21 января 2001
Z Бомонд Все выпуски

Предстоящие сольные концерты в ГЦКЗ «Россия»


Время выхода в эфир: 21 января 2001, 16:10

21 января 2001 года
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» певица Лайма Вайкуле.
Эфир ведут Матвей Ганапольский, Николай Тамразов, Елена Кандарицкая.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Сейчас поговорим о новостях, о большом событии, к которому Лайма готовится, не ест ничего, высохшая вся сидит.
Л. ВАЙКУЛЕ — Комплимент, спасибо.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нельзя так издеваться над собой. Я помню когда у нас была прошлая беседа?
Л. ВАЙКУЛЕ — Было чуть-чуть, немножко назад.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Ты говорила про диету, это все понятно, но нельзя же это же просто
Л. ВАЙКУЛЕ — До такой степени, да?
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Матвей, ты настолько много говоришь комплиментов женщине, которая пришла. Она прекрасно выглядит, великолепно. Я не вижу, чтобы она себя изводила. У тебя, видимо, плохое зрение.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Давай начнем с события, которое у тебя будет, твой очередной грохот в Москве.
Л. ВАЙКУЛЕ — Самое серьезное для меня сейчас событие — это 26-е, 27-е, 28-е января в концертном зале «Россия», мой сольный концерт, «Лайма в 21 век с любимыми». С любимыми песнями, людьми, танцорами, певцами, музыкантами. Одним словом, мы делаем грандиозное шоу. У меня еще не было такого количества оркестра, если не считать мое юношеское выступление с биг-бэндом. У меня будут ребята из Эстонии, которые играют. Духовые инструменты я все время смеюсь, мой оркестр интернациональный: литовско-эстонско-латышско-русско-цыганский-украинский оркестр. В общем, примерно такое. У меня вся живая музыка, это впервые. Обычно электронная, синтезаторы используются, а сейчас живая. Поэтому мы очень сильно готовимся. Конечно, Алла Сигалова делает с нами все, что может. То, что вы сейчас видите, это все она. Это ее рук дело.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Мы сейчас будем говорить обо всем на свете, но наше правило — это говорить и слушать песни.

ПЕСНЯ «Лунный камень»

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Мы сразу залились слезами, это из «Старых песен о главном».
Л. ВАЙКУЛЕ — Просто она очень актуальна для меня сегодня.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Почему?
Л. ВАЙКУЛЕ — Потому что я получила необычный подарок на рождество, Андрей мне подарил землю на Луне.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Напомни, кто Андрей?
Л. ВАЙКУЛЕ — Андрей — человек, с кем я прожила много лет вместе. Он решил, что это будет оригинально, и это действительно получилось оригинально. Это с паспортом, такое оформление сумасшедшее. Американцы сейчас делают. Здесь нет земли, а на Луне есть. Так что я вас приглашаю.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Уважаемые радиослушатели, вы слышали песню «Лунный камень», ее пел в свое время Хиль. Напомните нам пожалуйста, кто авторы этой песни, на пейджер.
Сегодня весь наш эфир посвящен, кроме твоего рассказа о концерте, вопросам Лены, Коли, и кроме этого, вопросам радиослушателей с пейджера, а потом и по телефону. «Какой вид искусства Вы считаете важнее? Живопись, музыку, скульптуру, или что-то еще?»
Л. ВАЙКУЛЕ — Для меня музыка, конечно важнее. Важно все, мне кажется, но музыка ближе.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «Лайма, после Вашего концерта в Красноярске (вопрос из Красноярска, Модест) Вас назвали символом 90-х годов». Это надо было поехать в Красноярск, чтобы назвали. «А кем Вы ощущаете себя по жизни в данный момент?» То есть Вы символ 90-х годов или нет?
Л. ВАЙКУЛЕ — Если уж говорить про мой концерт, то, наверное, 20-х годов. В этом концерте половина концерта будут 20-е годы, ретро в новом видении, в нашем, сегодняшнем видении. Но ощущаю я себя очень энергично, мне кажется, современной женщиной, которая сама все. Деловая, можно сказать.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Лайма, Вы сказали 20-е годы. Имеется в виду музыка, или танго?
Л. ВАЙКУЛЕ — Имеется в виду ощущение
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Времени?
Л. ВАЙКУЛЕ — Да. Конфликт костюмов, в какой-то степени.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — А кто у Вас художник по костюмам?
Л. ВАЙКУЛЕ — Нина Димонт. Она живет в Америке, она все мои идеи осуществляет очень талантливо.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — А кто оформил весь концерт?
Л. ВАЙКУЛЕ — Все вместе собираю я, а помогает мне Нина.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — И даже декорации?
Л. ВАЙКУЛЕ — Нет, декорации — это Жан Пьер, из Англии, человек, который делал второго «Бэтмана». Это англичанин. Мы хотели не строить какие-то громадные колонны, а сделать все достаточно стильно и модно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Если имеется в виду «Бэтман возвращается», то там настроено такое, что это можно с ума сойти.
Л. ВАЙКУЛЕ — Он настроил, на мне сделал более урбанистическое.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — По нашим каналам показывали этот фильм, я просто потрясен. Мир построен такой невероятный… Как там этот город называется, Готем?
Л. ВАЙКУЛЕ — Да.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Про собаку. «Я слышал, что у вас американский бульдог. Может ли она уживаться с другими животными, если в доме есть лабрадор, например?»
Л. ВАЙКУЛЕ — Если мальчик-лабрадор, то берите девочку. Американский бульдог, я считаю, самая лучшая порода. Кстати, у моих «детей» скоро будут дети летом. Если есть какой-нибудь хороший хозяин, кто действительно любит, хочет, может, то добро пожаловать, можете меня находить, у нас будут детки. Американский бульдог, я думаю, это кошка для домашних, всех, которые живут, включая бабушек, детей, и охранник для чужих. Это потрясающее совпадение.
Н. ТАМРАЗОВ — Позволь мне уйти с программы, потому что она оскорбила мою Лялю.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А Ляля какой породы?
Н. ТАМРАЗОВ — Английский кокер. Она лучшая собака в мире.
Л. ВАЙКУЛЕ — Я считаю, любая собака замечательная. Просто кокеры и, может быть, еще какие-нибудь породы иногда нервничают, могут устроить вам
Н. ТАМРАЗОВ — Мне нет.
Л. ВАЙКУЛЕ — Вам — нет, а остальным
Н. ТАМРАЗОВ — А за меня — да.
Л. ВАЙКУЛЕ — А американец — никогда. Он дома кошка для домашних. Это потрясающее для меня открытие. Потому что я хотела таких серьезных собак. При этом они серьезные, охранники
Н. ТАМРАЗОВ — Так и большие мужчины. Смотришь на них, думаешь, что это серьезно, а толку мало.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Очень правильно замечание. «Милая Лайма, куда исчезла Ваша феерическая песня «Дом из чистого света»? Я ею очарован до сих пор, хотя слышал один раз, 10 лет назад. С вечной любовью, Павел».
Л. ВАЙКУЛЕ — Знаете, Паша, получается так, что когда заканчиваешь программу, всегда остаются прекрасные песни, которые любимы не только вами, но и мной. Но ты идешь дальше. Как-то Раймонд Паулс мне спел: «Забыла и пошла дальше».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Как, а лучшее?
Л. ВАЙКУЛЕ — Лучшее остается для публики, как всегда.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Как Филипп тут жаловался. Он сделал «Чилофилию» свою, диск, носится с ним и т.д., выходит на концерт, говорит: «Сейчас я вам спою, я тут приготовил» Народ из зала: «Давай нам «Зайку», тазик срочно». То, что мы сейчас слушаем, это новое? Мы сейчас будем слушать «Латинский квартал».
Л. ВАЙКУЛЕ — Это относительно новое, это Игорь Крутой написал специально к этому концерту.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вне конкуренции.
Л. ВАЙКУЛЕ — Так как текст Виктора Пеленягре, то обязательно в этом стиле. Как раз все мои тексты подгаданы к этому концерту. Поэтому не удивляйтесь.

ПЕСНЯ «Латинский квартал»

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Латинский квартал. Все кокосовое, пальмовое
Л. ВАЙКУЛЕ — Естественно, это же в куртуазной манере написал Виктор Пеленягре.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Дело не в этом. Пеленягре, конечно, делает атмосферу.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Был юбилей Раймонда Паулса. Вы участвовали в нем?
Л. ВАЙКУЛЕ — К сожалению, я же на репетиционном периоде.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — То есть Вы не были?
Л. ВАЙКУЛЕ — Для меня это огромная трагедия, потому что я должна была быть, поздравить. Я просто позвонила по телефону и выступила на «ОРТ».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Мы звонили ему отсюда, поздравляли. И Вы знаете, был очень тонкий момент. Я ему сказал: «Вас очень не хватает в России», на что он ничего не ответил и постарался уйти от этой темы. И это меня несказанно резануло.
Л. ВАЙКУЛЕ — Я думаю, что Вы попали в такой момент, когда вы даже не представляете, нас приглашали в Литву поехать на концерт, за полтора месяца. Он сказал: «Лайма, давайте сейчас не будем даже думать об этом», потому что у него недельные концерты, целую неделю каждый день другие. Я думаю, что вы попали в такой момент, когда он просто был не с вами. Я понимаю это.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Зато репризу сказал. У нас стояла песня «Кукушечка», хор, мы ему говорим, что сейчас ее поставим, а слышим там, на сцене он рядом со сценой, по мобильному. Он говорит: «Они у меня на сцене стоят». Мы говорим: «Те же?» — «Да нет, уже дети, внуки».
Л. ВАЙКУЛЕ — Я понимаю, что это могло быть именно поэтому, он просто не мог даже сообразить. Это нормально, это ощущение у меня бывает часто.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Друзья, прервемся на новости.

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Мы обратились к радиослушателям с вопросом, кто написал «Лунный камень». Версия подтвердилась, большинство сообщило нам, что музыка Островского, стихи Инны Кашежевой. Вопросы для Лаймы, она сегодня на них царственно отвечает. «Спасибо за прекрасную гостью. Расскажите пожалуйста о Вашей танцевальной группе. Танец в Вашей песне является неотъемлемой частью содержания песни. Восторгаюсь Вами, успехов. Валентина».
Л. ВАЙКУЛЕ — Это действительно интересно. Кстати, сейчас в Интернете на моем сайте вы можете прочитать то, что мои ребята отвечали журналистам. Это интересно. Мне самой было интересно, как они меня воспринимают. Мне казалось, что они будут более жестко ко мне относиться, но спасибо. Кстати, они наверняка сегодня слушают меня сейчас в зале. Привет, ребята, не халтурьте, давайте работать, нечего слушать.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — К кому ты обращаешься?
Л. ВАЙКУЛЕ — К своим танцорам. Они наверняка сейчас включили радио и слушают.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да ладно, выпивают там где-то.
Л. ВАЙКУЛЕ — Никогда в жизни. Они репетируют. Репетируйте, быстро!
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вопрос из города Воронежа. Володя спрашивает: «Если бы Лайма была президентом своей страны, что бы она сделала, прежде всего?»
Л. ВАЙКУЛЕ — Я не знаю, навряд ли.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «Сегодня президент Лайма Вайкуле вызвала посла России в Латвию и заявила ему» Что заявила?
Л. ВАЙКУЛЕ — Прежде всего, наверное, я отнеслась бы к этому, как к своему дому. И я бы сделала все, чтобы мой дом расцвел. Если бы так подходили все, кто работает во власти, я думаю, все было бы хорошо. Есть определенная техника, мы все думаем о себе, чтобы было хорошо. Поэтому если бы президент смог бы так в масштабах я считаю, что идеальный президент, если было бы возможно, что такое правитель? Это, мне кажется, когда говорят на одном языке и правитель, и Иисус. Мне кажется, это единственная возможность, чтобы был мир на всей земле.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А как Вы относитесь к президенту Латвии? Дама, это так необычно все…
Л. ВАЙКУЛЕ — Ничего, в Турции тоже будет дама. Но дело не в этом. Мне кажется, это неважно сегодня. Женщина сегодня уже наравне с мужчинами.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Нет, Ваши ощущения о ней.
Л. ВАЙКУЛЕ — После нескольких интервью, которые я слышала, она неглупая женщина, это очень приятно. Она достаточно ловко, дипломатично может отвечать на вопросы. Это лицо страны.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — То, что она американка, как Вы считаете, это помогает?
Л. ВАЙКУЛЕ — Мы уже привыкли. Она более латышка, чем даже сегодня латыши. Именно потому, что она была исключена из этого общества долгое время. Она даже более латышская, даже произношение и все остальное у нее
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Более литературное.
Л. ВАЙКУЛЕ — Может быть, да. Она интеллигентный человек.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это такой же эффект с украинцами, которые живут в Америке. Они сохранили украинскую аутентичность.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Матвей, я хочу спросить у Лаймы. Молодые ребята, которые начинают сейчас работать в Латвии. Им ведь сложнее, чем было Вам, поскольку все-таки был единый союз, была возможность куда-то поехать. Они поют песни на своем языке. Сложность эта существует?
Л. ВАЙКУЛЕ — Я считаю, что все произойдет со временем само собой. Скажем, для того чтобы на Западе стать популярным, ты должен быть в Америке, в Нью-Йорке, в общем, в американских студиях. Я думаю, для бывшего Советского Союза Россия, Москва — это тоже центр. Я думаю, что со временем так и случится сегодня. Ребята в Латвии в принципе идут на Европу. И кто разъезжает куда-то, они разъезжают в европейские страны.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — И не возвращаются?
Л. ВАЙКУЛЕ — Нет, они на гастроли. Это клубная работа. Естественно, им будет нужна Америка.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Это дает заработок, но, наверное, не дает популярности?
Л. ВАЙКУЛЕ — Я думаю, что это не дает ни заработка, ни популярности. Но было же выступление наших артистов и российских артистов на Евровидении. Таким образом они могут, но это долгий путь.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «Когда у Вас выйдет новый сольный альбом?» — Наташа.
Л. ВАЙКУЛЕ — Сразу, как только я закончу с этим концертом, пойдет новое. Можно сказать, этот концерт — отчет и шаг вперед. В этом концерте будут новые песни и полюбившиеся, известные. Дайте мне сейчас выжить и дать этот концерт, и пойдем дальше.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ АНДРЕЙ — Я хочу спросить, не надоело ли Вам петь под фонограмму?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Подождите. Андрей, что ж Вы ушли, чего Вы боитесь? Я сейчас объясню. Чего Вы пугаетесь, Андрей, что Вы так робко? У нас здесь Андрей, двинутый на двух вещах. Первое. Он считает, что все эстрадные звезды поют под фонограмму. И второе. Все эстрадные звезды — это грязь. Есть только одна группа, ДДТ, которая заслуживает внимания. Он двинулся на этих двух вещах.
Л. ВАЙКУЛЕ — Пусть ему нравится ДДТ. Андрюша, если Вы придете на концерт, Вы сами убедитесь, что я пою вживую. Я всегда пою вживую. Мне легко, мне не страшно. Мне совсем не надоело, потому что я еще не привыкла. Так приходите на концерт, и может быть, Вам кроме ДДТ, что-нибудь еще понравится. Так тоже бывает. Для того чтобы иметь какое-то представление, надо придти. Нельзя смотреть телевизор или слушать радио, и судить.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Он фанат, и ничего другого не видит.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Я хочу еще раз спросить, Ваш первый концерт какого числа будет?
Л. ВАЙКУЛЕ — 26-го января первый концерт в зале «Россия», потом 27-е, 28-е.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Скажите, будут отличаться эти концерты друг от друга?
Л. ВАЙКУЛЕ — Никогда невозможно предсказать. Они всегда отличаются.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Ясно, что это импровизация.
Н. ТАМРАЗОВ — По репертуару. Будет ли смена репертуара?
Л. ВАЙКУЛЕ — Все может случиться. Это может случиться, если я почувствую в первый день, что я еще не все сказала, я что-нибудь добавлю, или, наоборот, уберу. Знаете, как говорят? Первый концерт на нерве, он всегда хорош. Второй похуже, а третий уже по накату.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Это как в театре премьера.
Л. ВАЙКУЛЕ — Это то же самое. Такое происходит, к сожалению.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «Для Вас есть только один художник-стилист, — утверждает Николай, — его имя Рустам Хамдамов».
Л. ВАЙКУЛЕ — А это что такое?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это я Вам объясню потом.
Л. ВАЙКУЛЕ — Это мне предлагают?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да.
Л. ВАЙКУЛЕ — Спасибо, может быть. Пускай Рустам подойдет ко мне.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Я думаю, Рустам Хамдамов имеется в виду кинорежиссер.
Л. ВАЙКУЛЕ — Спасибо.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «Ваше отношение к популярному сейчас мюзиклу «Метро» — спрашивает Яна.
Л. ВАЙКУЛЕ — Это замечательно. Но для меня, я уже все прошла, для меня это все равно начинающие ребята. Может быть, нескромно с моей стороны говорить, но в любой профессии есть опыт. И ты не можешь выйти и тут же быть просто потрясающим. Даже у Майкла Джексона, который сегодня мировая звезда я видела его ребенком, когда он выходил на сцену, восхищались, какой он был, что ребенок поет. Но все равно, когда он выходил с Дайаной Роуз на сцену, это было одно, а когда он выходит сейчас, это совсем другое. Поэтому для меня «Метро» прекрасно, что ребята не шатаются по улицам, наверняка там есть замечательные голоса, их услышат, увидят. Вот и все. Я вам хочу сказать, что меня
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это масштабное
Л. ВАЙКУЛЕ — Это же дело не в ребятах. Масштаб создал кто-то, и очень хорошо, я приветствую.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это хорошая кузница кадров. Посмотрите, сколько народа там, каждый может спеть, потанцевать, это здорово. Сейчас у нас будет песня «Кухарка». Это Вы кухарка?
Л. ВАЙКУЛЕ — Нет, это поэтесса написала от своего имени, это, конечно, шуточная песня, это надо понимать. Это не про меня.

ПЕСНЯ «Кухарка»

М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «Лайма, пожалуйста, несколько слов о себе как о человеке». Ладно, не надо.
Л. ВАЙКУЛЕ — Как я могу о себе? Я очень хороший человек.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Это ясно, это мы все знаем. Вот, интересно, «в частности о своей нелюбви к украшениям». Действительно, где бриллианты россыпью?
Л. ВАЙКУЛЕ — Я хочу, чтобы смотрели мне в глаза. Я не хочу ничем отвлекать от себя. Зачем мне все эти бриллианты?
Н. ТАМРАЗОВ — Уговорила.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Мужчины в глаза не смотрят.
Л. ВАЙКУЛЕ — Вот, и поэтому закрытые костюмы. Я их заставляю смотреть в глаза. Я хочу, чтобы они со мной на равных беседовали, чтобы они видели во мне нечто другое.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Коля, по-моему, она чего-то не понимает.
Н. ТАМРАЗОВ — Она правильно понимает. У нее есть, что кроме нарядов.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР — Лайма, хотелось бы задать такой вопрос. В основном, когда выступают музыканты, (я не говорю конкретно у Матвея), говорят, что мне нравится все. Спрашивают, «да вы что, да ладно». Скажите, пожалуйста, мне конкретно, какая музыка Вам не нравится. И подвопрос. Наша попса сейчас очень я не буду называть, нельзя музыкантов оскорблять, но в частности, «розовые розы», переделанные на современный манер. Назовите мне хотя бы две группы, которые рассчитаны на общий слой, не на школьников, которые крутят по телевидению одни и те же лица, скромных музыкантов, которые не кричат, а есть и профессиональная попса. И как добиться, чтобы слушатель мог прослушать композицию с нормальным текстом, а не с таким, как «поцелуй меня, дорогая, я завтра уйду от тебя».
Л. ВАЙКУЛЕ — Понимаете, весь ужас в том Вы хотите услышать что-то приличное, стоящее, но публика всегда имеет то, что она желает получить. С того момента, как перестанут ходить на те «розы», появятся те, которые сегодня задвинуты дальше. Ценится другое, то, что можно запомнить. Поэтому я Вам скажу, что у меня проблема тоже в концерте, потому что авторы, которые сегодня мне пишут это такие тексты, мне не стыдно это произносить, это приятно говорить. «Тоска, которая летит на тебя ягуаром» — мне это приятно сказать. Я Вас убеждаю, что публика опять будет просить совсем другое. Должна публика поменяться. Кто сейчас так работает? Я даже не знаю, у кого есть какие-то тексты. Вы сами должны найти для себя такую группу. Но где-то она же есть, что-то появляется. Не ходите на плохие концерты, ходите на хорошие. Вот, будет хороший концерт.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Тем не менее, кто Вам нравится еще?
Л. ВАЙКУЛЕ — Кроме себя?
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Скажем так. В другом стиле, какая-то команда.
Л. ВАЙКУЛЕ — Мне нравится «Премьер-министр».
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Понимаю, соул великолепный, просто прекрасная работа.
Л. ВАЙКУЛЕ — Мне нравятся люди, которые сегодня вообще уже не работают на сцене.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Кто?
Н. ТАМРАЗОВ — Это она обо мне.
Л. ВАЙКУЛЕ — Это Сергей Патрушев, автор текстов.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Пел кто?
Л. ВАЙКУЛЕ — А композитор был
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Вспомним, скажем. «Премьер-министр» — уже понятно. Конечно же, назвала тех, кто работает фактически в твоем стиле.
Л. ВАЙКУЛЕ — Это музыканты.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Да, там и вокал хороший, все сделано как нужно.
Л. ВАЙКУЛЕ — Я не знаю, какой там текст, я не следила, но, во всяком случае, это музыка.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Там они вменяемо объясняют про любовь.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Лайма, а «Чай вдвоем», ребята, с которыми Вы выступали, по-моему, несколько раз?
Л. ВАЙКУЛЕ — Да.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Вы продолжаете с ними что-то?
Л. ВАЙКУЛЕ — Нет, это была акция. Мне важно было доказать, что они заслуживают внимания. А дальше они уже как хотят, так пусть и вертятся, дальше они сами себя представляют.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Они сейчас в космических костюмах.
Л. ВАЙКУЛЕ — Они хотят быть космонавтами. Ничего, это пройдет.
РАДИОСЛУШАТЕЛЬНИЦА НАТАША — У Лаймы будут дальше совместные работы с Валерием Леонтьевым? У них это очень хорошо звучало.
Л. ВАЙКУЛЕ — Если что-то появится подходящее для нас, это возможно. С Валерой я дружу, он близкий мне человек, поэтому все возможно. С ним возможно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «Хотели бы Вы сняться в кино?»
Л. ВАЙКУЛЕ — Я уже снималась. Пока нет. Когда я снималась в кино, мне показалось, что наша работа намного сложнее. Если у Вас есть талант, вы можете и то, и это. Но в кино есть дубли, а у нас на сцене их нет, ты как вышел, такой ты и есть. В кино легче, все зависит от режиссера. Был бы хороший режиссер… с плохим я уже снималась.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «Ваше отношение к балету Аллы Духовой».
Л. ВАЙКУЛЕ — «Тодес». Я не могу что-то говорить про своих коллег, если вы хотите вдруг услышать плохое. Не могу ничего хорошего сказать, потому что мой балет, я считаю, лучше.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Согласимся на формулировке, что это хорошая, качественная работа.
Л. ВАЙКУЛЕ — Это люди, которые сделали работу.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — И не будем забывать помнишь те времена, когда это начиналось? Алла — это первое осмысление, как сделать балет на эстраде. Кто стоит за вокалистом, который стоит впереди. Твой лучше.
Л. ВАЙКУЛЕ — Да, мой лучше. И еще одна, Алла Сигалова.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Алла Сигалова — это балетмейстер.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — И плюс драматическая актриса, что тоже, наверное, помогает.
Л. ВАЙКУЛЕ — О чем Вы говорите. Все замечательно, все хорошо. Но что-то есть лучше, что-то хуже. К сожалению, все, что связано со сценой, не измерить. Это могут сказать профессионалы. Все остальное мы рассказываем публике.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «Ваше отношение к возрождению советского гимна в России».
Л. ВАЙКУЛЕ — Я не думала об этом. Возродился, и слава богу. Есть больше проблем. Я не знаю.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Плохая она, не живет нашими интересами.
Л. ВАЙКУЛЕ — Нет, я живу интересами, но просто меня больше волнует бабушка, которая стоит с протянутой рукой на улице, чем гимн.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Споем гимн, и сразу Дальше. «Скажите рецепт своего торта из зефира».
Л. ВАЙКУЛЕ — Прекратите, это было в «Смаке». Если кто забыл, хорош он только тем, что там нет муки. Только ягоды, орехи, зефир.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Но это наши дела, чтобы не было муки.
Коля, сидит певица, которая сейчас, через 7 минут, выпорхнет отсюда
Л. ВАЙКУЛЕ — Прямо в репетиционный зал, в объятия к своему любимому балетмейстеру. Алла Сигалова.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Там любовь, там красиво, цветы
Н. ТАМРАЗОВ — прожектора.
Л. ВАЙКУЛЕ — Перестаньте, там репитиционный зал.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — А ты со мною останешься здесь. Поэтому спроси ее что-то хорошее.
Н. ТАМРАЗОВ — Я не хочу спрашивать, потому что мы сегодня посвятили нашу встречу нашим слушателям. Я сижу и вспоминаю, как несколько лет назад, уже стыдно говорить, сколько, артистку Бакинской филармонии на фестиваль в Ворошиловград привез администратор Фрадин Семен. Я сижу и мило улыбаюсь. Артистка Бакинской эстрады была Лайма Вайкуле. Лаймочка, было это?
Л. ВАЙКУЛЕ — Было. Но я вам хочу сказать, что, когда я приехала в Ригу, поработав, началась перестройка, и приехали ребята, типа как у нас был «Взгляд» в Москве, в России, у нас тоже была такая передача, они очень хотели подколоть меня, что ли. Они говорили: «И что ваши толстые азербайджанцы?» Я страшно возмутилась. Я как-то у Раймонда Паулса спрашивала, у меня были сольные концерты, я работала в Азербайджан-концерте, и после каждого сольного концерта мы с Раймондом работали вместе, у меня в гостинице, в номере появлялись цветы, всевозможные фрукты. Я говорила Раймонду Паулсу: «Раймонд, Рижская филармония когда-нибудь Вам такое посылала?» Были наши сольные, какие-то ответственные концерты. Он говорит: «Никогда». Поэтому я всегда отвечала им тогда, что когда толстые азербайджанцы прислали мне цветы и приютили меня, худые латыши, КГБ меня туда не допустило, в филармонию работать. Поэтому Азербайджан не будем трогать.
Е. КАНДАРИЦКАЯ — Чувство благодарности.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Мы просто отдаем должное Сене Фрадину, который привез
Л. ВАЙКУЛЕ — Сеня молодец.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — известную азербайджанскую артистку.
Л. ВАЙКУЛЕ — Раньше это было неважно.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — «Лайма, у Вас много поклонников-мужчин? Они, наверное, сходят по Вам с ума? Не осложняет ли это Вам жизнь?» Я думаю, Игорь, это им осложняет жизнь.
Л. ВАЙКУЛЕ — Да, скорее всего, это им осложняет. Мы счастливы тем, что мы можем себя отгородить от всего, что нам мешает.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Леонид говорит, что Вы ему кажетесь психологически очень сильной женщиной.
Л. ВАЙКУЛЕ — Посмотрите 26 января.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Какой адрес Вашей веб-страницы?
Л. ВАЙКУЛЕ — www.laima.ru. Заходите. Сегодня уже три тысячи людей заходят на наш сайт, так что пожалуйста, добро пожаловать, еще один не помешает.
М. ГАНАПОЛЬСКИЙ — Странный вопрос. Наверное, это слово по-латышски, «Юраспэрла». «Вспоминаете ли Вы времена «Юраспэрла»?» — спрашивает Светлана.
Л. ВАЙКУЛЕ — Нет, я уже не вспоминаю. «Юраспэрла» — это такой был ночной клуб в Риге, очень популярный. Наверное, туда могли зайти только артисты и те, у кого было много денег. Он маленький, и мест было ограниченное количество. Это было тогда очень хорошо.
В прямом эфире радиостанции «Эхо Москвы» была певица Лайма Вайкуле.


Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире