17 февраля 2002
Z Бомонд Все выпуски

Валерий Меладзе. Новая концертная программа


Время выхода в эфир: 17 февраля 2002, 16:00

17 февраля 2002 года.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» Валерий Меладзе, певец.
Ведущие эфира Матвей Ганапольский, Елена Кандарицкая, Николай Тамразов.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Традиционный «Бомонд» на «Эхе Москвы». Мои коллеги здесь, добрый день! Я рад вас видеть!
Е. КАНДАРИЦКАЯ Добрый день!
Н. ТАМРАЗОВ Здравствуйте!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — У нас в гостях сегодня замечательный Валерий Меладзе, певец!
ПЕСНЯ.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Здравствуйте!
В. МЕЛАДЗЕ — Здравствуйте!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Есть такой анекдот, текст его знают, не важно, но там такой финал, грузинский анекдот, они говорят ты только ходи перед нами, ходи! Так вот, мы поставили в начале не ту песню. Хотели «Самбу белого мотылька», Меладзе говорит вот, не та песня, не та песня. Я хочу сказать ты только пой! Не важно, что, какое имеет значение, какая! Во-первых, все песни пишет Меладзе-старший, который пишет же тексты, делает все аранжировки. И вот эта все их такая семейная продукция, они ее клепают совершенно замечательно. Какое имеет значение, какая песня! Все равно один стиль, один голос.
В. МЕЛАДЗЕ — Здравствуйте, дорогие друзья! Я должен сразу сказать, я начинаю путаться, вообще я знаю достаточно неплохо русский язык, владею им, но я действительно совершенно дико рад, что я попал на «Эхо Москвы», потому что, во-первых, сама по себя эта радиостанция совершенно великолепная, и по своей широте
Н. ТАМРАЗОВ Грузинские понты!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, да!
В. МЕЛАДЗЕ — По информации, по независимости информации
Н. ТАМРАЗОВ Ты лучше бабки давай!
В. МЕЛАДЗЕ — Хорошо, мы это потом обговорим. Не в эфире же, в конце концов!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ребята, дорогие, он нас любит, мы любим его. Хочу сказать, что у нас очень важный информационный повод, потому что Валера пришел к нам с новыми песнями. Единственное, мы их будем давать маленькими фрагментами, чтобы наоборот вы бегали в магазин и там их покупали.
В. МЕЛАДЗЕ — А там их нет!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Валерий, говорит Саша из Красноярска, вы первый и единственный романтик нашего времени. Ну, дальше идет там умный, талантливый. Хотелось бы знать, какое мнение у вас, ну, поговорим о современном и т.д. Мой дорогой, скажите мне, тут фотографируют параллельно, какой это диск по счету?
В. МЕЛАДЗЕ — Я вообще имею в этом отношении не очень хорошую память. Я запоминаю только какие-то события, которые связаны с какими-то эмоциональными переживаниями, в общем, лучше с хорошими. А что касается числительных, то во-первых, я не знаю моего голоса, от какой до какой ноты я могу петь, хотя любой певец, начинающий издавать хоть какие-то звуки, он всегда сразу начинает говорить у меня такой-то диапазон, я могу столько и столько. И я не помню, какой по счету у нас сейчас выйдет диск, то ли 4-ый, то ли 5-ый, если считать исключительно сольные диски. Потому что до этого мы работали в группе «Диалог» с братом Константином. Повезло нам все-таки, группа достаточно солидная
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — И Бретбург оттуда, который теперь как-то идет по жизни с вами, он пишет, да?
В. МЕЛАДЗЕ — Он саунд-продюсер. И музыка вышла сначала наша в Германии, еще тогда, прочем для слушателей европейских. Это было пафосно для российских артистов, но об этом мало кто знал здесь. И поэтому, если учесть 2 альбома выпущенные еще с «Диалогом». Но мы их учитывать не будем. Где-то, мне кажется, альбом 5-ый получается.
Е. КАНДАРИЦКАЯ Кстати, по поводу «Диалога». У вас была такая рок-сюита на стихи Арсения Тарковского, да?
В. МЕЛАДЗЕ — Да! Надо же, я думал, что мало, кто знает!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Товарищ, вы не на «Русском радио»!
В. МЕЛАДЗЕ — Простите, я забыл, куда я попал. Откровенно говоря, в то время, когда я пел эту рок-сюиту, записать мне ее было достаточно легко, потому что я тогда уже владел голосом, т.е. я могу петь все, что угодно. Но когда я выходил с этой рок-сюитой на сцену, и в частности, у нас были как-то концерты по Кемеровской области, там, в основном, приходили труженики с заводов, шахт, и когда я пел: «Что мне делать с твоей прямизной? Только голоса пленка без времени, верха и низа» — они смотрели на меня как на человека, который пытается загрузить непонятно какой информацией. Т.е. реакция была, мягко говоря, не такая, как мне хотелось бы. Но, тем не менее, может быть, я тогда, в самом деле, не был еще готов к таким сложным текстам, глубоким, потому что тогда мне было 21-22 года, что я мог сам понимать в то время, чтобы выйти? Вероятно, и лицо мое при этом не выражало того, что я пел.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А ваша первая песня сольной карьеры какая была? Которая стала очень известна?
В. МЕЛАДЗЕ — В частности, личной моей, когда она вышла под именем Валерия Меладзе это была песня «Не тревожь мне душу, скрипка». Мы очень долго думали, какую именно взять, потому что концептуально были песни, более близкие нам, но эта песня казалась нам наиболее доступной, простой, и с этого и нужно было, вероятно, начинать. Ну, и она сыграла свою роль.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А знаете, какая у меня была история, связанная с вами? Мы, кстати, с Колей говорили по этому поводу несколько лет назад. Дело в том, что как раз лето было, ваша песня сколько лет назад появилась?
В. МЕЛАДЗЕ — Это был 1995 год.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ну, дела давно минувших дней. И я где-то был, на каком-то курорте, Крым. А там, знаете, все время шашлыки готовят, и они ставят вот эти динамики. И вот один раз я услышал, я думал, что это поет кто-то импортный вообще. Потом я услышал, что поют по-русски. Я думал ага, типа, там, знаете, ансамбль Саши Субботы, помните? Всякие югославы. Потом Меладзе, Меладзе. И я все время спрашивал а кто это так хорошо поет? Поверьте, чтобы от меня это услышать!.. Проблема была в чем? Вспомните то время, поток, мейнстрим, который шел на нас, и вдруг появляется нечто такое свое, со своей музыкой, а Меладзе это брат ваш, он же какой-то, это же не просто. Там, вот, своя тема, как-то одно на другое легло. Поэтому, как мне кажется, сказал я, поднимая рог, наполненный хорошим вином, обращаясь к моим коллегам, мы можем сказать, что товарищ Меладзе вместе с братом своим занимает совершенно особенное место в нашей популярной музыке. Что вы думаете по этому поводу, женщина?
Е. КАНДАРИЦКАЯ Мне очень нравится, как поет Валерий. Но я хотел спросить не об этом. Я знаю, что вы кончали кораблестроительный, и у вас была тема
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Сейчас она скажет почему там не остались работать?
В. МЕЛАДЗЕ — Мне этот вопрос уже задавали на «Последнем звене»!
Е. КАНДАРИЦКАЯ Совсем нет. Я хочу спросить, и у вас была тема, если я не ошибаюсь, «Глубокая очистка воды», что-то в этом духе.
В. МЕЛАДЗЕ — Да, я потом закончил еще аспирантуру института
Е. КАНДАРИЦКАЯ По этой теме?
В. МЕЛАДЗЕ — Да. На самом деле, если сказать по-простому, как говорят нормальные люди, это глубокая очистка воды для судовых энергетических установок от солей жесткости. Но ученые же не могут просто выйти и назвать тему своими словами. Поэтому я долго думал и придумал название собственной кандидатской диссертации, которое звучало так: «Интенсификация обменных процессов в ионидных фильтрах псевдовиброожиженным слоем катионита»
Е. КАНДАРИЦКАЯ Я спрошу вас это кому-то помогло? Вы что-то сделали хорошее?
В. МЕЛАДЗЕ — Безусловно. Я думаю, что японцам это неплохо помогло заработать деньги. Но знаете, как? Раньше это называлось промышленным шпионажем. Тогда я открывал то, чем занимаются японцы во благо всего человечества. Как было когда ты обозначаешь какую-то тему определенную, начинаешь изучать, то тебе сразу надо пойти в патентную библиотеку и определить, насколько ново твое изобретение, не было ли чего-то в этой области за последние 15-20 лет, потому что до этого вряд ли могло быть, потому что технологии более современные. Открываю я эту патентную литературу, самые большие разделы, конечно, были у японцев, но у них были не фундаментальные такие изобретения, все достаточно поверхностно. Вероятно, у них очень легко было внедрить свое изобретение. У нас же надо было, у нас центральное патентное бюро было в Москве, а учился я в Николаеве, ну, а таких как я, молодых ученых, начинающих было просто миллион. И все они должны были обязательно послать в Москву, там должны были рассмотреть, нужно было еще как-то понравится, может, приехать с некоторым количеством вина или чего-то еще, и тогда, вписав еще некоторое количество фамилий сопровождающих лиц, ну, естественно, еще до твоей фамилии значительный список
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Оказалось проще отдать японцам.
В. МЕЛАДЗЕ — Да. Потом оказалось, что, в конце концов, японцы Да, но мы же это тогда очень сильно все скрывали. Нам казалось, что это промышленный шпионаж. И сами мы это применить, естественно, не смогли, потому что я как раз закончил аспирантуру на грани того развала, который произошел в нашей стране, и вообще ученые не понадобились никому. Это, вероятно, кто-то применил. И потом распространил на весь мир во благо всему человечеству. Я, честно говоря, мне совершенно тут не обидно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вы должны сказать я дарю, широким жестом. Новости, после чего самое главное Меладзе принес новые песни!
НОВОСТИ.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Валерий Меладзе и мои коллеги. Я уже сказал, что Валерий Меладзе нам принес новый диск, несколько вещей оттуда мы послушаем. Вот, давайте сейчас и начнем. Вот то, что еще никто не слышал.
ПЕСНЯ.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А вот дальше нельзя! Константин Меладзе, вот такой человек, которого я видел в Киеве на телеканале «Интер», когда он заведовал там музыкальной частью. Человек, который проявляет себя и в других вещах. Например, премьера этого мюзикла, откуда песню «Ах, горилка!» мы с огромным удовольствием
В. МЕЛАДЗЕ — Украинская народная стала!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, украинская народная песня. Вот этот ваш союз, дуэт, который собственно сделал ваш стиль. Т.е. вы ни за кем не пошли, вы как бы сами себя так, в пробирке родились. Вам хватает мелодического разнообразия, тематического, текстового? Или потому что брат? Вообще тут какая-то интересная вещь.
В. МЕЛАДЗЕ — Во-первых, почему я пою песни только Кости? Потому что Костя знает меня очень хорошо, знает мой внутренний мир. Потом он, когда пишет для меня песни, он думает именно обо мне, а не так, как, скажем, другой какой композитор. Но он должен, безусловно, проявить себя, свои эмоции, и вероятно, он больше думает, скорее, о себе, нежели о том артисте, которому он потом, может быть, отдаст эту песню. Потом, то, что касается тех тем, которые Костя затрагивает. Иногда нам говорят, что есть некоторое однообразие в песнях наших. Но я уверен, что это однообразие вношу я лично сам, потому что Костя пишет совершено разные песни, гармонически, мелодически, и тексты. Вот сегодня, я так думаю, мне конечно больше хотелось бы поговорить, но непременно нужно будет ставить
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Мы по куплетику будем слушать.
В. МЕЛАДЗЕ — Да, непременно нужно будет представить песни, которые покажут, что стили совершенно разные. Будут песни в совершенно других стилях, и мелодически, и даже по тексту, по смыслу. Другое дело, что Костя умеет писать песни на пике эмоций. Говорят иногда вот, у вас такие грустные песни. Ну, песня же искусство, какое бы оно не было. Поп-музыка тоже один из видов легкого или какого-то, может быть, сиюминутного, сегодняшнего, полубытового, скажем, искусства. А искусство должно все равно о чем-то человеку напоминать. Оно должно вызывать какие-то такие эмоции, которые в повседневной жизни мы, может, и не воспринимаем или забываем о них вообще. Поэтому меня дико, конечно, выводит та эстрада, которая есть сегодня, потому что, во-первых, там применяются слова, обороты фразеологические, которые применяются на улице, во дворах и т.д., т.е. нового она не несет ничего. А то, что касается мелодизма и гармонии, то это все то, что было когда-то и кем-то уже сделано. Поэтому вот то, что происходит сегодня на эстраде, это никоим образом ни по каким понятиям, критериям невозможно причислить хоть мало-мальски, хоть натянуто, но к какому-то виду искусства.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вишь как мочит!
Е. КАНДАРИЦКАЯ Я хочу спросить по поводу родственников. Значит, вот Костя пишет музыку и стихи. А я знаю, что у вас есть еще сестра. Она каким-то образом участвует в этом творчестве?
В. МЕЛАДЗЕ — Она умница. У нас сестра большая умница. Она всего добилась в жизни сама. И даже, когда у нее спрашивали, не является ли она сестрой или родственницей Валерия Меладзе, она говорила нет, мы однофамильцы. Она сейчас является коммерческим директором компании «Реал Рекордс». И поверьте мне, честное слово даю, всего она добилась сама. Более того, она до такой степени порядочный человек, что в принципе мы, как родственники могли бы в некоторой степени пользоваться тем, что она коммерческий директор одной из ведущих рекордс-компаний. Она никогда в жизни не будет использовать в личных целях свое служебное положение. Хоть она обожает нас, мы обожаем ее.
Е. КАНДАРИЦКАЯ Какие замечательные дети! Вашим родителям повезло. А вы вообще часто вспоминаете свое батумское детство, юность?
В. МЕЛАДЗЕ — Безусловно. Конечно, я вспоминаю, конечно, это часть моей жизни. Иногда мне кажется, что реинкарнация человека может происходить как бы при одной жизни. Т.е. мы настолько можем меняться, и наша жизнь настолько может меняться. И эта реинкарнация, мне кажется, более правильная, потому что мы помним свои старые ошибки или наоборот, то хорошее, что было у нас. И мы можем исправить. Какой смысл в той реинкарнации, о которой нам говорят восточные религии, когда мы не помним своих прошлых ошибок или бед, чего-то еще, и мы не можем этого исправить в новой жизни? На самом деле, это была совсем другая жизнь. Но я с огромным удовольствием ее вспоминаю. Мы были совсем не паиньками. То, что происходит сейчас, вроде все у нас правильно и хорошо, мы были ужасными баламутами. И родителям нашим доставалось, безусловно, от нас. Маме бедной приходилось ходить все время в школу, ее вызывали, и выслушивать. Ну, вот, потом она, конечно, ругалась на нас достаточно серьезно.
Е. КАНДАРИЦКАЯ Но, наверное, сейчас она уже довольна вами?
В. МЕЛАДЗЕ — Ну, да. Но все равно иногдаДаже когда все хорошо, она может придумать себе какую-нибудь причину и не спать из-за этого всю ночь.
Н. ТАМРАЗОВ Ну, и правильно делает. Что в это хорошего? Один сын пишет, другой поет! И дочь коммерческий директор. Ну, что хорошего?!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Никакой устойчивости.
В. МЕЛАДЗЕ — Могли бы заниматься чем-то серьезным.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вот, я включил следующую песню, «Комедиант».
ПЕСНЯ.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ну, и т.д. Тут опять он на всем играет, его аранжировка?
В. МЕЛАДЗЕ — Да.
Е. КАНДАРИЦКАЯ Я как раз Валере сказал, что не такая уж это поп-музыка.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А у него вообще не поп-музыка. У него свое, какое-то такое левое дело. А вот, посмотри, он совершенно не похож на эстрадного артиста. Такой, поющий инженер или какой-то сотрудник лаборатории.
Н. ТАМРАЗОВ А Костя, мне кажется, просто ненормальный человек.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А нет, там другое. Ты видел его?
Н. ТАМРАЗОВ Нет.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вот такой вот, не от мира сего, в очках. Я говорю здравствуйте, вы знаете, вы такой талантливый человек, замечательный да-да, и пошел дальше!
В. МЕЛАДЗЕ — Он стесняется. Он вспоминал, кстати, вот, вы знаете, я перехожу сложно на «ты», давай на «ты»! Когда он тебя впервые встретил, Матвей, это на него впечатление произвело, на самом деле, громадное впечатление. Но когда ему говорят комплименты, он не знает, куда девать взгляд.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вот, не знал, куда, пошел в свой кабинет.
В. МЕЛАДЗЕ — В итоге он бросил номенклатурную работу, это касалось и музыки, потому что к нему приходят музыканты, и он думает ну, как я могу кого-то выделять, кому-то помогать, кому-то нет, кому-то вообще говорить, что извините, ваша музыка не подходит. Кому она не подходит? Она может, там, по формату телеканала не подходит, а если даже если человек просто для себя творит, это уже здорово. Он же не идет воровать или убивать
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Получается такой Тихон Хренников на посту главы Союза композиторов.
В. МЕЛАДЗЕ — Да, да!
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Валера, вы впитали 3 культуры: русскую, на Украине вы жили, и грузинскую. Вы поете на языках, на украинском, грузинском?
В. МЕЛАДЗЕ — Да, у меня есть одна песня, достаточно забавно звучит, на украинском языке.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Поет, знает, поет!
В. МЕЛАДЗЕ — Читать я могу великолепно, хоть я не учился в украинской школе. Грузинский язык я понимаю очень хорошо, говорю, но стесняюсь иногда. Мне кажется, что когда на родном языке вдруг говоришь с каким-то ошибками, то это, наверное, совсем некрасиво. Но когда выпью, я совсем чисто говорю на грузинском.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Более того, на многих и других языках.
В. МЕЛАДЗЕ — Да. Я знаю многие языки. Куда бы я не приезжал, даже в Японию, скажем, я учу 10 волшебных слов, а остальное на пальцах. И совершенно здорово себя чувствую в любой стране.
Е. КАНДАРИЦКАЯ Но в Японии, я думаю, что еще после глубокой очистки, думаю, еще и это помогает!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ Между прочим, японцы удивительным образом воспринимают музыку. В Японии, например, один из крупнейших джазовых фестивалей, они там покупают все лицензии. Они очень любят необычную музыку. А вы были в Японии, выступали?
В. МЕЛАДЗЕ — Нет, я был как турист. Но кстати, были разговоры, у меня даже какой-то контракт я подписывал, но это все куда-то ушло, песни для Японии наши выпустили, и вроде кто-то там даже заработал. Но не могу сказать, что я стал суперпопулярен в Японии. Я знаю, что Пугачеву там знают, это факт.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ну, это уж! Вопрос: вы живете в Москве, в основном, а брат где?
В. МЕЛАДЗЕ — Я живу в основном в поездах и самолетах, но семья моя в Москве. Костя живет в Киеве. Ему этот город подходит, видимо, по темпу, как-то по всем параметрам больше, потому что он все-таки поменьше размером. С одной стороны, это столичный город со всей атрибутикой столичного города, и все-таки он несколько не такой суетный и не такой мощный, как Москва. В Москве нужно или жить очень активно, или смириться с тем, что ты очень маленький человек в огромном городе. Косте ни того, ни другого не хочется, поэтому он выбрал Киев.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вот интересно. Мне кажется, что вы ни в какой борьбе вот этих «нанайских мальчиков», да, эстрадных, не участвуете. Вы просто выпускаете, даже без рекламы особой. Ну, как? Ну, вот Меладзе выпустил новый альбом. И по-моему, это как-то, знаете, как говорят, совпадение вкусов это просто то количество людей, которые думают как ты. Вот, понимаете, да?
В. МЕЛАДЗЕ — Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — И мне кажется, очень многие люди, какой-то большой процент, думают как вы. Чувствуют как вы, находят в странном вашем дуэте, в этой мелодике, вроде бы похожей, переходящей, ну, сразу узнаешь, да, ваш голос и его эти аккорды, ритмическую, насыщенность, бесконечные эти дела, и обязательно история какая-то. Жанровые песни такие, как в добрые старые времена.
Е. КАНДАРИЦКАЯ Как говорили, театр одного актера.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Давайте кусочек еще послушаем. Он же утверждает, что они разнообразные. Это 5 «Сделай это». Нет, 4 «Не уходи».
ПЕСНЯ.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Что, Лена?
Е. КАНДАРИЦКАЯ Ты сказал песни одинаковые. Я с тобой не соглашусь.
В. МЕЛАДЗЕ — Нет, это я сам сказал.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ну, у Шульженко все песни одинаковые. У Валеры Леонтьева все одинаковые, и этот бесконечный образ Арлекина.
Е. КАНДАРИЦКАЯ Есть просто почерк у актера, которого ты узнаешь. Это не одинаковость.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это хорошо. А что за семья дома ждет, плача?
В. МЕЛАДЗЕ — Слава богу, нет причин
Н. ТАМРАЗОВ Высокие заработки мужа позволяют спокойно относиться.
В. МЕЛАДЗЕ — Да, а потом они все-таки привыкли, что отца нет дома.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Мама, где папа? Папа у нас артист! Включи телевизор!
Е. КАНДАРИЦКАЯ Валера, у вас был момент, когда как раз все порушилось, вы уже не могли заниматься наукой, и вы ездили даже торговали, если я не ошибаюсь. Как семья к этому относилась? Или это просто разговоры?
В. МЕЛАДЗЕ — Кошмар, вот это откуда узнали?!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Желтая пресса, мой дорогой!
В. МЕЛАДЗЕ — Серьезно? Я думал, что даже ФСБ не знает это!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Дело в том, что мы филиал. Если ты знаешь, что происходит вокруг «Эха Москвы» и канала ТВ-6, то ты понимаешь
В. МЕЛАДЗЕ — Ну, да, я понял. Вообще в таком месте иметь офис, конечно, мало какая радиостанция может позволить!
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Ну, так вернемся к разговору.
В. МЕЛАДЗЕ — Честно говоря, конечно, между тем, как я закончил аспирантуру и пошли дела в гору в музыкальном плане, был, безусловно, такой пласт, черная полоса. Во-первых, я не люблю вспоминать плохого, во-вторых, я даже во всем черном люблю вспомнить что-то хорошее, потому что жизнь нам дана, я не знаю, что будет после жизни, поэтому я стараюсь наслаждаться тем, что нам дано, каждым мгновением. Потому что даже в самой плохой ситуации, что может с нами произойти, все равно она хороша тем, что мы еще живы. Так вот, ну, да, я попробовал поехать, поделать такого типа, но ничего у меня особо не получилось. Я вспоминаю это сейчас, конечно, это было забавно, весело. Но знаете, почему я поехал даже торговать? Чтобы не петь в ресторане. Потому что мне нужно было как-то кормить семью, а я никогда не пел чужих песен. И мне бы в ресторане пришлось бы петь чужие песни. А я терпеть не мог отечественную эстраду. И я готов был заняться чем угодно, грузить мешки, все, что угодно. На самом деле, у меня много профессий. И даже если я закончу петь, то мне найдется, чем заниматься. Я умею ремонтировать телефоны.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — А семья поддержала это? Вообще как она относилась к этому?
В. МЕЛАДЗЕ — Должен сказать, что семья поддержала. Единственный был достаточно тяжелый момент у нас в семье, и мы частенько ругаемся, вот так все гладко не бывает. В тот момент жена меня поддерживала во всем, даже в моей безумной идее стать певцом, когда ни черта у тебя нет, ни дома, ни квартиры и ты говоришь хочу быть известным артистом. Да, это звучит по-идиотски, на самом-то деле. Тем не менее, она верила. Это очень приятно. И родители верили.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Мои любимые, я вас хочу прервать, потому что я хочу, чтобы полностью прозвучала последняя песня «Маскарад». Значит, дома ждет жена и?..
В. МЕЛАДЗЕ — И 2 дочери.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Которые хотят кушать.
В. МЕЛАДЗЕ — 4 сыночка и лапочка-дочка.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Значит, это только начало нашего разговора, потому что мы договоримся о следующем визите, будем больше слушать песни, и больше выделим время. Мы имеем скоро выходящий альбом, как называется?
В. МЕЛАДЗЕ — Вот самое сложное было для нас всегда придумать называние.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Валерий Меладзе-2002 будет что-то такое?
В. МЕЛАДЗЕ — Ну, 2002 это похоже на господа офицеры, 19-такой-то и до 2002.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Концерты где?
В. МЕЛАДЗЕ — Концерт наконец-то в КДС будет у меня. 1 марта. Мы 5 лет откладывали все это. Это связано не с тем, чтобы придти и спеть, а целая куча всяких забот. Тем временем мы раз 10 исколесили всю нашу страну. И все равно ее люблю со всеми недостатками и достоинствами. И наконец-то мы решили все-таки дать в Москве. И я должен сказать, что показатели очень хорошие. Зрители, вероятно, все-таки испытывают некоторый интерес к тому, что мы делаем. Идет хорошая продажа билетов, простите, что так низко опустился на землю, что говорю вообще о чем-то материальном.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Концерт когда?
В. МЕЛАДЗЕ — 1 марта в КДС.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Идите покупайте билеты, и вы все это услышите! А мы обязательно перед 1 марта, вот, г-жа Соларева, продюсер мой, напомнит мне, чтобы я напомнил в свою очередь про этот концерт.
В. МЕЛАДЗЕ — Обещаю собственноручно привезти вам пригласительный билет.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Будем танцевать самбу белого мотылька! Валера, примите искренние заверения в уважении вот, чем могу закончить!
В. МЕЛАДЗЕ — Абсолютно взаимно!
Е. КАНДАРИЦКАЯ Мне очень приятно познакомиться было, потому что мне просто нравилось творчество, а теперь приятно познакомится с очень приятным человеком.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ А вот Николай Ишуевич полный зависти
Н. ТАМРАЗОВ Я чего? Он талантливый человек, пусть талантливым везет, вот и все!
В. МЕЛАДЗЕ — Спасибо огромное! Потому что из уст столь строгого человека мне было приятно услышать доброе пожелание.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Валерий Меладзе был у нас в гостях!


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире