И.ВОРОБЬЁВА: Продолжается программа «Блог-аут», меня зовут Ирина Воробьёва. И сегодня, как я и обещала, пол-программы, как и обещала, посвятить такому, довольно необычному, ну, по крайней мере, на мой взгляд необычному делу, называется это дело «Школа под парусами» — это такой рейс, который каждый год организовывается, и этот рейс происходит на 6 недель на борту парусного судна, плавание по водам Атлантического океана.

Почему, собственно, мы решили… Сейчас мои гости меня поправят – они уже все машут головами, что это все не так. Почему, собственно, мы решили об этом рассказать? Потому что те люди, которые находятся на борту этого парусного судна, не просто люди, а люди, которые помогают другим людям в своей жизни и, собственно, поэтому и оказываются на этом борту. Вот такая у нас история.

Я сейчас представлю наших гостей. Это капитан Кшиштоф Барановский. Здравствуйте.

К.БАРАНОВСКИЙ: Здравствуйте.

И.ВОРОБЬЁВА: Это, собственно, участник рейса, один из участников рейса, волонтер Татьяна Шеховцова.

Т.ШЕХОВЦОВА: Здравствуйте.

И.ВОРОБЬЁВА: Татьяна, добрый вечер. И еще один участник рейса, тоже волонтер, Лукаш Мельчарик. Лукаш?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Здравствуйте.

И.ВОРОБЬЁВА: Здравствуйте. Давайте мы начнем с начала. И тут у меня вопрос, конечно, к капитану, Кшиштофу Барановскому. Что такое Школа под парусами и кто эти люди, которые участвуют в этом рейсе?

К.БАРАНОВСКИЙ: Школа под парусами – это нормальная школа. Но не в нормальных условиях, на море. Также мы приучаем будущих моряков, но нормальных людей, 15-летних учеников. И программа школьная проводится на палубе. Но эти участники работают моряками 24 часа каждый день. Но как работают? Скажите, участники.

И.ВОРОБЬЁВА: Это мы у участников спросим. А кто они? Каким образом вы набираете участников? Вот, из чего?

К.БАРАНОВСКИЙ: Мы приглашаем волонтеров, которые работают весь год, помогая другим. Это называется «Вокруг света». Вокруг света значится не дословно, но вокруг света… Один океан – достаточно. Но очень важно, что эти ребята, которым 14 лет, они помогают другим. Вот такие условия.

И.ВОРОБЬЁВА: А это ребята из России и из Польши? Или из других стран тоже?

К.БАРАНОВСКИЙ: Это зависит. Но нормально-то это польская школа. Но это меняется сегодня, потому что приглашаем половину экипажа из России. Мы готовим этот рейс. Но обычно это не 1 месяц или 6 недель, это обычно 3 или 4 месяца. И когда ученики возвращаются в свою школу, они подготовлены очень хорошо, потому что мы теряем программу школьную на палубе.

И.ВОРОБЬЁВА: Все эти люди, соответственно, одного возраста, ну, примерно одного возраста. Давайте тогда спросим у участников рейса, как они туда попали, и чему, собственно, обучали на этом рейсе? Вот, я хочу спросить Лукаша. Во-первых, откуда ты и как ты попал на этот рейс? Как это произошло?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Я помогал мальчикам делать уроки в школе.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, немножко их подтягивал по учебе, занимался с ними разными предметами в школе?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Ну да.

И.ВОРОБЬЁВА: И тебя, соответственно, пригласили на этот рейс?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Да.

К.БАРАНОВСКИЙ: Но он сам пригласился.

Л.МЕЛЬЧАРИК: Я сам пригласился, а потом начал заниматься волонтерством.

И.ВОРОБЬЁВА: То есть, есть возможность самим.

К.БАРАНОВСКИЙ: В одном году такие работы, когда они помогали другим, надо принять участие в спортивных соревнованиях. Лукаш не только помогал другим, но победил в очень трудных соревнованиях – плавание, бег. И эти соревнования нам дают первых 30 людей, половина девочек, половина мальчиков. Но теперь, когда мы приглашаем половину экипажа из России, теперь 8 мальчиков и 8 девочек из каждой страны.

И.ВОРОБЬЁВА: Лукаш, ты первый раз был на таком рейсе?

Л.МЕЛЬЧАРИК: На таком большом корабле да.

И.ВОРОБЬЁВА: Вообще чему там учили на этом корабле? Как день начинался, чему обучали?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Каждый день у нас была зарядка в 6:30 утра.

И.ВОРОБЬЁВА: Кошмар.

Л.МЕЛЬЧАРИК: Нам надо было залезать на верх мачт. Ну, потом нормальный завтрак, потом уроки. И ночные вахты.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, то есть вы какие-то обязанности исполняли как какая-то работа на корабле?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Ну, да-да.

К.БАРАНОВСКИЙ: Рулевые – очень важные, потому что они моряки теперь и знают, как работать на море.

И.ВОРОБЬЁВА: Давайте спросим у представителя девочек. Вот, мы здесь говорили, есть мальчики, есть девочки. Татьяна, ты как попала на этот рейс?

Т.ШЕХОВЦОВА: Ну, как сказать? У нас был отбор в Краснодаре и нужны были волонтеры, которые были в городе Крымске. И получилось так, что детей просто не отпускали как волонтеров в Крымск, не принимали, я была одна. И получилось, что не было выбора. Ну как сказать? Я одна была и так получилось. Нашли меня и сказали «Есть такой рейс». Так и попала.

И.ВОРОБЬЁВА: А скажи, пожалуйста, как ты в таком возрасте вообще в Крымске-то оказалась?

Т.ШЕХОВЦОВА: Не знаю.

И.ВОРОБЬЁВА: Хороший ответ «не знаю». Мне даже…

Т.ШЕХОВЦОВА: Я не знаю, я не могла дома сидеть. Я родилась в Геленджике сама, это мой город. Я не могу помочь своему городу, я могу помочь другому городу. И хоть немного, но все равно помощь есть маленькая.

И.ВОРОБЬЁВА: И родители отпустили?

Т.ШЕХОВЦОВА: У меня мама только. Да.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, понятно. Хорошо. Значит, когда ты попала на этот рейс, ты вообще собиралась в жизни становиться моряком, скажи честно?

Т.ШЕХОВЦОВА: Нет.

И.ВОРОБЬЁВА: Теперь после этого рейса ты собираешься стать моряком? Морячкой хотя бы.

К.БАРАНОВСКИЙ: Морской волк.

И.ВОРОБЬЁВА: Морская волчица.

Т.ШЕХОВЦОВА: Возможно. Можно как врач на корабле быть.

И.ВОРОБЬЁВА: Чему обучали? То есть мы выяснили, что в 6:30 зарядка, затем завтрак, обучение.

Т.ШЕХОВЦОВА: Ну, у нас именно с Елисеем было обучение.

И.ВОРОБЬЁВА: Елисей – это второй?..

Т.ШЕХОВЦОВА: Да, второй участник от России. У нас самое главное было – это понимание других людей, потому что там польский язык, а мы не знаем польский. И у нас самое главное обучение-то было языку и пониманию людей, которые не говорят на русском. Также мы были в разных странах, в Испании. Они могли говорить на испанском. Ну, мы уже немножко понимали, потому что уже жесты. Но самое главное там мы научились понимать людей, которые не русские.

И.ВОРОБЬЁВА: Да, и если я правильно понимаю, люди научились понимать вас.

Т.ШЕХОВЦОВА: Да.

И.ВОРОБЬЁВА: Лукаш говорил раньше на русском языке?

Т.ШЕХОВЦОВА: Он учил в школе.

И.ВОРОБЬЁВА: После этого рейса стал лучше говорить?

Т.ШЕХОВЦОВА: Очень хорошо говорит.

И.ВОРОБЬЁВА: То есть, благодаря вашему рейсу, Лукаш смог у нас здесь в студии говорить на русском языке и участвовать в программе на русском языке. Я правильно понимаю?

Т.ШЕХОВЦОВА: Да. И еще это мой старший вахты.

И.ВОРОБЬЁВА: Что такое старший вахты?

Т.ШЕХОВЦОВА: У нас есть 4 вахты. Это детей делят на группы. И вахта, вот, камбуз – это в обед, там 8 или 9 человек. Ну как сказать? Мы выходим в ночь на вахты, именно наша группа. Он, как бы, главный, говорит, кому куда что делать.

И.ВОРОБЬЁВА: Что делают девочки? Подожди, не отвечай. Лукаш, что делают девочки на вахте?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Все, что мальчики.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, например? Там не знаю, моют палубу, чистят картошку.

Л.МЕЛЬЧАРИК: Ну да. Когда у нас камбуз. Но когда у нас вахта на палубе, им надо тоже залезать на мачты, всё.

И.ВОРОБЬЁВА: То есть они тоже лазят там наверху, да?

Т.ШЕХОВЦОВА: Да.

И.ВОРОБЬЁВА: Ничего себе.

К.БАРАНОВСКИЙ: Это парусное судно, с которым работают руками. Тянуть одну (НЕРАЗБОРЧИВО) один человек не может, надо взять 5 или 8 человек. И поэтому эта вахта может делать все маневры. То есть если это недостаточно, тогда тревога, выходит весь экипаж на палубу и можем делать какие-то маневры. Но самое главное, что у нас есть мотор, машина есть, но мы используем ветер. Это парусное судно. Ветер изменяется, изменяется сила, курс, также нам надо с парусами работать, и поэтому эта вахта всегда что-нибудь делает. Ночью, днем. Ветер не выбирает, какой час. Но если нужно, мы возьмем всех людей работать в какой-то смене.

И.ВОРОБЬЁВА: На самом судне строгие правила?

Т.ШЕХОВЦОВА: Да.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, вот, например, что запрещено?

Т.ШЕХОВЦОВА: Ну, самое главное – это сигареты, алкоголь. Ну, то есть запрещено что.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, вы, в общем, и подростки, вам и, собственно, еще и нельзя.

Т.ШЕХОВЦОВА: Да.

И.ВОРОБЬЁВА: А в случае если?

Т.ШЕХОВЦОВА: Отсылают обратно.

И.ВОРОБЬЁВА: То есть все жестко? Если вдруг нарушил правила… Это 2 самых жестких правила?

Т.ШЕХОВЦОВА: Да.

И.ВОРОБЬЁВА: Что еще запрещено, Лукаш?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Когда мы находимся в порту, нам надо обратно в течение часа. Когда мы не возвращаемся в течение часа, из порта не выходим.

И.ВОРОБЬЁВА: То есть когда вы приезжаете в порт, в течение часа вы должны вернуться, я правильно поняла?

Т.ШЕХОВЦОВА: Когда мы приезжаем в порт, нам говорят определенное время.

И.ВОРОБЬЁВА: А, определенное время и вы должны вернуться?

Т.ШЕХОВЦОВА: Да. Если не вернемся, то мы не выходим в следующем порту.

И.ВОРОБЬЁВА: О!

Т.ШЕХОВЦОВА: И еще правило не спать на стером, на руле, на (НЕРАЗБОРЧИВО) правом и левом.

И.ВОРОБЬЁВА: Это что такое?

Т.ШЕХОВЦОВА: Это когда ты стоишь на носу…

Л.МЕЛЬЧАРИК: Надо смотреть на корабль, который отплывает.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, то есть такая, в общем, работа несложная и довольно скучная, вот это, смотреть за кораблями.

К.БАРАНОВСКИЙ: Но самая важная. Потому что мы имеем 2 радара. Можно не узнать, что проплывает какая-то лодка. Ну, вот, проедем и потопим людей, поэтому надо смотреть. Тоже есть такая система АИС: на карте видно, где какие суда, как называются, каким курсом идут. Но не все суда используют эту систему. Значит, офицер смотрит на карту, не видит судна. Тогда самый главный помощник скажет «Здесь есть судно». Надо изменить курс или нет – это решение капитана или офицера. Но надо смотреть и видеть. Это наши очи.

И.ВОРОБЬЁВА: Теперь понятно, почему нельзя спать, в общем.

Т.ШЕХОВЦОВА: А когда ты в 4 часа ночи выходишь, ну, или с 3-х до 4-х и надо стоять, конечно, засыпаешь.

И.ВОРОБЬЁВА: Еще темно же, наверное.

Т.ШЕХОВЦОВА: Темно.

Л.МЕЛЬЧАРИК: Еще дождь, ветер.

Т.ШЕХОВЦОВА: Дождь, шторм.

Л.МЕЛЬЧАРИК: Всё.

И.ВОРОБЬЁВА: Шторм? Были штормы?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Да.

Т.ШЕХОВЦОВА: Нет. Сильных не было.

Л.МЕЛЬЧАРИК: Ну, сильных нет.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, то есть не так страшно было, в общем.

Т.ШЕХОВЦОВА: Не страшно.

И.ВОРОБЬЁВА: Я напомню, что в программе «Блог-аут» у меня сегодня очень интересные гости – это участники, организаторы программы рейса «Школа под парусами». Это капитан Кшиштоф Барановский, это участник рейса волонтер Татьяна Шеховцова и это тоже участник рейса, волонтер Лукаш Мельчарик.

У меня вот какой вопрос. С чего это началось? Как это появилось?

К.БАРАНОВСКИЙ: Много лет назад я плавал в одиночку вокруг света. Но потом хотел сделать такой рейс с моей семьей. Взял двух детей. Но мы плавали весь год по Атлантике, в США. Надо было учить наших детей. Тогда я взял математику, физику, другие предметы, моя жена взяла гуманитарные, литературу. Мы обучали год наших детей. Это был самый лучший год в школе наших детей. И тогда подумал, что можно сделать такие рейсы с детьми со всей Польши. И пригласил всех, кто хотел бы. Но нужно сделать какую-то стандартную программу класса. И тогда мы нашли, что самый лучший возраст для ребят – 15 лет.

И.ВОРОБЬЁВА: 15 лет – это какой класс?

Т.ШЕХОВЦОВА: 9-й.

И.ВОРОБЬЁВА: 9-й класс.

К.БАРАНОВСКИЙ: По польскому это 3-й класс гимназии. Мы попробовали 2 года назад с ребятами 14-летними, но они недостаточно сильные физически. 15 лет – самый хороший возраст. 16, 17 лет – они почти взрослые, они всё знают, им не хорошо слушать взрослых. Но 15 лет, когда им что-нибудь сказать, они не только понимают, но принимают это как свои слова. И потом говорят, как я говорю. Это мне очень нравится. И если мои офицеры, мои учителя хорошие люди, они передают все, что знают, своим ученикам. И это самое важное, что они вместе целый день и целую ночь. Есть время поговорить. Но говорят обо всем. И тогда они начинают понимать, что происходит в мире.

И.ВОРОБЬЁВА: Я так понимаю, что в этом году российские дети первый раз были в этом рейсе?

К.БАРАНОВСКИЙ: Да. Это был эксперимент. Но Татьяна здесь – пример этого эксперимента.

И.ВОРОБЬЁВА: Почему вы вдруг решили, что российские дети тоже должны участвовать?

К.БАРАНОВСКИЙ: Мы наладили связь с российско-польским центром диалога и согласия, их партнером в России и так мы дошли до понимания, что можем попробовать сначала только 2-х ребят, и если это будет происходить хорошо, в будущем году по половине русских и польских ребят.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну что, наши Татьяна и Елисей защитили честь российских детей? Вы будете их теперь брать?

К.БАРАНОВСКИЙ: Сначала я не думал, что это возможно, потому что они не говорили по-английски. Это было условие, на котором мы их принимали. Но с течением времени оказалось, что они понимают по-польски и по-русски. Им нравится. Но проблема будет с учебой, какую программу мы будем принимать. Но это надо договориться еще. Но пока это, кажется, хороший проект, который будет использован на палубе того же самого парусного судна. Я его строил сам 30 лет назад. И мы пойдем из Польши вокруг Европы, оканчиваем в Сочи, за 2 месяца перед олимпийскими соревнованиями. Надеюсь, что смогу поездить на лыжах.

И.ВОРОБЬЁВА: Посмотрим, как вы сможете поездить на лыжах. У меня вопрос к ребятам. Лукаш, Таня, какие страны вы видели, сколько все это продолжалось, где вы были?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Мы были в Амстердаме, потом в порте, когда на море был шторм и мы попали в маленький город во Франции, потом в (НЕРАЗБОРЧИВО) и Лиссабон, потом Малага, где мы изменили капитана.

И.ВОРОБЬЁВА: Что вы сделали? Сменили капитана?

Т.ШЕХОВЦОВА: Да.

К.БАРАНОВСКИЙ: Да. Я потерял судно и дал руководство моему ученику, который 30 лет назад стал капитаном и так изменилась генерация. Молодой капитан взял окончательно этот рейс. Я приехал здесь подготовить будущий рейс.

И.ВОРОБЬЁВА: Значит, там вы сменили капитана. Что произошло дальше?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Потом тоже маленький город в Испании, потом Ибиза.

Т.ШЕХОВЦОВА: Там мы плавали, купались.

Л.МЕЛЬЧАРИК: Да. Потом еще Монако, ну и закончили в Генуи, в Италии.

И.ВОРОБЬЁВА: А вы в этих городах вы выходили в город, вы видели эти города хотя бы немного?

Т.ШЕХОВЦОВА: Да.

И.ВОРОБЬЁВА: То есть была возможность погулять?

Т.ШЕХОВЦОВА: Много видели. В Барселоне были 3 дня.

Л.МЕЛЬЧАРИК: А, еще Барселона после Ибизы.

И.ВОРОБЬЁВА: То есть это такое было, ну, просто путешествие по городам фактически. А, вот, ты просто сказал, что там вы купались. Но, послушайте, если вы находитесь все время в море, неужели, вы там не купаетесь?

Т.ШЕХОВЦОВА: Нет. Яхта же двигается. Если ты пойдешь купаться, яхта уедет, а ты останешься в море.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну, нельзя там как-то остановиться на часик, покупаться, например?

Т.ШЕХОВЦОВА: Нет.

И.ВОРОБЬЁВА: Нет. Это серьезное дело.

Т.ШЕХОВЦОВА: Ну, мы в Средиземном море, в Ибизе. Ибиза маленькая, и у нас на якоре стояла яхта. Мы на лодках добирались до берега, гуляли там, а потом нам разрешили вплавь от берега до яхты плыть. Ну, мы поплыли.

И.ВОРОБЬЁВА: Ну и все, конечно, счастливо побежали плавать, еще бы. Давайте так. У нас с вами остается не так много времени, и я сейчас разделю этот вопрос на 2 части. Первую часть я задам капитану, а вторую часть – вам, ребята. Вы должны понимать, что нас слушают люди и у них, наверняка, есть дети 14-15 лет или сами дети, которые тоже, в общем, хотели бы поучаствовать. Поэтому вас я попрошу рассказать, каких детей вы набираете, да? А потом у меня будет вопрос к ребятам.

К.БАРАНОВСКИЙ: Я приглашаю хороших детей. Ну, как хороших? Им надо сделать что-нибудь хорошее для других. Следующий рейс будет на английском языке. Но, наверное, на палубе будет учитель русского языка, будет учитель польского языка. Также в народных группах мы будем говорить на своих языках. Но капитан командует по-английски. Надо английский знать. Ну и в конце концов спортивные соревнования выберут группу. Но потом одна неделя или 10 дней совместный лагерь для всей группы, 60 человек, из которых мы возьмем 32, половина будет поляков, половина русских. Но половина каждой народной группы будут девочки и мальчики.

И.ВОРОБЬЁВА: Все честно. Что такое «хороших детей»? Просто которые что-то хорошее сделали или, там, хорошо учатся, например?

К.БАРАНОВСКИЙ: Нет. Именно что они делают для других. Но то, что они учатся хорошо, мы будем тестировать это в лагере – знают язык или нет, какие они люди. Это очень важно, что на палубе они вместе, в одном коллективе. Надо посмотреть, умеют ли они работать вместе. И потом море.

И.ВОРОБЬЁВА: Понятно. Смотрите, у нас осталась буквально одна минута. Я вас прошу, вот, по очереди, что бы вы посоветовали вашим сверстникам, как попасть туда? Или, может быть, не надо туда идти? Давайте с Лукаша начнем. Вот тебя слушают сейчас российские дети. Скажи им, нужен им этот рейс или не нужен?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Нужен.

И.ВОРОБЬЁВА: Зачем?

Л.МЕЛЬЧАРИК: Потому что можно увидеть свет. Ну, я люблю плавание по морю на корабле. Но это экскурсия, фантастическая экскурсия.

И.ВОРОБЬЁВА: Таня?

Т.ШЕХОВЦОВА: Ну, стоит. Там ты понимать людей научишься и, как Лукаш сказал, посмотришь свет и научишься работать в коллективе.

К.БАРАНОВСКИЙ: Но они забыли о чем? Это очень твердая работа каждый день.

Т.ШЕХОВЦОВА: Нет, не твердая. Мы уже привыкли к этому. (все смеются)

И.ВОРОБЬЁВА: Привыкаешь к этому. Спасибо большое моим гостям. Я напомню, что в студии программы «Блог-аут» был капитан Кшиштоф Барановский, участник рейса, волонтер Татьяна Шеховцова и участник рейса, волонтер Лукáш (я неправильно произносила всю программу твое имя, прости меня, пожалуйста). Лукаш Мельчарик. Спасибо вам большое и удачного плавания в следующий раз.

Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

romana 09 ноября 2012 | 13:14

Вот ужас-то!
Скачала, слушаю этих ребят, мальчика-поляка и русскую дувочку, и их капитана и плачу. Слезами, ничего не могу с собой поделать. Сентиментальность, конечно, но такое все человеческое, очень правильное отношение взрослого к детям, детей к взрослому делу. Дети хорошие.
Спасибо, Ирина. Зовите, пожалуйста, побольше просто хороших просто людей. Они самые интересные.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире