'Вопросы к интервью
И.ВОРОБЬЁВА: 21 час 7 минут в столице. Это программа «Блог-аут». Меня зовут Ирина Воробьёва. Сегодня в студии у меня будут гости. Обсудим мы всего лишь одну тему, но тему, которая развивалась, собственно, исключительно в блогах, и именно оттуда она и получила, собственно, свою жизнь. Будем говорить про рабство в Москве. Это история, которая бурно развивалась вчера ночью-вечером в столице. Но прежде чем перейти к этой теме, коротко скажу о том, кто же попал в рейтинг цитируемости блоггеров за неделю.



И.ВОРОБЬЁВА: Итак, зачитываю только тройку, точнее десятку до третьего места. А 3 места первые подробно. Итак, 10 место — Алексей Навальный. 9 место — Илья Костунов. 8 место — Юрий Берг. 7 место — Дмитрий Гудков. 6 место — Костас Ваксеванис. 5 место — НРЗБ. 4 место — Илья Яшин. 3 место — Илья Варламов, фотограф блоггер, который пишет о том, что 26 октября в российскую столицу пришёл Курбан-байрам, мусульманский праздник, который в некоторых регионах страны начали отмечать ещё накануне. В Москве тысячи мусульман пришли к соборной мечети на Проспекте Мира. Свидетель события, блоггер Илья Варламов, написал в частности в Твиттере: «Полиция дубасит дубинками мусульман на Сухаревской. Давка на вход. Он же опубликовал несколько фотографий скоплений верующих в районе соборной мечети. Этот его Твиттер стал настолько популярным, что попал на третье место нашего рейтинга. 2 место — Сергей Удальцов, координатор движения «Левый фронт», который написал по итогам посещения следственного комитета у себя в Твиттере: «Это будет суд над путинским режимом». Следственный комитет официально предъявил обвинения Удальцову в организации массовых беспорядков по статьям 30 и 212 Уголовного кодекса. Собственно, об этом и написал Удальцов. Сказал, что как раз суд по этим статьям будет судом над путинским режимом. Этот его твит попал на второе место нашего рейтинга. Первое место — губернатор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо. В ночь на 30 октября на восточное побережье США и Канады обрушился ураган «Сэнди». В результате урагана значительно пострадал город Нью-Йорк, ну а в Твиттере губернатор штата написал: «Держите шторы и жалюзи закрытыми. Не теряйте бдительность при временном затишье. Это может быть центр урагана». Этот пост его попал на первое место нашего рейтинга. Я благодарю компанию «Медиалогия», которая каждую неделю составляет рейтинг цитируемости блоггеров.



И.ВОРОБЬЁВА: 21:09 в столице. Продолжается программа «Блог-аут» и, как я уже обещала сегодня, мы обсуждаем всего одну тему, которая стала вчера стала очень бурно развиваться, и бурно она развиваться стала только благодаря интернету и блогам. У меня в гостях целых 2 молодых человека — гражданский активист, фотограф Митя Алешковский и руководитель движения «Альтернатива», волонтёр Олег Мельников. Добрый вечер.



О.МЕЛЬНИКОВ: Привет.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Здравствуйте.



И.ВОРОБЬЁВА: Давайте так: вы сами расскажете, потому что я наблюдала эту историю в Твиттере.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Как, в общем, и все. ( повыше)



И.ВОРОБЬЁВА: В основном, в твиттере Мити Алешковского. Как вы вообще оба попали в эту историю?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Можно я начну?



И.ВОРОБЬЁВА: Да.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Ситуация была такая, что Олег занимается тем, что освобождает людей из рабства. Делает это не только в Москве, а и в Дагестане, например, где эта проблема распространена. Олег после нескольких успешных освобождений людей в Дагестане, где-то был опубликован небольшой пресс-релиз об этом… Одна из матерей этих женщин, которые были в этом рабстве в Москве, обратилась к Олегу с просьбой о помощи. Ситуация развивалась так, что после того как освободили этих людей, во врем я освобождения хозяева этого магазина, где содержались дети, они похитили заново четырёх детей и одну женщину…



И.ВОРОБЬЁВА: Подожди. Тогда давай я тебя остановлю…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Я просто хочу рассказать, как я в это вписался и как это разрослось по блогам, а потом можно сколько угодно подробнее рассказывать.



И.ВОРОБЬЁВА: Люди пока не очень понимают, о чём мы говорим.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Смысл в том, что после того, как освободили 14 рабов и из этих 14 людей ещё 4 похитили заново те же хозяева (они просто их кинули в машину и увезли), в этот момент там присутствовали ведущие российские каналы. Олег, может, назовёт их поимённо, чтобы им было стыдно.



И.ВОРОБЬЁВА: Ну, «НТВ» и «Рен ТВ», насколько я понимаю.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: «НТВ», «Рен ТВ», «Первый канал», «Live news»...



О.МЕЛЬНИКОВ: А потом «ТВЦ» подъехало, которое совершенно что-то выдало, такое, непонятное, что у хозяйки похитили детей её бывшие работники из-за какого-то конфликта. И вся эта история преподносилась как похищение детей.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: В общем ни слова о том, что в Москве в 2012 году существует рабовладельчество, что были освобождены 14 рабов, которые 10 лет сидели. Ни слова не было сказано из 390 новостей. В Яндексе на эту тему 389 о том, что было совершено похищение. В этот момент мне, собственно, позвонила жена Олега, которая сказала, что нужно… «Никто не даёт нам ни эфира, ничего. Ты не мог бы помочь каким-то образом распространить эту информацию?»



И.ВОРОБЬЁВА: Смотрите. Просто я тоже наблюдала эту ситуацию именно с похищения детей. Потому что я этим занимаюсь и мне на глаза попалась эта новость. Мы начали выяснять, что произошло. Ну и, собственно, выяснили, что там какие-то разборки между одними и другими. В общем, детей посадили в машину и увезли. Я не знаю, те это были дети, не те. Адрес совпадает — Новосибирская, дом 11. В последствии выяснилось, что вроде как детей нашли, освободили…



О.МЕЛЬНИКОВ: Не всех.



И.ВОРОБЬЁВА: План перехвата и всё такое. Оказывается, что по этому адресу — Новосибирская, дом 11 — находится магазин «Продукты» и там в течение всех этих лет некоторые несколько месяцев содержались какие-то люди. Олег, что это за люди? Каким образом они к тебе обратились и каким образом вы их освободили?



О.МЕЛЬНИКОВ: Да. Обратилась ко мне одна из матерей, которая нашла каким-то чудом о нас информацию. Она пояснила о том, где её дочь содержится, сказала о том, что ей это сказала девушка, которой удалось оттуда сбежать. К тому же я не отнёсся серьёзно к этому, когда мы в воскресенье встретились, потому что я, честно, не поверил в это. Для меня немножко диковато это было, не смотря на то, что я до этого видел достаточно много историй. Но это самая вопиющая и дикая.



И.ВОРОБЬЁВА: То есть это происходило не в центре, не в столице России? Ты это имеешь в виду?



О.МЕЛЬНИКОВ: Она рассказала, что часть детей, которые остались там, хозяйка увозила в Казахстан, а потом говорила, что они умерли. У нас есть определённое предположение, что она наверняка их продавала просто напросто. Есть ещё более жёсткие предположения, что, возможно, это торговля органами. Но пока подтверждений нет. Мы будем этим заниматься дальше.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Так же, как и нет подтверждения вообще того, что живы ли эти дети или нет.



О.МЕЛЬНИКОВ: После того как обратилась мать, я, естественно, стандартная процедура, мы начали собирать информацию. Вечером мы сходили в данный магазин. По описаниям подошла одна девушка.



И.ВОРОБЬЁВА: То есть вы сходили под видом простых покупателей?



О.МЕЛЬНИКОВ: Да. Купили булочку. Девушки были не совсем адекватны. Они не шли на контакт. Мы пытались шутить как-то, разговаривать. У нас это не получилось. В целом, после этого мы приняли решение на полузаконных основаниях (то есть магазин никак не регламентирует зоны, куда можно посещать, куда нельзя)... По сути мы не нарушали закона. Ну, максимум 19.1 — это самоуправство. Это административный кодекс. Мы собрали людей, собрали каких-то журналистов (хотя мы звали большое количество журналистов, но, к сожалению, у нас в какой-то момент пришли к нам «Live news», «Новая газета» (девчёнки молодцы просто).



И.ВОРОБЬЁВА: То есть вы позвали журналистов, чтобы они вместе с вами?..



О.МЕЛЬНИКОВ: Да. Зашли в этот магазин. Нас сразу предупредили, что эти люди, которые находятся там — их надо обязательно вывести к нам в автобус, чтобы там с ними разговаривать. В магазине они ничего не будут говорить.



И.ВОРОБЬЁВА: Это кто вас предупредил?



О.МЕЛЬНИКОВ: Это мать предупредила. Они боятся.



И.ВОРОБЬЁВА: А в полицию вы к тому времени не обращались уже?



О.МЕЛЬНИКОВ: Нет. Я поясню. До этого в мае приезжала уже мать. Она писала в УВД Гольяново участковому заявление о том, что её дочь там содержится. И так же она писала в посольство. Документы есть, они уже выложены в интернет, они общедоступны. Никаких действий не производилось по этому заявлению. После этого, как мы собрали людей, попали в данный продуктовый магазин… Конечно, там препятствовали нашему входу активно. Потом мы выяснили… Они уничтожали диск видеонаблюдения. Я долго пытался найти, где находится…



И.ВОРОБЬЁВА: Там камеры стоят?



О.МЕЛЬНИКОВ: Да. Самое интересное: большинство камер стоит не в залах, где продают, а именно в подсобных помещениях, чтобы следить за людьми. После того, как мы вошли и вывели несколько людей, там девушка говорила: «Выведите меня, пожалуйста, спасите», а как появлялась хозяйка, она начинала совершенно другое говорить: «Я здесь работаю, мне здесь очень нравится, мне здесь очень хорошо». Она очень боялась. Они все очень запуганы. Пока мы их не отвели в автобус, не успокоили, не показали, что мы сильнее тех людей… До этого момента они боялись что либо говорить.



И.ВОРОБЬЁВА: Олег, а тех людей — это была только хозяйка женщина или были какие-то мужчины ещё?



О.МЕЛЬНИКОВ: Была хозяйка, был её муж и было несколько охранников, с которыми приходилось нам драться, но это, я думаю, на видео будет видно. Если кто посмотрит, у нас выложено видео. После этого мы вызвали сотрудников полиции… Прошу прощения, упустил. Мы вывели женщин, потом мы обнаружили там в шкафу ребёнок лежал…



И.ВОРОБЬЁВА: Живой?



О.МЕЛЬНИКОВ: Живой. На какой-то губке. Этого ребёнка… Хозяин сказал то, что это его сын, забрал, пытался унести. Но в итоге в суматохе мы упустили, как вынесли его. Ещё у нас была информация, что по этому адресу в квартире 35, если я не ошибаюсь, находятся остальные дети. Их запихали в машину… Как я ни пытался её остановить, она проехалась мне по ногам и уехала. Это всего было сейчас скажу, сколько раз… 4 ребёнка. Один подросток 14 лет.



И.ВОРОБЬЁВА: Ты видел их в машине?



О.МЕЛЬНИКОВ: Да. Я попытался остановить их, но в итоге они скрылись. Мы вызвали сотрудников полиции ещё когда заходили в магазин. Их полчаса не было. Когда в итоге они приехали, мы сообщили, что похищены дети — 4 ребёнка. Двух из этих детей потом в УВД привезли. Судьба двух остальных неизвестна сейчас.



И.ВОРОБЬЁВА: До сих пор?



О.МЕЛЬНИКОВ: До сих пор.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Мы знаем, что они были в этом подвале, в который мы вчера нагрянули ночью.



И.ВОРОБЬЁВА: Это уже потом было?



О.МЕЛЬНИКОВ: После этого мы проехали в УВД Гольяново, где нас продержали 9 часов. С нас не брали никаких показаний. Мы пытались дать заявление…



И.ВОРОБЬЁВА: Вы вместе с женщинами вот с этими приехали в УВД?



О.МЕЛЬНИКОВ: Мы пытались подать заявление на то, что их удерживали. У нас спустя 9 часов только начали принимать. Потом, сотрудники полиции Гольяново встречались как очень хорошие, так и очень плохие. Но очень плохих было чуть больше и они посты чуть выше занимали, чем очень хорошие. И поэтому в УВД Гольяново начали угрожать этим людям, говорить то, что «вы, наверное, наркотиками торгуете, вы, наверное, продаёте севушную водку, которую сами там гоните». Я пытался объяснить то, что эти люди пострадавшие. В итоге мне ответили, что сейчас их всех доставят в спецприёмник по одной простой причине то, что они нелегальные эмигранты. Чего мы в принципе допустить не могли. Мы там пробыли 14 часов. Мы несколько раз переспросили: «Мы свободны? Эти люди идти?» Нас пытались выгнать — меня и журналистов «Новой газет», а их оставить. В итоге после 14 часов уже с привлечением следственного комитета, с привлечением, по-моему, прокуратуры и криминальной полиции, которые понимают, что происходит. Они сказали: «Ну всё. Пусть идут. Нам этот скандал». Нам удалось вывести… К тому времени, примерно к 4 часам дня привезли детей. С 4 часов до 2 часов ночи эти дети не ели, не пили. Мы не могли выйти купить еды. В итоге один раз нас отпустили, чтобы купили, потому что боялись, что нас туда просто не впустят. Сотрудники гольяновского УВД вели себя очень неадекватно…



И.ВОРОБЬЁВА: Эти двое детей — они чьи дети? Кто их родители?



О.МЕЛЬНИКОВ: Двое детей, которых привезли — это дети двух женщин, которые находились там. Ещё двое детей — это дети одной девушки, которая сказали то, что убежала 3 месяца.



И.ВОРОБЬЁВА: Послушайте… У нас просто наши слушатели, которые пишут на номер +7-985-970-45-45, на аккаунт vyzvon, если пишут из Твиттера, Никос и Сава… Я прочитаю оба сообщения. В принципе они одинаковы по содержанию примерно. Никос спрашивает: «Как можно держать в магазине? Зачем?» И Сава спрашивает: «В чём именно состояло рабство? В каком возрасте они туда попадают? Как их там удерживают? И что они там делают, собственно?»



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Они там делали всё — они мыли посуду, полы, готовили, спали, торговали. Они были просто рабами, которые выполняли полностью всё, что можно было делать. Грузчиками работали женщины. То есть они делали просто всё.



И.ВОРОБЬЁВА: То есть они жили в подсобном помещении…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Они жили. Они спали там на полу на, таких, картонных коробках…



О.МЕЛЬНИКОВ: Да…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Которые до сих пор они рядом с этой Новосибирской улице дом 11 в «Газели» лежат. Они просто делали всё.



О.МЕЛЬНИКОВ: Более того, они подвергались постоянному насилию. Их насиловали. Дети рождены были как раз таки от того, что их изнасиловали. Их избивали. У женщины Бэкии, если я не ошибаюсь, сломаны все пальцы на руках были. Она ни разу не была у врача, они срастались. Детей держали отдельно от родителей, в основном, чтобы родители не убежали с ними. Как можно удерживать?



И.ВОРОБЬЁВА: То есть если дети находятся где-то в другом месте, ты не убежишь просто потому, что не оставишь ребёнка. А как их туда привозили и как они туда попадали?



О.МЕЛЬНИКОВ: Под разными предлогами. Обещали зарплату, обещали, что помогут с документами, помогут получить гражданство. То есть…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Просто обманывали, пудрили мозги… Обещали всё, что угодно. Ты приедешь вот… Девушка, которая вчера нам помогла — ей просто обещали… Она закончила в Узбекистане театральный ВУЗ и ей обещали, что здесь она будет сниматься в каком-то клипе. Она поверила, приехала и когда приехала сюда оказалось, что она будет работать в магазине…



И.ВОРОБЬЁВА: Эти все женщины, которых освободили — они все из Узбекистана?



О.МЕЛЬНИКОВ: Узбекистан и Казахстан.



И.ВОРОБЬЁВА: А те, кто их удерживали?



О.МЕЛЬНИКОВ: Это Казахстан.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: У них гражданство России.



И.ВОРОБЬЁВА: Что было дальше? В УВД Гольяново наконец-то обратили внимание. Какие-то заявления приняли, если я правильно понимаю. И что происходило потом?



О.МЕЛЬНИКОВ: Потом нас просто не выпускали и пытались людей просто от нас увести, сказав то, что они должны… Сначала они говорили про спецприёмник, потом сказали то, что «Мы обеспечим защиту этим людям. Они будут под защитой у государства», что и подразумевалось спецприёмником. Я спрашивал: «Почему мы не можем защитить?» Они отвечали то, что «У вас нету оружия». В ответ на это я говорил «Что в Москве нужно чтобы себя защитить или кого-то из близких или знакомых нужно оружие?» Они отвечали: «Да. Нужно».



И.ВОРОБЬЁВА: УВД Гольяново, если я правильно понимаю, туда они не один раз обращались? Мама обращалась, да?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Конечно. Мало того, что проверяли, документы о проверке этого магазина… Они у нас имеются. Мы знаем тех сотрудников, которые проверяли этот магазин. То есть этот магазин не единожды проверялся и по словам самих, значит, женщин, которые там содержались, и мужчин, когда приходили полицейские, когда приходили ФМС, когда приходили любые службы, они просто закрывали глаза на то, что там происходит. Все знали об этом по их словам. Они утверждают, что несколько раз пытались бежать, несколько раз были попытки к бегству. Их каждый раз ловили сотрудники УВД и доставляли…



И.ВОРОБЬЁВА: Сотрудники УВД?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да. Именно сотрудники УВД, именно полицейские ловили их, доставляли их обратно, отдавали их хозяину обратно. Каждый раз любая попытка заканчивалась тем, что их отдавали обратно хозяину. Любая попытка потом для них заканчивалась насилием.



И.ВОРОБЬЁВА: Значит в УВД Гольяново с вами было 14 человек?



О.МЕЛЬНИКОВ: Нет, с нами было сейчас я вам скажу, сколько точно. С нами было…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: То есть сколько выпустили?



И.ВОРОБЬЁВА: Нет, сколько в УВД Гольяново забрали изначально из магазина?



О.МЕЛЬНИКОВ: 7.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Всего с детьми 14 человек, из которых после чего 5 было похищено. Двое после этого вернулись, попало в перехват…



И.ВОРОБЬЁВА: То есть четверо детей было похищено…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да, четверо детей и одна женщина. После чего ещё одну женщину похитили из 54 больницы, куда её госпитализировали…



О.МЕЛЬНИКОВ: Из УВД Гольяново.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да. И туда приехали опять… Причём не совсем понятно, почему 54, потому что это Филёвский парк, если я не ошибаюсь.



О.МЕЛЬНИКОВ: Это, думаю, не суть важно.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Не суть, да. В общем её оттуда забрали. И мы её опять потеряли. А потом мы её вчера случайно… Это просто счастье, что…



О.МЕЛЬНИКОВ: Чудо.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Чудо, действительно чудо, что мы её вчера нашли.



И.ВОРОБЬЁВА: Тогда давайте переходить к тому, что произошло вчера.



О.МЕЛЬНИКОВ: Вчера ко мне поступила информация то, что данная…



И.ВОРОБЬЁВА: Подождите. Из УВД Гольяново вы людей вывели в итоге?



О.МЕЛЬНИКОВ: Да. В 2 часа ночи.



И.ВОРОБЬЁВА: В 2 часа ночи и куда-то их определили, где вы посчитали безопасным местом.



О.МЕЛЬНИКОВ: Да. Мы поначалу определили их к себе в наш временный штаб. Теперь они в других местах находятся. Их жизни и здоровью там ничего не угрожает сейчас.



И.ВОРОБЬЁВА: Это те, кого вывели из УВД Гольяново. Осталось двое детей, одна женщина, которая изначально была непонятно, где, и ещё одна, которую похитили из больницы. Что начало происходить вчера?



О.МЕЛЬНИКОВ: Вчера поступила информация, что данные владельцы магазина попытаются уничтожить улики в данном магазине. Чёрный ход был заварен и центральная дверь была тоже заварена оперативниками и опечатана. Но я неоднократно говорил, что там есть окно, через которое они залезают, когда какие-либо проверки. К сожалению, сотрудники полиции, видимо, не посчитали нужным этот проверить факт. В итоге нам пришлось выставить свой небольшой патруль, который дождался, пока 2 человека (один из них — сын хозяйки) не залезут в опечатанный магазин через это окно и забаррикадировать их там и вызвать полицию. А после того, как вызвали полицию, их задержали и повезли как раз-таки в УВД Гольяново. Около УВД Гольяново мы встретили эту девушку, которую похитили вчера…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Из Больницы, которую не пускали внутрь УВД. То есть её просто там никто не слушал. Она…



О.МЕЛЬНИКОВ: Её не пускали. Её туда не запускали. Она стояла там полчаса в какой-то маленькой кофте и всё. Холод дикий был.



И.ВОРОБЬЁВА: С чем её госпитализировали? В каком она была состоянии?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: У неё перелом ребра был. И у неё…



О.МЕЛЬНИКОВ: Множественные ушибы…



И.ВОРОБЬЁВА: И она вот стоит перед УВД со сломанным ребром?..



О.МЕЛЬНИКОВ: Да.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Сегодня было значительно более ужасающее зрелище в следственном комитете. Над ней фактически издевались следователи, потому что…



И.ВОРОБЬЁВА: К этому перейдём. Давайте последовательно, чтобы люди понимали, как это всё происходило.



О.МЕЛЬНИКОВ: После этого, когда мы встретили её около УВД Гольяново, она сказала, что хозяйка ей дала паспорт и взяла с неё расписку о том, что она претензий не имеет и то, что уезжает в Казахстан. Уже когда покупали билет, удалось…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Прямо в кассе как раз от них сбежала… И побежала в УВД Гольяново…



О.МЕЛЬНИКОВ: Искать нас.



И.ВОРОБЬЁВА: Потому что знала, что вы?..



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Нет. Она не знала. Она единственное, что знала — это УВД Гольяново. Она в Москве была в Аэропорте и в магазине. Всё. Всё, что она знала — это УВД Гольяново. Она не выходила никуда. У неё сразу отобрали всё — телефон, планшет…



О.МЕЛЬНИКОВ: Там мы встретили её, где она сказала то, что, где её держали это время. Она подробно описала людей, которые её держали. Она подробно рассказала, где это место. Мы выехали по этому месту.



И.ВОРОБЬЁВА: А полиция к этому месту?..



М.АЛЕШКОВСКИЙ: После того, как мы туда приехали. Дело в том…



И.ВОРОБЬЁВА: Вы не доверяли полиции, не хотели им этот адрес говорить, чтобы?..



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Конечно, нет. Из всех показаний, которые нам дают эти несчастные люди, для нас очевидно, что полиция либо заинтересована, либо просто участвует в этой истории. И…



И.ВОРОБЬЁВА: Этот адрес тоже был на территории УВД Гольяново?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Нет. Этот адрес был на территории УВД Нагатино и УВД Нагатино очень профессионально и хорошо, чётко сработало, прекрасно нам помогли и мы хотели бы выразить свою благодарность именно этим сотрудникам полиции, потому что это разительная разница.



И.ВОРОБЬЁВА: То есть вы приехали по адресу, вызвали сотрудников полиции УВД…



О.МЕЛЬНИКОВ: Объяснили ситуацию… Да.



И.ВОРОБЬЁВА: УВД Нагатино… Я прошу прощения, что вас перебиваю. Сейчас у нас будут новости на «Эхе» буквально через полминуты. Я напомню просто нашим слушателям, что здесь в студии у меня 2 гостя. Это гражданские активист, фотограф Митя Алешковский и руководитель движения «Альтернатива», волонтёр Олег Мельников. Такая дикая история развивается, как вы уже поняли. Развивалась вчера у нас на глазах в интернете. И сегодня, сейчас она развивается у вас, скажем так, на слуху. Мы продолжим эту историю рассказывать. Здесь, собственно, история не заканчивается. По крайней мере, из того, что я наблюдала, только начинается. Программа «Блог-аут», продолжим через пару минут.



НОВОСТИ



И.ВОРОБЬЁВА: 21 час 35 минут в столице. Продолжается программа «Блог-аут». Мы продолжаем рассказывать историю о том, как в Москве развивались события с освобождением рабов. Другого слова у меня нет. Я, честно говоря, слегка в шоке оттого, что мне в эфире приходится произносить это слово применительно к городу Москве, применительно к 21 веку. Тем не менее, мы закончили разговор на том, что из УВД Гольяново, куда вы в первую очередь, соответственно, увели людей, оттуда вы их забрали и затем около УВД Гольяново встретили на следующий день, когда задерживали вот эту хозяйку с сыном, соответственно, встретили…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Не хозяйку. Её сына и двоюродного брата, по-моему.



И.ВОРОБЬЁВА: В общем двух мужчин, которые были, соответственно, в этом магазине. Встретили вот эту девушку, которую ранее госпитализировали в больницу с переломом ребра, с множественными ушибами. Она оттуда сбежала, пришла к УВД Гольяново, её туда не пускали. Что было дальше?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: После этого она нам дала…



О.МЕЛЬНИКОВ: После этого она нам дала адрес…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Наводку, да. Мы поехали…



И.ВОРОБЬЁВА: Откуда она?..



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Её держали в этом самом подвале. И мы в этот подвал, собственно… Она нам долго объясняла, что это за подвал, где он находится. Мы поехали туда. Это уже другое УВД — Новогиреево.



И.ВОРОБЬЁВА: Нагатино? Какой адрес? Название улицы?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Зелёный проспект, 85.



И.ВОРОБЬЁВА: Это Новогиреево.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Новогиреево, да. Мы туда приехали. Стучали долго в эту дверь, а там написано «Санитарный день», закрыто.



И.ВОРОБЬЁВА: Это подвал тоже магазина?



О.МЕЛЬНИКОВ: Да, магазин, ремонт обуви, ключей. Вообще, я думаю, что в будущем надо будет повесить там большие вывески раздать людям, чтобы они не ходили в данные магазины, где используется рабский труд и где держат людей… Так вот, когда мы туда приехали, никто не открывал, мы окружили дом…



И.ВОРОБЬЁВА: Сколько вас было, когда вы приехали?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Когда мы приехали, нас было 3 машины, но довольно быстро до человек, наверное, 20 доросло, потому что в Твиттере действительно нарастала очень большая по этому поводу волна возмущения. В общем, мы очень благодарны тем, кто к нам приехал. Нам очень жаль, что мы…



И.ВОРОБЬЁВА: Туда приезжали журналисты?..



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Туда приехал только «5 канал» из журналистов.



И.ВОРОБЬЁВА: Так, вы окружили дом?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: И «Новая газета», Елена Костюченко была с нами…



И.ВОРОБЬЁВА: Которая всё время… Вы окружили дом?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Окружили дом и начали ждать полицию. А когда приехала полиция, на удивление они довольно быстро согласились взломать дверь, вызвали МЧС… Ждали МЧС. Причём, мы им сообщили, что мы из разных источников знаем о том, что там были дети. Помимо того, что мы знаем от девушки, которая была похищена и вернулась, которую там держали. Мы ещё знае м это от других бывших рабов, которые сказали, что есть ещё вот такой адрес, куда этих детей могли увезти. Они перечислили нам все адреса. И, соответственно, мы сказали: «У нас есть из двух разных источников информация. Нужно что-то с этим делать». Они очень быстро решили…



О.МЕЛЬНИКОВ: Девушка, более того, сказала то, что там, помимо этого, было четверо охранников, которые охраняли их. Не охранников магазина, а именно их охранников. После того как сотрудники МЧС взломали двери, зашли сотрудники полиции, а потом зашли мы. Где действительно было 4 человека. Эта девушка, увидев их, сказала: «Да, это они».



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Она их испугалась очень сильно. Она спряталась у меня за спину.



О.МЕЛЬНИКОВ: Она хватала за руку меня, держала. И они просили выключить камеры. Но в итоге они сказали: «Да, дети были. Но их практически несколько часов назад увезли». После этого сотрудники полиции их задержали. Так же там была найдена одежда одной из похищенных девушек. Это в первый день, когда всё это начиналось…



И.ВОРОБЬЁВА: Это место нахождение которой до сих пор неизвестно?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да, место нахождения которой неизвестно.



О.МЕЛЬНИКОВ: Это просто факты очень хорошие для возбуждения уголовного дела. После этого хорошие показания эта девушка, не смотря на то, что она очень плохо знает русский язык, с помощью Лены Костюченко вспомнила номера, вспомнила адреса, вспомнила, на каких машинах. Вспомнила примерно номера этих машин. Сказала практически всю информацию. Ей позвонили наши уже друзья, стали там, сказали: «У вас есть отличная информация. Можете её в СК передать, они должны после этого к нам данную информацию передать». Но в СК этой девушке очень было плохо…



И.ВОРОБЬЁВА: Это сегодня было?



О.МЕЛЬНИКОВ: Это сегодня. Точнее, до этого ей было плохо. Она не спала этой ночью. Лена ей сказала: «Ты если можешь, то можешь сейчас сообщить». Она ответила: «Конечно. Нужно спасти детей и ту девушку. Тогда пойдёмте, я пойду на всё».



М.АЛЕШКОВСКИЙ: В СК ей стало плохо просто потому что над ней фактически издевались. Её не опрашивали, она много часов сидела ждала, пока её выслушают. Её отказывались слушать в присутствии Костюченко, её отказывались в присутствии переводчика. Потому что она плохо понимает по-русски. Она очень боится всех. Она действительно очень сильно напугана. Ей очень больно. Мне Лена звонила буквально каждые 10 минут, умоляла: «Несись скорее сюда. Ей так нужно обезболивающее. У ней так болит всё». Мы приехали и она просто теряла сознание на глазах у меня в машине. Её несколько раз вырвало. Мы просто вызвали скорую и прямо оттуда её забрали.



И.ВОРОБЬЁВА: Но следственный комитет успел её опросить?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Нет. Более того, они не успели её опросить, хотя она много раз… Она провела там много часов.



И.ВОРОБЬЁВА: Это следственное управление по Москве?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Улица 9 роты, дом 8, корпус 2. Преображенское межрайонное что-то там…



И.ВОРОБЬЁВА: Районный следственный комитет.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да. У неё же есть факты. Она же важнейший свидетель.



О.МЕЛЬНИКОВ: Она могла дать описания всех людей. Она могла дать номера машины. Это было всё описано в УВД Новогиреево. Следственный комитет пожелал увидеть это тоже, снова опросить. Хотя я не вижу смысла, могли бы это взять из УВД Новогиреево. В итоге мне рассказывали, как над ней издевались. Она не спала 3 ночи на тот момент. У неё было сломано ребро, она сбежала, она, судя по всему, простыла. Когда она наклонялась немного, чтобы закрыть глаза, ей дежурные выходил, толкал и говорил: «Здесь не ночлежка». Тот человек, который должен был у неё заявление принимать, он сначала сказал то, что «У меня обед», взял и вышел из кабинета. После этого сказал: «Пойдёмте, я буду с вами разговаривать». Она одна боялась. Лена пыталась с ней поговорить. В итоге ничего не удалось. Он смотрел на неё, улыбался. Вчера ещё, что нам стало известно, данный человек спрашивал: «Сколько вам заплатили?» у освобождённых людей, которые так же туда приезжали в следственный комитет. «Сколько вам заплатили эти люди, чтобы вы всё это сказали?»



И.ВОРОБЬЁВА: Эти люди — то есть вы?



О.МЕЛЬНИКОВ: Да. То есть мы. А ещё насчёт следственного комитета. Когда в предыдущий раз давали показания освобождённые оттуда, насколько я понимаю, не все из них были подписаны. То есть фактически эти показания можно выбросить. То есть ощущение… У нас складывается такое ощущение, что следственный комитет сознательно не хочет заводить впервые в Москве дело по уголовной статье с рабами. И препятствует этому всеми возможными силами.



И.ВОРОБЬЁВА: Давайте пройдёмся по вопросам наших слушателей. Они пытаются выяснить вот, что. Дмитрий спрашивает: «Обращались ли прокуратуру? Что будет дальше? Что вы будете дальше делать с этим?»



О.МЕЛЬНИКОВ: Сотрудники прокуратуры в первый день присутствовали в УВД Гольяново.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Там присутствовали все.



О.МЕЛЬНИКОВ: Там присутствовали все. Даже сотрудники ФСБ, как нам известно. Но в итоге от количества людей результат не поменялся. Не сдвинулось ни на сколько. Более того, по УВД Гольяново в тот день спокойно разгуливал муж владелицы этого магазина…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: И кстати, по следственному комитету вчера тоже родственники этих хозяев бродили. То же самое.



О.МЕЛЬНИКОВ: Самое интересное — то, что когда уехало какое-то количество активистов и СМИ. Остался один Ильхан Мирзоев с женщинами. Он очень хороший парень, очень бравый, долго с ними находился, пытался до конца это всё довести. Как только уехало какое-то количество людей, приехали сразу родственники, начали угрожать и начали предлагать деньги.



И.ВОРОБЬЁВА: Родственники хозяев магазина вот этих?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да. Вообще, то, насколько спокойно и свободно эти товарищи себя чувствуют — они продолжают звонить, они продолжают угрожать, они продолжают…



И.ВОРОБЬЁВА: Освобождённым?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да! Всем известно, где они и всем известно, кто они. Их имена ни для кого не секрет.



О.МЕЛЬНИКОВ: По какому адресу они находятся.



И.ВОРОБЬЁВА: А есть задержанные? Или всех отпустили, кого задерживали? Вот этих, кого в подвале обнаружили?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Мы сегодня не успели проконтроллировать, отпустили их или нет. Но у нас есть… У нас есть большие подозрения относительно того, как поступило УВД Гольяново.



И.ВОРОБЬЁВА: Уголовного дела нет?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Уголовного дела до сих пор нет. Хотя люди 10 лет, повторяю, сидели в этом подвале и оттуда не уходили. Сегодня вот забавный пресс-релиз. Мне позвонил один журналист, сказал, следственный комитет выпустил, что, по адресу Новосибирская, 11 подвала они не обнаружили.



И.ВОРОБЬЁВА: Но там же не было подвала?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Ну как? Там есть подвал. Там магазин в подвале. Они сказали «Подвала в магазине не обнаружили». Хотя сам магазин находится в подвале.



И.ВОРОБЬЁВА: Ещё спрашивают наши слушатели, обращались ли вы в посольство.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да, в посольство обращались. Они отказали.



О.МЕЛЬНИКОВ: Отказали.



И.ВОРОБЬЁВА: И Узбекистана, и Казахстана?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Они сказали: «Нужно звонить куда-то там послу…»



О.МЕЛЬНИКОВ: Дело в том, что всё это очень бюрократичная система. У них большое количество, судя по всему, граждан данных стран, которые нуждаются в такой же помощи. Они слишком бюрократичны. Им неинтересно этим заниматься. Я искренне надеюсь сейчас, если кто-то слышит нас из посольства, что всё же они включатся в это дело, потому что это дело не только граждан России, хотя мы в этом больше виноваты, чем эти страны, из которых приехали… Но всё-таки надо участвовать в судьбе своих граждан.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Кстати, я вот хочу подчеркнуть, что наше государство никаким образом не участвует в судьбе этих граждан. Никак вообще.



И.ВОРОБЬЁВА: Я хотела, кстати, спросить. У нас же есть, во-первых, прокуратура в качестве надзорного органа, которая, я так понимаю, ничем не помогла. Во-вторых, у нас есть разного рода уполномоченные по правам человека, уполномоченные по правам ребёнка как в Москве, так и федерального уровня. Как-то эти люди участвовали в судьбе?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Ты можешь сейчас перечислять неограниченное количество на самом деле структур…



И.ВОРОБЬЁВА: И никто ничего не делает?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Никто вообще этим людям не помог никак. Они не были обогреты, не были накормлены, не были одеты. Им не дали кров, им не была предоставлена психологическая помощь. Напоминаю: у них отбирали детей, они 10 лет (некоторые из них) сидели в рабстве, не выходили на улицу, их били, насиловали, некоторых из них их друзей убивали, по их словам там. Этим людям из нашего государства не обратился никто. Уже несколько дней эта ситуация происходит в Москве, в столице нашей родины. И об этом никто из государственных чиновников до сих пор не говорит.



О.МЕЛЬНИКОВ: Я хочу ещё немножко сказать. Дело в том то, что когда в Дагестане с подобными ситуациями… Там, конечно, не настолько вопиющие случаи…



И.ВОРОБЬЁВА: Олег, кстати, расскажите, да, чем вы занимаетесь. Потому что вы об этом упомянули как-то вскользь в начале программы.



О.МЕЛЬНИКОВ: На самом деле данной деятельностью я сравнительно недавно начал заниматься после того, как узнал, что у знакомых был случай, когда они вызволяли своего друга из кирпичного завода. Там рабство немного в ином смысле выглядит. Это рабство… Есть сексуальное, а есть рабство рабочее. Рабочее — оно выглядит очень просто. Людей, как правило, зовут с вокзалов, с деревень, с каких-то сёл подзаработать. Обещают какую-то зарплату, в итоге они сюда приезжают, у них забирают документы, потом говорят то, что документы теряют. Они работают 16 часов в сутки примерно. В полшестого у них подъём, в 6 они на работе, в 10 у них отбой. Им постоянно наливают примерно грамм 100 спирта, как они мне описывали…



И.ВОРОБЬЁВА: Зачем?



О.МЕЛЬНИКОВ: Ну, вечером подпаивают. И, как бы, их пугают, что стоит вам выйти, вас здесь сотрудники полиции поймают, расстреляют и повесят на вас какое-нибудь убийство или терракт.



И.ВОРОБЬЁВА: Это всё происходит где?



О.МЕЛЬНИКОВ: В Дагестане.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Ну, Российская Федерация.



И.ВОРОБЬЁВА: Я понимаю. Я просто имею в виду, что не в Москве, а в Дагестане.



О.МЕЛЬНИКОВ: Что касается Дагестана, там, по сути, этим людей обещают сначала зарплату, потом говорят, что в конце сезона, но им, естественно, никогда не выплачивают. Там чуть проще. Людей забирают с заводов — это или ночью выкрасть того человека, который захотел… Там ещё есть одна проблема — многим некуда идти и многие остаются. Я многим предлагал найти работу, чтобы они приехали куда-то в свою область. Удалось троих мужчин отправить так домой. По девушкам (я имена их не могу назвать) и в принципе откуда они… Я могу примерную цену сказать. Один человек стоит купить на кирпичный завод или куда-то работать — это 15 тысяч рублей, мужчина. А девушку в сауну — примерно 150 тысяч рублей.



И.ВОРОБЬЁВА: То есть это что? Прейскурант уже есть и всё это происходит?



О.МЕЛЬНИКОВ: Это примерная цена. Но в Дагестане…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: В смысле, Олег наверняка скромный и этого не скажет, но я хочу сказать, что найдите, пожалуйста, его Яндекс-кошелёк и переведите ему денег, потому что ему очень нужны средства для того, чтобы бороться с подобными ситуациями. Он поедет скоро в Дагестан. Ему на это нужны средства для того, чтобы там спасать и фактически в разговорах Олег говорит, что сколько будет денег на то, чтобы спасти людей, столько мы и спасём. Насколько хватит денег — столько и будем спасать.



О.МЕЛЬНИКОВ: Немножко ещё. В Дагестане нету, как мне казалось поначалу, какой-то иерархии, диаспоры, которая бы не мешала. Там наоборот большинство людей не знают о данной ситуации и активно помогали. Многие таксисты узнавав, зачем я сюда приехал, не брали с меня денег. Многие местные жители активно помогали раздавать наши листовки, активно помогали нам приходить на эти заводы. И в принципе… Там указано на листовке «Будет вручено вознаграждение» — это порядка 100 долларов мы планировали. Но ни один человек, которому я предлагал потом это вознаграждение, кто нам говорил, так и не взял эти деньги.



И.ВОРОБЬЁВА: Олег, ты говоришь «Мы приходили на кирпичный завод». Вы — это кто? Это активисты или это вместе с полицией?



О.МЕЛЬНИКОВ: Нет… Полиция… Мы там минимально задействовали. Более того, там был курьёзный случай, когда сотрудник ППС пришёл, позвонил мне, встретился со мной и рассказал о палочной системе, сколько надо людей ловить. Более того, у них усиление. Он просил (сейчас его пожелание выполню, буквально на 2 минуты)... Он просил рассказать то, что у них усиление порядка 40 дней, хотя больше 10 дней не может быть. За это усиление им никто не платит, хотя деньги получаются. Более того, я сейчас по числам не вспомню, у них, наверное, впервые в России сотрудники полиции устраивали митинг на центральной площади. Собрались машины ППС. В итоге, конечно, разогнали всех. И пытались найти, но сейчас он просил это всё рассказать. Он говорит: «Нам заставляют выполнять план, а если этого плана нет, то с нас снимают зарплату».



И.ВОРОБЬЁВА: Смотрите, ребят… Я напомню, что у меня в гостях Митя Алешковский и Олег Мельников. Вы упомянули о следственном комитете и о том пресс-релизе, который он выпустил. Я бы хотела зачитать его, чтобы было понятно, о чём идёт речь. Агентство «Интерфакс» сегодня передаёт следующую информацию:



«В Москве проводится проверка по заявлениям о похищении несовершеннолетних и незаконном лишении свободы, поступившему после конфликта между владельцами магазина на Новосибирской улице и их работниками из Киргизии. 30 октября в следственные органы обратились 2 женщины с заявлениями о похищении малолетних детей. Сами женщины указали, что их незаконно лишали свободы, в течение 10 лет они находились в подвальном помещении данного магазина. По данному факту следственными органами по Москве СК РФ в Москве организована доследственная проверка. В ходе проведённых мероприятий дети были обнаружены в целости и сохранности. По предварительным данным обе потерпевшие родили своих детей на территории Москвы, имея возможность ещё тогда сообщить в правоохранительные органы о незаконном лишении их свободы. Женщины не стали этого делать. В ходе осмотра так же установлено, что в магазине отсутствует подвальное помещение, где по утверждению заявителей их незаконно удерживали. Следствием так же проверяются…»



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Простите… Но это же издевательство просто… Сам магазин в подвале находится.



И.ВОРОБЬЁВА: «Следствием так же проверяются доводы одной заявительницы о якобы проведении медицинских опытов над её вторым несовершеннолетним ребёнком. Со слов женщины, ребёнок с 2008 года по настоящее время находится у родственников в Казахстане, куда он был направлен без какого либо принуждения. В рамках проверки назначены необходимые исследования, направлены необходимые запросы».



Дальше идёт бэкграунд этой ситуации, которую мы уже видели.



О.МЕЛЬНИКОВ: Понимаете, они обходят тему рабства…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Они именно… Ты видишь, во всех формулировках они говорят: «Незаконное удержание, лишение свободы». Слова «рабство» у них нету…



И.ВОРОБЬЁВА: У нас незаконное же — это и есть, собственно…



О.МЕЛЬНИКОВ: Нет. Это «использование рабского труда».



М.АЛЕШКОВСКИЙ: То есть это совсем другое. Потому что подобная ситуация ставит нас даже не на уровень средневековья. Это не знаю, куда мы падаем, если в Москве начинают появляться рабы. Каменный век.



И.ВОРОБЬЁВА: Наши слушатели… Нина пишет: «Мы живём в Новогиреево. Повторите, пожалуйста, адрес магазина, чтобы мы туда не ходили».



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Зелёный проспект, дом 85.



И.ВОРОБЬЁВА: Дом 85.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Там продуктовый магазин в подвале, на котором написано «Обувь» или «Ремонт обуви»...



И.ВОРОБЬЁВА: Это всё там происходило — в этом подвале?



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Да. Сейчас он опечатан. Я очень надеюсь, что он будет закрыт вечно.



И.ВОРОБЬЁВА: Много вопросов о том, чем могут помочь обычные граждане вам в этой ситуации и, собственно, тем людям, которые…



О.МЕЛЬНИКОВ: В целом, своей внимательностью, наверное, к тем людям, кто находится рядом с ними. Наверное, лучше лишний раз вызвать сотрудников полиции и задолбить их этими вызовами. Поскольку нету уголовного наказания… Если тебе кажется, что там совершается преступление, они должны проверить, чем проявить какую-то халатность…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Вы понимаете, нельзя быть совершенно вообще не думать, то есть не воспринимать это серьёзно. Люди, которые ходили вокруг в момент задержания и в момент, когда накрывали этот магазин, они говорили: «А, ну мы знаем, что здесь такое происходит. Да, мы, там, это видели, но мы, там, хлебушек покупали». То есть это не было ни для кого секретом. Это никого не волновало. Это действительно никого не трогало.



И.ВОРОБЬЁВА: Дайте я догадаюсь, наверняка есть ещё жители города Москва и не только Москвы, которые в курсе, что у них где-то что-то такое происходит наверняка под боком, куда они ходят, в магазин какой-нибудь и что-нибудь такое видели. Я же, в свою очередь, прошу считать этот эфир тех людей, которые я говорила — всех, кто защищает права человека, права детей — считать этот эфир обращением к вам. Уважаемые чиновники, люди, которые государством поставлены на должность, которая обязана защищать права людей вне зависимости от того, из какой страны они сюда приехали. И права детей, которые, как утверждают мои гости — двое несовершеннолетних детей всё ещё находятся в неизвестном месте…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Что значит «утверждают». Видел их похищение, оно выложено в интернете…



И.ВОРОБЬЁВА: Соответственно… Двое детей, которые были… Там было четверо детей, двое из которых…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Одну секунду. Вопрос не заканчивается на этих двух детях. Дело в том, что эти люди имеют несколько магазинов. Освобождённые люди утверждают, что в этих магазинах работают рабы. Люди, девочка, которая была освобождена, которая сбежала от них, она сказала, что всех свезли в одну квартиру и там держит их хозяйка. То есть эти люди бродят на свободе. Полиция ничего не делает. Они знают имя этой женщины, на неё написали заявление.



И.ВОРОБЬЁВА: Насколько я знаю, по закону всё-таки заявление в СМИ, публикация в СМИ тоже является своего рода обращением в следственные органы…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Мы видели по «Анатомии протеста», как быстро они возбуждают…



И.ВОРОБЬЁВА: Мы знаем, как это происходит…



О.МЕЛЬНИКОВ: Помимо этого есть… Мы ещё завтра какой-то официальный представитель свяжется с нами и посетит пресс-конференцию.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: У нас завтра будет пресс-конференция. Хотелось бы там увидеть представителя следственного комитета, например…



О.МЕЛЬНИКОВ: Мы с радостью…



И.ВОРОБЬЁВА: Прокуратура, полиция и так далее…



О.МЕЛЬНИКОВ: С радостью выслушали бы его комментарии.



И.ВОРОБЬЁВА: Ещё у нас вопросы от наших слушателей. Эмиль спрашивает, как помочь финансово вам. Есть ли возможность помочь этим людям? Тем, кто сейчас…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Яндекс-кошелёк, да, в Твиттере. У меня или у Олега. oleg_melnikov либо я aleshru. Мы сейчас вывесимся… Очень хочется спросить в прямом эфире. Муздыбаев Сакен Сейтжапарович и Истамбекова Жансулу Курбановна почему до сих пор ходят на свободе? Это конкретно хозяева этого магазина. Почему эти 2 человека до сих пор не допрошены даже по этому делу? Десятки свидетельств о том, что они занимались работорговлей. Ну, не торговлей, а рабовладением. Хотя, может быть, и торговлей.



О.МЕЛЬНИКОВ: Закон о полиции регламентирует то, что достаточно устного обращения к сотрудникам полиции. Сотрудники полиции нам уверяют, что нужно обязательно написать. Ещё я хотел бы добавить. Нам предлагают идти на сделку о том то, что (сейчас, буквально одну минуту) возбудят уголовное дело по организации незаконной иммиграции на этих людей. Статья, хоть и уголовная, но по сути заканчивается штрафом. Но если возбуждают уголовное дело по этому делу, выписывают, как мне объяснили, на этих людей, которые пишут заявление о незаконной эмиграции, то есть пострадавшие, получается, что выписывают штраф и просто-напросто их могут выдворить из страны.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Это дело пытаются замять всеми возможными способами. Мы очень просим поддержки.



И.ВОРОБЬЁВА: Наши слушатели очень вас поддерживают. На самом деле, из того, что я здесь не читала, здесь пишет Людмила: «Ребята, какие вы молодцы, какой же ужас у нас творится». Андрей из Оренбурга: «Мне стыдно, что я живу в такой стране». Аня пишет: «Жестокое средневековье в нашем родном городе. Жестокая полиция»...



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Андрей, не стыдитесь. Меняйте свою страну…



О.МЕЛЬНИКОВ: Более того, я горжусь…



М.АЛЕШКОВСКИЙ: То есть не уезжайте, а меняйте ту страну, в которой живёте.



О.МЕЛЬНИКОВ: Я горжусь, что я живу в такой стране, потому что большое количество людей откликнулось и начало помогать нам в данной нашей борьбе, так что я рад, что у нас хороших людей больше, чем плохих.



И.ВОРОБЬЁВА: Дмитрий спрашивает: «Вы будете и дальше следить за этим делом?» Я думаю, что этот вопрос ребятам задавать не стоит. Конечно же, они будут следить, а мы будем следить за тем, что происходит с этой ситуацией. Я говорю: спасибо большое и за то, что вы делаете, и за то, что вы нашли время прийти время прийти ко мне в эфир. Это мои гости — гражданский активист, фотограф Митя Алешковский и руководитель движения «Альтернатива», волонтёр Олег Мельников. Удачи вам, ребята. Аккуратнее, пожалуйста. И сообщайте всё время, что у вас там происходит.



О.МЕЛЬНИКОВ: Всего хорошего.



М.АЛЕШКОВСКИЙ: Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире