'Вопросы к интервью
М. КЕДРОВСКИЙ: В столице 15 часов и 10 минут. Это программа «Бренд», вы слушаете «Эхо Москвы». В студии Татьяна Фельгенгауэр.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Здравствуйте.

М. КЕДРОВСКИЙ: Добрый день. А у нас в гостях Юлия Полеева, директор по маркетингу Johnson & Johnson в России и СНГ, добрый день.

Ю. ПОЛЕЕВА: Добрый день.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Для начала мы разберемся со всякими формальностями, а именно с вопросом для розыгрыша. У нас сегодня есть, конечно же, миллион призов. Причем призы у нас всегда качественные, но сегодня они еще удивляют своим количеством, потому что три победителя получат такие здоровущие пакеты с целым набором продукции шести марок компании Johnson & Johnson…

Ю. ПОЛЕЕВА: Основных марок.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Там все, чего душа может только пожелать…

М. КЕДРОВСКИЙ: И не только душа.

Ю. ПОЛЕЕВА: …но и тело.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мы постараемся не разорить эти корзины, а теперь, собственно, вопрос: «Как назывался труд знаменитого генерала Джонсона, ставший предшественником знаменитого «Кредо» компании?» Свои ответы вы можете присылать по СМС: +7 985 970-45-45. Туда же присылайте свои вопросы нашей гостье и реплики по ходу программы.

М. КЕДРОВСКИЙ: Как обычно в начале программы мы вам рассказываем, откуда появилось название фирмы, в каком году, сколько лет… Сегодня, кстати, очередной бренд, который имеет более чем столетнюю историю. Об этом-то, о начале, во всяком случае, взлета фирмы расскажет Ирина Воробьева.

ИСТОРИЯ ВОПРОСА.

Первые в мире стерильные хирургические перевязочные материалы, благодаря которым удалось значительно снизить риск развития послеоперационных инфекций, были разработаны в середине восьмидесятых годов девятнадцатого века. Это неотрывно связано с рождением американской компании Johnson & Johnson, которая стала первым практическим воплощением теории антисептики выдающегося английского хирурга сэра Джезефа Листера. Тогда во главе компании, состоящей всего из четырнадцати сотрудников, стояли Роберт Вуд Джонсон и два его брата – Джеймс Вуд и Эдвард Мид Джонсоны. В 1887 году компания была зарегистрирована под своим нынешним названием. Прошло совсем немного времени и в начале двадцатого века фирма занимает лидирующие позиции на рынке товаров для здравоохранения США. Затем последовал выход на международный уровень. Тогда был открыт первый филиал в Канаде, а в двадцать четвертом компания уже перебирается и в Великобританию. Постоянно расширяется и ассортимент продукции. Кстати, в 1921 году появились всемирно известные бактерицидные лейкопластыри и детский крем.

М. КЕДРОВСКИЙ: Итак, Ирина Воробьева представила нам начало истории компании Johnson & Johnson. Юля, а что было дальше? Вот в тридцатые годы?

Ю. ПОЛЕЕВА: Ну что, дальше начинается…

М. КЕДРОВСКИЙ: …самое интересное.

Ю. ПОЛЕЕВА: Абсолютно верно… после этого, нужно сказать, что компания начала развиваться и вышла на рынки Канады…

М. КЕДРОВСКИЙ: Недалеко…

Ю. ПОЛЕЕВА: …которая была недалеко. Два сына непосредственно основателя компании Johnson & Johnson делали кругосветное путешествие. Ездя по разным странам, они поняли, почему бы нам, нашей компании не выйти на, так называемые тогда, «заморские» рынки.

М. КЕДРОВСКИЙ: «Заморские» рынки – хорошо.

Ю. ПОЛЕЕВА: Их было много. Компания решила выйти в Англии. Это был первый рынок, и потом началась… такое слово – экспансия… на основные рынки, европейские. Помимо географического расширения бизнеса, началось расширение торговых марок. Как уже говорилось, все началось с лейкопластыря… и такая небезызвестная всем марка Bаnd-Aid, которая сейчас у нас продается на российском рынке, то есть это очень старая марка. И права на собственность до сих пор принадлежат только Johnson & Johnson. Так же Johnson's Baby, о котором тоже говорилось. Стал продвигаться… был выпущен в пятидесятые годы шампунь Johnson's Baby, после чего через девять лет мы запатентовали формулу «Нет больше слез», которой, кстати, сейчас очень многие пользуются.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Скажите, это волшебство…

М. КЕДРОВСКИЙ: Таня мучила перед эфиром…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: С момента появления этой прекрасной рекламы… к сожалению, не удалось мне скачать звук интернета, там была такая песенка: «Johnson's Baby не щиплет глазки». Это волшебство, меня поразила тогда эта реклама, и все эти годы я думала, как же такое возможно?

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, Таня все заливала и заливала себе в глаза шампунь.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кстати, мне почему-то не пришло в голову испытать на себе этот шампунь.

М. КЕДРОВСКИЙ: Да? Ну, все еще впереди.

Ю. ПОЛЕЕВА: От него действительно не бывает слез, потому что Johnson’s Baby как марка является лидером по производству детской косметики во всем мире и в России, в частности. И мы продаем очень много шампуня. Марка, как я уже говорила, была запатентована в пятидесятые годы и формула «Нет больше слез» постоянно усовершенствуется, но базис … шасси, как мы называем, формулы остается неизменной. И я думаю, что мамы во всем мире пробуют этот шампунь и пробуют непосредственно с малышами, и очень этим довольны. И мы это абсолютно точно знаем, потому что мы постоянно производим различные маркетинговые исследования. Каждый год, например, в России по каждой из марок и по Johnson’s Baby, в частности, потому что это одна из лидирующих наших марок… И нам очень важно, что думают мамы, что думает врачебный персонал, по поводу качества продукции…

М. КЕДРОВСКИЙ: Вот, Юль, все-таки Россия пока по истории далеко-далеко. Когда, как вы сказали, началась экспансия не только географическая, но и ваше такое агрессивное поведение в виде скупки компаний? Вот сороковые-пятидесятые годы уже есть какие-то продукты, которые себя зарекомендовали: крем, лейкопластырь бактерицидный, который у нас появился полстолетия спустя всего лишь. В каких еще сферах усилие предпринимала компания? В пятидесятые-шестидесятые годы?

Ю. ПОЛЕЕВА: Нужно сказать, что было довольно много покупок разных сделано нашим медицинским подразделением…

М. КЕДРОВСКИЙ: А когда оно появилось?

Ю. ПОЛЕЕВА: Дело в том, что сам Johnson & Johnson изначально вырос, наверное, из потребительского сектора… давайте, немного объясню нашу общую структуру, потому что Johnson & Johnson состоит из трех подразделений. Это медицинское, которое производит различные продукты для медицины. Это фармацевтическое подразделение, это лекарства – Janssen-Cilag это было, кстати, куплено в Бельгии. И, таким образом, мы начали свою экспансию, как и с точки зрения марки, непосредственно… Из всех марок, которые продвигали Janssen-Cilag, так и с точки зрения самой покупки… географическое. То есть мы купили бельгийскую компанию и купили всю ту дистрибуцию по всем тем странам, которые делала Janssen-Cilag. И третье, одно из старых подразделений, в хорошем смысле этого слова, с которого мы начинали – это потребительский сектор, представителем которой я являюсь… это товары для людей, для потребителей. Это всем известные марки широкого потребления. И, если говорить непосредственно о товарах широкого потребления, то…

М. КЕДРОВСКИЙ: Хорошо, главное с улыбочкой… ну, ширпотреб, он и есть ширпотреб, но в хорошем смысле этого слова…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Безусловно.

Ю. ПОЛЕЕВА: Маркетологи, может быть, понимают, что значит «масмарт»… – это звучит красиво, но это товары широкого потребления… то, что иногда называется ширпотреб, но это то, с чем мы сталкиваемся ежедневно…именно, может быть, не все, но я думаю, все, на самом деле, кто бы что не говорил. И вот, если говорить об этом, о покупках, то была куплена компания по производству линз. Это было сделано в районе восьмидесятых годов нашего века…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Об этом мы отдельно поговорим… мы активно ими пользуемся, поэтому нам есть, что сказать.

Ю. ПОЛЕЕВА: И сейчас это у нас вошло в отдельное подразделение под названием Vision Care. Управляется оно также отдельно. В девяносто третьем году была куплена компания RoC – это французская компания. Таким образом, мы опять купили марку и дистрибуцию этой марки в лидирующих странах. В девяносто четвертом году мы купили огромную корпорацию Neutrogena, которая является лидером…

М. КЕДРОВСКИЙ: Это какой-то спрут, запустивший щупальца во все стороны и добравшийся, в конечном счете…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Если вспомнить, какие люди были у руля этой компании, то совершенно понятно, как она такими темпами развивалась и превратилась в такого гиганта. Если обратиться к истории компании, то руководили… это, конечно, семейное предприятие, как и большинство мировых брендов…

М. КЕДРОВСКИЙ: К вопросу личности в истории…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, генерал Джонсон, тот самый автор «Кредо» и человек, который очень много сделал для продвижения компании.

М. КЕДРОВСКИЙ: Бригадный генерал, который участвовал во Второй мировой войне. Нам, кстати, не удалось найти, где он учавствовал…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Если кто-нибудь о боевых успехах генерала…

М. КЕДРОВСКИЙ: …боевой путь Джонсона…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы нам напишите, пожалуйста, потому что мы все больше осведомлены о его успехах в качестве руководителя компании Johnson & Johnson.

М. КЕДРОВСКИЙ: А, может быть, он воевал на Тихоокеанском фронте… театре боевых действий, как это называлось. В общем, сие нам не известно в данный момент. Но известно, что он написал для компании кредо. Вы можете поподробней про него рассказать.

Ю. ПОЛЕЕВА: Да, «Кредо» является одним из наших основных документов Johnson & Johnson, которым мы очень гордимся, и которому мы следуем во всех наших начинаниях: в отношении с нашими конкурентами, клиентами, в бизнесе… Это, так скажем, миссия компании, это то, чем мы живем, то, чем мы руководствуемся. И начало это «Кредо» положил бригадный генерал Джонсон, который был третьим президентом компании Johnson & Johnson. И основное в этом «Кредо»… указывает на то, что компания несет ответственность за людей, которые пользуются продукцией Johnson & Johnson, за служащих, которые работают на компанию Johnson & Johnson. Несет ответственность перед обществом и окружающей средой и несет ответственность перед своими акционерами…

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, куда же без акционеров, а бригадный генерал должен быть жестким человеком: за неисполнение этих постулатов к стенке сразу?!

Ю. ПОЛЕЕВА: Ну, так скажем: нужно блюсти «Кредо», и до сегодняшнего дня это очень и очень важно…

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, человек же имеет право на ошибку?!

Ю. ПОЛЕЕВА: Да имеет, но на какую ошибку…. довольно люди жесткие… мы все прекрасно понимаем, что ошибка ошибке рознь. Наше кредо…

М. КЕДРОВСКИЙ: Сам генерал говорил, что без неудач нет успеха, нет роста.

Ю. ПОЛЕЕВА: Но здесь нужно сказать, что… все мы учимся на ошибках…

М. КЕДРОВСКИЙ: Лучше на чужих…

Ю. ПОЛЕЕВА: Да, но нужно понимать, какие ошибки, поэтому в нашем «Кредо» мы все очень четко прописываем. У нас очень много тренингов для людей, которые приходят только на работу. Одним из первых тренингов, образовательных программ, через которые проходят все наши новые сотрудники – это очень глубокое изучение «Кредо», и потом ежегодно наш отдел кадров, но и во всех странах мира проводит исследования…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Экзамены сдаете?

Ю. ПОЛЕЕВА: Ну, типа того. Для нас это важно. Это находится в крови организма, который называется Johnson & Johnson. Он нам только помогает. Это ни в коей мере не является таким вот… ослушался – все. Но есть вещи, которые важны, как Конституция…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, насколько я знаю, в сорок третьем году «Кредо» было опубликовано впервые, сейчас 2007. За это время оно как-то дополнялось?

Ю. ПОЛЕЕВА: Основа «Кредо», о которой я сказала буквально несколько минут назад, осталась такой же. Естественно, поскольку меняется мир и люди, «Кредо» немного видоизменяется, но костяк «Кредо» остается именно таким, каким был заложен генералом Джонсоном.

М. КЕДРОВСКИЙ: Юля, расскажите, пожалуйста… был жуткий скандал в Соединенных Штатах, когда ваша компания занималась изготовлением очень популярного средства – анальгетика… Тайленол это называлось. Стоил довольно дорого по отношению к конкурентам…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Два восемьдесят пять.

М. КЕДРОВСКИЙ: И несколько людей взяли да померли, скушав Тайленол, в котором вдруг оказалось повышенное содержание цианида… Компания тогда не нарушала «Кредо», и свои обещания, и принципы?

Ю. ПОЛЕЕВА: Да, это, наверное, один из самых известных … печальных…

М. КЕДРОВСКИЙ: А сколько скончалось? Семь?

Ю. ПОЛЕЕВА: Семь. Но здесь нужно сказать, что именно благодаря «Кредо», наша компания выстояла в этом ужасном происшествии…

М. КЕДРОВСКИЙ: То есть компания не изменила принципам открытости, она сама вышла и сказала, что, ребята, вот так плохо, мы поможем вам во всех ваших делах… при этом, насколько я знаю, Тайленол был отозван… в пилюлях, или как они там называются…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В ампулах, по-моему…

Ю. ПОЛЕЕВА: …и в таблетках…

М. КЕДРОВСКИЙ: Компания потеряла сто миллионов долларов – огромные деньги. Казалось, что, несмотря на то, что Johnson & Johnson был признанный лидер, компания могла на этом закончить, по большому счету.

Ю. ПОЛЕЕВА: Вы, конечно, абсолютно правы, в том, что скандал был огромный, неприятный, связанный со смертью людей, вообще ужасно. И, наверное, многие компании могут не выдержать подобного…

М. КЕДРОВСКИЙ: Я представляю, как конкуренты потирали руки…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А вдруг это промышленный шпионаж, ведь расследование так ни к чему и не пришло.

Ю. ПОЛЕЕВА: Да. Пока да… пока… сколько времени прошло с того момента, но все остается открытым. Благодаря «Кредо» компания была очень открыта. Мы не говорили, что это не завесило от нас. Мы говорили, что несем ответственность за потребителей, которые пользуются нашей продукцией, мы несем ответственность перед обществом. Мы признались в том, что это произошло благодаря нашей продукции. Продукция была отозвана. Мы помогали родственникам…

М. КЕДРОВСКИЙ: А клыки и когти компании прямо видны. Они появляются: «это произошло благодаря нашей продукции». Очень «хорошая» фраза.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: С Тайленолом связана очень интересная история, когда конкуренты из Bristol-Myers решили воспользоваться тем массовым спросом, которым пользовался Тайленол. Они выбросили на рынок более дешевое средство, которое называлось Датрил и сделали к нему такую рекламу: «Так же устраняет боль и столь же безопасен, как Тайленол, но на доллар дешевле». И, как я понимаю, Johnson & Johnson узнали о готовящейся акции, снизили цену на тот же доллар, а потом еще и обвинили этот несчастный Bristol-Myers в том, что они дают ложную рекламу… Вот это умение разобраться с конкурентом! Вот они клыки!

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, в столице 15 часов и 29 минут, вы слушаете программу «Бренд». В студии Татьяна Фельгенгауэр и Михаил Кедровский. В гостях у нас сегодня Юлия Полеева, директор по маркетингу Johnson & Johnson в России и СНГ. Ну, а разговор мы продолжим через три-четыре минуты после краткого выпуска новостей, которые нам представит Оксана Пашина.

НОВОСТИ

М. КЕДРОВСКИЙ: В столице 15 часов и 35 минут, мы продолжаем разговор. В студии Татьяна Фельгенгауэр, еще раз привет, Танюш.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Привет.

М. КЕДРОВСКИЙ: И Михаил Кедровский, а у нас в гостях Юлия Полеева, директор по маркетингу компании Johnson & Johnson в России и СНГ. Добрый день, еще раз.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, теперь еще скажи Миша, как в начале, что между тем в столице уже 15 часов и… как незаметно пролетело время.

М. КЕДРОВСКИЙ: Кстати, наши слушатели иногда присылают очень интересные ответы. Я понял, в чем полная секретность того, чем занимался генерал Джонсон во время Второй мировой войны. Оказывается, наши слушатели осведомлены лучше. К нам по СМС пришел ответ от Владимира: «Он сбросил атомную бомбу на Японию»… поэтому такой засекреченный человек.

Ю. ПОЛЕЕВА: …креативно…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А давайте таких же замечательных слушателей, которые внимательно слушают вопросы и быстро присылают ответы… у нас готовы результаты розыгрыша, потому что довольно быстро прислали ответы. Итак, был вопрос: «Как назывался труд генерала Джонсона, ставшего предшественником знаменитого «Кредо» компании?» Правильный ответ звучит так: «Испытай действительность» – именно такую брошюру генерал Джонсон разослал практически всем вокруг, чтобы объяснить основные принципы, по которым нужно работать. У нас есть, как всегда, три победителя: Ирина – 917-597…, Лена – 905-217… и Максим – 910-423… Я уверена, что и Максим найдет много полезного в этой подарочной корзине.

М. КЕДРОВСКИЙ: Юля, расскажите, что там такое?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Девушки, я уверена, точно найдут, чем себя порадовать.

Ю. ПОЛЕЕВА: Я уверена, что и Максим тоже найдет… На самом деле, мы попытались сделать таким образом, чтобы наш подарок понравился всем, как и вся продукция Johnson & Johnson. У нас там очень интересные марки, такие как Johnson's Baby абсолютно разные, и шампуни, и крема. Новая марка Neutrogena – уход за лицом, Johnson – наша знаменитая марка… которая тоже крем для тела, который придает постепенно оттенок загара очень красивый.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А скажите, эти знаменитые детские шампуни, взрослые могут ими пользоваться?

Ю. ПОЛЕЕВА: Однозначно…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А потом также сладко спать? Потому что я там видела какой-то специальный шампунь перед сном с запахом лаванды, чтобы ребенок успокаивался и быстро засыпал.

М. КЕДРОВСКИЙ: Тут мы должны запустить песню: «лаванда, горная лаванда»…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Антидепрессант… можно так помыть взрослому голову, он тоже уснет и будет видеть хорошие сны.

Ю. ПОЛЕЕВА: На самом деле так: ребенок уснет, то и (родители меня поймут) родители могут также быстро уснуть…

М. КЕДРОВСКИЙ: Я представляю: намыливают голову и засыпают, засыпают… Так вот, в первой части мы разговаривали о работе вашей компании в Западной Европе, в Штатах, а когда вы появились в России? Или еще в Советском Союзе?

Ю. ПОЛЕЕВА: В России мы появились в девяносто втором году. То есть в начале девяностых, как и многие крупные западноевропейские и американские компании, мы пришли на этот рынок после событии перестройки и образования непосредственно России. В девяносто втором году мы пришли на российский рынок и начали очень активно продвигать наши марки. В девяносто восьмом году случился, опять же, небезызвестный для всех кризис…

М. КЕДРОВСКИЙ: А как он на вас отразился?

Ю. ПОЛЕЕВА: Мы потеряли очень много денег, но, как и все, в общем-то, компании, мы стали «реп-офисом». То есть мы ушли с рынка, тогда как многие наши конкуренты не закрылись и не уходили с рынка. И, естественно, это немножко отодвинуло нас назад по сравнению с нашими конкурентами, и вот только в девяносто четвертом году было принято стратегическое решение…

М. КЕДРОВСКИЙ: В 2004..

Ю. ПОЛЕЕВА: Да, извините, было принято стратегическое решение глобальное, на глобальном уровне о том, что Россия входит в число основных рынков наряду с Китаем, Бразилией – большие развивающиеся рынки, которые еще очень потенциальны с точки зрения роста и продаж. И начиная с 2004 года, мы начали очень активные…

М. КЕДРОВСКИЙ: С 2004?!

Ю. ПОЛЕЕВА: Да, что-то мне эти тысяча девятьсот…

М. КЕДРОВСКИЙ: Я подумал, что, может быть, вы проговорились и у вас уже есть что-то вроде машины времени, поэтому вы можете так вольготно вести себя на рынке: ушли, вернулись, потом кризис, вы из него вышли. В 2004 году вы вернулись. Прошло три года, какие…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Извините, тут нас иногда слушатели поражают своими сообщениями…

М. КЕДРОВСКИЙ: Приходят феноменальные вещи иногда, но, в данном случае, в эфир не будем их говорить. Вы вернулись на рынок, который к этому времени был довольно развит в этом сегменте. Каковы ваши конкуренты в России тогда и сейчас?

Ю. ПОЛЕЕВА: Но здесь надо сказать, что рынок очень большой и мы играем в очень разных сегментах рынка…

М. КЕДРОВСКИЙ: Ну, например, фармацевтика?

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Мне кажется, лучше поговорить с ними на тему товаров широкого потребления, которые можно встретить в любом супермаркете, тот же Johnson’s Baby, который можно встретить….

М. КЕДРОВСКИЙ: Хорошо, шампуни…

Ю. ПОЛЕЕВА: Хорошо, давайте начнем с детской косметики, где мы представлены нашей маркой Johnson’s Baby. Естественно, в 2004 году мы потеряли наши позиции на рынке, у нас довольно серьезный конкурент был в то время – это Bubchen, также наши российские компании, такие как «Свобода», «Невская косметика». Мы шли практически нос в нос с токи зрения доли на рынке. И, как вы уже сказали, прошло три года…

М. КЕДРОВСКИЙ: И вы их все купили. /Смеются/

Ю. ПОЛЕЕВА: Нет, «съели». Мы их не купили, а их переиграли… если образно выражаться… не люблю это слово. Мы теперь лидеры однозначные.

М. КЕДРОВСКИЙ: Какую долю рынка вы занимаете?

Ю. ПОЛЕЕВА: Мы занимаем тридцать один процент в стоимостном выражении…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это очень серьезно, по-моему.

Ю. ПОЛЕЕВА: Да, это в зависимости, естественно, от рынка. Если я проговорю сейчас о рынке тампонов или ухода за кожей, там ситуация немного другая…

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, меня эта тема очень волнует…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Да, Миша с самого начала хотел разговор увести именно на эту тему, но не знал как, а вот Юля ему помогла.

Ю. ПОЛЕЕВА: Но, тем не менее, закончу, тридцать один процент, а ближайший конкурент в районе восемнадцати процентов – так, чтобы понимать. Очень много было сделано. Серьезный разрыв, мы очень довольны. Но нужно сказать, что Johnson’s Baby как практически единственный рекламодатель на сегодняшний день телевизионный, мы развиваем этот рынок. Мы рассказываем родителям, а почему они должны покупать тот или иной продукт. Мы непосредственно сами двигаем этот рынок, а внутри этого рынка мы растем в два раза больше, чем основной рынок. Если говорить о других рынках, это рынок тампонов… Там наши конкуренты, такие же небезызвестные компании, такие как Procter & Gamble с маркой Tampax. И сейчас у них новая марка запущена. И Kimberly Clark с небезызвестной маркой Kotex.

М. КЕДРОВСКИЙ: Вы знаете, я, все-таки, вернусь к разговору о линейке товаров широкого потребления, именно касающихся… как назвать их одним словом: шампуни и так далее. Вот вопрос пришел от Ольги по интернету: «Почему даже в Москве линейка продуктов на прилавке довольно куцая. Пример: мне нравится детский крем, но его сложно найти».

Ю. ПОЛЕЕВА: Хороший вопрос. На самом деле, мы постоянно работаем с тем, чтобы увеличить нашу долю на полке в сравнении с конкурентами, и, в принципе, нам это удается, но, естественно, наверное, не везде. Возможно, с теми магазинами, куда ходит Ольга, у нас есть некоторые проблемы. Но, тем не менее, в сравнении с нашими конкурентами, мы всегда представлены в наиболее широком количестве продуктов, но, естественно, не везде. Всего на российском рынке мы продаем сорок пять продуктов Johnson’s Baby. Естественно, все сорок пять ни одна из наших розничных сетей не сможет поставить на полку, но будет работать с тем, чтобы крем обязательно был на полке…

М. КЕДРОВСКИЙ: Вот еще один камень в ваш огород. Владимир Александрович Палт, руководитель клуба авторской песни МГУ.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но вопрос у него такой, как будто он работает в Johnson & Johnson: «Юля, почему зачастую об акциях отдела маркетинга отдел продаж Johnson узнает в последнюю очередь и порой бывает к ним не готов. Например, продукция Life Skin – запускается телереклама, а товара на складе нет».

Ю. ПОЛЕЕВА: Сейчас утечка внутренней информации произошла в эфире.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Надеюсь, Юлию после этого не уволят, а Владимир Александрович не потирает удовлетворенно руки.

Ю. ПОЛЕЕВА: Я передам этот вопрос нашим коллегам, потому что он не совсем ко мне…

М. КЕДРОВСКИЙ: В данном случае мы может обратиться только к вам.

Ю. ПОЛЕЕВА: Это неправильно, на самом деле. Абсолютно ваш радиослушатель прав. Правильный и разумный вопрос. О любых акциях, которые устраивает отдел маркетинга, отел продаж должен знать заранее и подготовиться заранее.

М. КЕДРОВСКИЙ: А, может быть, это связано с тем, что очень крупная разветвленная сеть?

Ю. ПОЛЕЕВА: Не должно быть с этим связано – это абсолютно решаемые вопросы. По крайней мере, я могу сказать, что в нашем подразделении потребительских товаров очень большое количество акций, много больше, чем у наших коллег просто из-за специфики бизнеса… но такого не бывает.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, давайте теперь уже узнаем…

М. КЕДРОВСКИЙ: Ближе к телу…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ближе к телу, ближе к товарам широкого потребления, и послушаем, собственно, тех, кто ими пользуется.

МНЕНИЕ ПОКУПАТЕЛЯ.

Продукты Johnson & Johnson с удовольствием пользуются и мамы, и бабушки, и даже папы: «Пользовался, когда ребенку покупал, мне понравилось, коже мягче становилась… Крем пробовали и пенку для ванны». Подавляющее большинство прохожих Johnson & Johnson хвалили. Шампунь Johnson’s Baby действительно не щиплет глазки, убедилась на примере своих детей Ирина: «Вот, чтобы не было слез, мы покупали… ну, не плакали, но сейчас уже выросли, можно и со слезами. Тогда были довольны, сейчас уже дети подрастают… уже другой фирмой пользуемся». Экономист Катерина отрицательно относится к компании Johnson & Johnson: «Крупная компания на российском рынке скупила половину наших фармацевтических заводов… ну, а в плане продукции, ничего хорошего сказать не могу: качество не соответствует тому уровню, которое они о себе заявляют. Много отечественных производителей лучше». А вот Ольгу все устраивает: «Компания, которая выпускает всякую чепуху для детей, в принципе, не плохую, пользуюсь сама и своему ребенку покупаю… то есть чепуху не в плохом смысле этого слова, а в хорошем… маска мне очень нравится, действительно, очень мягкая, нежная, жирных следов не оставляет, в полотенце впитывается». Светлана Георгиевна жалеет, что когда ее дети и внуки были маленькими, такой продукции не было: «Хорошие они, давно на рынке. Они себя оправдали, хорошие кремы для ребятишек». Оказалось, что каждый третий прохожий пользовался продукцией Johnson & Johnson.

М. КЕДРОВСКИЙ: Итак, вот еще один материал, который подготовила Алина Гребнева, и вот, что у нее получилось. Большинство людей «за», но есть и те, кто говорят: «Нет, ребята, это все так».

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кто у вас там заводами, пароходами, и как вы съели все российские предприятия?

М. КЕДРОВСКИЙ: Мало того, что российский производитель лучше, да еще вы захватили…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Оккупанты просто…

Ю. ПОЛЕЕВА: Ну, там скажем, с точки зрения потребительского сектора, мы пока ничего не захватывали на российском рынке.

М. КЕДРОВСКИЙ: Хорошо это было сказано, с ехидцей: «…пока ничего не захватываем». Компания-рейдер.

Ю. ПОЛЕЕВА: Я бы так не сказала.

М. КЕДРОВСКИЙ: Я закавычу.

Ю. ПОЛЕЕВА: Да, у нас много заводов. В основном, эти заводы находятся на территории Соединенных Шатов, ведущих западноевропейских стран. И та продукция, которую мы продаем на территории Российской Федерации и СНГ, произведена в западной Европе. Наши конкуренты имеют заводы в России, это не является секретом, это можно прочитать на любой бутылочке. Но, как мне кажется, я бы не говорила, что таким образом мы «поедаем» российские компании. Потому что я как гражданин Российской Федерации так же ратую за то, чтобы наши российские компании процветали, несмотря на то, что я сейчас работаю на американскую компанию.

М. КЕДРОВСКИЙ: Не патриотично!

Ю. ПОЛЕЕВА: А, смотря как посмотреть.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Знаешь, Миша, если послушать некоторых людей, то мы с тобой вообще не понятно на кого работаем.

М. КЕДРОВСКИЙ: Не обостряй на этом внимание, пожалуйста.

Ю. ПОЛЕЕВА: Нет, ну мы таким образом усиливаем конкуренцию, а если так, то и наши конкуренты, я имею ввиду российский компании, повышают…

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, стремятся повысить качество, чтобы так же иметь…

Ю. ПОЛЕЕВА: Абсолютно верно…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: То есть вы стимулируете? Спасибо компании Johnson & Johnson за развитие отечественных предприятий.

М. КЕДРОВСКИЙ: И за стимуляцию.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Очень интересный и правильный вопрос, который, на самом деле, мы задаем практически всем нашим гостям: как отличить подделку от настоящей продукции, и, вообще, сталкиваетесь ли вы с проблемами контрафактной продукции?

Ю. ПОЛЕЕВА: Мы, к сожалению, пока не в таких крупных масштабах… нет, в крупных масштабах мы не сталкиваемся. Я стучу по дереву, потому что это, действительно, большая проблема. Мы сталкиваемся с тем, что та продукция, которая должна продаваться на других рынках, к нам приходит через другие… «серые» таможенные тропы. Но это все равно наша продукция.

М. КЕДРОВСКИЙ: А вы не боитесь так говорить, что вы используете «серые» схемы.

Ю. ПОЛЕЕВА: Нет, мы не используем серые схемы…

М. КЕДРОВСКИЙ: Ваш дистрибьютор.

Ю. ПОЛЕЕВА: Конкретно за руку мы никого не ловили. Это практически невозможно. Но эти проблемы у нас есть на границе с Западной Европой, на границах со среднеазиатскими республиками у нас есть эти проблемы, но они не крупномасштабные. Это не совсем ответ на ваш вопрос. А ответ на ваш вопрос: пока…

М. КЕДРОВСКИЙ: К счастью, особо крупных историй с появлением поддельной продукции не существует…

Ю. ПОЛЕЕВА: Не было.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, у нас есть еще одна рубрика, без которой мы не можем обойтись – это мнение продавца, и продавец Алена, которая практически каждый день наблюдает за тем, кто приобретает продукцию Johnson & Johnson, нам рассказала, у кого она пользуется популярностью.

МНЕНИЕ ПРОДАВЦА.

Скорее мамы, чем бабушки… иногда мужчины по просьбам своих жен. Нет, не шампуни, а масла для тела очень хорошо берут для семьи для своего пользования. Крема «особый уход» тоже довольно хорошо берут. Некоторые гели покупают. Мыло многие любят просто для себя купить.

М. КЕДРОВСКИЙ: Вот еще один материал, который подготовила Алина Гребнева…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Покупают, в общем-то, все: мамы и папы. Причем, Johnson’s Baby, я так понимаю, пользуется популярностью среди взрослых людей. Они для себя это приобретают.

Ю. ПОЛЕЕВА: Не все продукты… ну, вы абсолютно правы, такие продукты, как масло, шампунь, мыло… мамы, женщины используют очень активно.

М. КЕДРОВСКИЙ: То есть вы не делите узкоспециализированные сегменты рынка, то есть вот для детей, вот для подростков, для пожилых? То есть вы специально не разграничиваете?

Ю. ПОЛЕЕВА: Нет, мы делим, однозначно, потому что с точки зрения коммуникации, маркетинга очень важно выстраивать коммуникацию на какую-то определенную целевую аудиторию. Ты не можешь быть хорошим для всех. Именно самые удачные коммуникации происходят, когда есть конкретно-целевая аудитория. У Johnson’s Baby, в принципе, основная целевая аудитория – это мамы с первым ребенком. Потому что, когда рождается первый ребенок, мама готова, открыта к информации. Так же у нас есть другие марки, такая как Clean & Clear. Это маски для очищения кожи и ухода за кожей. Она рассчитана на девочек-подростков.

М. КЕДРОВСКИЙ: Говорит Юля и на меня рукой показывает.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, и на мальчиков подростков…

Ю. ПОЛЕЕВА: Потом есть марки… Neutrogena, которая на более уже зрелых женщин…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я так понимаю, что косметика RoC только в аптеках продается?

Ю. ПОЛЕЕВА: Да…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Кто главный конкурент у RoC?

Ю. ПОЛЕЕВА: Vichy.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, там ценовой разброс у этой косметики сильно выше, чем у Johnson & Johnson.

Ю. ПОЛЕЕВА: В принципе, тем не менее, это дорогая косметика, которая продается только в аптеках и, в этом плане, она является конкурентом.

М. КЕДРОВСКИЙ: Почему я задал вопрос, связанный с разделением на возрастные… вещи… Как вы общаетесь с людьми? Я говорю не только про рекламу, кстати, вы выводите очень много денег из обычной рекламы… Потом, с 1888 года у вас уже было два журнала: один «Месседж», а второго я не помню названия…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Они были более специализированные…

М. КЕДРОВСКИЙ: Да, а сейчас была речь о создании европейского общеспециализированного канала, где кроме вас должна была участвовать компания Procter & Gamble и ряд других компаний. Вот расскажите, ваши отношения с медиа.

Ю. ПОЛЕЕВА: Вы имеете в виду…

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, например, что стало с планами открыть этот канал?

Ю. ПОЛЕЕВА: На сегодняшний день, понимаете, любые такие акции, которые требуют согласования таких крупных компаний, это дело небыстрое. И очень часто очень много согласований приводит к тому, что оно может растянуться на пять-десять лет.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Но эти планы еще в силе?

Ю. ПОЛЕЕВА: Об этих планах говорят. Я просто не хочу сейчас углубляться в это, но пока я не могу вам сказать, что это будет сделано в ближайшее время.

М. КЕДРОВСКИЙ: Мне очень понравилась информация, я уже не помню, где я ее почерпнул… Вы были спонсором Олимпийских игр в Турине.

Ю. ПОЛЕЕВА: Были.

М. КЕДРОВСКИЙ: У вас есть какие-то обязательства, договоренности с Международным олимпийским комитетом.

Ю. ПОЛЕЕВА: Есть.

М. КЕДРОВСКИЙ: Началось это давно, вы, правда, отказались от спонсорства в Солт-Лейк-Сити, потому что там не понятно, куда деньги уходили, но это уже вопрос не к вам, а к следователям. В дальнейшем вы собираетесь не только какие-то крупнейшие мировые соревнования спонсировать, но и более какие-то менее крупные… У вас ведется работа в этом направлении?

Ю. ПОЛЕЕВА: У нас ведется работа в этом направлении.

М. КЕДРОВСКИЙ: Потому что там информационное спонсорство.

Ю. ПОЛЕЕВА: Абсолютно верно, но на сегодняшний момент принято общее глобальное решение, что мы являемся спонсором Олимпийски игр в Пекине, которые будут в 2008 году. И мы уже сейчас подготавливаемся в этом, работаем с Олимпийским комитетом во всех странах мира. Но, поскольку мы являемся децентрализованной компанией, то вопросы о спонсорстве непосредственно касаемых конкретных стран, за которые отвечают менеджеры, дело сугубо личное этих стран. Поэтому в некоторых странах у нас довольно много спонсорств. В некоторых может быть их немного меньше. Есть небольшие спонсорства, есть большие спонсорства. Например, здесь мы тоже спонсируем некоторые вещи, помогаем Третьяковской галерее. Детская творческая мастерская Третьяковской галереи была создана под патронажем и руководством, и до сегодняшнего дня мы продолжаем работать, Johnson’s Baby.

М. КЕДРОВСКИЙ: А расскажите, пожалуйста, по поводу благотворительности. Я знаю, что фонд Роберта Вуда Джонсона профинансировал программу по борьбе с избыточным весом у детей. И было вложено около пятисот миллионов долларов.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А я читала, что офисы специально для сотрудников строятся так, чтобы кафетерии находились подальше от конференц-залов, а парковка вообще не находилась в том же здании, что и офис, чтобы сотрудники больше двигались. Какие у вас массовые компании по борьбе с ожирением?

Ю. ПОЛЕЕВА: По борьбе с ожирением… у нас очень по борьбе с многими другими болезнями: онкологией, СПИДом. У нас очень много проводится… почему? Потому что мы являемся одной из крупнейших компаний здоровья, производство медицинской продукции, как для профессионалов, так и для потребителей. Поэтому мы блюдем это не только на словах, но и на деле.

М. КЕДРОВСКИЙ: А в России вы какие-нибудь благотворительные акции проводите?

Ю. ПОЛЕЕВА: Мы проводим благотворительные акции. Очень много наших коллег из медицинского подразделения… в большом количестве, которые направлены на детей, в помощь детям-инвалидам, больным СПИДом, онкологией. То, о чем я говорила, проводится на ежегодной основе и довольно регулярно.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, что же, к сожалению, наше время подходит к концу. В гостях у нас была Юлия Полеева, директор по маркетингу Johnson & Johnson в России и СНГ. Говорили мы сегодня о компании, которая во многом зарабатывает на наших с вами болезнях, но, я уверена, что желает нам здоровья, не так ли Юля?

Ю. ПОЛЕЕВА: Абсолютно, только здоровья, ради этого все делаем.

Т. ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Ну, замечательно, большое спасибо. Это была программа «Бренд», которую для вас провели Татьяна Фельгенгауэр и Михаил Кедровский.



Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире