'Вопросы к интервью
КСЕНИЯ ЛАРИНА: Ну, что, начинаем нашу программу. Еще раз добрый вечер. У микрофона Ксения Ларина. Все вышеназванные товарищи в студии. Будем сейчас по очереди здороваться. Сначала спэшиал гестс – Александр Любимов, здравствуйте, Александр.

АЛЕКСАНДР ЛЮБМИМОВ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Ну, добавим к тому, что Александр является президентом «МедиаСоюза», он еще и настоящий, живой академик «ТЭФИ» и вице-президент академии ТЭФИ, что очень важно в контексте сегодняшнего разговора. Андрей Левкин здесь, добрый вечер, Андрей.

АНДРЕЙ ЛЕВКИН: Добрый вечер.

К. ЛАРИНА: Лена Ланкина здесь, добрый вечер, Лена.

ЕЛЕНА ЛАНКИНА: Добрый вечер.

К. ЛАРИНА: Нашим слушателям напомню все наши средства связи. 725-66-33 это наш пейджер. И SMS можно отправить по телефону +7 985-970-45-45. А тему мы заявили «ТЭФИ-2006 как отражение нашей жизни». Так получается, что типа, какая жизнь, такое и ТЭФИ. Мы вот сейчас вспоминали с Леной Ланкиной, какая по счету церемония. 12-я. С 95 года.

Е. ЛАНКИНА: Да, да, да, двенадцатая.

К. ЛАРИНА: И действительно так по этим церемониям можно проследить кривую, кривую падения, глубокого падения нашего телевидения. Я бы начала, знаете, с чего. Вот с вопроса, который пришел, много вопросов пришло до начала программы: Вот пишет наш слушатель Влад: «Много лет тасуете одну и ту же мельчающую колоду, в которой тузы и короли меняются на мелких шестерок. Почему личности с ликами исчезли с нашего телевидения?» Ну, кстати, вот тоже личность и лик Александр Любимов, которого на нашем телевидении нет. Ну, как Вы ответили бы на этот вопрос?

А. ЛЮБИМОВ: Ну, как таковой, так сказать, взят курс на то, чтобы хоронить телевидение, я вот, честно, под это не подпишусь. Вообще, иногда слушаю радио. Как-то очень много хоронят. Я так не чувствую…

К. ЛАРИНА: Телевизор, Вы имеете в виду, хоронят, да?

А. ЛЮБИМОВ: Ну, это мода, у нас же страна, где про медицину, про политику, а уж, тем более, про телевидение все понимают.

К. ЛАРИНА: Ну, зато все смотрят круглые сутки. И смотреть церемонию ТЭФИ будут обязательно.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, еще говорят, что не смотрят, что смотрят только канал «Культура», правда, по рейтингам канала «Культура» не всегда понятно, где же эти все люди, которые так бесконечно заявляют, что они его смотрят. Видимо они только себя любят там смотреть, поэтому… Вот, а большое телевидение, это всегда, конечно, некоторая форма компромисса страны и тех людей, которые его делаю, которые, в общем-то, являются одновременно и теми, кто его делает, и теми, кто находится под влиянием этой страны, которую они любят, и которую они уважают. Оно не падает.

К. ЛАРИНА: Т.е. это такой дипломатичный ответ. Я там понимаю, что Вы считаете, что сегодня с телевидением ничего плохого не происходит.

А. ЛЮБИМОВ: А что Вы имеете виду?

К. ЛАРИНА: Не знаю. Я Вас спрашиваю.

А. ЛЮБИМОВ: Вы понимаете, если бы я пришел на прием врача, я бы мог сказать, какие у меня проблемы со здоровьем, зуб болит, или что-то. Я так не чувствую. Понятно, что кого-то что-то не устраивает. Но я не отношусь к тому кругу людей, которые свое мнение легко выдают за объективную реальность. У меня есть свои сомнения, они были всегда и продолжают быть, и оставаться, и будут наверняка. Но в целом, я считаю, конечно, безусловно, одно из лучших телевидений в мире. И по качеству визуальному, и по качеству исполнения, и по невероятным успехам, например, последних лет, по тому, что ни на одном телевидении мира невозможно. Но если относиться к телевидению, как к чему-то идеальному, там, что вот сам себе представляешь для себя лично, какой бы ты хотел канал вот для себя, то, наверное, конечно, такого телевидения в мире не существует. И я просто в таких категориях не размышляю об этом. Но многие люди, мне кажется, размышляют именно так. Они думают о том, какое бы сделать телевидение для меня лично, чтобы мне нравилось.

К. ЛАРИНА: Андрей, Вы согласны с оценкой нынешнего телевидения?

А. ЛЕВКИН: Вообще думаю, что да, поскольку в телевизоре можно много что посмотреть. Купи дивидюшку, поставь себе кабель, тут что-то другое, это предлагается какая-то вот такая картинка, которая человеку не нравится почему-то, ну, а всегда же что-то не нравится. А в общем, ну, какое падение. Падение было бы, если бы все не то, чтобы были недовольны, а просто бы об этом не говорили.

К. ЛАРИНА: А все недовольны. Я Вам скажу, как ведущая радиопрограммы про телевидение, все недовольны.

А. ЛЕВКИН: А искусство должно будоражить.

К. ЛАРИНА: Аудитория. Все недовольны.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, может быть, такая аудитория просто? Это, может быть, аудитория недовольна. Они, кстати, недовольны не только телевидением. Если послушать радиостанция «Эхо Москвы», они всегда всем недовольны.

К. ЛАРИНА: Т.е., Андрей, Вы тоже считаете, что процесс идет вполне нормальный, телевидение, вот как сказал Александр Михайлович, лучшее в мире телевидение.

А. ЛЕВКИН: Насчет лучшего, не знаю, не смотрел столько, но ведь реагируют же, будоражит, значит, соотносится.

К. ЛАРИНА: Будоражит. Рейтинги большие. Елена?

Е. ЛАНКИНА: Мне кажется, тут слушатель немножко о другом говорил. Он говорил о том, что тасуется одна и та же колода. На самом деле, если даже посмотреть два последних года, одни и те же программы, одни и те же люди переходят из номинации в номинацию, а иногда даже и не переходят собственно. Ну, я не знаю, чем это объясняется. Видимо недостатком форматов, недостаточным разнообразием. Не буду говорить о людях. Ну, я знаю, что, например, Владимир Владимирович Познер считает, что ТЭФИ это ну что-то сродни олимпийским играм. И в общем, если есть чемпион, который выигрывает на протяжении там 5 или 10 лет, то почему собственно не дать ему 3-ю или 4-ю ТЭФИ. Так что, в общем, тут мнения разные.

К. ЛАРИНА: Ну, а по каким критериям все-таки это все оценивать? Мы привыкли каждый раз, когда мы ТЭФИ обсуждаем, мы говорим о каких-то вещах, на первый взгляд, там несовместимых. Помню, когда была какая-то дикая история, когда Михаил Швыдкой попал в номинацию ведущий программы вместе с Хрюном и Степаном. Тоже там было что-то диковатое в этом сочетании. Как-то насколько чистота жанра соблюдается и нужна ли она? Опять хотела бы у Саши спросить, как у академика.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, на мой взгляд, с каждым годом все в этом плане лучше и лучше. Точнее. Вот в этом году, лучше, чем в прошлом. Хотя, конечно, не идеально. Уже, так сказать, таких прямых, довольно странных совпадений, пересечений, как, например, вот то, что Вы сказали, Ксения, их меньше, или мало. Но все равно, академия, это субъективно выбранная группа людей, которые выбирают. Можно, чтобы выбирали 100 или сколько там их, наших членов академии. Можно, как сейчас выбирают жюри. Ну, в общем, выбор довольно субъективный. И, так сказать, то, из чего исходят люди, т.е. как бы идея сама этой организации, чтобы давать премии наиболее талантливым работникам с точки зрения самого телевизионного сообщества. Ну, эта абстрактная идея действительно наталкивается на то, что внутри академии есть масса вкусов, масса представлений. Например, вот там меня лично возмутивший факт о том, что, значит, уже переголосовали участие программы «Вести». И туда вошла какая-то программа «Эха», которую, так сказать…

К. ЛАРИНА: Как какая-то?

А. ЛЮБИМОВ: Ну, ее вообще нельзя назвать телевидением. Ну, я понимаю, почему люди за нее голосуют. Им важно, они не проучствовали в борьбе с коммунистами в 80-е годы, когда вот программа «Взгляд» была, когда тот же Олег Добродеев в новостях работал, Первый канал. И сейчас они немножко, так сказать, в кармане со своей фигой чего-то хотят поучаствовать, свою маленькую такую политическую борьбу с системой осуществить. И это они называют борьбой за лучшие телепрограммы. Это тоже взгляд. Это тоже подход. Таких в академии много. Людей которые голосуют не за то, что хорошо, а за то, что, им кажется, правильно голосовать. Например, там всегда голосовать правильно за канал «Культура», чтоб показать, что я культурный человек. Или проголосовать за какое-нибудь телевидение, которое вот сейчас по причине значит, репрессий со стороны политического режима Владимир Путина, значит, не показывают, посему мы его поддерживаем.

К. ЛАРИНА: А вот я нашла.

А. ЛЮБИМОВ: Например, это «Эхо». При том, что невероятно профессиональная программа «Вести» не попадает в номинацию. Это просто возмутительно.

К. ЛАРИНА: Сейчас я скажу. Подождите, чтобы все понимали… Ну, привет, а кто голосовал-то? Академики.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, это же общественная организация. Невозможно, так сказать, навязать свой вкус кому-то. Есть масса людей, масса мнений.

К. ЛАРИНА: Я просто расшифрую, о чем Александр говорит. Номинация «Информационная программа», вот тройка финалистов. Сегодня компания НТВ, «Время» Первый канал и «Сейчас в России» телекомпания «Эхо».

А. ЛЮБИМОВ: Не смешно.

К. ЛАРИНА: Это то, что не видят зрители России, зато видят зрители многих других стран ближнего и дальнего зарубежья. И вот это компания «ЭХО ТВ», которая имеет отношение, в том числе, и к радиостанции «Эхо Москвы».

А. ЛЮБИМОВ: Ксения, простите, дело не в том, что это не видят. Дело в том, что это плохого качества продукт, понимаете. Просто очень плохого качества.

К. ЛАРИНА: А Вы видели?

А. ЛЮБИМОВ: Ну, конечно, видел. Я профессионально этим занимался. Я руководил программой «Время», я знаю, что такое качественные новости.

К. ЛАРИНА: Т.е. Вы считаете, это такое протестное голосование было.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, да, конечно.

К. ЛАРИНА: Может быть, я с Вами соглашусь. Потому что я вспоминаю, по-моему, в прошлый раз, когда Оля Романова, по-моему, в прошлом году она получила…

Е. ЛАНКИНА: Нет, два года назад.

К. ЛАРИНА: Когда она в своей ответной речи сказала, что я не лучшая, что я оставшаяся, что называется.

А. ЛЮБИМОВ: Ой, Вы знаете, тоже в этом столько вообще, на мой взгляд, неправды.

К. ЛАРИНА: Ну, может быть, не неправды, а кокетства.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, когда понимаете, если бы действительно та свобода, или та правда, которую нам несла телекомпания РЕН-ТВ, была нужна людям, то, наверное, рейтинг был бы чуть повыше.

К. ЛАРИНА: Андрей?

Е. ЛАНКИНА: Ну, наверное, тут есть момент протестного голосования. Или какой-то попытки реванша, потому что в прошлом году Норкин проиграл Маше Ситель, но в этом году с подачи одного из его коллег, в общем, произошло вот такое вот, небольшая рокировка.

К. ЛАРИНА: Правда, я не очень понимаю такой резкости суждения Сашиного. Потому что если есть телевидение, почему бы его не номинировать на телевизионного Оскара.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, ну, я пришел сюда не как человек, который будет защищать академию, я пришел просто как человек, который имеет точку зрения. Я ее защищаю.

К. ЛАРИНА: Никто на Вас не нападает. Я хочу…

А. ЛЮБИМОВ: У меня есть точка зрения. Причем я в меньшинстве…

К. ЛАРИНА: Я хочу понять тенденцию. Ну, я обязана защищать естественно…

А. ЛЮБИМОВ: Кого? Норкина? Зачем?

К. ЛАРИНА: К которому я отношусь с бесконечным уважением. Мне кажется, уж обвинять его в непрофессионализме, по меньшей мере, странно. Уж Норкин-то…

А. ЛЮБИМОВ: Подождите, мы не про Норкина говорили. Я говорю, что эта программа с точки зрения, ну, …

К. ЛАРИНА: Телевидения.

А. ЛЮБИМОВ: Как телевизионного зрелища, не может сравниться с программой «Вести» Российского телевидения. Просто не может.

Е. ЛАНКИНА: Ну, если она прошла, значит, было большинство.

А. ЛЮБИМОВ: Подождите. А я что спорю? Я просто подчиняюсь, просто я выражаю свое мнение, которое, я надеюсь, имею право выражать. Меня спросили…

К. ЛАРИНА: Можете. Можете.

А. ЛЮБИМОВ: Что меня возмущает. Я сказал, что меня возмущает. Но в целом, отвечая все-таки на поставленный вопрос, хочу сказать, что, в общем-то, выбор членов академии с каждым годом ну все-таки лучше и лучше, так мне кажется. Я не знаю, что значит лучше…

К. ЛАРИНА: Ну, как это лучше и лучше?

А. ЛЕВКИН: Тоньше и тоньше.

А. ЛЮБИМОВ: Да, тоньше и тоньше.

К. ЛАРИНА: Одни и те же люди же номинируются всегда.

А. ЛЮБИМОВ: И что?

К. ЛАРИНА: Ну, в чем здесь тоньше и тоньше? Вот развлекательная программа размножилась уже аж на три номинации.

Е. ЛАНКИНА: На три, на три.

К. ЛАРИНА: Где здесь тонкость? Такой тонкий жанр? Не умещается уже в одну номинацию.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, по-моему, это очевидно, что невозможно сравнивать игру, формат называется «Фэкчуалс», это когда, ну, типа там «Пока все дома», или там, когда квартиру ремонтируем, или, например, там «Последний герой» или там «Сердце Африки», которую мы делаем. Потому что просто одна программа с бюджетом 300 000 долларов, другая с бюджетом 20 000 долларов. В одной там 50 камер. В другой там одна камера. Ну, это нельзя сравнивать. Собственно идея управления академией, которая пытается каждый год менять немножко номинации, отслеживать и выделять в этом списке, хотя мы ограничены в выборе, чтобы сама церемония не стала бесконечно длинной то, что является тенденцией. Например, фэкчуалс, вот эти вот утреннего прайм тайма выходного дня программы, они действительно явление последних нескольких лет. И на СТС, и на НТВ, и на Первом, и на «России». Собственно, правление решило, что имеет смысл выделить это вот так, как Вы сказали. Я понимаю, почему это вызывает такой скепсис.

К. ЛАРИНА: Это как раз вот я об этом. Я вообще не хотела, чтобы у нас был сегодня какой-то такой разговор, что мы будем сегодня каждую номинацию вычленять и рассказывать, что она ужасная, а нам будет Любимов говорить: нет, она прекрасная, да.

А. ЛЮБИМОВ: Да, нет, я вообще буду молчать.

К. ЛАРИНА: Перестаньте. Ну, что это за идиотский разговор.

А. ЛЮБИМОВ: Извините.

К. ЛАРИНА: Вы меня сбили вообще с толку. Я к другим вещам. Я как раз хотела поговорить о тенденциях. Поскольку вот если говорить о ТЭФИ, о самой премии ТЭФИ, как об отражении телевизионной жизни нынешней, вот именно о тенденциях. Вот что можно сказать о сегодняшнем нашем телевидении, кроме того, что оно самое лучшее в мире, вот на этот сезон. Именно если обратить внимание на те программы, на те личности, которые попали в финал, которые вышли на финальную прямую. Мне кажется, это очень очевидные вещи. Здесь есть, о чем поговорить. Андрей, давайте я уже Вам слово дам. А то Вы у нас дебютант программы «Коробка передач», поэтому давайте, покажитесь.

А. ЛЕВКИН: Вот пытаюсь просто соотнестись. На самом деле, получается какое-то противоречие. Вот одни и те же лица, одна и та же колода, в то же время, почему номинировано «Эхо», почему размножились развлекательные. Т.е. новые лица то как-то появляются?

К. ЛАРИНА: Нет.

А. ЛЕВКИН: Ну, это страшное дело.

Е. ЛАНКИНА: Нет, ну, вот в размноженных развлекательных, там стоят, скажем, «Квартирный вопрос» и «Пока все дома», но «Пока все дома» это… Я бесконечно люблю Тимура Кизякова, программу его очень люблю, но он, я боюсь, уже сказать, он, по-моему, уже рекордсмен по получению ТЭФИ. И по пребыванию в номинантах. Ну, если у нас 2-3 программы, ну, давайте их размножим еще до каких-нибудь номинаций.

К. ЛАРИНА: А Вы считаете, новые лица появились на телевидении? Назовите их.

А. ЛЕВКИН: Да. Вы знаете, честно говоря, нет. Да я не очень понимаю само функционирование ТЭФИ, потому что, скажем, лет 12 назад понятно было, ну, вот что-то такое середина 90-х, все куда-то катится куда-то в тар тарары, там кругом какие-то непонятные тенденции, ну, вот сформировать какое-то мнение, которое будет ну как-то эту позицию регулировать. Вот что сейчас это может делать, действительно непонятно. Тут просто лица получаются уже вторичными относительно задачи всего этого мероприятия. Ну, что это? Предложение делать какие-то вот жесткие тренды, оценивать линию развития. Ну, это невозможно ни с какой стороны. Т.е. всегда какая-то инерция происходит, наверное. Да, наверное, сейчас будут какие-то сплошные размножения какие-то вот. Опять же со стороны не очень понятно, каким образом вообще происходит номинация. Потому что ну а как это можно представить себе, как это можно все отсмотреть. Как это все вышло уже…

К. ЛАРИНА: Вот отсматривает человек. Даже «Эхо ТВ» смотрел.

А. ЛЕВКИН: Весь эфир? А кто знает, может быть, там в 8 утра сидит какое-то лицо, которое совершенно шикарное.

К. ЛАРИНА: А мы не знаем.

А. ЛЕВКИН: А мы не знаем, да. А он такое делает.

К. ЛАРИНА: А Вы все смотрели, Саш?

А. ЛЮБИМОВ: В той секции, в которой я (НЕ РАЗБОРЧИВО), конечно.

К. ЛАРИНА: А Вы за что отвечаете?

А. ЛЮБИМОВ: Не за что. В академии я отвечаю за «ТЭФИ регионы», вообще-то.

К. ЛАРИНА: Нет, я знаю, там как-то все академики делятся. Те, которые голосуют в итоге, они, каждый, у каждого там своя какая-то номинация.

Е. ЛАНКИНА: Секция, по-моему.

К. ЛАРИНА: Или секция, жанр, в котором он отслеживает.

А. ЛЮБИМОВ: Да, при предварительном отборе участвуешь в работе одной из трех секций. Условно их можно разделить, как информационное вещание, развлекательное и просветительское.

К. ЛАРИНА: А просветительское у нас есть?

А. ЛЮБИМОВ: Конечно.

К. ЛАРИНА: Ну, например.

А. ЛЮБИМОВ: Довольно много. Ну, что, даже Вы удивитесь, как много. И на Первом, и на втором.

К. ЛАРИНА: Ну, Вы видите, ничего не называете.

А. ЛЮБИМОВ: А, Вам программы нужно? Ну, я не знаю, «Умники и умницы», кстати, тот же «Квартирный вопрос» можно считать просветительской, с моей точки зрения".

К. ЛАРИНА: Ну, ладно, прекратите.

А. ЛЮБИМОВ: А я считаю, да.

К. ЛАРИНА: Это скорее развлекательная.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, она, правда, в другой номинации проходит.

Е. ЛАНКИНА: Она называется «Образ жизни».

А. ЛЮБИМОВ: Документальные фильмы. Которые идут, сейчас я не помню, линейка там в 23.30, по-моему, сейчас на Первом. На «России» она после вечерних «Вестей» идет, после вторых, в 23 с чем-то. Значит, ну, «Культура» не будем, понятно, да. Значит, детские форматы, которые можно считать тоже просветительскими. И на СТС, и на НТВ новый вот этот, как это называется, где Фоменко ведет. Довольно много. Для такого телевидения вот коммерческого, а у нас телевидение коммерческое, это довольно много. А вот размышления по поводу того, почему мало лиц, мне кажется, вот попытка найти какие-то новые черты у телевидения, которые я не понимаю. Ложное целеполагание. Ассоциация автолюбителей рассуждает: надоели мерседесы, пусть они сделают нам что-нибудь другое. Это приблизительно так же, да.

К. ЛАРИНА: Ну, я бы так не сравнивала. Ну, как это?

А. ЛЮБИМОВ: Ну, а как? Ну, если Тимур Кизяков нравится аудитории, что мы можем с этим сделать?

К. ЛАРИНА: Ничего не нужно делать с Тимура Кизякова. Пусть он будет.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, Вы хотите что-то сделать. Мы про это же говорим. Нужны какие-то новые лица, которые в 8 утра вот по версии…

К. ЛАРИНА: Мы хотим, чтобы появились новые лица, новые личности.

А. ЛЮБИМОВ: А зачем?

К. ЛАРИНА: Не надо, Вы считаете?

А. ЛЮБИМОВ: Нет, ну, если людям нравится это. Ну, как можно, появились новые лица, я не очень понимаю.

К. ЛАРИНА: Пусть им нравится это. Но еще помимо этого, чтобы еще появлялось что-то новое, или кто-то новый. Чтобы обратить внимание и сказать: Боже мой, какой интересный человек появился на нашем телевидении. А он не появляется. Вы не обижайтесь.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, это как встреча Чичикова с помещиками в одной романе. Мост до Петербурга, и чтоб пирожки продавали.

К. ЛАРИНА: (Смех). Новости. Потом продолжим.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Продолжаем наш разговор о ТЭФИ-2006. Все-таки я вижу по вопросам наших слушателей, они не очень поняли, по каким критериям все-таки оцениваются программы, которые попадают в финал, а затем выбираются. По рейтингам или по каким-то другим? Потому что так наши слушатели поняли, что и рейтинг учитывается в том числе. Это действительно так?

А. ЛЮБИМОВ: Нет, не так. Все те, кто делают программу, прежде всего, каналы, которые, им престижно бороться за количество ТЭФИ, которое они получили. Они выдвигают те программы, которые они считают своими достижениями в отчетном периоде. Соответственно потом проходит селекция, где члены академии, разделившись на три равные группы, так называемые секции, просветительское вещание, развлекательное и информационное, голосованием выбирают тройки. И тройки, они уже проходят в финал. И сейчас они уже известны. И соответственно вот в течение двух ближайших недель они буду проголосованы очно в эфире СТС и там победит один, в каждой из этих троек, по каждой из номинаций. Вот и все.

К. ЛАРИНА: Это понятно. Т.е. рейтинг вообще здесь не учитывается.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, но я думаю, те, кто выдвигают, они, может быть, но рейтинг вообще позиция, которая интересует только финансистов, ну, если говорить серьезно про рейтинг.

К. ЛАРИНА: Ну, здрасте, как же финансистов, когда каждый раз, когда мы начинаем обсуждать каждый раз ту, или иную программу, у которой высокий рейтинг и сомнительная репутация, нам все время телевизионщики возвращают этот упрек: люди же смотрят, значит, это хорошо.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, я не знаю. Мне кажется, если говорить серьезно про рейтинг, про собственно количество джеэрпи, сколько ты вырабатываешь…

К. ЛАРИНА: Это важно?

А. ЛЮБИМОВ: То, условно говоря, если поставить детскую программу в 23.00, ну, грубо говоря, ясно, что у нее будет низкий рейтинг, потому что дети спят. И собственно говоря, в рейтинге половина цифры заключается в правильном программировании. Иногда программы неправильно ставятся. Это видно часто в эфире.

К. ЛАРИНА: Ну, на твой взгляд, рейтинг все-таки является критерием успешности?

А. ЛЮБИМОВ: Нет, конечно. Но, смотря, что считать успехом, я не знаю.

К. ЛАРИНА: Нет, ну, коммерчески, наверное, да. А я имею в виду, вот…

А. ЛЮБИМОВ: Ну, что значит, коммерческий успех. У Вас же программы канал приобретает. У Вас есть определенная норма прибыли, которая у Вас все равно есть. Если Вы продаете программу каналу. А как канал считает свою экономику, это собственно, его канальная жизнь. Все равно он всегда проигрывает вне прайм тайма, потому что зарабатывает он всегда с 5 до 10 вечера. В остальное время он тратит деньги. Ну, собственно говоря как он там считает, как он тратит, это в общем-то его большая коммерческая жизнь. к которой ты, как производитель программы, не имеешь отношения. Ну, рейтинг, конечно, важный ориентир, но не самоцель, отнюдь.

К. ЛАРИНА: Андрей. Вы тоже так считаете, что рейтинг не является самоцелью для создателей телевизионных программ, для руководителей каналов?

А. ЛЕВКИН: Не знаю, не могу сказать. Но я думаю, немножко другая вещь по поводу вот недоумения телезрителей. Тут получается такое ощущение, что, может быть, сама премия уже не попадает в формат, т.е. телевидение уехало в сторону близких отношений с телезрителем. Оно развлекательное…

К. ЛАРИНА: В каком смысле?

А. ЛЕВКИН: Все понятно. Оно стоит у него дома, он с ним соотносится. Он проводит свою жизнь вот в этой рамке. И тут кто-то со стороны вдруг внезапно начинает объяснять, что было хорошо. Не соотносясь при этом с телезрителем. Скажем, если премия устраивает какую-нибудь биллеберду типа какого-нибудь интернет голосования, присылайте Ваши…

К. ЛАРИНА: Народное голосование.

А. ЛЕВКИН: Народное голосование, называйте свое, все будет хорошо. Вообще, нет соучастия. Т.е. в этой рамке совершенно понятно, что надо вводить новую номинацию «Лучший гость в студии». И пусть тогда номинируются Проханов…

К. ЛАРИНА: И Жириновский.

А. ЛЕВКИН: Жириновский, допустим, все переживают на тему взаимного диалога.

Е. ЛАНКИНА: Самый коммерчески успешный гость.

А. ЛЕВКИН: Да.

Е. ЛАНКИНА: Ну, в общем, да, Андрей прав. Потому что публика, которой преподносят эту церемонию в качестве одного из главных телевизионных блюд сезона, искренне недоумевает, почему собственно не учитывается ее мнение о том, или ином продукте, но оно не учитывается изначально, потому что это профессиональная премия. И сами профессионалы судят о достоинствах того, что делают их коллеги. Т.е. тут это противоречие, оно неизбежно.

К. ЛАРИНА: А не всегда совпадает мнение зрительской аудитории с мнением академиков?

Е. ЛАНКИНА: Ну, понимаете, когда Вам говорят: а что Вам не нравится, вот есть программа, она существует 15 лет, все ее любят. Ну, правильно. Все ее любят, потому что другой-то нет. Она может быть замечательной, вообще во многих отношениях гениальной.

К. ЛАРИНА: Ну, вот Саша на это говорит: а если нравится людям. Почему должно появляться что-то новое? Сомнительный какой-то вообще тезис.

Е. ЛАНКИНА: Ну, Вы знаете, это немножко отдает, возвращаясь к Сашиному примеру с мерседасами, это немножко отдает таким советским подходом. Зачем Вам мерседесы, вот у Вас есть запорожец, он у Вас прекрасно ездит, Вы на нем и продолжайте ездить всю жизнь.

А. ЛЮБИМОВ: Я могу Вам сказать на это. Вот компания ну, собственно которой я занимаюсь в своей жизни, телекомпания «Вид», она производит программу «Поле чудес», например. За это время их производилось… Да, мы были первыми, кто сделал игру еженедельную. Но с тех пор этих игр невероятное количество было сделано. Но ни одна из них не может в еженедельном режиме устоять и выдержать такой рейтинг. Что можно с этим сделать? Закрывать Якубовича?

К. ЛАРИНА: Не надо закрывать Якубовича.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, хорошо, вот другие делаются…

Е. ЛАНКИНА: Ну, все знают, что сам Якубович достаточно уже, в общем, давно рвется к чему-то другому. Вот сейчас он делает, казалось бы, необычный для такой фигуры формат, как «Последние 24 часа», по-моему, называется программа. Ну, т.е., я думаю, он бы с удовольствием ушел из «Поля чудес», не пущают.

К. ЛАРИНА: Не знаю, не знаю.

Е. ЛАНКИНА: Не пущают.

К. ЛАРИНА: Не знаю, не знаю.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, вот Лена все хорошо понимает и знает. Поэтому я лучше помолчу.

Е. ЛАНКИНА: А Саша лучше.

К. ЛАРИНА: Кстати, а «Поле чудес» это ведь тоже не наш продукт?

А. ЛЮБИМОВ: В каком смысле наш, не наш?

Е. ЛАНКИНА: Ну, лицензионный, имеет Ксения в виду.

А. ЛЮБИМОВ: Нет.

К. ЛАРИНА: Сами придумали?

А. ЛЮБИМОВ: Ну, как Вам сказать? Что значит придумали? Что считать придуманным? Викторина?

К. ЛАРИНА: Нет. Колесо фортуны.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, оно разное. Если Вас интересует…

К. ЛАРИНА: Первоисточник.

А. ЛЮБИМОВ: Соотношение с «Колесом фортуны».

К. ЛАРИНА: Да.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, можно считать в принципе, что это калька. Как Вам угодно, на самом деле.

К. ЛАРИНА: Нет, ну, это официально, юридически не является лицензионным продуктом?

А. ЛЮБИМОВ: Нет. Ну, немцы же не будут подарки ведущему носить в студию.

А. ЛЕВКИН: Ну, вообще, если в этом смысле, прав мой коллега, что есть такая удивительная тайна этой программы, может быть, кстати, это и есть разгадка, почему она настолько популярно, правда, что не нравится Елене…

Е. ЛАНКИНА: Нет, мне все нравится.

А. ЛЕВКИН: Что в программах такого рода, которые идут вот, ну, я видел там, подобные, их много очень, этих игр. Собственно, смысл игры, это азарт вокруг разгадывания. А в этой программе смысл выясняется совсем в другом. В том, что через вот эти подарки, приветы родне происходит какая-то новая форма коммуникации.

К. ЛАРИНА: Ну, здесь новая форма, допустим, присутствует. Я это к чему веду. Что у нас достаточно большое количество лицензионных проектов. Там «Слабое звено» было, по-моему, сейчас его нет. Его сейчас нет? Не знаю, по-моему, я его давно не видела.

Е. ЛАНКИНА: Нет, нет.

К. ЛАРИНА: Ну, там много таких вещей. Там «Как стать миллионером», так она называется? Такие программы имеют право вообще попадать в номинации телевизионной премии, если это не придумано продюсерами российскими?

А. ЛЮБИМОВ: Ну, опять же Вы задаете такой профессиональный вопрос. С моей точки зрения, я абсолютно не вижу разницы между форматом лицензионный он, или сделанный в России. Когда, например, там мы продаем на Запад программу «Жди меня», то компания ЭйБиСи Диснея американская, ей собственно все равно вообще, кто это придумал, где это придумал, никого это не волнует. Они все равно это делают на, простите, своем родном американском языке. И другой способ коммуникации, другая теплота в студии, другие истории, совсем не похожие на наши. Так что…

К. ЛАРИНА: Т.е. форма здесь не важна.

А. ЛЮБИМОВ: На мой взгляд, только в очень небольшом количестве примеров. Скажем, вот я считаю, из того, что мы делали по лицензии, например, вот «Последний герой» это все-таки там есть некоторые элементы того, что мы заимствовали, и поэтому мы с удовольствием взяли у своих коллег лицензию. При этом я Вам скажу, что единственные две компании, которые действительно, на мой взгляд, качественно, высококачественно этот формат делают, это собственно компания «Колбрэк» для СиБиЭс в Америке, тоже по лицензии и мы. А вот уж я вижу у тех, кто собственно владеет правами. Там, кстати, спорят две компании по поводу владения, там шведы и англичане, ну это вообще там тихий ужас. И если вот в этом смысле, то я не понимаю, в чем спор. Может, имеет право. Если для Вас важно, что вот типа это родное, для меня это…

К. ЛАРИНА: Идея, мне, например, важно, чья идея. Ну, как?

А. ЛЮБИМОВ: Телевидение в этом смысле очень технологичное, очень такое, как сказать, это все-таки не искусство с моей точки зрения, где индивидуальность, авторство важно. Это работают большие коллективы. Иногда программы делаются коллективами 80-100-200 человек. Кто авторы?

К. ЛАРИНА: Леночка, ты согласна?

Е. ЛАНКИНА: Я хотела сказать немножко о другом, возвращаясь к тому, о чем Вы, Ксения, сказали. Насколько соотносятся мнение аудитории и мнения профессионалов. Может быть, это не совсем правильно. Но я хочу сказать, что есть такая скромная премия, которую вручают уже 6 лет тел критики. Такая независимая, альтернативная, не пафосная…

К. ЛАРИНА: На прошлой неделе это произошло.

Е. ЛАНКИНА: Да, и что интересно, вот уже было подмечено, что на протяжении нескольких лет она во многом предсказывает как бы вот некоторые ТЭФИ. Во-первых, она, по-моему, всего на неделю или на 10 дней обычно отстоит от ТЭФИ, не намного раньше. И вот что интересно. Должна заметить к вопросу о перспективах. В этом году были награждены в качестве события сезона два сериала, это «Доктор Живаго» и в «Круге первом». В качестве индустриального события сезона сериал «Не родись красивой».

К. ЛАРИНА: А что такое индустриальное событие?

Е. ЛАНКИНА: Ну, это как бы к вопросу о рейтингах. Это самый был, в общем-то, рейтинговый продукт, который вывел канал СТС…

К. ЛАРИНА: Недоумение я вижу в глазах Александра Михайловича.

Е. ЛАНКИНА: Да, ладно, ладно. Народ смотрел, короче. Подождите, не сбивайте меня. Программой сезона названо «Братство бомбы».

К. ЛАРИНА: Это что такое?

Е. ЛАНКИНА: Это то, что делал Лев Николаев, это документальный серила на Первом канале.

К. ЛАРИНА: Просветительское телевидение.

Е. ЛАНКИНА: И, казалось бы, очень незаметная, но очень интересная программка оригинальная «100 вопросов взрослому», которая идет на ТВ Центре. Специальный приз присужден, что интересно, второй раз, историческим хроникам Николая Сванидзе «за преданность историческому просветительству и телевизионной публицистике». Что очень может быть неожиданно для некоторых слушателей, специального приза удостоен канал ТНТ…

К. ЛАРИНА: За «Дом-2»?

Е. ЛАНКИНА: Нет. За такие необычные, обучающие телешоу, как «Кандидат», «Офис». И что интересно, отсутствие персоны сезона. т.е. это в общем впервые за…

К. ЛАРИНА: Телеперсоны сезона, да?

Е. ЛАНКИНА: Да, да, да. Впервые за 6 лет.

К. ЛАРИНА: Может быть, кто угодно, ведущий, автор.

Е. ЛАНКИНА: Вот теперь, если посмотреть, то на самом деле, можно уже, я думаю, предсказать кое-что. Потому что вот, например, сериал «В круге первом» в нынешней ТЭФИ удостоен 6 номинаций. В общем, рекордсмен. «Доктор Живаго» чуть меньше – 5. «Не родись красивой», по-моему, 2-3. «Братство бомбы» 3 или 4 номинации. «Исторические хроники» второй раз стоят в номинантах. Так что, в общем, мне кажется, вот эти выше перечисленные программы имеют большие шансы.

К. ЛАРИНА: Саш, ну оцените призы, которые клуб теле критиков раздал. Как Вам?

А. ЛЮБИМОВ: Из того, что номинировалось, ну, во-первых, я так понимаю, что сначала теле критики смотрят, что номинировно, а потом делают свой выбор.

Е. ЛАНКИНА: Нет.

А. ЛЮБИМОВ: Это первое. Второе значит, ну, можно всегда придумать: «За лучший профиль Либдегордоги Депкунайте в сериале прайм тайм». Т.е. всегда можно придумать разные. Ну, в целом, мне нравится все, что вручалось, кроме названного. А названное… Кроме не названного. Не названное, это опять же политическая фига в кармане. Это либералы-затворники борются с режимом.

К. ЛАРИНА: Это что Вы имеете в виду?

А. ЛЮБИМОВ: Не назван был приз, или так сказать, мнение теле критиков…

К. ЛАРИНА: Персона?

А. ЛЮБИМОВ: По поводу того, что происходит удушение свободы. Вот я не помню точно, как это сформулировано, но вот, а во всем остальном, я считаю, очень корректные и интересные…

Е. ЛАНКИНА: А, Вы имеете в виду новости. Не удушение свободы.

К. ЛАРИНА: Что такое, я ничего не знаю. Ну-ка, ну-ка, Вы мне скажите, я ничего не знаю. Лен, почему умолчала?

А. ЛЮБИМОВ: Вот это единственное, в чем я не согласен.

Е. ЛАНКИНА: Нет, это называется совершенно, я считаю, невинно «Унификация новостей на государственных каналах». Причем здесь удушение свободы?

А. ЛЮБИМОВ: Ну, в этом нет никакой собственно оценки.

Е. ЛАНКИНА: А более резкая оценка применена к каналу НТВ – «агрессивная криминализация». Ну, по-моему, это трудно вообще оспаривать.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, просто вопрос в том. Мы спорим о чем, кто быстрее ездит, или у кого, кто любит отдыхать в Хургаде?

Е. ЛАНКИНА: Мы не спорим, мы говорим о том. что…

К. ЛАРИНА: Нет. Саш, ну, согласитесь, раньше все-таки была некая конкуренция в новостном пространстве. Согласитесь. И Вы это еще застали, когда сами работали в телевизоре, да.

А. ЛЮБИМОВ: Вы знаете, я привык свои чувства соотносить со своим вообще чувством гражданина и ответственности за страну, где я живу. Поэтому я не вижу проблем, которые вот Вы считаете главными. Я их просто не вижу. Не понимаю.

К. ЛАРИНА: Почему? Нет. А мне кажется, что это очень важно. Что все-таки, мы уже начали с того, что это уже 12-й год. Все-таки с 95го года многое изменилось и в нашей стране, и в нашем телевидении, и это очевидные вещи, что сегодня конкуренции в информационном пространстве нет.

А. ЛЮБИМОВ: Что Вы имеете в виду? Конкуренции какого плана?

К. ЛАРИНА: Кто первым сообщит. У кого будет эксклюзивная новость, у кого будет эксклюзивное интервью. У кого будет самый необычный и яркий эксклюзивный комментарий. Сегодня это невозможно. Сегодня абсолютно все, как это называется, унификация, да?

Е. ЛАНКИНА: Унификация.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, Вам виднее, девушки, я промолчу.

К. ЛАРИНА: Абсолютно одинаковые новости. Ну, а почему Вы так пугаетесь таких вещей? Я ничего не понимаю. Это же очевидно.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, я ничего не пугаюсь, я живу внутри.

К. ЛАРИНА: Мы же никого не обижаем. Мы просто констатируем это.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, Вы считаете…

К. ЛАРИНА: Могут состязаться сегодня, на мой взгляд, я вообще не теле критик, я вообще никто. На сегодня могут состязаться ведущие новостей, кто лучше выглядит, кто интереснее говорит, кто правильнее читает, кто кривее, кто моложе, кто милее. Но по сути, по профессиональному уровню, мне кажется, сегодня конкуренции нет и быть не может. Именно в силу абсолютной одинаковости новостных программ.

А. ЛЮБИМОВ: Ваша точка зрения. Мы оцениваем что, возможность назвать Путина фашистом, или…

К. ЛАРИНА: Ну, почему Вы так сразу упрощаете, вот мое мнение.

А. ЛЮБИМОВ: Объясните, что Вы имеете в виду?

К. ЛАРИНА: Разность позиций, разность взглядов.

А. ЛЮБИМОВ: Каких позиций? Позиций на что? Работать на центральном телевидении и, например, критиковать Путина это настолько глупо, потому что не будет рейтинга.

К. ЛАРИНА: Почему глупо?

А. ЛЮБИМОВ: Потому что его люди любят. У него рейтинг 60-70% в стране.

К. ЛАРИНА: Я Вас умоляю. Если будет еще передача, где критикуют Путина на Первом канале, и вдруг откроется программа «Время», и Катя Андреева вдруг скажет: а вот тут Владимир Владимирович Путин был не прав. Вот это я понимаю. Вот это был бы рейтинг. Да. Вы что?

А. ЛЮБИМОВ: Это Вы так считаете?

К. ЛАРИНА: Конечно.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, поэтому видимо Вы все-таки…

К. ЛАРИНА: Да, нет, почему. Вы сейчас упрощаете все, что я говорю. Упрощаете.

А. ЛЮБИМОВ: Объясните, что Вы говорите, чтобы я понял.

К. ЛАРИНА: Я говорю элементарные вещи.

А. ЛЮБИМОВ: Мы говорим о таланте журналистов. или мы говорим о политической позиции.

К. ЛАРИНА: А разве это одно другое отменяет?

А. ЛЮБИМОВ: А вот в премии, которую мы обсуждаем, в премии теле критиков, как раз в той части, которую Лена назвала, я согласен почти полностью. Мне нравится и то, что меня даже поразило, что критики очень консервативны и с большой неприязнью относящиеся к таким телевизионным продуктам, как ситком, я имею в виду «Не родись красивой», вдруг это отметили. И мне это, например, очень понравилось. Я порадовался, что критики больше понимают нас. И мы ближе становимся им, как сообщество. Ну, мне странно, что отметили «Доктора Живаго». Так же как у нас в академии голосуют за те книги, которые прочли, а не за реализацию. Потому что, в общем-то, спорно.

К. ЛАРИНА: Ну, тоже субъективно.

А. ЛЮБИМОВ: Субъективно.

К. ЛАРИНА: Ну, здесь как раз можно выбирать. Среди ситкомов, среди сериалов, фильмов, документалок, можно выбирать.

А. ЛЮБИМОВ: Я согласен… Вот как-то мы переходим из обсуждения талантов в обсуждение политики, вот здесь вот начинается у меня сразу много вопросов. Потому что я вижу в этом…

К. ЛАРИНА: А что такое талант ведущего новостей? Он в чем выражается, объясните?

А. ЛЮБИМОВ: В том, чтобы…

К. ЛАРИНА: Или талант ведущего информационно-аналитической программы. Он в чем выражается?

А. ЛЮБИМОВ: В его способности находиться аудитории… комфортная для аудитории система коммуникации.

К. ЛАРИНА: Видите, просто у нас разные представления. Мне казалось, совсем другие вещи. Мне как раз казалось, что ведущий информационно-аналитической программы, прежде всего, обязан дать картину мира мне разную. Чтобы я сама могла сделать собственные выводы об этом.

А. ЛЮБИМОВ: Я думаю, у Вас есть возможность сделать собственные выводы…

К. ЛАРИНА: Я Вас умоляю…

А. ЛЮБИМОВ: Как и у зрителя…

К. ЛАРИНА: Да, нет, у меня-то, конечно, есть. Потому что у меня есть возможность и интернет почитать. У меня есть возможность посмотреть спутниковое телевидение. Правда же? У меня есть возможность почитать прессу самых разных стран, да. А у людей, которые составляют основную часть аудитории телевизионной, таких возможностей нет.

А. ЛЮБИМОВ: Может, не надо за них думать?

К. ЛАРИНА: Нет, действительно нет. Причем здесь думать. Я за них не думаю.

А. ЛЮБИМОВ: Может быть, у них тоже есть.

К. ЛАРИНА: У них нет этой возможности.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, о'кей.

К. ЛАРИНА: Они смотрят только телевизор. Первый и второй канал. А есть вообще такие. Вы удивитесь. есть такие уголки в России, где вообще только Первый канал принимают.

А. ЛЮБИМОВ: Ксения, Вы удивитесь, есть же в стране, Вы знаете, все, что мы сейчас с Вами говорим, это сильно далеко от народа, который для нас для всех не близкий родственник, поверьте.

К. ЛАРИНА: Любимого вообще я так люблю. И пригласила совсем не для того, чтобы ругаться.

А. ЛЮБИМОВ: Я бы согласился бы говорить про то, что хотелось бы, например, увидеть больше плюрализма в новостях, как отдельную тему. Давайте про это, если будет желание, поговорим. Но в контексте того, что мы обсуждаем сейчас, это все-таки, на мой взгляд, не уместно.

К. ЛАРИНА: Почему нет прямого эфира на телевидении?

А. ЛЮБИМОВ: Как это нет?

К. ЛАРИНА: Нет дискуссий в прямом эфире?

А. ЛЮБИМОВ: Ну, почему нет? Кто Вам сказал?

К. ЛАРИНА: Ну, назовите, назовите.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, как, работает Познер в прямом эфире.

К. ЛАРИНА: Нет, почему же он в прямом эфире.

Е. ЛАНКИНА: Познер в прямом работает? Он в записи идет.

А. ЛЮБИМОВ: На Дальний Восток, когда… Ну, может быть. сейчас что-то поменялось. Не знаю.

Е. ЛАНКИНА: У нас почти нет прямых эфиров.

А. ЛЮБИМОВ: И Вы считаете, что это вот для Вас и для зрителей, я понимаю, Вы произносили слово «прямой эфир», и слушатель на это реагирует: о, нет прямого эфира, нет свободы. Вы так к этому…

К. ЛАРИНА: Нет, ну, почему Вы так сразу? И опять же…

А. ЛЮБИМОВ: А как?

К. ЛАРИНА: Вы мне меня объясняете.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, я себе пытаюсь понять, почему Вы задаете такой вопрос. Что значит прямой эфир?

К. ЛАРИНА: Прямой эфир, это то, что сейчас происходит в нашем прямом эфире. Это прямой эфир.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, хорошо. Значит, Познер записывает…

К. ЛАРИНА: Почему его нет на телевидении? Я спрашиваю Вас.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, новости идут в прямом эфире.

К. ЛАРИНА: Ну, еще бы новости у нас в записи шли. Я Вас поздравляю.

А. ЛЮБИМОВ: Я не могу, я не способен говорить в тех критериях, в которых я не понимаю, про что мы говорим. Простите.

К. ЛАРИНА: Обижает меня.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, не обижаю, не понимаю. Не понимаю, правда.

К. ЛАРИНА: Давайте послушаем телефон. Наденьте, пожалуйста, наушники. Давайте, дорогие друзья, наши телефоны 783-90-25 и 783-90-26, мало времени осталось, поэтому будьте, пожалуйста, лаконичны. Если есть вопросы у Вас или мнения, мы Вас слушаем. Пожалуйста, Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Дмитрий. У Вас разговор на радиостанции как слепого с глухим.

К. ЛАРИНА: А кто слепой, кто глухой?

ДМИТРИЙ: Да все.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, я, я думаю слепоглухонемой.

ДМИТРИЙ: Никаких новостей ни в телевидении, ни по радио, в общем-то, узнать нельзя. Мало того, что последнее время манера такая пошла у всех ведущих, они как артисты, в общем-то все превращается в шоу-бизнес. Кто как выкатился, как говорится, так и убедил. Вот и все. Вот и все телевидение у нас. А по поводу, понимаете, программ нет ни познавательных реально, они все какие-то предвзятые, ни обучающих программ. Новости, ну, это вообще смешно называть новостями. Это как цирк какой-то вообще. Потому что на самом деле взгляд на жизнь как бы, т.е. к реальной жизни это вообще не имеет никакого отношения. Абсолютно. Т.е. я вот смотрю новости в качестве снотворного, когда вечером с работы приезжаю. Ложусь так. Включил, глазки закрылись, выключил.

К. ЛАРИНА: Вот Дмитрий, наш слушатель и Ваш зритель оценил работу нашего телевидения. Не снимайте наушники, сейчас несколько звонков послушаем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Вы знаете, я, во-первых, хочу поблагодарить всех за очень интересную передачу. Действительно разговор слепого с глухим. Меня зовут Михаил. Я из Санкт-Петербурга, не представился, прошу прощения. Да, два замечания. Первое, на телевидении очень много появилось новых лиц. Например, Фекла Толстая с прекрасным сериалом про старинные дворянские фамилии. В этом году очень хорошо, ну, блестяще Петр Толстой программа «Время», это нечто. Это новое… ну, очень уверенные и очень энергичные, и очень хорошие аналитические сюжеты, в том числе и Петра Косенко. И так что вот не надо говорить, что нет новых лиц. Есть новые лица и на Первом канале, и на СТС, и на Домашнем много новых лиц. На всех каналах есть новые лица, просто их нужно замечать. В отличие от многих окружающих, кроме господина Любимого, все остальные почему-то не заметили новых лиц. А что касается того, что каждый год должны появляться новые лица. Вы знаете в той же Америке, которую многие вот из присутствующих очень любят, там сидят по 20-30 лет ведущие и новостей, и аналитических программ, и ничего, народ их смотрит. Хотя они уже старые, они уже пенсионеры, из них уже песок сыпется. Все равно они сидят по 20-30 лет на телевидении. Ничего, нормально. Так что вот, понимаете, соотношение должно быть на телевидении между новизной и консерватизмом. Это вот такое замечание. И третий момент. Телевидение не должно быть оппозиционно, оно должно быть конструктивным. И оно должно быть интересным. А вот то, что телевидение должно призывать людей на баррикады, когда в стране все спокойно, и наоборот, страна живет более-менее хорошо, не надо звать на баррикады.

К. ЛАРИНА: Михаил, а кому Вы сейчас это все кричали?

МИХАИЛ: А вот Вам, потому что…

К. ЛАРИНА: Из того, что Вы сказали…

МИХАИЛ: Вы все время всех зовете всех на баррикады.

К. ЛАРИНА: Слушайте, ну, что Вы ерунду сейчас говорите. Когда я кого позвала на баррикады? Вот что Вы мне все приписываете? О чем Вы говорите?

МИХАИЛ: Не конкретно Вы. Но вот структура, в который Вы работаете.

К. ЛАРИНА: Говорите, то неужели мы до такого дойдем, что обяжем телевидение, чтобы у них каждый год были новые лица. Мы об этом не говорили. Вот какая-то страсть к примитивизации…

А. ЛЮБИМОВ: Нет, а, по-моему, очень даже.

К. ЛАРИНА: Не говоря уже про баррикады. Какие баррикады? Почему альтернатива плюрализму только баррикады? Почему не может быть другого?

А. ЛЮБИМОВ: Нет, смещение смыслов происходит, если я правильно понял Михаила. Мы говорим по одно, но тут же меняется…

К. ЛАРИНА: Но как-то все воспринимается не так.

А. ЛЮБИМОВ: Поэтому так и воспринимается, что мы смещаем. Мы начинаем говорить про одно. А Вы тут же уходите, может быть, не сознательно, просто эмоционально.

К. ЛАРИНА: А потому что Вы меня резюмируете. Вы объясняете мне, что я имею в виду.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, я пытаюсь понять, потому что я, человек, который занимается этим всю жизнь сознательную. Я очень люблю телевидение. Поэтому равнодушно я говорить про это не могу. Просто так размышлять, давайте дадим еще каких-нибудь лиц…

Е. ЛАНКИНА: Давайте, я Вас разобью.

К. ЛАРИНА: Мы так не говорили.

А. ЛЮБИМОВ: Добавим плюрализма.

К. ЛАРИНА: Мы так не говорили.

А. ЛЮБИМОВ: А тут еще чего-нибудь просветительского давайте дольем. Это очень серьезный, любимый мною…

Е. ЛАНКИНА: Разойдись.

А. ЛЮБИМОВ: Мое дело, я не могу про это говорить равнодушно, извините.

К. ЛАРИНА: У меня тоже, потому что я не люблю телевидение. Поэтому тоже не могу равнодушно про него говорить.

А. ЛЮБИМОВ: Так если Вы не любите, зачем Вы про это говорите?

К. ЛАРИНА: Потому что оно присутствует в моей жизни круглые сутки.

А. ЛЮБИМОВ: Каким образом?

К. ЛАРИНА: В режиме торшера работает.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, ладно, я уже вопрос слишком (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ), извините.

Е. ЛАНКИНА: Я хотела крошечную ремарку добавить. Что ни Петр Толстой, ни его дальняя родственница Фекла почему-то не попали в ТЭФИ. К вопросу.

К. ЛАРИНА: Тоже новые лица. Можно еще звоночек. Я так люблю наших слушателей. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер. Меня зовут Елена, я звоню Вам из Москвы. Честно скажу, у меня такое ощущение, что у ТЭФИ судьба очень печальная в том смысле, что им приходится выбирать между плохим и худшим. К сожалению, я сейчас говорю в основном о новостных программах. Но я отношу не только себя, но и вся моя семья относятся к тем, кого Ваш замечательный собеседник обвинил в кокетстве. Мы реально действительно смотрим телевизор только, когда там есть какие-то интересные программы по «Культуре», ребенок 12-летний смотрит свою передачу про животных и о истории. Телевидение наше, к сожалению, настолько печально, что мне, честно говоря, жаль моего ребенка.

К. ЛАРИНА: Ну, что ж. Спасибо и Вам тоже. Ну, и последний звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Это Ксения, да?

К. ЛАРИНА: Да.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Это Вера Петровна из Москвы.

Е. ЛАНКИНА: Здравствуйте. Вера Петровна.

ВЕРА ПЕТРОВНА: Ксюша, Вы знаете, тоже хотела принять участие. Не могу согласиться с доводами Любимого о там прямом эфире и прочее. Отсутствует напрочь дискуссия, какой-то разговор живой о нашей жизни. Оно одной жизнью телевидение живет, а мы другой. И эти «Вести», которые мы новости слушаем, ну, просто вообще не знаю, откуда они, с каких-то других планет что ли? Наших проблем вообще не обсуждают. Это ложь сплошная. Жизнь у нас, не городская, я имею в виду, а провинциальная, это жуткая жизнь. Где оно, телевидение наше? Просто Любимого слушать стыдно, позор. Извините, пожалуйста.

К. ЛАРИНА: Вера Петровна, не митингуйте. Ну, что Вы. Мы должны уже заканчивать нашу программу Саш, ну, скажите что-нибудь. Изменилось ли Ваше отношение к телевидению после сегодняшней программы.

А. ЛЮБИМОВ: Очень сожалею я, что Веру Петровну я не смогу и не захочу убеждать, собственно я считаю, что, по крайней мере, телевидение, люди, которые его делают, это довольно большая корпорация разных, кстати, людей, требуют уважения и попытки их понять. Я думаю, что смещая в нашем разговоре принципы, и не имея никаких ценностных ориентиров, говорить про телевидение трудно так же, как трудно говорить про любой предмет. Нравится, не нравится, у дамы проблема с ребенком, который, так сказать… Что вот Ваши слушатели ждут от телевидения? Я не могу понять.

К. ЛАРИНА: Ваши радиослушатели. Это граждане нашей страны. Они Ваши тоже слушатели.

А. ЛЮБИМОВ: У нас граждане разные. Вот эти вот Ваши радиослушатели, а я тоже работаю на радиостанции, мне такие люди не звонят никогда. Мы работаем с разной аудиторией.

К. ЛАРИНА: Но это же люди, живут в нашей же стране. Это такие же граждане России, как и слушатели радио «Сити FM».

А. ЛЮБИМОВ: Но я не президент. Я делаю телевидение. На телевидении много каналов. Вообще у нас есть еще театры, библиотеки. И вообще-то, для интеллигентного человека телевидение в принципе не приспособлено…

К. ЛАРИНА: Почему такое презрение к аудитории, я не понимаю.

А. ЛЮБИМОВ: Какое презрение?

К. ЛАРИНА: Ну. Вы сейчас такое презрение выказали. Сказали, что это не мои слушатели, таких слушателей у меня нет.

А. ЛЮБИМОВ: Я честно говорю, что на той радиостанции, где я работаю, такие люди мне не звонят.

К. ЛАРИНА: Ну, что, мы в разных странах живем?

А. ЛЮБИМОВ: Нет, просто люди разные.

К. ЛАРИНА: Разные, да.

А. ЛЮБИМОВ: Есть люди. которые понимают. вот мне, например, когда звонят в передачу, люди понимают, что , например, телевидение не приспособлено для того, чтобы с помощью него просвещаться, получать образование, воспитывать детей. Они это знают.

К. ЛАРИНА: Они что хотят?

А. ЛЮБИМОВ: А Ваши радиослушатели этого просто не знают. Им кажется, что с помощью телевидения можно там, например, оставить ребенка у телевизора, его там будет кто-то воспитывать. А я пойду там займусь, поиграю в домино…

К. ЛАРИНА: А Ваши слушатели, в чем видят главные функции телевидения?

А. ЛЮБИМОВ: Мои слушатели, они как-то относятся к этому очень сдержано, очень дистанцировано. Что-то им иногда нравится. Но в основном они сами имеют свои абсолютно понятные представления об этом, на которые я даже влиять не хочу и не могу. Но они ничего не требуют. Они понимают, что это телевидение, которое создано для всех. Оно некий, ну, такой слегка веселенький портрет русского народа, российского народа. И поэтому никаких претензий каждый из них лично, вот таких, как Ваши радиослушатели…

К. ЛАРИНА: А наши слушатели кто?

А. ЛЮБИМОВ: А они, как я понимаю, претендуют на то, что их мнение должно сильно учитываться.

К. ЛАРИНА: Учитываться. Не должно?

А. ЛЮБИМОВ: Ну, в какой-то мере, в которой они представляют, я не знаю, сколько слушают «Эхо Москвы»…

К. ЛАРИНА: Да, человек 5.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, там, ну. 300 000 слушают?

К. ЛАРИНА: Человек 5, Саш.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, 100 000 слушают?

К. ЛАРИНА: Да, нет, конечно.

А. ЛЮБИМОВ: Ну, сколько, я не знаю. Скажите.

К. ЛАРИНА: Мало, мало.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, ну, больше, чем, например. слушают станцию, где я работаю? У нас довольно маленькая аудитория на «Сити FM».

К. ЛАРИНА: У нас еще меньше, к сожалению.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, я думаю, что у Вас как раз больше. Но то просто разные люди, вот те, которые слушают нашу радиостанцию, они не претендуют на то, что с их точки зрения кто-то должен считаться…

К. ЛАРИНА: Да, лучше Ваши, лучше. А, Ваши лучше. Мы знаем.

А. ЛЮБИМОВ: Нет, я этого не сказал. Я сказал, что мы другие.

К. ЛАРИНА: Мы уже за 2 минуты ушли от новостей вот с этим спором. Кошмар вообще.

А. ЛЮБИМОВ: А Вы мне не давайте больше слова.

К. ЛАРИНА: Нет, уж Вы придите еще раз. И мы еще поговорим.

А. ЛЮБИМОВ: Но про политический плюрализм, что очень серьезная проблема, нельзя говорить вскользь. Нельзя говорить про это вот так вот типа, якобы мы поговорили. Это серьезный очень важный вопрос.

К. ЛАРИНА: Серьезный. Давайте, мы на эту тему поговорим.

А. ЛЮБИМОВ: Да, давайте.

К. ЛАРИНА: Все, договорились. Александр Любимов, который познакомился с нашей аудиторией сегодня малочисленной, Лена Ланкина и Андрей Левкин, спасибо большое.





Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире