'Вопросы к интервью
КСЕНИЯ ЛАРИНА: Ну, что, начинаем программу «Коробка передач». У микрофона Ксения Ларина. Еще раз представлю участников сегодняшней программы. Константин Наумочкин, креативный продюсер ситкомов компании «Амедиа». Здравствуйте, Константин.

КОНСТАНТИН НАУМОЧКИН: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Константин у нас сегодня вроде как гость. Да?

К. НАУМОЧКИН: Да.

К. ЛАРИНА: Все остальные, я уж не знаю, кто Вы. Кто Вы мне?

СЕРГЕЙ ВАРШАВЧИК: Завсегдатаи.

МАРИЯ ГОРЕСЛАВСКАЯ: Свои.

К. ЛАРИНА: Сергей Варшавчик, который теперь уже заместитель главного редактора «Национального банковского журнала». Поздравляю, Сергей.

С. ВАРШАВЧИК: Спасибо.

К. ЛАРИНА: С повышением Вас.

С. ВАРШАВЧИК: Спасибо.

К. ЛАРИНА: Ну, тем не менее, по-прежнему занимается телевидением, как я понимаю, да?

С. ВАРШАВЧИК: В том числе.

К. ЛАРИНА: Мария Гореславская,. телекритик интернет газеты «Дни.ru». Маша, здравствуй.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Да, если можно, еще скажу, что теперь ведущая телевизионной рубрики в «Буржуазном журнале». Ничего?

К. ЛАРИНА: Очень хорошо.

С. ВАРШАВЧИК: Тоже с повышением.

К. ЛАРИНА: У нас какие-то все буржуазные журналы. И журнал «Буржуазный», и «Национальный банковский журнал». Это мы здесь скромные сидим на «Эхе Москвы». Значит, напомню нашим слушателям, что все для Вас открыто. 725-66-33 это пейджер. SMSки по телефону +7 985 970-45-45. И телефоны прямого эфира, может быть, включим сегодня во второй части 783-90-25 и 783-90-26. Итак, «Звезды, рожденные телеэкраном» – тема сегодняшней программы. Хотя я почему-то вот все-таки думала, когда готовилась к программе, мне кажется, что все-таки звезды телеэкрана не рождаются. В смысле вот звезды. Вот что такое звезда? Звезды вот в нашем понимании то, что мы наблюдаем сегодня, звезда там, допустим, сериала, если мы точку отсчета сегодня берем вот действительно ситком, комедия положений, то она вот ровно на то время, пока идет сериал, звезда. А потом как бы все заканчивается. И уже кто о ней и вспомнит. Хорошо быть звездой, как Нели Уварова, которая просто замечательная артистка. И звездой она была, как мне кажется, еще до начала сериала «Не родись красивой». Просто она была театральной звездой. Но как мы понимаем, театр все-таки искусство достаточно элитарное, тот, кто пришел, тот и увидел. А телевизор, он просто вот дает, подтверждает статусность, что называется, если речь идет о настоящем таланте. Ну, давайте послушаем Константина. На Ваш взгляд, что в это понятие мы в нашей стране вкладываем – телезвезда.

К. НАУМОЧКИН: Ну, Вы правильно сказали, что звездами телевидения, наверное, не рождаются, а становятся. Потому что в самом понятии «звезда» есть термин излучать, т.е. светиться…

К. ЛАРИНА: Светиться. Вот это правильно.

К. НАУМОЧКИН: Иногда говорят «мне нужно светиться по телевизору», чтобы как бы там поддерживать свой статус, оставаться звездой. Ну, а телевидение – такой прибор, который сам по себе излучает. И если человек, присутствующий на экране, он, понятно, автоматически становится известным. Т.е., мне кажется, это почти синонимы. Да, там вот звезда телевидения это значит очень узнаваемый человек. Да, там популярный, узнаваемый, который часто появляется на телевизионном экране. Его можно, наверное, причислить к звездам. Вопрос: все ли становятся звездами, которые появляются на экране, например, ежедневно? Ну…

К. ЛАРИНА: Все. Просто от некоторых тошнит уже. Но все равно все звездой называют.

К. НАУМОЧКИН: Нет, думаю, что все-таки не все. Нет, ну, представим себе, если Нели Уварова или там Настя Заворотнюк снялись бы в неудачном сериале, они бы не превратились в столь популярных…

К. ЛАРИНА: Ну, Настя Заворотнюк, на мой взгляд, в очень неудачной роли выступает в качестве ведущей различных шоу. Мне кажется, что эта роль ей совершено не идет. Но, тем не менее, она не перестает быть звездой Анастасией Заворотнюк.

К. НАУМОЧКИН: Все правильно. Это как раз и говорит о том, что если сериал закончится… Я мечтаю, чтоб «Няню» уже закончили показывать, уже нельзя ее восемь раз показывать по телевизору…

К. ЛАРИНА: И творческая судьба Анастасии Заворотнюк будет закончена.

К. НАУМОЧКИН: Нет, сериал, может быть, в эфире и закончится, но Анастасия Заворотнюк, если будет светиться по телевизору, будет продолжать оставаться звездой и…

К. ЛАРИНА: Понятно. Ну, давайте тогда вот Маша и Сергей, может быть. скажут несколько слов, что вот вообще. что такое звезда на российском телевидении. На российском, я, как Вы понимаете, имею в виду в широком смысле слова, а не отдельно взятый канал. Что такое звезда российского ТВ? Есть тут какие-то критерии? Кто это делает? Насколько это все долгоиграюще, да?

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Я, да? Мне кажется, что сейчас как раз мы можем говорить о том, что телевидение способно, может быть, даже, как никто, ничто другое создавать звезд. Ну, нравится нам это или нет. И мы как раз последние пару там лет могли наблюдать это воочию. В частности естественно на примере канала СТС, как самый, безусловно, самый яркий пример, это умение делать звезды. И тут однозначно СТС нужно отдать должное. Поскольку своей цели они добиваются. Уж другой вопрос, нравится нам это или нет. Что касается, например, Анастасии Заворотнюк. Я уверена, что если сейчас провести некий опрос условный, то не мы, как бы посвященные, а мало кто вспомнит, что это звезда, рожденная каналом СТС, настолько широка уже ее популярность на сегодняшний день. Насколько я знаю, может быть, я ошибаюсь, но, по-моему, руководство телеканала СТС вообще не очень это приветствует. И, насколько мне известно, Александр Ефимович Роднянский был недоволен, когда Анастасия Заворотнюк согласилась вести шоу на канале «Россия» танцы со звездами. Потому что это как бы своя звезда СТС. Поэтому мне кажется, что сейчас как раз мы можем говорить о том, что телевидение настолько может делать звезд. Более того, в кратчайшие сроки. И то, что происходит на СТС, действительно появляется сериал, какие-то абсолютно новые, никому не известные актеры. Я даже не говорю про, например, Нели Уварову, которая действительно было хотя бы кому-то известна до этого. Абсолютно неизвестные актеры. И через там месяц, другой, третий, они становятся известными и узнаваемыми. Конечно, это происходит благодаря жесткой ротации то, что называется. И я считаю, что СТС в этом смысле иногда немного перегибает палку. У Тины Канделаки, скажем так, через раз последнее время бывают свои как бы звезды. Т.е. это промоушн очевидный. Ну, с другой стороны, как бы хозяин барин. СТС имеет право это делать. И добивается своих целей. Первый канал, я считаю, тоже в этом преуспевает очень даже. И делает своих героев звездами. И использует их в различных проектах. Вот этот кросс проумоушн, то, что называется, мы это наблюдаем. Т.е. одна и та же звезда участвует в «Фабрике звезд», в «Последнем герое», в бесконечных ток-шоу, в новогоднем «Огоньке». И как бы везде свои. Другой вопрос, может быть, опять же я говорю, допустим, мне бросается в глаза. И я удивляюсь, если я вижу на канале «Россия» звезду Первого канала.

К. ЛАРИНА: Это неправильно.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Да. Что такое? Что случилось? Ну, я думаю, что широкому зрителю это не видно. Но, тем не мене, телевидение сейчас создает звезд. И при желании действительно может это сделать практически с кем угодно. И другой вопрос, кто останется действительно. И мне кажется, что люди по-настоящему талантливые, такие, как Нели Уварова или Анастасия Зворотнюк…

К. ЛАРИНА: Она не будет звездой телевидения всю жизнь, Нели Уварова, она просто талантливый человек.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Она, может быть, не будет звездой телевидения. Значит, она будет звездой театра. А Заворотнюк будет звездой кино, возможно. Тем более, вот сейчас, да. должен выйти в «Мега» блок бастер с ее участием. Я думаю, что после…

К. ЛАРИНА: Дорогие слушатели, я прошу у Вас прощения. У нас сегодня столько будет иностранных слов в нашем эфире. Мы их кидаем…

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Да, я извиняюсь. Очень крупномасштабный проект. Анастасией Заворотнюк снимается. И я думаю, что после его выхода многие забудут о сериале «Моя прекрасная няня».

К. НАУМОЧКИН: Я не согласен.

К. ЛАРИНА: Сейчас, сейчас. Давайте Сергей сейчас выскажется. Циничный Варшавчик, пожалуйста.

С. ВАРШАВЧИК: Господа, на самом деле, хочу Вам сказать одну простую вещь. Вы говорите, что телевидение сейчас делает звезд. Это неправильно. Телевидение всегда делало звезд. А звезда – это человек, который известен, известен благодаря телевидению. И с этой точки зрения, собственно говоря, ситкомы ничем не отличаются от других жанров. Посмотрим, собственно говоря, на политические, значит, наши кадры. Владимир Владимирович Путин, абсолютно раскрученная телезвезда, благодаря телевидению. Кто бы знал, значит…

К. ЛАРИНА: Путина, если бы не телевидение. Ты это хочешь сказать?

С. ВАРШАВЧИК: Виктора Степановича Черномырдина с его знаменитыми просто «хотели как лучше, а получилось как всегда». Ну, кто? Его сделало телевидение. Кто, значит, собственно говоря, низверг Примакова?

К. ЛАРИНА: Если бы не Доренко.

С. ВАРШАВЧИК: Да. Если бы не Доренко. Понимаете, это очень большая и мощная индустрия.

К. ЛАРИНА: Ну, у нас эта индустрия, она уже как бы вот работает?

С. ВАРШАВЧИК: Она работает. Она давно работает. Потому что ведь вспомним, когда и Кириллов и Вовк, да, значит, работали, их действительно считали звездами, к ним приходили пачки писем, а это было очень давно. Понимаете, тут вопрос ведь в том, что действительно, кто остается, кого вспоминают. А вспоминают ведь…

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Одну маленькую ремарку. Раньше не делали это специально. Не вставляли Вовк в другие программы, скажем, вот в чем…

К. ЛАРИНА: Не раскручивали ее.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Я лишь об этом. Конечно, телевидение делало всегда звезд.

С. ВАРШАВЧИК: Маш, но дело-то в другом. Что это были люди, которые стали популярными благодаря телевидению.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Конечно, да, но какими средствами, скажем.

С. ВАРШАВЧИК: И которых готовили к этому. Понимаете. Другое дело, что действительно нет, на мой взгляд, практически нет людей, которые случайно стали бы звездами. Вот они не хотели, их поймали на улице, их стали уговаривать и т.д. и т.п. Это люди, которые готовы внутренне стать звездой, причем какой бы области это не касалось. Самый характерный пример. Владимир Вольфович Жириновский, когда я включаю Первый канал и вижу его в жюри «Звезды на льду», где он там дает иногда блестящие просто по остроумию комментарии, когда фигуристы апеллируют к нему и т.д. и т.п. это шоу Это шоу мен. Это звезда. Т.е. звезда в том смысле, что это человек, которого знают все. Понимаете. И тут надо говорить уже о другом. Какого качества звезда. Для чего люди выходят на экран, что от этого всем остальным. Это уже другой вопрос. Но на самом деле, я хочу Вас сказать, что телевидение давно делает звезд. И ситкомы – это одна не очень большая часть этого потока.

К. ЛАРИНА: Не согласно с чем-то Константин слушал Сергея да?

К. НАУМОЧКИН: Нет, ну, во-первых, мы упоминаем ситкомы….

К. ЛАРИНА: Так пренебрежительно говорим «ситкомы».

К. НАУМОЧКИН: Хотя я все-таки продукт «Не родись красивой» естественно ситкомом не называл это.

К. ЛАРИНА: А что это такое?

К. НАУМОЧКИН: Ну, это драмеди, лирическая комедия. Ситком это все-таки другой жанр, другая технология. Но я почувствовал, что, на самом деле, нужно договариваться о терминах. Т.е. мы сейчас с Вами что обсуждаем? Создает ли телевидение звезд? Или в чем отличие, например, в чем отличие, например, кинозвезды от телезвезды?

К. ЛАРИНА: Мы хотим качества звездного.

К. НАУМОЧКИН: Хотим качества? Хотим качественных звезд?

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Это же очень субъективно.

К. НАУМОЧКИН: Каждое время рождает своих звезд, и вопрос качества, по-моему…

К. ЛАРИНА: Господа, в нашей стране телезвезда это непросто телезвезда. В нашей стране если она телезвезда, то она должна обязательно и комментировать и политические события, и воспитывать, пасти свою паству, выражаясь…

С. ВАРШАВЧИК: Такой коллективный Жириновский.

К. ЛАРИНА: Да. Выражаясь языком Сергея Леонидовича Доренко. Т.е. это какой-то как там вот писатель или поэт больше, чем поэт…

К. НАУМОЧКИН: Ксения, у нас в стране. А что в Америке или в Германии, во Франции это иначе?

К. ЛАРИНА: А я не знаю. Вот это Вы мне скажите. Там тоже вот так же? Если это звезда телевидения, то это что?

С. ВАРШАВЧИК: Катарину Вит просили комментировать какие-то политические события. Это наша специфика.

К. НАУМОЧКИН: Конечно же. Да, и те же телезвезды американские становятся комментаторами там текущих событий.

С. ВАРШАВЧИК: Нет, я как раз сказал: не помню.

К. ЛАРИНА: Я тоже этого не помню.

К. НАУМОЧКИН: Дают рецепты кулинарные. Участвуют в аналогичного рода программах, как и у нас. Готовят с Макаревичем еду и прочее.

К. ЛАРИНА: Сейчас я Вам объясню, вот конкретный есть пример. Я уже его приводила и очень его люблю Он очень показательный. Сейчас все-таки у нас несколько другое время. Нов свое время был опубликован очередной список 100 самых влиятельных политиков Российской Федерации. И среди них на 5-м или на 4-м месте был Евгений Алексеевич Киселев, который в ту пору занимался только тем, что он вел программу «Итоги» еженедельно появляясь в эфире канала НТВ. Понимаете? Т.е. он попал не в список самых популярных людей, популярных звезд телевидения, а в список 100 влиятельных политиков. Хотя он политикой впрямую не занимался…

С. ВАРШАВЧИК: Так логично…

К. ЛАРИНА: Он никуда не избирался.

С. ВАРШАВЧИК: У нас публичная политика делается посредством телевидения. Кто бы знал о решениях партии и правительства, если б не телевизор, да. Поэтому там была другая эпоха, безусловно, но более-менее независимые аналитики, они естественно приобретали статус политика. Сейчас, конечно, этого нет. Сейчас другое качество. Сейчас звездами становятся люди, ведущие какие-то развлекательные шоу. Но в принципе, помните, когда Киселев ушел, его место звезды практически занял и. по популярности он даже был больше, это Леонид Парфенов. И по сути дела, когда его убирали с канала НТВ, там многие усматривали политические мотивы.

К. ЛАРИНА: Естественно.

С. ВАРШАВЧИК: Хотя у него инфотаймент был, в отличие от Кисилева, который, собственно говоря, действительно занимался во многом более политической программой.

К. ЛАРИНА: Ну, вот я про эту и говорю разницу, Константин. Мне кажется, здесь все-таки у нас его-то перепутано в наших головах, понимаете, вот еще один пример приведу очень показательный. Что такое у нас и у них. На кинофестиваль Московский международный приехали Джек Николсон в Москву, помните там несколько лет назад…

С. ВАРШАВЧИК: Да, был он.

К. ЛАРИНА: А с другой стороны приехала Пэт Уилсон, которая играла Никиту в сериале. И что Вы думаете, совершенно поразительный факт. Впервые в жизни Пэт Уилсон и Джек Николсон оказались на одной вечеринке. Впервые в жизни. Потому что в Америке они не могли встретиться нигде, пересечься. Потому что звезда сериала, это звезда сериала. А Джек Николасон это мега звезда совершенно другого уровня. И она здесь в этом призналась. Эта блондинка замечательная, что спасибо большое Московскому кинофестивалю, я здесь смогла наконец-то познакомиться с Джеком Николсоном.

С. ВАРШАВЧИК: Получился политический триллер «Ее звали Никита Хрущев».

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Ну, я думаю, что Анастасия Заворотнюк, скажем, с Михаилом Ульяновым тоже вряд ли пересечется где-то.

С. ВАРШАВЧИК: А я не удивлюсь.

К. ЛАРИНА: А у нас Михаил Ульянов не является звездой, Маш. Нет, конечно.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Ну, как, ну, по факту же он звезда.

К. ЛАРИНА: По факту нет, нет. Я думаю, что и бытовые условия у него гораздо сложнее, чем у Анастасии Заворотнюк. И зарплата у него другая, и пенсия.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Это да.

К. НАУМОЧКИН: Надо договориться о терминологии. Вот Вы говорите Михаил Ульянов не звезда. Я на самом деле соглашусь, что все-таки Михаил Ульянов безусловно звезда.

К. ЛАРИНА: Такая же звезда, как и Анастасия Заворотнюк.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Отнюдь нет. Как раз я говорю о том, что они не пересекутся, так же как Николсон с Пэт Уилсон.

К. НАУМОЧКИН: Вы знаете, я видел их совместную фотографию.

С. ВАРШАВЧИК: Слушайте, а давайте…

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Не попала.

С. ВАРШАВЧИК: Вспомним астрономию. Звезды-то разные бывают. Есть ярче, есть тусклее. Есть которые, значит, загораются, есть которые тухнут. Ну, нельзя говорить, раз звезда, значит, 220 вольт, вот она так светит.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Кроме того, может быть, не стоит и ярлыки в какой-то степени навешивать. Та же Нели Уварова, пожалуйста, вот она театральная актриса. ее очень ценит театральная публика. Может быть, даже в том числе и та, которая ни разу в жизни не видела сериала «Не родись красивой». А в свою очередь поклонники сериала «Не родись красивой» даже не подозревают о том, что она является театральной актрисой.

С. ВАРШАВЧИК: Я думаю, что практически не подозревают. И 90%. И я больше скажу, она им не интересна, как театральная актриса.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Да, ну, и тем не мене, одно другому не мешает.

С. ВАРШАВЧИК: И еще Вам скажу одну вещь, что я не удивлюсь, если была бы другая актриса и такая же популярность была. Здесь немножко все-таки ситуация, когда еще сам сценарий и еще сюжет диктует как бы вот популярность главной героини.

К. НАУМОЧКИН: Ну, Сергей как раз и сказал, качество продукта очень сильно влияет на становление звезды. Если телевизионный продукт не набирает популярности нужной, то и актер, участвующий в этом продукте, остается неизвестным. Т.е. в звезду не превращается. Я уж не помню кто, но из западных актеров, кто-то хорошо сказал, что кинозвезда… Ну, вот кино-, можно, наверное, добавить теле— вместо кино-, будет почти то же самое. Кинозвезда отличается от киноактера тем, что кинозвезда, получив сценарий, думает, как изменить сценарий, чтобы я смог в этом сценарии сыграть, а киноактер сильный киноактер, ну, актер с большой буквы, думает, как изменить себя, чтобы сделать эту работу.

К. ЛАРИНА: Ну, мне кажется, что все равно…

К. НАУМОЧКИН: Чуть-чуть есть, согласитесь, несколько пренебрежительное отношение в этом высказывании к звезде, как таковой. Многие, кстати, великие актеры говорили «да, какая я звезда?» Марлон Брандо считал, что кинозвезда – это вообще человек, сидящий (известное очень высказывание) на сахарном троне под проливным дождем. Если трон здоровый, то на его жизнь хватит. И он будет наверху.

С. ВАРШАВЧИК: Если сахар качественный.

К. НАУМОЧКИН: Если дождь очень сильный, а трон из мягкого такого сахара не кускового, то все растает, не останется.

К. ЛАРИНА: Какое хорошее. А я не знала этого высказывания. Спасибо. Тоже надо будет запомнить. Мы сейчас прервемся на выпуск новостей, потом продолжим.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Телефон все-таки мы включим, поскольку люди же все-таки смотрят, они тоже могут сами уже оценить, кого считать звездой, кого нет. И вопрос я бы такой предложила нашим слушателям для обсуждения: Вас устраивает качество нынешних телезвезд? Вот кого бы Вы могли назвать на сегодняшний день вот абсолютной телезвездой, звездой экрана. Ну, я думаю, что, наверняка, у каждого есть свое представление о каких-то критериях, которые закладываются в это понятие звездности. Но перед тем, как включить телефон, я хочу прочитать то, что уже пришло на наш эфирный пейджер. Тут как-то один наш слушатель Станислав очень сильно возбудился. Который вот кричит, что назовите хоть одного, кто пробился по честному. Все через постель только. Все звезды через постель. Значит, во-первых, Ольга пишет нам: «Ксения, я с Вами согласна. Нельзя столько применять англицизмов в русской речи. Объясните, что такое инфотеймент и ситком». Пожалуйста, кто это сделает?

С. ВАРШАВЧИК: Инфотеймент – это направление, которое подразумевает развлекательность и зрелищность картинки, как бы превалирующее над основным содержанием.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Мне кажется, это сочетание информации и развлечения.

К. ЛАРИНА: Ну, да, да. А ситком – это комедия положений.

С. ВАРШАВЧИК: Где смех записан.

К. ЛАРИНА: Да.

К. НАУМОЧКИН: Ну, не обязательно. Современные ситкомы сейчас…

С. ВАРШАВЧИК: Уже и плач там есть.

К. ЛАРИНА: «Не знаю, как было раньше, — пишет нам Станислав как раз перевозбужденный нашей темой, — но сегодня все телезвезды дутые. Они идут либо по трупам либо через постель. Нужны примеры? Звоните, расскажу», — говорит нам Станислав. «Тупые сериал, тупые лица, тупые песенки с нелепыми приплясами. Как это скучно. Звезды должны светить, а они коптят и смердят», — пишет нам Нина. Зарубежные звезды, Рейган и Шварцнеггер стали президентом и губернатором, но давайте все-таки справедливости ради Рейган никогда не был кинозвездой. Это только потом, когда он стал президентом, все вспомнили, что он когда-то играл приличные большие роли в ковбойских фильмах. А Шварцнеггер все-таки тоже не телезвезда. Это кинозвезда. Я настаиваю на этой разнице, она существенная.

С. ВАРШАВЧИК: Да, он кинозвезда, безусловно.

К. ЛАРИНА: «Не пойму только одной вещи, пишет Алексей, — почему в нашей стране, которая позиционирует себя как христианская, не работает заповедь «не сотвори себе кумира». Почему народ так любит создавать звезд и любить их». Ну, я бы добавила, что народ наш не только любит создавать и любить, но и с большим сладострастием любит этих звезд уничтожать, травить и давить, низвергать. Что тоже входит, как мне кажется, в такие российские…

С. ВАРШАВЧИК: Мелкие российские развлечения.

К. ЛАРИНА: Да, развлечения и традиции. Уличить, саму звезду сотворить и тут же ее уличить в том, что она дутая, как пишет Станислав. Все через постель и по трупам…

К. НАУМОЧКИН: Прошу прощения. А Вы думаете, что звезд выключает народ, да?

К. ЛАРИНА: Вы знаете, что. У меня столько примеров всплывает в памяти. Была такая передача «600 секунд». Я ее помню.

К. НАУМОЧКИН: Была, была.

К. ЛАРИНА: Один раз ее попробовали закрыть. Это было вот во время такого вот взлета и пика. Когда вот он был первым, и больше пока ничего не выросло. Было только «600 секунд». Один раз ее попробовал закрыть, по-моему, это был Собчак, пытались ее закрыть на ленинградском телевидении. Вышли на улицу люди, если Вы помните. Пошли к телецентру в Петербурге и заставили вернуть Невзорова в эфир. Вот это я понимаю вот сила и статус вообще звездности. Сегодня, мы можем сейчас с Вами называть фамилии через запятую, которые вчера еще были супер мега звездами, но как только выключался телевизор, их телевизор, телевизор их судьбы, о них забывали тут же.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Ну, это во всем мире происходит.

К. НАУМОЧКИН: Абсолютно верно, конечно.

К. ЛАРИНА: Вот Вам и цена-то какая.

С. ВАРШАВЧИК: Ну, там давайте поясним тогда, что «600 секунд» в отличие от вот этих программ, которые мы сейчас себе представляем. Она была предельно конкретна предельно жестка и самое главное предельно оппозиционна власти, чего нет сейчас ни у кого, не наблюдается.

К. ЛАРИНА: Ты думаешь, с этим связано?

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Даже если бы сейчас и появилась точно такая же программа, такого бы эффекта не было бы.

С. ВАРШАВЧИК: Маш, подожди. Там обратная связь была со зрителями. Они звонили, они говорили, вот там-то что-то происходит. Там вот власти закрывают. Невзоров, как к нему не относись, он брал машину, он брал бригаду, он врезался там куда-то в закрывающиеся ворота и снимал, понимаете.

К. ЛАРИНА: Т.е. такой народный мститель.

С. ВАРШАВЧИК: Ну, практически да. В кожаной куртке, вспомните, да, этот образ. Не каждую программу бы отстаивали. Я уверен. Сейчас другие времена просто.

К. ЛАРИНА: Ну, как другие времена. А вот ушла Светлана Сорокина, которая была народной любимицей. Ничего не произошло.

С. ВАРШАВЧИК: Другие времена.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Ну, а сейчас, например, Наталия Метлина на Первом канале врывается так же к кому-то в кабинеты. Мне, например, я уважаю ее за это. Но это, конечно, не производит того эффекта разорвавшейся бомбы, как это было при Невзорове. Это естественно. Потому что тогда это было абсолютно ново.

К. ЛАРИНА: Потому что звезды изменились.

С. ВАРШАВЧИК: И там был прямой эфир, если Вы помните.

К. НАУМОЧКИН: Тогда от правды все шалели, согласитесь, да.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Ну, это тоже, да, конечно.

К. ЛАРИНА: Я думаю, Сережа прав, что тогда вот звезды такого уровня и типа, как Невзоров, это были звезды на стороне народа, на стороне аудитории.

К. НАУМОЧКИН: Конечно, народ чувствовал.

К. ЛАРИНА: А сегодня звезды, они наоборот…

С. ВАРШАВЧИК: Они ездят на дорогих машинах, они получают большие зарплаты, отдыхают там на Гавайях…

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: И очень выбор велик…

С. ВАРШАВЧИК: И народ в принципе, он их, конечно, некоторых любит, некоторых не любит, но от того, что там закрылась та или иная передача, практически ничего не меняется. Плюс не надо забывать одну вещь. Говоря о Светлане Сорокиной, что ведь все это состоялось после того, как состоялся разгон старого НТВ. Когда произошел некий психологический такой момент на телевидении вообще, когда какой-то хребет сломали что ли. Понимаете, и после этого можно стало все.

К. НАУМОЧКИН: Сергей, я позволю себе не согласиться. Дело в том, что…

С. ВАРШАВЧИК: Это хорошо. В спорах рождается истина.

К. НАУМОЧКИН: Нет, нет. Я сейчас поясню. С чем я не согласился. Когда мы приступили к разработке «Моей прекрасной няни», мы сначала Шаталина Максима Викторовича хотели сделать банкиром. Но потом долго думали и…

К. ЛАРИНА: Не полюбит народ.

К. НАУМОЧКИН: Аналог какой-то фокус-группы у нас был, обсуждали.

К. ЛАРИНА: Народ не полюбит банкиров, да?

К. НАУМОЧКИН: Просто капитал музыкального продюсера для народа и там телезвезды, звезды шоу-бизнеса в принципе легален. Никто не удивляется, что Алла Борисовна Пугачева может заработать миллион долларов, да. Серьезно, этому никто не удивляется. А стал известен факт кражи у вице-спикера думы и тут же в интернете стали обсуждать, откуда столько денег…

С. ВАРШАВЧИК: Ну, надо сказать, что это не основная еще причина.

К. НАУМОЧКИН: Я прошу прощения. Я просто закончу.

К. ЛАРИНА: Да, пожалуйста, Константин.

К. НАУМОЧКИН: Речь идет о следующем. Что Настю Заворотнюк очень многие любят. И на самом деле никто не задумывается, ездит она на дорогом автомобиле и т.д. Все прекрасно понимают, да, значит, у них были высокие гонорары. Значит, она это все заработала. Пусть ездит.

К. ЛАРИНА: Что Вы так думаете, что именно так они и думают, вот прямо так и думают? Что она настоящая трудяга. Уважают ее труд. Обожают и любят? А разве не они же, не те же поклонник тут же распространяют всякие гнусные сплетни про ту же Настю Заворотнюк. И каждый раз радуются, когда что-то вот не то происходит в ее жизни.

К. НАУМОЧКИН: Как так?

К. ЛАРИНА: Просто сладострастно потирают руки: ну, ну, ну, давай, давай, давай, покажите нам.

К. НАУМОЧКИН: Нет, подождите. Поклонники не имеют никакой возможности напечатать в газете там статью какую-нибудь там, а на самом деле все эти слухи распространяются средствами массовой информации.

К. ЛАРИНА: Вот. Опять журналисты виноваты.

С. ВАРШАВЧИК: Тут проблема вот в чем. Если говорить об этом сериале, Вы сказали, что сделали музыкальным продюсером. Это правильно, конечно. Потому что если бы банкиром сделали, банкиры люди довольно-таки скучные. И там нечем было бы сценаристу развернуться. А тут приходят какие-то разные чуваки, которые там пробуются и так далее и тому подобное. Но обратите внимание, что этот сериал, на самом деле, ведь у этого музыкального продюсера дома дворецкий. Понимаете? Вообще, на самом деле, это мало кто говорит, а это же заимствованный продукт. Понимаете?

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: А стоит ли это так серьезно воспринимать?

С. ВАРШАВЧИК: Это заимствованный продукт. И в принципе народ, как я понимаю, ну, женская половина, значит, России, прилипла к экрану естественно, потому что это такая некая кухня, где что-то происходит, какие-то сплетни, кто-то с кем, кто-то чего-то. Это продолжение собственно там, помните, были сериалы «Рабыня Изаура», «Просто Мария», потом их сменил «Не родись красивой», ну, это как бы вот по сути дела для тех же продолжение такого женского вот сериала, только под разными названиями.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Я хочу все-таки Константина поддержать…

К. НАУМОЧКИН: Нет, ну, это классическая Золушка в каком-то смысле.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Именно в том тезисе, что качество продукта, я совершено с этим согласна, ну не должно быть по всем программам «600 секунд». СТС претендует на то, чтобы занять определенную нишу, и он ее с успехом занял. Не претендуя ни на что другое. Развлекательную. Сериалы, развлекательные программы. Только это можно делать отвратительно, как делают это на некоторых каналах да, например, на ТНТ, мы много раз об этом здесь говорили. А можно делать относительно качественно и даже ту публику, которая смотрит сериал «Не родись красивой», или «Моя прекрасная няня», чему-то, между прочим, и учить. На понятном ей языке. Пусть это не прозвучит, так сказать, снобистски. Я считаю, что нормально. Правильно, только «600 секунд» тоже имеют право на существование, условно говоря. Прямой эфир, политические споры…

К. ЛАРИНА: Глеб Пьяных, пожалуйста, тоже звезда. Программа «Максимум» наша любимая.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Да, и Глеб Павловский – звезда.

К. ЛАРИНА: А Роман, извините, за выражение Трахтенберг? Тоже звезда.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Да, да. Я, безусловно, тоже соглашусь с тем, что современному телевидению катастрофически не хватает прямого эфира и серьезных политических там каких-то обсуждений в прямом эфире именно, я подчеркиваю, безусловно. Но это вовсе не означает, что никто не должен заниматься производством качественных, развлекательных программ. Мне кажется, это важнейшая задача. И СТС с успехом с ней справляется.

С. ВАРШАВЧИК: Так проблема в том, что развлекательного телевидения стало намного, намного больше, чем всех остальных жанров.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Я говорю, это проблема да. современного телевидения.

К. НАУМОЧКИН: Ну, это другая серьезная тема.

С. ВАРШАВЧИК: Ну, да.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Да.

К. НАУМОЧКИН: Кстати, мне очень интересно было бы на эту тему поговорить. Я сам не понимаю…

С. ВАРШАВЧИК: Давайте поговорим.

К. НАУМОЧКИН: Почему такой крен в развлекательном… Народу, наверное, тяжело просто.

С. ВАРШАВЧИК: Ну, как, эпоха такая.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Мне кажется, что это более востребовано сейчас.

С. ВАРШАВЧИК: Что народу не надо, не надо серьезные вещи, хватит ему этих самых.

К. ЛАРИНА: А в серьезных вещах не бывает звезд.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Ну, почему, ну, Невзоров был (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ).

С. ВАРШАВЧИК: Светлана Сорокина.

К. НАУМОЧКИН: Киселев серьезные вещи говорил.

К. ЛАРИНА: Константин, тогда мы не называли их звездами. Невзоров не был звездой телевидения. А уж Киселев тем более.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Ну, почему нет?

К. ЛАРИНА: Киселев был политиком.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Невзоров был звездой.

С. ВАРШАВЧИК: Давайте действительно договоримся о терминах. Что звезда – это человек, широко известный в России, благодаря телевидению.

К. ЛАРИНА: Да.

С. ВАРШАВЧИК: И Невзоров естественно был звездой. Не случайно его, между прочим, выбрали депутатом.

К. ЛАРИНА: Кстати, тогда у нас несколько таких примеров было.

С. ВАРШАВЧИК: Да, и был Любимов …

К. ЛАРИНА: Александр, да, да, да.

С. ВАРШАВЧИК: Это был Политковский, и это…

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: А мне кажется, что Невзоров был даже телезвездой в том смысле, что у него была, например, масса поклонниц. Это известно, да.

С. ВАРШАВЧИК: Все это было, конечно.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Это тоже же составляющая. Поэтому Невзоров то, как раз, мне кажется, может быть даже уникальный пример в этом смысле. Он и отчасти влиял на политику, ну, благодаря условиям, которые были в то время. И был именно телезвездой.

К. НАУМОЧКИН: И был таким симпатичным парнем.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Да.

К. ЛАРИНА: Но Вы понимаете, все равно у нас в это понятие вложены какие-то, как мне кажется, неправильные эмоции. И вот я что пытаюсь все объяснить, что меня вот в этом не устраивает. И вот мы с этого начали, с качества, да. Вот я, например, уверена, что Владимир Познер оскорбился бы, если бы мы его поставили вот в этот ряд телезвезд. Он бы сказал: извините, ребята, я не телезвезда, у меня совсем другие задачи в жизни и на телевидении в частности. Правда же? Вот в этом есть разница.

К. НАУМОЧКИН: Ну, это его личное дело. Он бы обиделся. Но он телезведа, потому что его часто показывают по телевизору.

К. ЛАРИНА: Да, он… Вот его любимое… Вот мы Брандо вспоминали. Он нам про лошадиную задницу рассказывает, Владимир Владмирович Познер.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Которую если показывать каждый день…

К. ЛАРИНА: Она тоже станет звездой, да.

С. ВАРШАВЧИК: Тут надо еще одну вещь понять. Говоря о звездах, надо понимать, что это те люди, которые как бы кумиры, там властители дум. Я не знаю, раньше салоны Анна Шерер какие-то там были, а сейчас вот широкая аудитория, это те люди, которые влияют неосознанно…

К. ЛАРИНА: Авторитеты.

С. ВАРШАВЧИК: Да. На общество.

К. ЛАРИНА: О! То, что вот раньше были духовные авторитеты, мы их так называли, да. Начиная от Дмитрий Сергеевич Лихачев, сегодня их место заняли телезвезды.

С. ВАРШАВЧИК: Телезвезды, да, безусловно.

К. ЛАРИНА: И какой-нибудь, извиняюсь за выражение, Малахов, будет проповедь читать с экрана телевидения. И страна будет ему внимать. Это Малахов говорит. Учит морали.

С. ВАРШАВЧИК: Я, кстати, не удивлюсь. Я тут недавно включил, он в виде полицейского из Нью-Йорка представал. А тут в монашеском обличии.

К. ЛАРИНА: Вот что оскорбляет, вот меня, например, это оскорбляет. Что в моей стране вот эти люди правят, ну, не знаю, не хочу говорить таких банальностей, но то что они претендуют на какой-то духовное лидерство, вот что оскорбительно.

С. ВАРШАВЧИК: А чисто психологически, человек, который, попав на такую работу в такую аудиторию, он начинает себя переоценивать.

К. ЛАРИНА: Ну, кстати, почему-то мы ни разу не привели в пример нашего любимого Владимира Рудольфовича Соловьева. Звезда? Звезда. Но при этом еще уже пастырь. Пастырь.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Безусловно.

С. ВАРШАВЧИК: У него все-таки надо сказать еще и чувство самоиронии есть и чувство юмора. А вот у многих звезд его нету на разных каналах. Не буду называть конкретно, чтобы не обиделись, но вещают с таким видом, как будто…

К. НАУМОЧКИН: Я согласен с Сергеем, это зависит уже от человека, да. Вряд ли, наверное, каждый день телевизионная звезда встает утром с мыслью «я телевизионная звезда, я претендую на…»

К. ЛАРИНА: Почему? Есть такие люди.

К. НАУМОЧКИН: Есть такие?

К. ЛАРИНА: Вот Сергей Зверев, мне кажется, встает…

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Да, я как раз хотела сказать о Сергее Звереве и Ксении Собчак.

К. НАУМОЧКИН: Лучше думайте о людях.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Вот рядом с таким развлечением меркнет все, по-моему. Вот с тем, что сейчас делает Собчак. Я совершенно обалдеваю.

К. ЛАРИНА: Вот в чем, кстати, мой гнев то праведный куда направлен. Каждый сверчок должен знать свой шесток.

С. ВАРШАВЧИК: Вот поэтому многие мои знакомые и знакомые знакомых не смотрят телевизор.

К. ЛАРИНА: Они в неведении. Они что не знают, кто у нас сейчас звезды?

С. ВАРШАВЧИК: Хотя, вот если вспоминать, кто звезда, на самом деле, я вспомню человека, который почти полузабыт. Это Николай Николаевич Дроздов. который исчез с Первого канала, у него программа идет на …

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: «Домашнем», между прочим.

С. ВАРШАВЧИК: «Домашнем». Это человек, который как тут человек говорил «через постель и т.д.» Нет, это человек, который себя сделал. Сделал давно.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Но не известно, как бы сложилась сейчас его судьба, не пригласи его канал «Домашний», между прочим, опять же.

С. ВАРШАВЧИК: Ну, да. Между прочим, да.

К. ЛАРИНА: Как и очень многих, вот завтра стартует, если не ошибаюсь, сериал «Все вмешалось в доме», да, на СТС…

К. НАУМОЧКИН: Да.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Там, например. играет Вера Васильева, скажем, да, насколько я знаю, конечно, опять же злопыхатели могут сказать, что это исключительно ради денег там и т.д. Но что-то мне подсказывает, что все-таки не только. И то, что может быть, благодаря тому же СТС или «Домашнему», какие-то звезды, которые не имеют возможности попасть на телевидение, даже в кино…

С. ВАРШАВЧИК: Типа Соловьева и Венедиктова.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Ну, это слишком сложная проблема. Но, тем не менее, вот, пожалуйста. Вера Васильева не считает ниже своего достоинства участвовать в ситкоме. Мне кажется, о многом говорит.

С. ВАРШАВЧИК: Надо зарабатывать деньги. Маша.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Ну, я уже сказала, Сергей можно так…

К. НАУМОЧКИН: «Все смешалось в доме» это тоже драмеди, это тоже лирическая комедия.

С. ВАРШАВЧИК: Сейчас неплохо платят на сериалах.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Драмеди. Хорошо, не считает зазорным участвовать в драмеди.

К. ЛАРИНА: Драмеди это называется?

С. ВАРШАВЧИК: Надо пояснить. Что это такой термин. Это смесь драмы…

К. НАУМОЧКИН: И комедии.

С. ВАРШАВЧИК: И в общем, хоть стой, хоть падай.

К. НАУМОЧКИН: Мелодрама.

К. ЛАРИНА: Ну, давайте я телефон обещала включить. Нам остается 10 минут. Все-таки мы так и не пришли к общему какому-то пониманию, что такое звезда сегодня на нашем телевидении, и вот могли бы Вы, уважаемые слушатели, кого-то вот однозначно назвать настоящей телезвездой. Что Вы в это понятие вкладываете? Пожалуйста. 783-90-25. Это телефон для москвичей. И 783-90-26 это для тех, кто слушает нас в других городах. Наушники все взяли. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Это Константин из Чехова. Я бы хотел сказать, что не нужно горевать о периоде достаточно сентиментальном и переходном. Сейчас на телевидении то, к чему стремились либералы.

К. ЛАРИНА: Ну, подождите, это Вы как-то это начали какой-то трактат нам рассказывать.

С. ВАРШАВЧИК: Давайте по фамилиям тогда, кто…

К. ЛАРИНА: Имена назовите. Сегодня звезды есть, которых вот Вы могли бы назвать звездой. И что такое телезвезда для Вас?

КОНСТАНТИН: Мне сложно сказать. Я в числе той публики, которая не смотрит телевизор, а только программу «Время» и все. В 10 часов по НТВ, все.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Программа «Время» причем?

К. ЛАРИНА: В 10: По НТВ? Программу «Время смотрите»…

КОНСТАНТИН: Ну, не «Время», а…

К. ЛАРИНА: Я завидую Константину из Чехова, счастливый человек.

К. НАУМОЧКИН: Оговорка по Фрейду.

К. ЛАРИНА: Нет, счастливый человек. Давайте еще послушаем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Ксения, добрый вечер. Это Наташа. Москва. Я сейчас тоже отношусь к тем зрителям, которые не смотрят телевизор, а слушают «Эхо Москвы», но к звездам, которые до недавнего времени было, это естественно я бы отнесла всю команду Евгения Алексеевича Киселева с НТВ. А сейчас вот единственная – Марьяну Максимовскую.

К. ЛАРИНА: Все понятно. Ваши критерии понятны. Т.е. тот, кто разделяет ваши убеждения, скажем так. Для Вас этот человек является авторитетом и звездой да.

НАТАША: Да, да, это так.

К. ЛАРИНА: Все понятно. Это наше прошлое. Следующий звонок. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вам фамилии назвать?

К. ЛАРИНА: Называйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вот допустим. Венедиктов Ваш он тоже телезвезда. Потом Алла Пугачева – телезведа. Дальше, я Вам вот эти те люди, которых я очень уважаю. Или, допустим, Малахов. Вы знаете, выключаю телевизор и своим домашним запрещаю смотреть. Ну, это страшно.

К. ЛАРИНА: Но он звезда?

СЛУШАТЕЛЬ: Но он тоже телезвезда.

К. ЛАРИНА: Он звезда.

С. ВАРШАВЧИК: Телезвездец.

СЛУШАТЕЛЬ: Что самое страшное. И это самое страшное, что Малахов – телезвезда. А почему страшно, скажите, пожалуйста? Ну, вот что такого? Ну, звезда он, ну и звезда. Вот для Вас звезда Пугачева, а для кого-то звезда Малахов. Хотя Вы сами сейчас сказали, что вы тоже его звездой считаете, что тут страшного? В чем опасность?

СЛУШАТЕЛЬ: Опасность в том, что там ничего умного, ничего умного, все какое-то ну не то, не то, не то. Вот сейчас вот я согласен со слушательницей, передо мной звонила. Максимовская, допустим, она чему-то может научить. Это здесь умные глаза, умные мысли. Даже возьмите совершенно противоположный другой ведущий Брилев. Нравится он Вам, не нравится, но он красивый, он умный. Но Малахов – это… вот слушал внимательно Вашу передачу, он то в форме полицейского, то, ну, на большее не хватает ни фантазии, ничего.

К. ЛАРИНА: Понятно. Значит, звезды должны быть умными, наш слушатель сказал. И вот с сожалением констатировал, что Малахов тоже звезда. И это очень опасно. Еще звонок слушаем. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день.

К. ЛАРИНА: Добрый. Да, пожалуйста.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот мне хотелось бы пару, что ли соображений по поводу звезд. На мой взгляд, звезд то на самом деле, в общепринятом понимании… Меня зовут Евгений, на всякий случай просто. Значит, звезд у нас нет вообще сейчас. Почему? Потому что Вы понимаете, для того, чтобы быть звездой, нужно чтобы был какой-то критерий звездный. Вот этот критерий, который раньше был, и те люди, о которых Вы говорили, Вы понимаете, которых мы называли звездами, этот критерий размыт, новый не появился.

К. ЛАРИНА: Ну, как, а разве бешенная популярность не является критерием?

ЕВГЕНИЙ: Ну, при чем тут популярность. Тут ведь дело то… понимаете в чем все дело. Бешенная популярность это, во-первых, вопрос спорный, да. У одних он популярный, у других он не популярный, я не смотрю, предположим, так же, как и многие здесь сидящие среди Вас, может быть, телевидение, ну, три четверти того, что идет по этому телевидению. Только отдельные передачи, которые меня интересуют чисто тематически, там или еще по каким-то соображениям.

К. ЛАРИНА: Ваши критерии, Евгений?

ЕВГЕНИЙ: Да. А вот критерий – это Лихачев, например, понимаете. Это Сахаров, например. Понимаете.

К. ЛАРИНА: Понятно. Но вот видите, но и это тоже должно быть оскорбительно для Лихачева, и для Сахарова, что мы пытаемся их засунуть сейчас вот в это вот…

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Да, безусловно. Нет, ну, разве можно это вообще сравнивать. Валить в одну кучу.

С. ВАРШАВЧИК: Это выдающиеся люди России, но это не телезвезды все-таки.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Они никогда не претендовали на ту роль, на которую претендует все та же Заворотнюк, например.

К. ЛАРИНА: Ужас, я даже эту фамилию уже слышать не могу.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Мы можем сравнивать, например, популярность Людмилы Целиковкой и Заворотнюк, правильно? И мне кажется, вот это будет корректно.

С. ВАРШАВЧИК: Я думаю, мы всех запутали. Когда мы говорим «Звезда», значит, излучает и светит. И радиослушатель в принципе правильно… Ну, у него другой критерий был. Он Лихачева причислил к светилам. Был термин, ну, и сейчас есть «светило науки». Ученых же никто не называет звездами. А называет светило.

К. ЛАРИНА: А Капицу, кстати, тоже никто звездой не называл, между прочим.

С. ВАРШАВЧИК: Ну, он научное светило.

К. НАУМОЧКИН: Он слишком интеллигентный человек для этого.

С. ВАРШАВЧИК: Он влиял на нашу жизнь, да. И легкая путаница есть. Добавив частичку «теле», мы, честно говоря, все равно не отошли от этой путаницы.

К. ЛАРИНА: Мне кажется, еще вот… у нас уже нет времени слушать звонки дальше, надо завершать нашу программу, хотя тема вот, я не ожидала, что будет такая интересная тема. Скажу Вам честно.

К. НАУМОЧКИН: Есть предложение продлить эфир.

К. ЛАРИНА: К сожалению, невозможно, но мы можем еще раз собраться. Одно дело, как бы наше представление и утверждение, что вот Вам список звезд. А другое дело, что люди вкладывают в это понятие и чего они ждут. Ну, понятно, что это там аудитория «Эхо Москвы» сейчас Константин скажет, что все такие из себя интеллигентные, образованные и вообще телевизор не смотрят, но, тем не менее, всех знают.

К. НАУМОЧКИН: Поэтому они и радиослушатели. Они сейчас не у телевизора, а слушают радио.

К. ЛАРИНА: Ну, возможно все это совместить, вот это вот ожидание, т.е. что человек, сидящий по другую сторону экрана ждет от звезды и то, что продукцию, которую Вы ему предлагаете. Или это не нужно?

К. НАУМОЧКИН: Так по-моему, мы даже уже об этом поговорили. Что если мы считаем звездами актеров очень популярных телевизионных сериалов, и они посредством хорошо написанного сценария даже могут чему-то научить. Например, быть добрыми по отношению к детям, например.

К. ЛАРИНА: Неужели этому нужно учить взрослых людей?

К. НАУМОЧКИН: Ну, как ни странно да. Нужно об этом напоминать, то тогда это может совместиться.

С. ВАРШАВЧИК: По-моему, мы немножко путаем две вещи. Звезды и…

К. ЛАРИНА: Мне кажется, мы гораздо более путаем, чем две.

С. ВАРШАВЧИК: И личности на телевидении.

К. ЛАРИНА: Во.

С. ВАРШАВЧИК: Т.е. те люди, от которых что-то действительно исходит положительное, от которых можно научиться и вообще приятно на них смотреть. В этом плане я согласен с Константином, что к актерам все-таки несколько надо другие критерии предъявлять, чем к телеведущим, политикам там и т.д. просто в силу того, что это образ, маска. И у них другие как бы, другая сфера деятельности.

К. ЛАРИНА: Так не только мы путаем две вещи, как ты говоришь две, — гораздо больше, но и там, где живет Константин, там тоже все путают. (ГОВОРЯТ ВМЕСТЕ)

С. ВАРШАВЧИК: Там они их выращивают целенаправленно.

К. ЛАРИНА: Послушай, путь от исполнительницы или исполнителя роли в сериале до ведущего, он очень короток и быстр. Вот мы эту Заворотнюк все время вспоминаем, поскольку она у нас самая популярный сегодня персонаж

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Ну, олицетворение в какой-то степени, да.

К. ЛАРИНА: Она артистка, исполнительница роли няни, но она тут же и ведущая. Но я на этом настаиваю, что она не ведущая, она исполняет роль ведущей. И в этом есть колоссальная разница.

К. НАУМОЧКИН: Нет, ну, это же, на самом деле, так просто объяснить. Если она популярна, ее делают ведущей другой программы…

К. ЛАРИНА: Ее надо использовать по полной программе.

К. НАУМОЧКИН: Это бизнес.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Точно так же Татьяна Догилева исполняет роль ведущей на НТВ.

К. ЛАРИНА: Лолита.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: И любой актер. Да, Лолита. Сейчас же это очень популярно стало…

С. ВАРШАВЧИК: А что с ней еще делать? Она, закончился сериал популярный, сейчас другой пошел. А она, собственно говоря, занимается поддержанием своей популярности, логично. И бизнес делает на этом.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Я думаю, что у нее нет недостатка в предложении. Нормально.

К. НАУМОЧКИН: Те, кого мы называем телезвездами, они добавляют новому товару стоимости. Т.е. их приглашают вести все, что угодно.

С. ВАРШАВЧИК: Но, товарищи, помните, случайных звезд на телевидении не бывает.

К. ЛАРИНА: Ты как Станислав просто сейчас говоришь.

С. ВАРШАВЧИК: Всегда в этих людей вкладывают деньги. Правда, в отличии Станислава, я не думаю, что это все через постель. Я думаю, что все-таки через дверь, через окно. через дымоход приходят как-то вот так. Жизнь сложнее все-таки.

К. НАУМОЧКИН: Нет, Сергей, а Вы можете представить, что кастинг прошла та актриса, другая не прошла, и на самом деле, звездой могла стать другая.

С. ВАРШАВЧИК: Конечно.

К. ЛАРИНА: Короче говоря, перефразируя известную поговорку, мы имеем тех звезд. которых мы заслуживаем. Поскольку их делает не только телевизор вот в лице Константина Наумочкина, нашего сегодняшнего гостя, но и Вы, уважаемые наши слушатели, зрители, те, которые, как Вы говорите, не смотрят телевизор. Но, похоже, что Вы его очень активно смотрите. Поскольку это Ваши звезды, к сожалению. Спасибо большое. Еще раз представлю: Константин Наумочкин, креативный продюсер ситкомов компании «Амедиа», Мария Гореславская, телекритик интернет-газеты «Дни.ru» и ведущая телеколонки в «Буржуазном журнале» и Сергей Варшавчик, зам. главного редактора «Национального банковского журнала». Спасибо.

М. ГОРЕСЛАВСКАЯ: Спасибо.



Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире