласна. Первый аромат, «parfumт d'ete», вот этот зеленый живительный лист, очень деликатный, элегантный, первый аромат «Ca Sent Beau» — они такие нежные, романтические.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А вот смотрите, мне кажется, что, если мы возьмем классику, «L'Eau par Kenzo», он очень легкий, такой, ну…

С. ШАПОШНИКОВА – Классика свежих ароматов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Он очень свежий. И вот он вполне подойдет и молодой женщине, и молодому мужчине. А вот этот знаменитый аромат во флаконе, который пронзил меня в самое сердце, с маками, вот он более тяжелый, и, как мне кажется, он как раз таки более взрослый.

С. ШАПОШНИКОВА – Не люблю слово «тяжелый», это не применительно в нашей области. Насыщенный, обволакивающий…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Более сложный.

С. ШАПОШНИКОВА – Да, более сложная композиция. Для уверенных женщин, ярких женщин, живущих в городе. Город, который, естественно, представляется нам таким урбанистическим, технологическим, таким вот техногенным.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну, в принципе, так оно и есть.

С. ШАПОШНИКОВА – Да. И вот этот вот мак — это олицетворение женщины. Самое красивое, самое нежное, самое хрупкое и деликатное в этой жизни. И вот этот цветок, который пробивается как будто бы сквозь асфальт… Это женщина, которая должна оставаться стильной и яркой, поэтому аромат яркий. И есть, которые сразу же влюбляются, часть категории клиентов сразу же чувствуют, что это ее аромат, есть часть, категория, которая все-таки придерживается вот свежих ароматов, а вот этой яркости немного вот побаивается.

М. КЕДРОВСКИЙ – У меня ощущение, что через пару минут мы заговорим метафорами уже.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Не. Ну, на самом деле, действительно так, потому что если «L'Eau par Kenzo» — это парфюм абсолютно безусловный, то есть он нравится всем без исключения.

С. ШАПОШНИКОВА – Самое главное, что к нему возвращаются. Девочка в 15 лет, в 25, все равно…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Вот этот вот аромат с маком, конечно, он более спорный.

М. КЕДРОВСКИЙ – Я хотел спросить, как на вкус, но не буду.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да, не надо.

С. ШАПОШНИКОВА – Цветочно-пудровый.

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть, вы пробовали.

С. ШАПОШНИКОВА – Это я бы сказала, такое реальное чудо от бренда «KENZO», от парфюмерии «KENZO», потому что мак в природе не пахнет. И «KENZO» создает его аромат. Создать то, чего не существует, вот это, наверное, самое креативное…

М. КЕДРОВСКИЙ – Подмена понятий.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, на самом деле мы же еще заговорили про одежду «KENZO» и про аксессуары. «KENZO», все-таки, — это luxury бренд, очень недешевый и, наверное, для большинства наших сограждан…

С. ШАПОШНИКОВА – …я бы сказала, что для большинства он доступен.

М. КЕДРОВСКИЙ – А, для большинства в пределах Садового кольца.

С. ШАПОШНИКОВА – Нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Мне кажется, что парфюмерия от «KENZO», она более доступна для широкой публики, нежели одежда и обувь.

М. КЕДРОВСКИЙ – Какой разброс цен?

С. ШАПОШНИКОВА – Парфюмерия?

М. КЕДРОВСКИЙ – Да. Ну, вот сказать, самые дорогие духи или туалетная вода и самые недорогие. Я не говорю «дешевые», потому что в компаниях такого уровня понятия такого …

С. ШАПОШНИКОВА – …дешевле 900 рублей…

М. КЕДРОВСКИЙ – …понятие дешевизны, оно отсутствует здесь.

С. ШАПОШНИКОВА – Средства из банной линии, да, это естественно, и 900, и 1100, если брать уже концентрацию туалетной воды, ну, это в любом случае 1500, 1800, 2100, 2400… Концентрация духов в том же аромате «Flower by Kenzo Le Parfum», это уже ближе к трем тысячам, потому что это действительно…

М. КЕДРОВСКИЙ – В любом случае, это более-менее доступно.

С. ШАПОШНИКОВА – Это приемлемо.

М. КЕДРОВСКИЙ – Доступные цены, тем более, что человек же, покупая, не за один день все это использует. Ну, правда, смотря, для чего это нужно, опять же. А в данном случае, скажите, пожалуйста, сколько новых ароматов появляется за год у вас? Есть ли какая-то цифра, больше которой невозможно, и меньше которой не бывает?

С. ШАПОШНИКОВА – Ну, больше двух в год – нет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну, то есть, примерно, как две коллекции делают, да? Как одежду?

С. ШАПОШНИКОВА – …в этом году 26 сентября.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – …делаете, там, осень-зима аромат и весна-лето аромат? Или по какому-то другому принципу?

С. ШАПОШНИКОВА – Нет, естественно, по другому принципу. Коллекция одежды – она идет постоянно, естественно. Делаются показы, да, потом это все выставляется в бутики. Подход к созданию нового аромата совершенно более сложный, по продолжительности это намного дольше.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А, кстати, у вас свои парфюмеры в доме «KENZO» или вы кого-то приглашаете со стороны?

С. ШАПОШНИКОВА – Приглашаем со стороны.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, потому что я немного, да, Тань, дополню. Вот, а при Кензо? Лично при господине Кензо?

С. ШАПОШНИКОВА – Сначала создается концепция аромата. Потом создается композиция. Когда приходят к парфюмеру, то в принципе ему объясняют концепцию названия, сам дух, ощущение, рассказывают, какой будет рекламный фильм, какая будет реклама, и тогда уже создается аромат.

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть ничего со времен ухода – почему я задал вопрос – ничего не изменилось?

С. ШАПОШНИКОВА – Ничего не изменилось.

М. КЕДРОВСКИЙ – А расскажите, пожалуйста, может быть, известна причина ухода Кензо из своего же детища?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Из своего дома, да, по сути, он оставил свое имя и полностью отдал все права на марку.

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть, он ушел отдыхать на какое-то время?

С. ШАПОШНИКОВА – Да, ну, 30 лет насыщенной работы, как он сам говорил: я не увидел многое в этом мире. Сейчас я хочу посвятить очень много времени путешествиям и посмотреть каждый уголок, заехать, прилететь и увидеть каждый уголок нашего мира, удивительного мира, которому он посвятил, естественно, все свои творения.

М. КЕДРОВСКИЙ – Насколько я знаю, он не так долго путешествовал?

С. ШАПОШНИКОВА – Он до сих пор путешествует.

М. КЕДРОВСКИЙ – А ведь в 2000-м году он вернулся, насколько я понимаю?

С. ШАПОШНИКОВА – Нет. Официальный арт-дизайнер на сегодняшний день с 2004 года, им является модельер, дизайнер Антонио Марраса.

М. КЕДРОВСКИЙ – Нет, я говорю не о возвращении в дом «KENZO».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – В 2002-м Кензо решил…

М. КЕДРОВСКИЙ – …вернулся к своей деятельности прежней, но не под именем «KENZO» и не для «KENZO».

С. ШАПОШНИКОВА – Ну, это ему, естественно, никто не может запретить. Он что-то создает, естественно, он себя ищет. Перешел, может быть, на какой-то другой уровень. Но в любом случае, естественно, мы будем постоянно о нем слышать, потому что такой талантливый человек не может молчать.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да, такие люди просто так не пропадают, тем более все равно оставляют за собой огромное количество каких-то вещей, может быть и не появившихся если бы…

С. ШАПОШНИКОВА – Самое главное, что команда – очень веселая, позитивная, к которой мы отчасти, естественно, принадлежим, я тоже. Мы все работаем, мы весело работаем, все с большим потенциалом, каждый из нас человек… как говорят у нас: легко, быстро и весело. Через тернии к звездам. Туда мы и стремимся.

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть, это внутренняя концепция вашей компании?

С. ШАПОШНИКОВА – Да.

М. КЕДРОВСКИЙ – То есть, то, о чем мы любим спрашивать всегда с Таней. Помнишь, Тань?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да.

М. КЕДРОВСКИЙ – Кредо генерала Джонсона, которое исполняется неукоснительно. То есть, у вас также есть пункты какие-то, которые исполняются всегда?

С. ШАПОШНИКОВА – Да. Естественно.

М. КЕДРОВСКИЙ – А как вы этого добиваетесь вообще? Потому что…

С. ШАПОШНИКОВА – Ну, это уже достаточно сложно. Это маркетинг-планы…

М. КЕДРОВСКИЙ – …на автомате приходят на работу и начинают улыбаться.

С. ШАПОШНИКОВА – Нет. Знаете, вообще в «KENZO» не работают те люди, которые не получают удовольствие от этого. Люди… здесь не бывает какого-то лицемерия, наигранности. Вот в «KENZO» все очень открыто. И если не нравится, то такие люди в основном и не задерживаются. Мне самой очень нравится парфюмерия, мне самой нравятся линии ухода…

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну, было бы странно, если бы вам это не нравилось…

С. ШАПОШНИКОВА – … я это использую, но многие же могут говорить, что вот…

М. КЕДРОВСКИЙ – …что-то вы сейчас не договариваете…

С. ШАПОШНИКОВА – …да, а дома может стоять совершенно другое. Это же… вот. Я могу уверенно сказать, что я пользуюсь средствами «KENZOKI», которые я безумно люблю, и мне нравятся ароматы. У меня дома нет ни одного аромата другого бренда, потому что я вот живу в духе «KENZO», и это мне нравится.

М. КЕДРОВСКИЙ – А скажите, пожалуйста, сейчас ваши представительства, или как, не знаю, вы их называете у себя, в каких городах страны присутствуют? Или у вас есть планы выхода куда-то? Что-то свое вы хотите сделать? Не работать через каких-то там дистрибьюторов, через кого-то там еще.

С. ШАПОШНИКОВА – Мы — прямые дистрибьюторы, наша компания «Селдико».

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну вот вы в Москве …

С. ШАПОШНИКОВА – Мы работаем на российский рынок, мы для российского рынка работаем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – По всей России представлены?

С. ШАПОШНИКОВА – Да. Во всех магазинах, всех известных сетей парфюмерно-косметических, это и «Л'Этуаль», «Иль дэ Ботэ», и «Дуглас-Риволи». Частные клиенты очень интересные во многих городах России.

М. КЕДРОВСКИЙ – Кстати говоря, по поводу частных клиентов, у нас же, как всегда, по традиции есть еще один материал, подготовленный нашим корреспондентом Алиной Гребневой. Обратилась она к продавцу…

С. ШАПОШНИКОВА – Очень интересная ситуация.

М. КЕДРОВСКИЙ – … с вопросом: кто же, кто же может позволить себе, и кто позволяет себе покупать парфюм от «KENZO». И вот что получилось.

«Мнение продавца».

Главные основные покупатели – это самые стильные люди Москвы, России, иностранцы. Наверное, от 20 до 45. Даже не могу сказать, кто на самом деле больше. У нас просто женский отдел, он именно по территории чуть-чуть побольше, чем мужской, но мужской тоже у нас пользуется популярностью. Разные люди. Студентов не очень много, но потому, что они себе не могут позволить, потому что наша одежда достаточно дорого стоит, но они тоже встречаются, какие-то там детки богатых родителей. Но в основном это люди уже состоявшиеся, обеспеченные, творческие, телевидение, радио, правительство Москвы. Кремль вообще тут рядом, тоже у нас очень много людей обслуживается оттуда. Спортсмены наши любят нашу марку, фигуристы. Хоккеисты.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Это была продавец Елена. Я, да, отмечу… Кремль рядом, она работает в ГУМе. Это как раз мы говорили о том, что одежду «KENZO» представляет в Москве «Bosco di Ciliegi», вот как раз продавец Елена из ГУМа рассказала нам, кто же покупает одежду «KENZO». Подтверждаются как раз мои слова о том, что все-таки «KENZO» — это недешевая марка, и если мы…

М. КЕДРОВСКИЙ – Непростые люди.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Совсем непростые люди одеваются.

М. КЕДРОВСКИЙ – Детки какие-то…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Золотая молодежь.

С. ШАПОШНИКОВА – А мне кажется, что, да, то, что именно творческие люди, которые понимают вот этот дух «KENZO», видят на себе эти вещи, те и покупают.

М. КЕДРОВСКИЙ – Это очень интересно. Мне очень понравилось в этом опросе, что заходят с улицы спортсмены, хоккеисты, вдруг.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Из Кремля часто забегают.

М. КЕДРОВСКИЙ – А я думаю, что это все связано с тем, что, помнишь, был каток на Красной площади, там въезжали просто на коньках, и мы тут же покупали себе немного «KENZO».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Я каталась на этом катке, и невозможно с него заехать прямо в бутик «KENZO», можно только в магазин «Bosco sports».

С. ШАПОШНИКОВА – Я хотела сказать, что в 2007-м году покататься на катке была такая возможность в День влюбленных в саду Эрмитаж, от нашего бренда «KENZO» мы устраивали праздник с ароматом «L'Eau par Kenzo» для влюбленных в День влюбленных. Очень интересная акция. Почему? Потому что наш бренд всегда еще ассоциируется с артистическими проектами. Вот. Очень интересно. Весело.

М. КЕДРОВСКИЙ – А какие еще проекты, которые вы готовите в нашей стране?

С. ШАПОШНИКОВА – В 2003-м году был проект, который прошел по всем столицам мира, назывался он «Маковые поля». 300 тысяч маков, которые мы высаживали на Красной площади. Конечно, такой подарок красоты городу, подарок чего-то вот необычного, загадочного, завораживающего. Тоже очень было красиво. В конце акции все маки мы дарили всем желающим, прохожим. И вот эту вот эмблему красоты до сих пор, я езжу по регионам, по обучениям, многие продавцы, консультанты, которых я обучаю, говорят, что вот я была, у меня есть цветок, и это всегда с такой улыбкой говорят. Приятно, приятно слышать.

М. КЕДРОВСКИЙ – Вот, кстати говоря, уважаемые слушатели, вот вы слышите сейчас Светлану, а ей на самом деле через пару часов улетать опять. Вот пришла поделиться немного позитивом.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Будете тренировать дальше. Кстати, какие-нибудь похожие акции планируются? Может быть, в этом году или, может быть, в следующем году…

С. ШАПОШНИКОВА – Ну, так как этот год уже заканчивается…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну да, в следующем году. Может быть, на следующий День влюбленных мы где-нибудь прокатимся…

С. ШАПОШНИКОВА – Это уже, я думаю, будет традиция обязательно с нашим брендом. Вот что-нибудь придумаем интересное, неординарное, креативное.

М. КЕДРОВСКИЙ – И традиционный вопрос, который мы задаем всегда. Вы нас просто очаровали в данном случае, поэтому мы не могли никак сообразить, и я посмотрел на Таню, увидел в ее глазах немой укор практически. Страдает ли «KENZO» от контрафактной продукции?

С. ШАПОШНИКОВА – Такой глобальный, серьезный вопрос…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Ну давайте хотя бы про парфюмерию, потому что, мне кажется, что в плане подделок это, может быть, чаще встречается. Когда-нибудь вы сталкивались с тем, что кто-то выдает за парфюм «KENZO» что-то совсем другое?

С. ШАПОШНИКОВА – Я думаю, это существует, но я думаю, это все отслеживается, наш концерн за этим прослеживает. Естественно, подделывают самый успешный, самый любимый народом, чтобы это быстро все продалось.

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну, во всяком случае, какого-то огромного объема нет…

С. ШАПОШНИКОВА – Во всех официальных магазинах, естественно, наша продукция.

М. КЕДРОВСКИЙ – Было бы странно, если бы в официальных магазинах торговали бы подделкой.

С. ШАПОШНИКОВА – Тут никаких, естественно, подделок нет. За ларьки, всевозможные магазинчики…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – … по регионам может быть…

С. ШАПОШНИКОВА – По регионам все официальные сети магазинов существуют, все то же самое, что и в Москве.

М. КЕДРОВСКИЙ – Вот как приятно, что человек не ходит на рынок. Ну, в смысле, где… я не знаю, правда, сейчас на рынках кроме…

С. ШАПОШНИКОВА – Я думаю, очень смешно…

М. КЕДРОВСКИЙ – … одежды, там, и чего-нибудь еще продается. Таня тоже покачала головой — видимо, не ходит на рынки.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Я не знаю, наверняка… не знаю, мне кажется, что это просто Клондайк, подделывать что-то и потом выдавать с похожими какими-нибудь названиями, чуть-чуть измененными. Видела недавно около метро, рядом с которым я живу, такой небольшой прилавочек, где продается как раз таки парфюмерия исключительно. И там флакон — один в один последний аромат «Lacoste», тот же самый крокодильчик, только написано не «Lacoste», а «Elegator». Вот, пожалуйста, это совершенно классический…

С. ШАПОШНИКОВА – Я думаю, навряд ли кто-то из уважающих себя людей…

М. КЕДРОВСКИЙ – Но есть люди, которые себя, видимо, не очень уважают, но любят очень деньги, поэтому пытаются зарабатывать на чем угодно.

С. ШАПОШНИКОВА – Давайте более о прекрасном поговорим.

М. КЕДРОВСКИЙ – Да. Когда нам стоит ожидать следующий… выпуск следующих ароматов?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да. Вот мы сегодня говорили о последнем аромате женском…

С. ШАПОШНИКОВА – Женском проекте «KENZO Amour».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Буквально вчера была я в одном из крупнейших московских торговых центров, и там огромные стенды презентуют мужской аромат.

С. ШАПОШНИКОВА – Да, это у нас мужской проект «Tokyo by KENZO».

М. КЕДРОВСКИЙ – Ну как всегда, мы обделены, тут все ясно, даже вопросов не надо…

С. ШАПОШНИКОВА – Энергия ночного города, самый загадочный город Токио, можно сказать, наши истоки.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – А я правильно понимаю, что вот женский и мужской аромат, они не в паре выпускаются?

С. ШАПОШНИКОВА – Естественно, не в паре.

М. КЕДРОВСКИЙ – Не впариваются, ты сказала?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Выпускаются не в паре.

С. ШАПОШНИКОВА – Влюбленная пара — это «L'Eau par Kenzo» для нее, для него. Каждый проект для мужчин и для женщин, конечно же, совершенно разные.

М. КЕДРОВСКИЙ – К сожалению, подходит к концу время нашей сегодняшней программы. Напомню, что говорили мы сегодня о доме «KENZO», по большей части о парфюме, выяснили очень много интересного, во всяком случае, я для себя.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Да. Я напомню, что в гостях у нас была Светлана Шапошникова, международный тренинг менеджер «KENZO». Светлана, вам огромное спасибо.

С. ШАПОШНИКОВА – Вам спасибо.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Удачно долететь до Самары.

С. ШАПОШНИКОВА – Спасибо.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Спасибо, что нашли для нас время. А программу для вас провели Михаил Кедровский…

М. КЕДРОВСКИЙ – И Татьяна Фельгенгауэр.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР – Всем пока.

М. КЕДРОВСКИЙ – Пока, пока.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире