'Вопросы к интервью
28 августа 2006
Z Коробка передач Все выпуски

Образ женщин-ведущих на телеэкране


Время выхода в эфир: 28 августа 2006, 22:08

28 августа 2006 г.

22.08-23.00



В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» — Александр Мельман, журналист, телекритик, Сергей Варшавчик, телеобозреватель «Независимой Газеты»



Эфир ведет Ксения Ларина



Образ женщин-ведущих на телеэкране



КСЕНИЯ ЛАРИНА: Ну, да, я сегодня буду молчать. Потому что о бабах будут сегодня говорить мужчины, что вполне естественно. Александр Мельман здесь. Добрый вечер, Саша.

АЛЕКСАНДР МЕЛЬМАН: Добрый вечер.

К. ЛАРИНА: И Сергей Варшавчик. У нас сегодня юмористическая программа.

СЕРГЕЙ ВАРШАВЧИК: Добрый вечер.

К. ЛАРИНА: Добрый вечер. Я напомню нашим слушателям все средства связи. Пейджер 725-66-33. Это пейджер. 970-45-45 – это телефон, по которому SMSки можно отправлять. Ну, а телефоны прямого эфира, если успеем, 783-90-25, 783-90-26 для всех наших слушателей, и московских, и немосковских в том числе. Ну, давайте, для начала, начнем вот с сегодняшнего дня. Вообще, вот вопрос у меня к Вам, как к телекритикам профессионалам. Существует ли мода вообще на внешность, на образ, если мы говорим именно о ведущих новостей. Я не буду говорить про программы, там я не знаю, типа «Дом», или «Секс с Анфисой Чеховой». А именно вот новостные программы. Существует мода на образ, Саша, вот на твой взгляд? Время диктует что-то?

А. МЕЛЬМАН: Я не думаю, что диктует время. Диктуют, прежде всего, телевизионные топ-менеджеры. И, в общем, это все вещь, по-моему, довольно субъективная. То, как они видят образ женщины в новостном формате, это все зависит от конкретного человека, который смотрит. Это как кастинг такой, как в кино и как в театре.

К. ЛАРИНА: Ну, есть же какие-то стандарты. Кто-то их разрабатывает.

А. МЕЛЬМАН: Я не знаю. Просто вот в программе «Вести» есть Мария Ситтель. Она была приглашена… Она не москвичка. Теперь Татьяна Александрова из Питера. Я думаю, что другое дело, как Вам сказать… Я просто знаком и с той, и с другой. Это очень красивые, милые женщины. И просто очень обаятельные и привлекательные. Но когда они на экране, из них действительно делают таких государственных дам. Делают, мне кажется, то, как это видит, ну, наверное, руководитель новостного вещания программы «Вести», наверное, председатель ВГТРК тоже. Потому что нужно сделать образ такой дамы государственной во всех отношениях. И в результате Мария Ситтель, делается ей такой начес. И она становится такой жестковатой, такой холодной, где-то такой скучной. Вот такой получается образ. И здесь уже получается ближе к лозунгу Славы Зайцева. Он всегда говорил, что ему нужны не красавицы на подиуме, а вешалки. Т.е. женщины, на которых не нужно обращать внимание на их внешность, на их лицо…

К. ЛАРИНА: Чтобы ничего не отвлекало.

А. МЕЛЬМАН: Да, чтобы ничего не отвлекало. От вот этой важной государственной информации, которую они будут подавать. Но, в общем, я вижу, что эти очень красивые девушки превращаются вот в таких вот матрон. И мне это, честно говоря, не очень нравится, как мужчине.

К. ЛАРИНА: Ты вот ты это все описываешь. Я вспоминаю образ советского диктора женщины, который, в принципе, по тем же, наверное, стандартам создавался, да. По которым ты сейчас сказал. Но это все-таки другие люди, понимаешь?

А. МЕЛЬМАН: Да, вот я согласен с этим. Я тоже вот подумал…

К. ЛАРИНА: Там государственные матроны тоже в пиджаках были.

А. МЕЛЬМАН: В пиджаках, но если мы вспомним Светлану Жильцову…

К. ЛАРИНА: И металл в голосе.

С. ВАРШАВЧИК: И Азу Лихидчкенко, и Валентину Михайловну Леонтьеву…

К. ЛАРИНА: Валентина Михайловна не вела программу «Время». Это отдельно. Это другое.

А. МЕЛЬМАН: Ну, да, она не вела «Время», но она была очень важной женщиной на Центральном телевидении безусловно. Там было еще то, что называется теплота.

К. ЛАРИНА: Задушевность.

А. МЕЛЬМАН: Задушевность. Была. Была, потому что не смотря на эту форму одежды парадную, это была, я не знаю, такая советская, простая, душевная женщина, которая, да, сообщала важную информацию, но которые были тоже и звезды… такой некий магнетизм от них тоже, безусловно, исходил. Который хотелось следить, и который хотелось многим зрителям познакомиться. И все они, все, я со многими зрителями встречался, рассказывают, как ждали их поклонники у Останкино. Все тоже было. Не смотря на ту самую программу «Время», о которой мы теперь говорим, что это такой официоз, который… Правда, сейчас повторяется в некоей своей реинкарнации. Так же мне кажется, что тогда, имеджмейкер, такого слова не было, но делался образ женщины-информационщика тоньше. Вот я сказал «информационщика», потому что действительно у нас такая тема очень такая пикантная и тонкая. Потому что ведь есть профессионал и не профессионал, а мужчина, женщина – это же, да, многие могут обидеться. Ну, почему нас оценивают только  с точки зрения пола? Опять вот этот сексизм. Ну, не знаю, раз уж мы решили эту тему добивать, давайте ее добивать.

К. ЛАРИНА: Сергей?

С. ВАРШАВЧИК: На мой взгляд, образ женщины в новостном вещании сейчас не так ярок, как некоторое время назад. Он достаточно нивелирован, на мой взгляд. Это такой усредненный стандарт – блондинка, плюс, минус 30. Обязательно в паре с ведущим, которая достаточно в отстраненной манере, достаточно сухо и холодно подает какие-то новости. В принципе из той плеяды, когда у нас были такие ведущие, как Светлана Сорокина, как Татьяна Миткова, когда люди включали специально программы, смотрели там знаменитую прощалку Светланы Сорокиной, когда Татьяна Миткова вела программу «Сегодня» одна, чередуясь, неделю она, неделю Михаил Осокин, это была другая подача, это были другие люди, и это была другая эпоха. Сейчас же, собственно говоря, из того, что мы видим, можно одну блондинку заменить другой. Заменить блондинку на брюнетку. И никто это не заметит. Хотя вот я бы отметил действительно растущую профессионально и интересную Юлию Панкратову, которая некогда работала в новостном вещании НТВ, а теперь успешно работает во «Времени» на Первом канале. Мне кажется, что вот это некий хороший момент попадания в современность, в современный какой-то образ молодой женщины, которая ведет какие-то новости. Все остальные, извините меня, они, собственно говоря, не очень являют лица несхоже выражение. И это не их вина, это их беда. И я здесь согласен с Сашей, что, конечно, это осознанная селекция, осознанный подход их начальства. Ведь посмотрите, на НТВ была Асет Вацуева, абсолютно непохожий человек ни на кого. Это чеченка, которая создатель программы «Страна и мир». Леонид Парфенов нашел ее и пригласил. И была Буратаева Александра, которая вела на Первом канале новости, т.е. это была некая попытка показать страну…

К. ЛАРИНА: Многонациональную страну.

С. ВАРШАВЧИК: Да, шире. И это было интересно. И действительно это было некое такое следование западным канонам, когда там в Америке, многонациональной стране…

К. ЛАРИНА: Да, уж каких только нет.

С. ВАРШАВЧИК: Там ведут люди разных национальностей и рас. И это воспринимается нормально. Сейчас же идет некая такая стандартизация. Стандартизация, к сожалению. не только женщин ведущих, но и мужчин. Но это отдельная тема. Ну, вот суммируя в сухом остатке, это стандарт. Стандартизация – казенная блондинка, грубо говоря. Сейчас мы имеем вот то, что на экранах.

К. ЛАРИНА: Т.е. это диктует что?

С. ВАРШАВЧИК: Это диктует сейчас политический стиль, если хотите, такой легкий фотеймент с прогосударственными новостями. Там не нужны какие-то лица отличающиеся от заданного стандарта. Не нужны какие-то самостоятельные фигуры. Зачем?

К. ЛАРИНА: Т.е. это дикторы?

С. ВАРШАВЧИК: Ну, это еще не дикторы, но это уже и не ведущие. Вот в каком хотите смысле.

А. МЕЛЬМАН: Ну, я скажу, что вот по НТВ действительно видно, такое превращение ведущих в дикторов. Это очень хорошо видно. Когда уходит личность, а личность все-таки видна. Причем личность это не обязательно человек с высоким там IQ. Это на телевидении личность, например, если она в данном случае телегенична. Потому что мне кажется, что, например, та же Юлия Бордовских, которая вела программу «Страна и мир», когда многие там телекритики, мои коллеги говорят, что она не информационный ведущий, я с этим абсолютно не согласен. Потому что она абсолютно телегенична. Другое дело, опять какова задача тех руководителей новостных, которые поставили ее. Если действительно они хотели привлечь мужское население, что они и сделали, женское население, наверное, реагировало на Юлю, может быть, не так, как мужское, и не столько собирало зрительниц, тогда да, т.е. может быть, это отвлекало тех же, скажем, мужчин, когда Юля Бордовских читала новости от самих новостей. Меня лично это никогда не отвлекало. Я просто видел, насколько она органична. Другое дело, каждая ведущая должна иметь свой формат. Когда та же Юля вела…

К. ЛАРИНА: Это двусмысленность ты сейчас сказал.

А. МЕЛЬМАН: Объясни, какую…

К. ЛАРИНА: Что каждая ведущая должна иметь свой формат.

А. МЕЛЬМАН: Ну, я не знаю, как ты это поняла. Я лично понимаю это так. Что когда она вела «Короткие встречи», вот там она была совершенно неорганична.

С. ВАРШАВЧИК: Которая оказалась суперкоротким.

А. МЕЛЬМАН: Да, она оказалась очень короткой, эта программа. Она там была совершенно неорганичной, т.е. ей до лампочки были те люди, которых она, так сказать, соединяла после долгой разлуки. Это тоже было видно. Т.е. органичность и телевизионная важна, и органичность в том, где ты находишь свое применение.

С. ВАРШАВЧИК: Еще один момент любопытный. Обратите внимание, что теперь у нас практически все ведущие, значит, парами работают: мальчик-девочка, мальчик-девочка.

К. ЛАРИНА: Вот тоже какая-то мода. Это возвращение, наверное, опять к программе «Время».

С. ВАРШАВЧИК: Это некая, как бы Вам сказать. некая попытка… Вот если вспомните те новости, которые начинали «Вести» в свое время, НТВ в его самые информационные годы, то ведущие были как бы наедине со зрителями. Ничто не отвлекало. Сейчас это некий театр, на мой взгляд, когда ведущие попарно разыгрывают какие-то подводки к сюжетам.

К. ЛАРИНА: Разыгрывают заранее выученные импровизации.

С. ВАРШАВЧИК: Да, посматривают друг на друга, и собственно говоря, много времени теряется на это дело. А это свидетельство того, что, на мой взгляд, новости, они не совсем новости. Они, как бы Вам сказать, это некое уже опреснение этого жанра.

К. ЛАРИНА: Подожди, минуточку. Есть… Вот мы про CNN сегодня вспоминали, да, вот там люди разных рас и национальностей. Но ведь там тоже парное ведение всегда, на CNN новостное, там тоже дяденька и тетенька. По-моему, на ВВС не буду врать, «Дойче Велле», вот иногда тоже смотрю, тоже парное ведение, мальчик-девочка. Правда, они ведут себя там более естественно. Они общаются, видно, что это очень живой, сегодняшний момент. Что они могут позволить себе и посмеяться и пошутить, и что-то друг друга подколоть. Но при этом они тоже сообщают новости.

С. ВАРШАВЧИК: Но нет, понимаешь, я не понимаю. когда появляются в эфире та же Мария Ситтель и Дмитрий Киселев парно, да. При том, что Дмитрий Киселев ведет при этом аналитическую программу «Вести+", или вел, да. И он предстает, вот они предстают оба в ранге ведущих новостей. Совершенно искусственно склеено и, на мой взгляд, не нужно.

А. МЕЛЬМАН: Ну, здесь я, кстати, да, с тобой соглашусь. Именно программе «Вести», пока на сегодняшний день, пока вот этот эксперимент парного ведения не слишком удачен. Но ты же говоришь, пара, как форма, тебя не устраивает, или разыгрывание новостей. Почему? Ты же сказал, что инфотеймент это сегодня то, что называется веление времени. И не Парфенов это придумал. Это как раз вот Ксения привела пример. И с «Дойче Велле»... У нас это ввел действительно Парфенов. И поэтому, как сказать, сегодняшнее время, время масскульта, массовой культуры, время обывательского спроса на вот такого рода программы, которые мы видим, оно именно породило вот этот инфотеймент, т.е. развлекая, информирую, развлекая, просвещай. Т.е. обязательный элемент развлечения, он необходим. Важно, как это делается. Если в программе «Страна и мир» это делалось очень здорово, очень органично…

К. ЛАРИНА: Ну, уже программу уже разрушили совершенно.

А. МЕЛЬМАН: Нет, я говорю «делалось» прошедшего времени. То вот то, что мы видим уже сейчас, действительно переходит переход на дикторство. А уж в «Вестях» пока действительно, вот эта органика мужчины и женщины, да, действительно вот я с Сергеем соглашусь, вот это несовпадение Дмитрия Киселева и Маши Ситтель. Я не знаю, это несовпадение имиджевое, какое-то системное, может быть, несовпадение, как мужчины и женщины, они не вписываются друг относительно друга.

К. ЛАРИНА: Они друг другу не нужны. Как партнеры они друг другу не нужны.

С. ВАРШАВЧИК: С другой стороны, господа, есть «Евроньюс» новости, где вообще нет ведущего в кадре. И, тем не менее, там успеваешь за какое-то количество времени получить какое-то количество информации. На мой взгляд, это действительно некий ренесанс, некое действительно возвращение к временам старого, старых времен, времени, да. И это некая такая подспудная попытка показать, что все хорошо, что все в стране как бы нормально, что можно спокойно, вальяжно. не торопясь вот женщина, мужчина ведущие…

К. ЛАРИНА: Подожди, я с тобой не соглашусь. Нерв, он все равно присутствует там, где надо. Мы сейчас с Вами обсуждает, уже перешли на личности. Я думаю, что ничего страшного в этом нет, поскольку люди же в телевизоре работают. Катя Андреева Первый канал, это все-таки не умиротворяет, не успокаивает. Она как-то меня тревожит. Тревожно мне становится на душе. Кругом враги.

А. МЕЛЬМАН: У тебя женский взгляд.

К. ЛАРИНА: Нет, я тебе говорю про посыл.

А. МЕЛЬМАН: А у меня другой посыл. Я смотрю на Катю Андрееву…

К. ЛАРИНА: Очень тревожно кругом. Враг не дремлет.

С. ВАРШАВЧИК: А Саша, например, расслабляется.

А. МЕЛЬМАН: Нет, зачем, только за меня не надо говорить, Сергей. Я смотрю на Катю Андрееву, она очень красивая женщина, но у нее есть кличка, ее еще называют Снежная Королева. Т.е. она для меня опять же образ очень красивый, но холодной подавательницы официозных новостей. Не более того. Поэтому здесь у каждого свой взгляд на это. Когда Сергей говорит… Т.е. понимаете, получается Сергей, такой образ у него в данном случае мезантропа, который говорит, что бы наши топ-менеджеры телевизионные не делали в плане новостей, это все будет против демократии.

С. ВАРШАВЧИК: Нет, ну, почему.

А. МЕЛЬМАН: Демократия в опасности, говорит Сергей.

С. ВАРШАВЧИК: НЕ надо за меня говорить, цитируя классиков.

А. МЕЛЬМАН: Ну, почему же ты говоришь, что нормальный формат, парный формат, является неким вербальным посылом, чтобы как-то затравить зрителей или слишком их успокоить.

С. ВАРШАВЧИК: Нет, Саша, я говорил о другом. Я немножко говорил о другом, что раньше новости были информативнее, как мне кажется.

А. МЕЛЬМАН: Это другой вопрос. Безусловно. Но это мы уже много раз об этом говорили. Все-таки мы сейчас говорим… Ну, хорошо, это твой взгляд. Но информативнее, безусловно. Это не зависит от того, парное ли ведение, нет ли ведущего. Мы сейчас говорим об образе женском ведущего.

С. ВАРШАВЧИК: А это все вместе, одно цепляет другое. Это звенья одной цепи. Когда придумывалась программа «Страна и мир», она придумывалась действительно, как инфотеймент, откуда собственно и пошло потом вот это возвращение в парному ведению. и никто это собственно не скрывал. Но сейчас вот этот инфотеймент, он на всех каналах практически.

А. МЕЛЬМАН: Ну, опять же, можно назвать что угодно, чем угодно. То что делается в «Вестях» это совершенно не инфотеймент, потому что… они не умеют…

С. ВАРШАВЧИК: Ну, понятно, естественно.

А. МЕЛЬМАН: Они не умеют это делать.

С. ВАРШАВЧИК: Это другой вопрос.

А. МЕЛЬМАН: Это другой вопрос, да.

С. ВАРШАВЧИК: Да, но тенденция очевидна.

А. МЕЛЬМАН: Ведь важна органика, важно соединение.

К. ЛАРИНА: Вот мне интересно, как сейчас кастинг проводится. Просто даже интересно. Надо было кого-нибудь позвать. Мне кажется, что критерии отбора, они очень сильно изменились. Потому что если во времена лучшего НТВ, во времена лучшего российского телевидения, ну, лучшее, я имею в виду самое начало, все-таки как мне кажется, главным было, ну, плюс телегеничность, как мы этот термин сегодня употребили, но и умение импровизировать в кадре, это раз. Умение брать интервью в прямом эфире, это два. Сегодня вот этими качествами, на мой взгляд, обладают единицы, последние из магикан, которые еще способны…

А. МЕЛЬМАН: А задачи другие.

К. ЛАРИНА: В прямом эфире говорить своими словами, не глядя в суфлер. Или спрашивать, задавать вопрос.

С. ВАРШАВЧИК: Ксения, другие задачи. Сейчас нет таких универсальных специалистов. И не нужны они.

К. ЛАРИНА: Тогда это дикторы.

А. МЕЛЬМАН: Ксень, вот ты говоришь про кастинг…

К. ЛАРИНА: Минуточку, Саш, давай я остановлю.

А. МЕЛЬМАН: Да, после перерыва я расскажу интересную историю со счастливым концом на эту тему.

К. ЛАРИНА: Хорошо. Сейчас новости у нас.

НООСТИ

К. ЛАРИНА: Продолжаем разговор. Вот сейчас пока шли новости и реклама, я все-таки решила наших слушателей тоже подключить к нашему разговору, минут там через 10 давайте мы телефон послушаем. Только я, пользуюсь правом ведущей, хочу не политкорректно развести две телефонные линии, по одной будут звонить мужчины, а по другой женщины. Мне все-таки интересен вот этот вот взгляд половой, половой взгляд на ведущих информационниц, скажем так, поскольку все-таки у нас сегодня тема «Образ женщины-ведущей», Поэтому, дорогие друзья, 783-90-25 – это телефон доя мужчин. А 783-90-26 – это телефон для женщин. Вот Ваше предпочтение, кто Вам в сегодняшнем телевидении интересен, наиболее приятен, я имею в виду женщин-ведущих новостей. И с другой стороны, чего бы Вы хотели от этого образа, какой Вам приятнее, вот какие-то собственные стандарты, чтобы Вы нам озвучили в прямом эфире. Итак, еще раз повторю. 783-90-25 – это телефон для мужчин, и 783-90-26 это телефон для женщин. Ну, а сейчас слово Мельману. Он нам обещал историю со счастливым кольцом… концом про кастинг.

С. ВАРШАВЧИК: Счастливым кольцом….

А. МЕЛЬМАН: Ну, наверное, это все-таки будет и про кастинг тоже. Значит, жила, была хорошая, молодая, красивая девушка. Звали ее Аня Прохорова. В 17 лет она пришла в Останкино на Первый канал, который тогда назывался ОРТ. И ее карьера росла очень быстро и бурно. И вот уже через несколько лет ей доверили вести новости в 18.00. Т.е. еще один шаг и до 21-го часа, до программы «Время» ей оставалось совсем немного. Но вот сменился информационный руководитель программы «Время» тогда, пришел другой человек. И Аня как-то, вот ее образ, ее имидж…

К. ЛАРИНА: Такой русской красавицы.

А. МЕЛЬМАН: Да, был для нее как-то непонятен. И тогда как раз Катя Андреева стала вести программу «Время», а Аня исчезла вообще из эфира, Аня Прохорова. Долго ее не было, потом она иногда появлялась как корреспондент у Владимира Познера в программе «Времена», еще где-то. Это было просто около 5 лет, я так понимаю. Потом она оказалась на канале ТВЦ и вела ночные новости «24».

К. ЛАРИНА: Давай-ка, вспомним, все-таки перебью тебя, прости. В ту пору, когда ты вспоминаешь, появление Кати Андреевой и почти удачная карьера Анны Прохоровой…

А. МЕЛЬМАН: Удачной она будет теперь, когда она будет вести аналитическую программу в 21 час.

К. ЛАРИНА: Это все-таки еще было время дикторов. И тогда их так и позиционировали, вспомни, пожалуйста. Это были дикторы.

А. МЕЛЬМАН: Не согласен, Ксень. Почему, дикторов разогнали, извини меня, в 92-м, 93-м годах.

К. ЛАРИНА: А это какой год был? Про который ты рассказываешь? Это были еще дикторы.

А. МЕЛЬМАН: Ну, она пришла в начале 90-х. Ну, уже тогда их начали просто выгонять, как класс. И уже делали нечто другое. Т.е. появились новые лица. Всех тех, кто был так или иначе замешан в программе «Время» старой стали просто убирать. И любые ведущие, там и Аза Лихидченко, дикторы…

К. ЛАРИНА: Кстати, и Арина Шарапова вела «Время».

А. МЕЛЬМАН: Ну, еще то «Время», «Время» перестройки застала.

К. ЛАРИНА: Все занимались тем, что драпировали ее роскошную грудь. Не понятно, зачем. Вот грудь почему-то решили, что отвлекает.

А. МЕЛЬМАН: Мне кажется, что передача у нас принимает очень интересный… Я готов его поддержать.

С. ВАРШАВЧИК: Ну, диктор должен всегда одет быть в кадре, это правильно.

К. ЛАРИНА: А еще была программа «Голая правда».

А. МЕЛЬМАН: Ой, «Голая правда» это одна из моих любимых программ действительно. Это очень….

К. ЛАРИНА: Ну, я тебя прервала. Давай, про Анну Прохорову.

А. МЕЛЬМАН: Нет, я просто говорю, что счастливый конец у Анны Прохоровой… Т. е. когда она вела вот эти новости «24» ее тоже никто особо не замечал, потому что руководитель канала ТВЦ недавний Олег Максимович Попцов тоже не видел ее в качестве вот такого топ ведущей, и вот теперь случилось то, что случилось, и она будет вести, Аня Прохорова, аналитическую программу в 21…

К. ЛАРИНА: Ее образ востребован.

А. МЕЛЬМАН: Да, да.

К. ЛАРИНА: Но с другой стороны, может быть, и она изменилась за это время. Она же тоже не в безвоздушном пространстве живет. Она тоже понимает, что нужно сегодня.

А. МЕЛЬМАН: Не знаю, она многое пережила.

К. ЛАРИНА: Хотя, посмотрим.

А. МЕЛЬМАН: Да, ну, мы посмотрим.

К. ЛАРИНА: А была еще Ирина Мишина.

А. МЕЛЬМАН: Да. А была Татьяна Комарова, которая если ты помнишь…

С. ВАРШАВЧИК: Ну, Вы Зайцеву вспомните.

К. ЛАРИНА: Ну, Зайцева новости не вела.

А. МЕЛЬМАН: Нет, Татьяна Комарова вела сразу после путча 91-го года с моим коллегой Марком Девичем программу «Время», когда вдруг оказалось, что Марк Девич совершенно не новостной ведущий. И Татьяна Комарова, вот эти как бы новые лица после путчевого времени.

К. ЛАРИНА: Вот что бы ни было, товарищи, вот мы сейчас тут вспоминаем совсем сегодняшнее время, это же не позавчерашнее время, ведь мы их помним по именам. Значит, как бы к ним не относиться, это все равно журналистки. И ведущие, которые все равно имели собственное лицо, да. Ирина Мишина, и Татьяна Комарова, и Арина Шарапова в качестве ведущей программы ведущей «Время» безусловно.

А. МЕЛЬМАН: Я ее не помню в этом качестве, я ее помню, когда она вела программу «Вести».

К. ЛАРИНА: Да. Так что, а сегодня все-таки достаточно сложно. Вот мы пытаемся там перечислить кого-то, но кроме Марии Ситтель и Кати Андреевой никого назвать-то не можем. Ну, Юлия Панкратова появилась. И то я не уверена, что все ее знают.

С. ВАРШАВЧИК: Нет, ну, я могу назвать Лену Выходцеву из тех же «Вестей».

А. МЕЛЬМАН: Очень красивая.

С. ВАРШАВЧИК: Елену Выходцеву я помню еще по тому, что она работала, там была программа о прессе.

К. ЛАРИНА: Ну, это ты помнишь.

А. МЕЛЬМАН: Да, она приезжала, делала интервью, по-моему, со мной там. Да. И я следил за ее ростом. В принципе есть лица на канале. Но сейчас она же усажена в кресло с кем-то в паре, и собственно говоря, а-ля диктор.

К. ЛАРИНА: Все равно, мы к этому возвращаемся, да.

А. МЕЛЬМАН: Да, собственно говоря, понятно, что эти люди могут и что-то свое делать. И та же Анна Прохорова – пример. Или Дмитрий Киселев, который отдельно…

К. ЛАРИНА: Дмитрия Киселева мы сегодня не упоминаем. На мужчин табу.

А. МЕЛЬМАН: Нет, здесь есть еще другой момент. Мы говорим о государственном лице, скажем, канала. И Маша Ситтель вот такой государственный…

К. ЛАРИНА: Что это за образ, скажите, что он символизирует…

С. ВАРШАВЧИК: Танцы со звездами.

А. МЕЛЬМАН: Вот именно. Молодец, Сереж. На контрасте хочу показать. Когда вот Маша Ситтель, когда она ведет «Вести», это один человек. Когда…

С. ВАРШАВЧИК: Это Мария Ситтель.

А. МЕЛЬМАН: Когда она в программе «Танцы со звездами» и была совершенно другой. Такой красивой.

С. ВАРШАВЧИК: Это уже Маша Ситтель.

А. МЕЛЬМАН: Это уже Маша Ситтель. И в результате вот этот диссонанс, вот эта огромная разница между вот этой ведущей и вот этой танцовщицей прекрасной. И это вызывало, извините, некую иронию со стороны тех, кто это оценивает, потому что они видят вот эту разницу. Потому что….

С. ВАРШАВЧИК: Саш, ну, ты пойми, что не могло состояться «Танцев со звездами». Ее выигрыш во многом без того, что она была ведущая. Это некая все-таки как бы была что ли…

К. ЛАРИНА: Игра.

С. ВАРШАВЧИК: Игра, что ли преображение Золушки, как ни назови. Потом когда она опять вернулась в будни…

К. ЛАРИНА: Превратилась в тыкву.

С. ВАРШАВЧИК: Нет, ну, это была капитализация, конечно, это поднятие рейтингов и т.д.

К. ЛАРИНА: Интересно Вас слушать.

А. МЕЛЬМАН: Нет, рейтинга, смотря кого, потому что…

С. ВАРШАВЧИК: Нет, Саша имеет в виду очень простую вещь. Потом что просто увидели более-менее нормального человека, не диктора. Не по пояс.

А. МЕЛЬМАН: Нет, просто я говорю, вот эта разница, когда она вернулась, все уже вспоминали ту Машу. Т.е. я говорю, что если то НТВ, на котором были подачи и репортерская, и ведение, она была такая свободная манера, такая раскованная и как бы объективно независимая, то вот в «Вестях», и если бы эти люди оказались бы где угодно, там в «Форд Баярд» и где угодно, это все органично для них бы попадало. То здесь для них эта разница, у меня, например, вызывает иронию.

С. ВАРШАВЧИК: Ну, кстати, хочу сказать еще об одном человеке, который не затерялся, который когда-то работал ведущим в программе «Сегодня», Я имею в виду Марианну Максимовскую.

К. ЛАРИНА: Она, кстати, свой образ сохранила.

С. ВАРШАВЧИК: Она абсолютно сохранила свой образ. И когда она с тех времен действительно была очень информационная программа, она практически одна из немногих женщин-журналистов, которая вот действительно сохранила и может быть, преумножила в своей авторской программе «Неделя» вот этот жанр.

К. ЛАРИНА: Ну, я скажу, что, с сожалением скажу, что я с горечью скажу, боюсь, что время этих людей уходит. Время блондинок наступает. Блондинки вытесняют, вытесняют и вытеснят. Тогда уж если ты вспомнил Марианну Максимовскую, которая, дай Бог… Я не знаю, мне кажется, что недолго она проработает в этом качестве. А Оля Романова со своими новостями. Это не ее авторские там колонки, а именно ее «24 с Ольгой Романовой», так, по-моему, называлось. Ночной выпуск новостей. Это тоже новостной выпуск абсолютно авторский, очень умный, очень жесткий, очень обаятельный.

А. МЕЛЬМАН: Да, но причем такой непричесанный, как бы непрофессиональный, как бы не в струю…

К. ЛАРИНА: Очень страстный.

А. МЕЛЬМАН: Своя подача действительно. Там не было, может быть, такой хорошей, там тембра, темпа ритма, то, что нужно для дикторов, но эта была действительно своя подача. Простоя не знаю, когда Сергей сказал про блондинок, я как-то удивился…

К. ЛАРИНА: Блондинки побеждают.

А. МЕЛЬМАН: По-моему, неправда.

К. ЛАРИНА: Это то же самое, что в сериалах происходит. Когда никогда уже не вспомните имени этой артистки, поскольку все они одинаково заточены.

С. ВАРШАВЧИК: Товарищ Мельман, Вы против блондинок?

А. МЕЛЬМАН: Я за блондинок. Но просто у нас блондинок и брюнеток в информационном вещании, по-моему, поровну. И за этим, по-моему, следят.

К. ЛАРИНА: Нет, брюнетку я знаю только Катю Андрееву, больше никого.

А. МЕЛЬМАН: Ну, я не хочу сейчас просто подсчитывать…

К. ЛАРИНА: Нет, скажи мне, скажи.

А. МЕЛЬМАН: Мы что подсчитывать будем, как на подиуме?

К. ЛАРИНА: Ну, скажи. А нас так заставляют.

А. МЕЛЬМАН: Ну, что Маша Ситтель, разве блондинка?

К. ЛАРИНА: Блондинка.

А. МЕЛЬМАН: Ну, о чем Вы говорите.

К. ЛАРИНА: Сереж, или я сошла с ума. Она блондинка натуральная. Ну, в смысле натуральная, не знаю. Но она блондинка. Образ славянский такой.

А. МЕЛЬМАН: Нет, ну, она не блондинка.

К. ЛАРИНА: Ну, тебе виднее, конечно. Ну, я не знаю…

А. МЕЛЬМАН: Мне виднее.

С. ВАРШАВЧИК: Саша, этот недостаток быстро устраняется. Так что не ссорьтесь.

А. МЕЛЬМАН: Давайте говорить о чем-нибудь серьезном, ну, что Вы прям…

К. ЛАРИНА: Внимание. Берите наушники. Мы здесь не одни. 783-90-25 телефон для мужчин, 783-90-26 для женщин. Ваши предпочтения вот в этом ряду женщин-ведущих на сегодняшнем телевидении. Почему, объясните. И какие стандарты Вы бы разработали. Вот кого бы Вы хотели видеть, каких людей в качестве ведущих новостей, женщин, прежде всего. Итак, 783-90-25 включаю я мужской телефон. Здравствуйте. Мы Вас слушаем, только если Вы радио сделаете потише, мы Вас услышим.

СЛУШАТЕЛЬ: Все, сдала, извините.

К. ЛАРИНА: Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Дмитрий, Москва. Мне можно про радиоведущую сказать?

К. ЛАРИНА: Про радиоведущую не стоит. Это будет неправильно. Лучше про телевидение.

ДМИТРИЙ: Ну, тогда, да. понятно, ну, тогда первое место вот девушке с Первого канала, которая «Время» ведет. Кто это?

А. МЕЛЬМАН: Катя Андреева?

ДМИТРИЙ: Катя Андреева.

К. ЛАРИНА: За что, объясните.

ДМИТРИЙ: Ну, у нее очень умное лицо и правильный обрез скальпа.

А. МЕЛЬМАН: Ну, да!

С. ВАРШАВЧИК: Вы линейкой мерили?

А. МЕЛЬМАН: Это какой-то Чингачкук уже.

К. ЛАРИНА: Дмитрий, это что же Вы такое выработали, это какие же у Вас такие критерии, ну-ка расскажите.

ДМИТРИЙ: Нет, она с одной стороны умно выглядит, с другой стороны очень благородно.

К. ЛАРИНА: Умно, красиво.

ДМИТРИЙ: Я имею в виду скальп – это то, как волосы растут на лбу, когда они зачесаны назад.

С. ВАРШАВЧИК: А Вы вслушиваетесь в то, что она говорит?

ДМИТРИЙ: Ну, да я вообще мало там слушаю что. Просто она мне нравится и все.

А. МЕЛЬМАН: Правильно, восхищаетесь.

К. ЛАРИНА: Итак, начали. Итак, Катю Андрееву выбрал у нас первый мужчина. Про скальп мне очень понравилось.

С. ВАРШАВЧИК: За правильность скальпа.

А. МЕЛЬМАН: Это комплимент был, большой комплимент.

К. ЛАРИНА: Здравствуйте. (Гудки.) Нет. Женский телефон хочу включить, пожалуйста, 783-90-26 – это телефон для женщин, пожалуйста, дорогие зрительницы.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: М*дак.

К. ЛАРИНА: Правильно позвонила, кстати. Да, женским голосом, по правильному телефону.

К. ЛАРИНА: Здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Наталья.

К. ЛАРИНА: Слушаем Вас.

НАТАЛЬЯ: Именно про женщин нужно говорить или вообще про дикторов?

К. ЛАРИНА: Да, у нас такая тема, именно женщины-ведущие.

НАТАЛЬЯ: Ну, наверное, Мария Ситтель.

К. ЛАРИНА: Почему?

НАТАЛЬЯ: Ну, меня просто ужасают в последнее время дикторы. Потому что как-то говорят, вот та же, например, Ольга Романова, или Асет Вацуева, может быть, это не политкорректно, но неправильная у них дикция, просто неприятно слушать.

К. ЛАРИНА: Т.е. Вам важны все-таки профессиональные навыки именно дикторские?

НАТАЛЬЯ: Да. Потому что вот эти все дефекты речи, это просто невозможно. А внешность это уже как бы не очень важно, потому что те дикторы, которые говорят грамотно, они, может быть, не очень такие симпатичные, но, по крайней мере их слушать можно.

К. ЛАРИНА: Ну, например?

НАТАЛЬЯ: Ну, там Миткова, например.

К. ЛАРИНА: Она грамотно говорит.

А. МЕЛЬМАН: Ну, она же красавица, она же красавица.

К. ЛАРИНА: Но, по-моему, она очень симпатичная. Хотя нет, мы никого не поправляем. Это Ваше субъективное мнение. Итак, для Вас важно, что диктор говорит правильно, а внешность уже на втором месте.

НАТАЛЬЯ: Ну, в общем, да.

К. ЛАРИНА: Марию Ситтель Вы ставите в качестве образца на сегодняшний день.

НАТАЛЬЯ: Ну, да, потому что НТВ если взять, там просто такие ужасающие были случаи. Вот когда даже мат был в эфире.

К. ЛАРИНА: Но, по-моему, женщины себе этого не позволяли.

НАТАЛЬЯ: Не выключили, видимо, микрофон. Это мужчина говорил. А вот недавно было, по-моему, Ольга Белова и Антон Хрепов, когда там вышли гримеры, начали их гримировать…

А. МЕЛЬМАН: Ну, а причем тут Ольга Белова?

К. ЛАРИНА: Я понимаю. Нет, Наталья просто голосует за профессионализм, прежде всего. Вот ее как бы критерий. Мужчины. Але, здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Андрей. Вы знаете, по большому счету на нашем телевидении никто не нравится. Вот Белова, про которую сейчас говорили по Первому каналу…

К. ЛАРИНА: Она на НТВ.

АНДРЕЙ: Нет.

А. МЕЛЬМАН: На Первом Андреева.

АНДРЕЙ: Андреев, да. Ну, честно говоря, позерство. Этакий наклон головки. Ну, видно, что слишком много артистизма, но мало, собственно говоря, внимания уделяется подаче информации.

С. ВАРШАВЧИК: Ну, скальп то правильный?

АНДРЕЙ: Ну, насмешил от души.

К. ЛАРИНА: Ну, скажите, а для Вас что важно вот в ведущей?

А. МЕЛЬМАН: Для меня сочетание такта, ума, внешность, наверное, тоже немало важна. Дикция, вот девушка молодец, правильно сказала. Когда люди на телевидении начинают ошибаться, говорить не на русском языке, ну, это сразу вызывает недоверие вообще к передаче и к тому, что она говорит.

К. ЛАРИНА: Т.е. из сегодняшнего ассортимента Вы бы никого не выделили вот особо.

АНДРЕЙ: Честно говоря, нет. Вот когда-то была Миткова. Но по разным событиям, происшедшим дальше, я не буду говорить, у меня чуть изменилось отношение.

К. ЛАРИНА: Понятно. Хорошо, спасибо Вам большое за звонок. Женский телефон включаю. Здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здравствуйте. Меня зовут Люба. Я из Москвы. Я, конечно, многих хочу выделить. Мне очень нравится Жанна Агалакова. Очень нравится. Умница большая.

К. ЛАРИНА: Простите, она Вам нравится в сегодняшнем качестве, как корреспондент, или Вам она нравилась, как ведущая новостей?

ЛЮБА: И как ведущая новостей, и по НТВ, и по Первому каналу она мне очень нравится. Она, знаете, у нее прямо чувствуется большой ум, когда она дает информацию. Совершенно не нравится мне Екатерина Андреева.

К. ЛАРИНА: Почему?

ЛЮБА: А я Вам скажу почему. Вот Вы знаете, в ней чувствуется большая надменность, говорит она, я очень много не понимаю.

К. ЛАРИНА: Вы не понимаете?

ЛЮБА: Да. Потому что она говорит настолько быстро, она проглатывает слова. И очень быстро. За ней не то, что трудно уследить, а просто невозможно. Понимаете, не потому что я что-то не понимаю. Я вот еще слышала с ней по «Эхо Москвы» была передача, ну, не важно. Потом мне очень нравится, конечно, Ольга Романова.

К. ЛАРИНА: Ну, Ольга Романова, сейчас, к сожалению, в телевизоре отсутствует.

ЛЮБА: Да. Потом, Вы знаете, очень мне нравятся дикторы, которые ведут по Третьему каналу, на ТВЦ. Особенно очень нравится там, Вы знаете, по-моему, ее зовут, Екатерина, с такой короткой стрижкой, но сейчас я ее не вижу.

К. ЛАРИНА: Можно Вам задать еще вопрос, вот Вы много назвали. Вот Вы назвали Жанну Агалакову первой. Значит, она Вам действительно интересна и приятна.

ЛЮДА: Очень. Особенно по НТВ мне.

К. ЛАРИНА: Если говорить про Ваши личные стандарты, Ваши личные критерии отбора. Что Вам важно в ведущей новостей? На первом месте ум?

ЛЮБА: Вот, да, ум обязательно. И она, понимаете, она очень доходчиво несет информацию.

К. ЛАРИНА: Т.е. подача.

ЛЮБА: Да, очень доходчиво.

К. ЛАРИНА: А внешность важна?

ЛЮБА: Вы знаете, нет, не очень.

К. ЛАРИНА: О'кей, хорошо. Спасибо Вам большое за звонок. Мужской телефон включаю. Здравствуйте, добрый вечер. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Сергей из Казани. Я бы хотел, была такая диктор, вела «От всей души» передачу. Потом с Олегом Кирилловым она…

К. ЛАРИНА: Знаете, что, мы сейчас говорим все-таки про сегодняшний день. Вот из тех, кто сегодня существует в телевизионном пространстве. Именно в новостных программах, в новостях.

СЕРГЕЙ: Ну, ярких личностей нет.

К. ЛАРИНА: Ярких нет. Никого бы не выделили.

СЕРГЕЙ: Ну, так, это они все какие-то шаблонные, стандартные.

К. ЛАРИНА: А что Вам нужно от женщины-ведущей? Вот какие Ваши критерии отбора? Что Вам важно?

СЕРГЕЙ: Профессионализм и четко поставленная речь, правильное изложение мыслей. Профессионализм, прежде всего.

К. ЛАРИНА: А внешность?

СЕРГЕЙ: Ну, внешность… Женщины все прекрасны.

К. ЛАРИНА: Демократично. Спасибо.

А. МЕЛЬМАН: Согласен.

К. ЛАРИНА: Женский телефон. Здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер. Лилия Андреевна. Вы знаете, вот когда назвали Жанну Агалакову, которая сейчас ушла, в общем-то, из эфира, как диктор….

К. ЛАРИНА: Ну, она корреспондент.

ЛИЛИЯ АНДРЕЕВНА: Ну, я сразу вспомнила ее подачу материала. Вы понимаете, совершенно бесстрастного человека слушать неприятно. В то же время хотелось бы, чтобы какое-то отношение все-таки звучало в подаче материала, но не навязывалось.

К. ЛАРИНА: Личностное участие какое-то, да.

ЛИЛИЯ АНДРЕВНА: Вы знаете, даже не столько участие, сколько вот, ну, вот очень тонко, чтобы прослеживалось, что человек понимает, говоря об этом.

К. ЛАРИНА: Т.е. что он не просто болтает текст суфлера, а что он понимает, о чем он говорит.

ЛИЛИЯ АНДРЕЕВНА: Совершенно верно, какая-то интеллигентность и интеллектуальность в человеке должна звучать. И вот в Жанне Агалаковой, сейчас особенно, когда она стала корреспондентом, это стало намного явственнее, потому что она сейчас видимо намного более свободна.

К. ЛАРИНА: И все-таки кого бы Вы назвали сегодня из ведущих новостей, кто Вам наиболее приятен?

ЛИЛИЯ АНДРЕЕВНА: Возможно, Екатерина Андреева, когда она не очень, извините, за грубое слово. выпендривается.

К. ЛАРИНА: Это что имеется в виду?

ЛИЛИЯ АНДРЕЕВНА: Ну, она действительно красуется на экране. Ей бы скромности чуть-чуть. И больше понимания, чем она… А так она владеет всем, и красотой, и речью. все у не есть, скромности не хватает. вот так мне кажется.

К. ЛАРИНА: Хорошо. Спасибо, спасибо. Ну, еще два звонка и подведем итоги.

С. ВАРШАВЧИК: Я вспомнил выражение: скромность – это кратчайший путь к забвению.

К. ЛАРИНА: Подожди, комментарии потом. Реплики потом. Здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Виктор. Мне нравится Екатерина Андреева. И сейчас я хочу такую вещь сказать. Она, конечно, выглядела всегда очень суховато. Но когда посмотрели передачу «Пока все дома», это оказывается умнейший человек, красавица. Почему она с такой прической странной выступает? То ли ограничения какие-то вносятся…

К. ЛАРИНА: А видите, а многим нравится. Ну, правильный череп.

ВИКТОР: А если ее все увидят с нормальной прической, в нее все влюбятся, не только понравится.

К. ЛАРИНА: Понятно. Значит, Екатерину Андрееву Вы признаете в качестве сегодняшнего эталона.

ВИКТОР: Да, признаю. Хотя иногда, я согласен, настолько быстро говорит, у меня маме 88 лет. Она так переспрашивает, очень обижается, что не может понять. И все сваливает на дикторов. Но я объясняю, что такое время сейчас.

К. ЛАРИНА: Какое время? Быстрое?

ВИКТОР: Что надо много информации давать.

К. ЛАРИНА: Очень быстро говорят, понятно. Ну, и последний звонок. Здравствуйте. Как Вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Меня зовут Елена. Мне больше всего нравятся девушки с РБК. Они такие все стандартные, вогнанные в рамки. Много блондинок тоже. Все на подбор. И такие орешки. И никаких эмоций.

К. ЛАРИНА: Т.е. они Вам нравятся?

ЕЛЕНА: Да.

К. ЛАРИНА: А чем?

ЕЛЕНА: Заряженные такие на деловую информацию

К. ЛАРИНА: Должны быть такие?

ЕЛЕНА: Нет, конечно. Ну, я шучу. На самом деле…

С. ВАРШАВЧИК: Не отвлекают от вязания.

К. ЛАРИНА: Кого бы Вы все-таки выделили из сегодняшних ведущих новостных?

ЕЛЕНА: Знаете. Жанну Агалакову. Все, больше никого нет.

К. ЛАРИНА: За что? Ну, вот у нее богатое содержание ее новостей. И голос, в общем, допускает всякие толкования, которые она несет. Ну, не знаю, в общем. богатый диктор, с богатыми возможностями.

К. ЛАРИНА: Спасибо большое. Итак, что мы имеем? Мы имеем Катю Андрееву, извините за выражение. У нас Катя в мужском списке, как самая лучшая и Катя Андреева, как самая худшая. Все одно и то же. В женском списке у меня Мария Ситтель, Жанна Агалакова, ну, собственно и все. А Катя Андреева получает минусы от женщин. Вот два звонка, вот упоминали у нас две женщины Катю Андрееву. И они ее отминусовали.

С. ВАРШАВЧИК: Причем там взаимоисключающие. Одни говорят, что она очень выпендривается, другие сказали, что за прическа какая-то совсем нечеловеческая.

К. ЛАРИНА: Чем Вы объясните такую скудность в наших ответах? Потому что больше никого нет?

А. МЕЛЬМАН: Вот экспресс-опрос наш показывает, что даже слушатели такой продвинутой радиостанции, как «Эхо Москвы» смотрят новости, программу «Время», программу «Вести» по первым двум каналам. Чего и добиваются те, кто этого бы очень хотел. Т.е. в Москве, потому что ореол вещания Первого канала и «России» это 99% и во многих деревнях есть только Первый канал и «Россия», а в Москве то выбор очень большой, и, тем не менее, мы видим, что называют только ведущих программ «Время» и программы «Вести». Ну, это говорит, что вот те рейтинги, которые мы наблюдаем по Москве. И где все равно программа «Время» впереди не только в регионах, но и в Москве, вот это показатель, что программа «Время», государственная подача новостей, она востребована…

К. ЛАРИНА: Побеждает.

А. МЕЛЬМАН: Она побеждает, потому что альтернативы как таковой нет, или она не смотрится. И то, что сейчас происходит с НТВ, наверное, это тоже принижает этот канал, именно по такому случаю опять побеждают «Вести»…

С. ВАРШАВЧИК: Да, не тоже, а совсем принимает. Поскольку практически его не упоминали. А это в свое время был флагман информационного вещания. На самом деле, мне кажется, что телезрители подспудно хотели бы от ведущего, вот если в сухом остатке личность. Т.е. когда они говорят и профессионал, и хорошая речь…

К. ЛАРИНА: Умное лицо.

С. ВАРШАВЧИК: Имеется в виду, что это не диктор, которому принесли бумажки, и он их тупо читает. А дальше после эфира идет курить. А видно, что человек понимает, о чем говорит. Он готовил верстку. Он сам подготовил все это.

А. МЕЛЬМАН: Я не понимаю, Сергей, откуда ты это взял. Мы говорим о том, что программа «Время»… Все-таки мы говорим, что все-таки все переходят к дикторам и эти дикторы, как бы они не назывались, Катя Андреева. Маша Ситтель…

С. ВАРШАВЧИК: Я говорю о реакции телезрителей.

К. ЛАРИНА: Кстати, обратите внимание, что наши слушатели, которые сейчас звонили, они все равно упорно называют ведущих дикторами. И это не дань времени. Это не привычка, это не традиция. Потому что я так понимаю, что среди звонящих люди самого разного возраста. Представители самых разных поколений. Это совсем молодые, вот девушка нам звонила. Все равно все говорят «Дикторы». Потому что это подсознательно, человек все равно ощущает эту разницу, он чувствует.

С. ВАРШАВЧИК: Ну, безусловно.

К. ЛАРИНА: Он не говорит «ведущий», он не говорит «журналист», он говорит «диктор».

А. МЕЛЬМАН: Нет, ну, просто есть вот телевизионное воспитание, и что сейчас идет крен именно в сторону диктора, это тоже чувствуют телезрители. Он опять подсознательно возвращается в то советское время. И опять вот он там.

К. ЛАРИНА: А тебе то, что нужно от женщины-ведущей, Мельман, скажи.

А. МЕЛЬМАН: Я расскажу тоже такую небольшую историю.

К. ЛАРИНА: Быстро, чтобы Варшавчик тоже рассказывал.

А. МЕЛЬМАН: Да, значит, недавно мы были в эфире с Анфисой Чеховой. И потом я решил с ней встретиться и сделал интервью на определенную тему.

К. ЛАРИНА: Ну, это мы поняли.

С. ВАРШАВЧИК: Как честный человек.

А. МЕЛЬМАН: Как честный человек, да. И я с ней сделал интервью. И честно скажу, что вот этой химии не ощущалось. А когда я встретился с Таней Александровой, ведущей программы «Вести», которая в эфире то выглядит вот так вот причесанной, как государственное диво, а в жизни то она просто прекрасна, великолепна. И эта энергетика была между нами. И я хочу это сказать в открытую.

К. ЛАРИНА: Молодец!

А. МЕЛЬМАН: И вот это мне нужно от женщин-ведущих.

С. ВАРШАВЧИК: Мне кажется, информационный драйв, который ушел когда-то, я, значит, включал каждый вечер в 10 часов и смотрел «Сегодня», и это было некоей потребностью. Сейчас у меня такой нет потребности. Смотреть ту или иную программу. Я могу новости в интернете посмотреть, оперативно. По сути дела нужны личности…

К. ЛАРИНА: Но с правильным черепом?

С. ВАРШАВЧИК: Да, можно и без правильного черепа. Главное, чтобы это была действительно личность, и были действительно интересные новости.

К. ЛАРИНА: Я Вам такую возможность сейчас предоставлю. Вот у Вас тут рядом стоит красавица, умница, с правильным черепом, с правильными мозгами…

С. ВАРШАВЧИК: И блондинка, главное.

К. ЛАРИНА: Блондинка. Старостина. Новости. А мы прощаемся с Вами.

А. МЕЛЬМАН: А Ларина форэва. Счастливо.

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире