'Вопросы к интервью
21 июня 2012
Z Блог-аут Все выпуски

Обыски в фонде «Город без наркотиков». Допросы оппозиционеров


Время выхода в эфир: 21 июня 2012, 23:08


М. КОРОЛЕВА: 23 часа 20 минут в  Москве, всем добрый вечер, в студии Марина Королева, я уже говорила, что поскольку Ира Воробьева у  нас в Санкт-Петербурге, на международном экономическом форуме, как и  многие из  команды «Эха Москвы», вот я  сегодня проведу вместе с  вами эту программу «Блог-аут», тут у  нас некоторые неожиданности есть — в  частности у  нас появилась живая Маша Баронова, Маша, здравствуйте.

М. БАРОНОВА: Добрый вечер.

М. КОРОЛЕВА: Договаривались, что будет выход ее по телефону, но  Маша пришла вот так вот живьем, чему мы  несказанно на  самом деле рады, так что придется Маше тут кое-что послушать прямо  в  студии, ну, а  потом мы  поговорим вместе с  ней, это будет уже в  общем совсем скоро, но давайте, я  все-таки начну по традиции хотя бы  так коротко мы  сделаем облет нашей топ-10, это рейтинг цитируемости блогеров, который по  традиции готовит компании Медиалогия. Смотрите, на 10-м месте у  нас Аркадий Дворкович, вице-премьер, его высказывание в  твиттере многие цитировали. По  какому поводу? Премьеры России, Белоруссии и Казахстана были на  бизнес-форуме в  Петербурге, обсуждали неизбежность нового кризиса, пытались обсудить какие-то варианты, сказал там: «Пока партнеры не очень слышат друг друга. Потенциал — огромен». на  9-м месте в  этом топе неожиданно Сергей Галицкий, бизнесмен, российская розничная сеть Магнит опередила второго в мире по выручке ретейлера французскую группу Карфур по капитализации и  вот  об этом написал в  твиттере Сергей Галицкий, самый крупный акционер Магнита и  его основатель, цитировали, многие цитировали. Теперь уже то, что наверное ближе и Маше Бароновой, 8-е место. Депутат Дмитрий Гудков написал , что из  сенаторов Людмилу Нарусову и Ларису Пономареву могут отозвать этой осенью, Гудков это все назвали новыми репрессиями, причины объяснять, навреное, никому не  нужно, стоит напомнить, что и Нарусова и  Пономарева себя проявили во  время голосования в  Совете федерации по нашумевшему закону о  митингах. 7-е место — Евгений Ройзман — глава фонда «Город без наркотиков», сообщил о том ,что силовики проводили обыски в  реабилитационном центре фонда по  факту смерти 29-летней пациентки. О  смерти женщины Ройзман тоже писал в  своем блоге, сейчас у  нас Евгенй Ройзман на прямой телефонной связи. Сразу скажу, что вот до  Маши мы  поговорим с Евгением просто потому что в  Екатеринбурге время уже такое, там уже просто ночь. Женя, здравствуйте. Точнее, даже  уже не  добрый вечер, а  доброй ночи. Маша вот  сейчас наденет наушники и будет тоже вас слышать, у  нас тут Маша Баронова в  студии. Жень, расскажите, нам, пожалуйста, о последних событиях, я  так понимаю, что у  вас сегодня тоже что-то происходило?

Е. РОЙЗМАН: Да, я вам сразу же  скажу, у  нас не  было смерти (неразб), у  нас не  было в  фонде, у  нас умерла девчонка, которая кололась дезоморфином, которая была наполовину сгнившая, когда-то девчонка начала колоться, имея двоих грудных детей,

М. КОРОЛЕВА: Девчонка это сколько лет, Жень?

Е. РОЙЗМАН: 30 лет ей  было, но  она умерла в  больнице, умерла от  менингита, умерла отягощенным воспалением легких двусторонним, с  гепатитом всех видов, у  нее печени уже не  было. К  фонду какие претензии? Мы  единственные, кто в  таких случаях борется до  последнего и дает какой-то шанс. А когда проводили все эти мероприятия: сегодняшние проверки, обыска, про эту девчонку уже никто не  помнит. Это просто замгенпрокурора сынициировал проверку, я как полагаю для удовлетворения личных амбиций, а  к  фонду это отношения не  имеет

М. КОРОЛЕВА: Скажите, пожалуйста, как это проходило? Просто чуть подробнее так, как обыски проходили? К вам пришли, предъявили какие-т о соответствующие документы?

Е. РОЙЗМАН: Да ничего не  предъявили, не  было ни одной бумаги, не  было ни одной бумаги! Просто приехали, воспользовавшись этим заявлением прокуратуры, которое прокуратура разместила на своем сайте, на  мой взгляд совершенно безответственно, и  приехали вот эти выходцы из  Москвы, которые попытались просто обманом, мошенничеством, шантажом, и  угрозами зайти в  женский реабилитационный центр.

М. КОРОЛЕВА: Подождите, ну  вы  же  могли, вы  или там то, кто там находился, вы  же  могли их  просто не  пускать, если нет документов-то?

Е. РОЙЗМАН: Их  просто и не пустили, сказали: пожалуйста, вот дверь открыта, зайдите, если у вас есть основания, они начали пугать, говорить: дайте разрешение, им  говорят: с чего вдруг-то? покажите основание и заходите, не  надо никакого разрешения, только  основания покажите, какие у вас. Оснований не  было, они подтянули два автобуса с  ОМОНом, ну, как женский реабилитационный центр штурмовать без ОМОНа? Как же это можно-то? Мы  же  это все видели и не раз, мы  же  это проходили, потом сумели найти такого маленького человека, который приехал за  своим сыном на  Белоярку, сумели его найти, засунули их  в  машину, не  знаю, каким угрозами, шантажом, ли  чем, заставляли написать на  Фонд заявление, причем заявление, это только  воспаленным полицейским мозгом можно было такое придумать, в  рамках этого дела, в рамках этого заявления сегодня приехали с  масштабной проверкой в  Фонд, проверяли женский, проверяли мужской, но , понимаете,...

М. КОРОЛЕВА: Хорошо, чем все закончилось, если можно считать, что закончилось?

Е. РОЙЗМАН: Оно не  закончилось, все только начинается, оно все только начинается, но  мы  с  завтрашнего для, видимо, объявим, то  прекращаем прием реабилитантов, у  нас же  очередь огромная, нам звонят со всей страны, просят там: помогите, спасите, заберите, с  завтрашнего дня остановим прием, скажем, пусть все люди, которым нужно помочь, которым нужно спасти сына или дочь, пусть пишут заявления на  имя Путина или Медведева, потому что нам не  дают работать, пусть этим занимается Путин или Медведев,

М. КОРОЛЕВА: Скажете, пожалуйста, вы  разговаривали в  эти дни с  представителями властей там своих областных?

Е. РОЙЗМАН: Не-а, я  ни  с кем не разговаривал, на нас никто не  выходит, помощи просить у  них? Ну  о чем я  буду просить? Чтобы они силовиков утихомирили? Мы  сами способны это сделать, просто сейчас соберутся сторонники, соберется огромное количество родителей, соберутся люди, которых мы  когда-то спасли, и  поверьте, что это будет один из  самых масштабных митингов против произвола и  коррупции в  правоохранительных органах, потому что, ну…

М. КОРОЛЕВА: Жень, скажите, с  чем вы  это связываете? Вот так вот  с  чем связываете?

Е. РОЙЗМАН: Я  вам объясняю, дайте мне договорить. Фонд, это такая уникальная организация, это народное восстание против наркоторговцев, и  все проблемы Фонда, все претензии силовиков к  Фонду связаны только  с  одним — с  эффективной и  мощной работой Фонда «Город без наркотиков» против наркоторговцев, нет других причин, не  существует ни  одной другой причины,

М. КОРОЛЕВА: Ну, а  политические, скажем, ваше участие, там, я е знаю, в  кампании Прохорова?

Е. РОЙЗМАН: Да нет, это могут быть поводы какие-то. Потому что знаете, жополизы они бегут всегда впереди паровоза и  у них на  лбу барометр, а  на  носу флюгер, они эти вещи очень тонко улавливают, тренды существующие, на самом деле все наезды на  фонд связаны только  с одним: с  эффективной работой фонда против наркоторговцев. Нет других причин,

М. КОРОЛЕВА: У вас есть какие-то другие предложения, на будущее, ближайшее, да, кроме того, чтобы как вы  говорите организовать нечто вроде  митинга, народного восстания вокруг фонда?

Е. РОЙЗМАН: Послушайте, нет! Народное восстание это вот то, что сейчас происходит, фонд – это, по  сути, народное восстание против наркоторговцев, здесь очень важно не  путаться в  терминах, потому что любое неправильно произнесенное слово может быть десять раз истолковано

М. КОРОЛЕВА: О, да!

Е. РОЙЗМАН: Не  против вас, а  в  данном случае против нас. То, что у  нас сторонники, то, что у  нас едут люди с разных городов, то, что все готовы собирать мощный митинг против коррупции в  правоохранительных органах, против произвола в  правоохранительных органах, поверьте, что если такой митинг состоится, он  будет очень многолюдным, и его поддержат по  всей стране. Ну и в  общем мы  уже сейчас недалеко от  этого находимся, еще немножко и  ну…

М. КОРОЛЕВА: Понятно. Спасибо, это Евгений Ройзман, глава фонда «Город без наркотиков», у  которого вот были обыски на  днях. Спасибо ему за  то, что он  принял участие в  нашей программе «Блог-аут», мы  сейчас продолжим.

М. КОРОЛЕВА: Да, мы  тут говорили о местах в  топе. У нас есть еще один человек на  6-м месте по  цитируемости, нет, Маша, это не  вы, за  эту неделю, это был Сергей Удальцов, вы  его тоже, конечно знаете, координатор Левого фронта, он  заявил, что пойдет на  допрос в УВД по  инциденту с  журналисткой НТВ и не сможет присутствовать на  суде по своему делу в  Ульяновске, эту запись его в твиттере цитировали очень так сильно, мощно, так что он  у  нас попал на  6-е место в  топ по  версии компании «Медиалогия». А вот  как раз Мария Баронова оппозиционной активистке, как ее  называют в  новостях, в  нашем топе нет, но я думаю, что она появится на следующей неделе  — все шансы есть. Во всяком случае вот  сегодня это было одной из  главных новостей в  интернете, как раз то, что вам предъявили обвинение. Что сообщает, например, Интерфакс:" Гражданской активистке Марии Бароновой предъявлено обвинение по делу о массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая. Часть 3, ст. 212 (призывы к активному неподчинению законным требованиям представителей власти и к массовым беспорядкам). Взята подписка о невыезде. Все так?

М. БАРОНОВА: Да, все так.

М. КОРОЛЕВА: Все так, как это происходило сегодня?

М. БАРОНОВА: Достаточно скучно, мне предъявили обвинение, потом поинтересовались у меня согласна ли  я с ними, я  сказала, что не согласна,

М. КОРОЛЕВА: И что?

М. БАРОНОВА: После этого ведется допрос, при этом еще требуют по конкретному пункту обвинения и  плюс попытались они взять у меня подписку о неразглашении данных, фактов, ставших известными в  ходе следственных действий, так как я перешла в  категорию обвиняемого человека, то  это абсолютно недопустимо брать такую подписку, с человека, который должен защищаться, и  плюс это в  общем цензура с  моей точки зрения, потому что данная информация не  является государственной тайной, и…

М. КОРОЛЕВА: Т.е. вы  такую подписку давать не  стали?

М. БАРОНОВА: Я  не  просто не стала, я  еще и  активно мешала тому, чтобы что-либо было там написано.

М. КОРОЛЕВА: А вы ходили в  СК с адвокатом?

М. БАРОНОВА: Да, конечно.

М. КОРОЛЕВА: Я  так уже чувствую, что вы  уже начинаете осваиваться в  терминах, в  том, что там можно, что нельзя, как себя вести, и  т.д. Смотрите, вот  вы  сказали, что с  обвинениями не согласны, опять-таки и что? Вот ваши возражения были как-то записаны и на этом остановились?

М. БАРОНОВА: Да, мои возражения… в  основном у  них было желание, чтобы я  наоборот брала 51-ю статью, чтобы все это закончить, написать «она отказывается», и  все отлично, дальше будем думать, что с ней делать, как с нее показания брать и прочее. Ну, с  моей точки зрения, я  должна написать, вот  есть суть обвинений, я  должна описать момент, по  которому имеются претензии, и  я  его описываю и  рассказываю о том, что вокруг происходит, и, может быть, их  заинтересует то, что вокруг происходило

М. КОРОЛЕВА: Заинтересовало?

М. БАРОНОВА: Да нет, не  очень.

М. КОРОЛЕВА: Смотрите, подписка о невыезде, вот это что означает? Куда вы  не сможете выезжать?

М. БАРОНОВА: никуда, насколько, т .е.е мне объясняли, что за территорию Москвы я  не могу выезжать, Московская область это уже другой регион, соответственно в случае если я  захочу отъехать по каким-то важным делам, с каким-то важными госслицами встретиться, например, меня сейчас приглашать стали на  Селигер очень активно, я  должна пойти к  следователю и спросить, могу ли я приехать на Селигер.

М. КОРОЛЕВА: На  Селигер приглашают, как интересно! Кто ж  приглашает-то?

М. БАРОНОВА: Ну, собственно организаторы.. Та  самая тема Дмитрия Терновского , кто-то очень радикально против этого, кто-то радикально за, говорит, что нужно вступать в  диалог, я если честно пока не  очень понимаю, как к  этому относится, скорее, мне кажется, не  очень удобно вести диалог с  ломом у  моего виска, это как-то достаточно затруднительно. Давайте, мы  будем в  равных позициях и тогда будем вести диалог. Пока что мне кажется это наиболее правильным решением. Такая мысль.

М. КОРОЛЕВА: Т.е. на  Селигер не  предполагаете ехать? Чтобы вступать там в  дискуссии и диалоги?

М. БАРОНОВА: Я скорее предполагаю, ожидаю от власти перестать вызывать на  допросы Cергея Пархоменко по  24 декабря, людей, которые были заявителями митинга 5 декабря, они занимаются тем, что с  одной стороны они с нами заигрывают, и рассказывают на инвестиционных форумах, какие мы  хорошие, с  нами можно вести якобы  диалог и  нас меньшинство, хотя нас большинство, с  другой стороны заводят на  нас уголовные дела.

М. КОРОЛЕВА: А кстати, вы  сказали, что мы  — большинство. Ну, мы, вы, а  почему вы  так сказали?

М. БАРОНОВА: Потому что мы  требуем соблюдения Конституции, основного закона РФ,

М. КОРОЛЕВА: Кстати, требовать соблюдения Конституции может не  только  большинство, но и меньшинство любое, да  и  вообще отдельный человек.

М. БАРОНОВА: Так же  честного суда, да  в том-то и дело. Но  в  том-то и дело что, в  общем-то, очевидным образом, что примерно 100% людей, за  соблюдение закона, включая преступников, таким образом называть нас меньшинством немножко странно.

М. КОРОЛЕВА: Я просто читала ваш пост на  сайте «Эха Москвы», там есть смешная фотография ваших туфелек со  вшами, да? На которую тут же  обратил внимание следователь, а  вообще, вот  как себя следователи ведут? Вот сидит такая симпатичная девушка, ей  предъявляют обвинение в  призывах к  активному неподчинению законным требованиям,

М. БАРОНОВА: Там же  сидят в  общем разумные люди с  высшим юридическим образованием, со  стажем работы и даже большим, но  даже не  те  которые сильно высокого уровня следователи, все равно они уже некоторые лет 10 работают в  следственных органах. Соответственно они знают как, т.е. они, видимо ведут беседу со  всеми по  своему, смотрят, что за  человек, и  исходя из  этого ведут беседу. Со мной они даже  пытались шутить, но со мной взаимные шутки даже  не  получились, как-то мы  друг друга не  оценили в  этом плане, нормально, т.е. они не пытаются с  меня брать ни ан кого показаний, понятно, что? видимо, они смотрят, то  за  человек, и исходя из этого ведут нормальные нейтральные беседы, иногда я  начинала там волноваться, тоже на  повышенных тонах, иногда меня чего-то на повышенных тонах, но  я бы не  сказала, что у  меня есть какие-то претензии. Нормальные интеллигентные люди.

М. КОРОЛЕВА: не  испугала вас эта ситуация, вы  же, как я понимаю, в  общем, учитывая там предыдущие все эти допросы, когда еще обвинение не  было предъявлено, но  все равно вы в такой ситуации в  своей жизни в  первый раз? Как вы  там себя ощущаете в  этой ситуации?

М. БАРОНОВА: Я с ней переспала. Т.е когда пришли в мой дом, меня это испугало, я  была в каком-то таком чувстве ужаса, как-то так, что со  мной произошло? А потом спустя пару дней все совершенно нейтрально, и  меня не  пугает эта ситуация, меня скорее пугает ситуация, при которой после всего произошедшего нас зовут в  диалог с  людьми, которые с  нами это все сделали. Ну, вы  определитесь вообще.

М. КОРОЛЕВА: Вы  узнавали, что вам по этой статье может грозить, вот  эта часть 3 ст. 212?

М. БАРОНОВА: До  двух лет.

М. КОРОЛЕВА: Чего? Лишения свободы?

М. БАРОНОВА: Максимальное лишение свободы, и  вроде как колония-поселение, это такое место, в  которое еще человек сам себя должен отвезти.

М. КОРОЛЕВА: Смотрите, я  просто знаю, что вы  писали в  интернете, о том, что многие спрашивают вас о том, что не стоит ли вам в  этой ситуации ну  как-то вот попытаться все-таки  уехать, исчезнуть из  страны, конечно, сейчас подписка о невыезде взята, говорить об этом там не  приходится, но  все-таки такие мысли вот не  посещали вас?

М. БАРОНОВА: не  посещали, в  течение многих лет моих друзей выдавливали из  страны, я возмущалась: почему нас выдавливают из  страны, а  теперь власть взяла и  дала мне официальную бумагу, что мне вообще из  города выехать нельзя

М. КОРОЛЕВА: Ваших друзей, извините, оппозиционеров? Или кого?

М. БАРОНОВА: Нет, никогда не была оппозиционером. Я  была обычным человеком, офисным планктоном, моих однокурсников, людей, которые некоторое время отработали и понимали, что…

М. КОРОЛЕВА: Вы  ведь  учились на  химфаке?

М. БАРОНОВА: Да, на  химфаке, большая часть, процентов 99 краснодипломников уезжают на  данный момент из  страны, вот такая ситуация, соответственно, я  всегда возмущалась этим: ну  как это так, нас всех выдавливают! Я  не  краснодипломник при этом. И теперь отлично власть мне: все, не  выдавливаем, сидите здесь, внутри и  меня очень устраивает эта ситуация…

М. КОРОЛЕВА: С вас даже подписку о невыезде взяли, чтобы не дай бог, вы  куда-то вот…

М. БАРОНОВА: Да, не  дай бог.

М. КОРОЛЕВА: не  выдавить вас случайно. Хорошо, значит, как дальше все будет развиваться, т.е. каков порядок действий, вам же  наверное как-то описали? Ну  от  сейчас обвинение, а  дальше что?

М. БАРОНОВА: Описали, после этого я  должна приходить по  первому требованию следователей, либо активно сотрудничать с  их  точки зрения, я  сразу сообщила, что активно сотрудничать в  мои планы не  входит, пожалуйста, не  беспокойте на  эту тему, ну и никто в  общем не  лезет , не  пытается давить никаким образом, т.е. ничего особо интересного не  происходит. Теперь у  меня есть куча времени здесь, летний отдых отменяется, значит, надо будет поработать,

М. КОРОЛЕВА: Хорошо, а  если допустим там ребенок вот  поехал на  дачу, вы  этот вопрос как-то обговаривали там, поехал к  родственникам, вы  тоже не  можете к  нему съездить?

М. БАРОНОВА: Я  должна прийти к  следователю, написать заявление, ходатайство, следователь его подписывает, решает опустить такого опасного преступника как меня довезти ребенка до дачи или не  отпускать, ну и после этого принимается решение.

М. КОРОЛЕВА: Т. .е вы  должны просто известить о том, что происходит?

М. БАРОНОВА: Да,

М. КОРОЛЕВА: Ну, что Маш, все, спасибо, выяснили мы  в  общем картину, на сегодняшний момент, насколько ее можно выяснить, спасибо вам, что пришли к  нам в студию, мы  вас отпускаем, потому что я  поняла уже, что вам нужно срочно уходить, мы  с  вас подписку о  невыезде брать не  будем, и  о невыходе с  радиостанции тоже, в  общем приходите, мы  вас найдем. Маша Баронова, которая не  сознается в  том, что она оппозиционный активист была сегодня в  программе «Блог-аут», мы  же  с  вами продолжаем, значит, я  не  договорила по  поводу ТОП десятки, напомню, что ее  готовит компания «Медиалогия», итак, что у  нас остается?

М. КОРОЛЕВА: Из  этих ТОП-10, на  7 месте я  уже говорила Евгений Ройзман, дальше кто у  нас идет СЛУШАТЕЛЬ: на  6-м Сергей Удальцов, на  5-м новый министр культуры Владимир Мединский, это в связи с историей вокруг фильма «Служу Советскому союзу» о  Великой Отечественной войне. На  4-м журналист и блогер Эдуард Багиров, бывшее доверенное лицо Владимира Путина на  последних выборах, помните, наверное, слышали в  новостях, он  угрожал журналистке Юлии Латыниной за  то, что она говорила в  своих программах на Эхе Москвы, руководство Эха и вы тоже это слышали, на  это соответствующим образом реагировало, ну, вот  Эдуард Багиров на  4-м месте в  топ-десятке, 3-е место для меня, например, полная неожиданность: это коварная французская женщина журналистка Валери Триэр-Виллер, первая леди Франции, она в  своем твиттере публично поддержала не  Сеголен руайяль, которая была когда-то гражданской женой ее  нынешнего мужа, а  другого кандидата Оливье Фаларни. И  Руайяль проиграла выборы. На  втором месте наш главный редактор Алексей Венедиктов после истории с  Бастрыкиным и Новой газетой, тоже помните этот конфликт между Новой газетой и  СК, он был урегулирован после встречи Дмитрия Муратова, главреда Новой и  Александра Бастрыкина, но  вот  о том ,что такая встреча будет как раз написал в  своем твиттере Венедиктов: «Сегодня Бастрыкин встретится с  Муратовым " и  это все цитировали и  цитировали и вывели таким образом Венедиктова в  том-десятке на  второе место. И наконец, на  вершине цитируемости Ксения Собчак, с  ее  записью о том, что с  ее  налогами все в  порядке, уже много лет мои налоговые декларации не  были меньше миллиона долларов, остальное ложь, клевета и попытка меня спровоцировать. все документы по  налогам в  порядке, я  жду не  официального, а  не  анонимного объяснения по  изъятию денег» СЛУШАТЕЛЬ: написала телеведущая в  своем твиттере. Но  есть еще одна история, которая в  топовую десятку не попала, видимо, потому что, она просто опоздала туда попасть, но  которую обсуждают тоже все и  везде в  интернете, это присуждение премии Серебряная калоша, в  том числе патриарху Кириллу, и не только  сам факт присуждения, но и форма, в  которой это было сделано, н  вот у  нас, например, на  сайте Эхо Москвы, это стало поводом буквально для битвы двух наших журналистов и  блогеров Алексея Голубева и  Владимира Варфоломеева, я  их  обоих, выборочно коротенько процитирую, Алексей голубев назвал свой пост «Бал сатаны в  калошах», сказал, что вручение калоши предстоятелю момент исторический и  теперь нам очевидно придется жить как-то по-другому, в  центре Москвы, в  зале театра Российской армии вся столичная богема на  протяжении нескольких минут бесновалась и  куражилась, понося патриарха, нашего патриарха, которого любят и  уважают миллионы русских людей, сложно поверить, что это могло произойти в России. Полностью вы можете прочитать этот пост на сайте «Эха» я  процитирую только  вот  окончание: «Ваше Святейшество! Русский народ любит Вас и уважает. Да Вы и без меня это знаете. Храни Вас Господь!». Вот ответ Владимира Варфоломеева, надеюсь, он  меня тоже простит за  выборочное цитирование, пишет, что вот: «Обращаюсь к тебе, будучи по рождению и, надеюсь, по культуре частью того самого русского народа, от имени которого ты вдруг начал объясняться в любви и уважении к патриарху» Владимир пишет, что «Многие твои оценки произошедшего на церемонии, а также общественной реакции на случившееся я не разделяю, так что прошу тебя не делать подобных обобщений и впредь говорить лично от себя». Ну, и там есть еще некая часть ,которая касается в частности нашего коллеги по  Эху в свое время Сергея Асланяна, который недавно пострадал от  рук фанатика и  вот  Владимир Варфоломеев находит в  блоге Алексея Голубева некое упоминание, отсыл к  этой истории и  очень надеется, что в  общем Алексей голубев не призывает в  своем посте, в  своем блоге к  насилию. Я  знаю ,что история с  награждением патриарха Серебряной калошей еще будет обсуждаться в  субботу, в  программе Культурный шок гостями будут Ксения Собчак и Максим Виторган, насколько я  знаю, но  я  вам предлагаю сейчас предварительно обсудить с вами по телефону 363-36-59, вы  сейчас можете позвонить, у  нас будет несколько минут, если вы смотрели и слушали этот момент на  церемонии награждения Серебряной калошей, а  видеть это можно было кстати только  в  интернете, ни один канал этого не  показывал, вот  как вы к этому отнеслись: одобрительно или не одобрительно. Я еще раз напомню, телефон дл  связи с нами 363-36-59 и есть для ваших смс-ок 7 (985) 970 45 45.

Итак, если вы смотрели, слушали момент награждения патриарха Кирилла Серебряной калошей, то  как вы к этому отнеслись: одобрительно или не одобрительно. Мы  слушаем вас, сейчас в прямом эфире, «Эхо Москвы», здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Алло,

М.КОРОЛЕВА: «Эхо Москвы», добрый вечер, вас как зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Евгений, слушал, смотрел, очень неприятно, если честно.

М.КОРОЛЕВА: А  что вам не  понравилось?

СЛУШАТЕЛЬ: Вот я  хочу сказать, что, я вам сейчас объясню, только  послушайте, если бы  он  пробежался голый,

М.КОРОЛЕВА: Кто?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, вот  патриарх.

М.КОРОЛЕВА: Господи, ты, боже мой,

СЛУШАТЕЛЬ: А  его наказываете, знаете за  что? За  то, что он  не  поддержал власть, он был рядом с ней, и значит, получается поделить людей на тех, кто поддерживает и кто не  поддерживает власть, так получается?

М.КОРОЛЕВА: Евгений, чего-то я  ничего не поняла, простите, он  же поддерживает власть, а  вы  говорите, что его наказывают за то, что он  не поддерживает власть. Не  поняла,

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, наоборот, его наказывают за  то, что он  поддерживает власть.

М.КОРОЛЕВА: Подождите, подождите, но  ведь  часы были, история с  часами была, правда же?

СЛУШАТЕЛЬ: Но началось-то все не  с  часов, а  с того, что он  поддержал власть. Сейчас найдут у  него грязные ботинки, шнурки, завязаны неправильно, потом небритый там, уши грязные, некрасиво. Если честно, как объяснить, вот? Получается, что начинают делить с  него и на, например,

М.КОРОЛЕВА: Т.е. вам кажется, что часы были просто поводом, да? А на самом деле за  этим стоит что-то другое?

СЛУШАТЕЛЬ: Секундочку, может, у  него между пальцами наколка даже  есть, но это не  имеет значения.

М.КОРОЛЕВА: Ну, не  дай бог, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: Основной термин, а  почему не дай бог? Основной термин идет на  то, что он  поддержал власть, а потом уже начинаются часы, какие-то якобы столовые в  церкви там у них, понимаете, я  живу рядом с  церковью, и  вот  я  смотрю, а  вы  знаете, очень много народу приезжает местных, а  очень много народу с  Москвы,

М.КОРОЛЕВА: Это мы  куда-то с  вами уходим в  другую сторону, собственно я  вас хотела спросить об одном: одобряете? Не одобряете, вы  не  одобряете, и я поняла почему.

СЛУШАТЕЛЬ: Некрасиво.

М.КОРОЛЕВА: Поняла, спасибо, Евгений, спасибо вам, 363-36-59, давайте еще попробуем послушать звоночек, как вы к этой истории отнеслись с  награждением патриарха Серебряной калошей? Ой, пожалуйста, сразу подальше от  приемника,

СЛУШАТЕЛЬ: Все выключено, здравствуйте,

М.КОРОЛЕВА: Здравствуйте, как зовут вас?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Сергей, я  живу в  МО, мне кажется, это только  малая доля того, что господин Гундяев заслуживает,

М.КОРОЛЕВА: нет, подождите, во-первых, я  знаете что вам скажу, я  лично, против обыгрывания фамилий в  данном случае, что меня, например, покоробило, в  принципе я не против критики, и даже  шутки над патриархом, даже  считаю, что это нормально, если заслуженно, но  вот  когда обыгрывают фамилии или я  не  знаю, там цвет кожи, особенности внешности, это я  как-то против.

СЛУШАТЕЛЬ: Это ж  его настоящая фамилия!

М.КОРОЛЕВА: Хорошо, настоящая фамилия, а  смеяться-то над ней зачем? Или вы  поддерживаете этот момент?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, подождите я  просто скажу, я  назвал его по  фамилии

М.КОРОЛЕВА: Хорошо, скажите, Сергей, скажите, мне вот  к  самой этой церемонии вы  отнеслись одобрительно?

СЛУШАТЕЛЬ: Церемония в стиле традиционной церемонии Серебряного дождя, да одобрительно.

М.КОРОЛЕВА: не  в  целом, а  вот этот момент, который касается патриарха?

СЛУШАТЕЛЬ: Нормально.

М.КОРОЛЕВА: Нормально, т.е. вас это не  покоробило? Вам не показалось это оскорбительным, унизительным? Вам показалось, что нормально, в  конце концов, действительно патриарх обычный грешный человек, правда ведь?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, человек отчебучил, его оценили и  все. Какие здесь задние мысли искать? Поддерживает он — не  поддерживает?

М.КОРОЛЕВА: Понятно. Т.е вам все показалось совершенно нормальным? Да? отлично! хорошо, Сергей!

СЛУШАТЕЛЬ: Не  идеально, но  нормально.

М.КОРОЛЕВА: А не идеально-то что?

СЛУШАТЕЛЬ: Как Голубев наш хотел порубать мечом всех

М.КОРОЛЕВА: Ну, нет, никого он  не  хотел порубать мечом, послушайте! Это так можно , знаете, все до  абсурда довести.

СЛУШАТЕЛЬ: Он  вырезал потом из  своего текста

М.КОРОЛЕВА: О, господи!

СЛУШАТЕЛЬ: Он  цитату приводил пора взять рукой там что-то…

М.КОРОЛЕВА: Как вы  следите-то , знаете, может быть, ну  я  уж  читала какой-то окончательный вариант, вот там чего-то я  такого не  нашла.

СЛУШАТЕЛЬ: Давайте, вы скажите, куда вам прислать., я вам пришлю

М.КОРОЛЕВА: А  скриншот, давайте шлите на  Эхо собака эхо. мск. ру. это наш мейл общий,

СЛУШАТЕЛЬ: Не  проблема, потому что на  поисковых машинах и на зеркалах-то осталось все, первоначальный вариант.

М.КОРОЛЕВА: Какие у  нас слушатели и  читатели! Просто бдят! смотрите, вот  у  нас есть Евгений, который не  одобряет категорически, есть Сергей, который одобрительно относится, давайте, еще пару звоночков, посмотрим, как у  нас распределятся голоса в прямом эфире. «Эхо Москвы» здравствуйте мы вас слушаем, слушаем вас, здравствуйте, «Эхо Москвы»,

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вас беспокоит Захаров Владимир Васильевич,

М.КОРОЛЕВА: Да, Владимир Васильевич, как этот момент церемонии вам? Обрадовал? Порадовал?

СЛУШАТЕЛЬ: Мне 74 года, я  с  удовольствием смотрел и  за  Ксенией Собчак — умница!

М.КОРОЛЕВА: Умница, все понравилось?

СЛУШАТЕЛЬ: Умница, потрясающе, я  вот  ее  как-то не уважал, а  вот  все, ей  нужно быть президентом нашей страны.

М.КОРОЛЕВА: Ой, это легко, Владимир Васильевич. Только с деньгами там разберутся и  надо выдвигать, и  я  вам предлагаю это делать.

СЛУШАТЕЛЬ: нужен на  другой президент, я  вот  сам неверующий, я  атеист, вот эти попы, это же  в  наше время, прям стыд и позор нашей страны.

М.КОРОЛЕВА: Владимир Васильевич, а  как же  вот  вам слова об  оскорблении чувств верующих, их  же  тоже очень много,

СЛУШАТЕЛЬ: Верующие! Да  бросьте вы, я  вот  с  38 года, войну пережил, детдомовец, и  все против, всю жизнь пахал, 50 лет стажа рабочего, вот  мы-то есть верующие, мы верим Россию. В  народ свой верим.

М.КОРОЛЕВА: (вздыхает) в Россию.

СЛУШАТЕЛЬ: А  это все попы дурачат народ.

М.КОРОЛЕВА: В  Россию можно только  верить, да Владимир Васильевич, соглашусь с  вами. Все спасибо, давайте не  будем продолжать вот эту линию, вот то, что вы  там сейчас начали говорить, давайте все-таки да, прервемся, тем более, что вашу позицию мы  поняли. Давайте еще телефончик. 363-36-59, мы  сейчас слушаем вас. «Эхо Москвы», здравствуйте,

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, Николай. Москва.

М.КОРОЛЕВА: Да, Николай.

СЛУШАТЕЛЬ: Вообще, вы  знаете, я  согласен, только надо было , наверное, Гундяеву вручить не  одну калошу, а  две калоши.

М.КОРОЛЕВА: Ну, давайте, тогда уж  господину гундяеву, все-таки.

СЛУШАТЕЛЬ: Господи, какой он  господин, для меня он  не господин. Учитывая то, что в советские времена как однажды было на  вашем радио один священнослужитель хотел выставить его героем, когда в  советские времена

М.КОРОЛЕВА: В какие советские времена на нашем радио?! Подождите, этого не  могло быть.

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, на русской службе новостей, может там.

М.КОРОЛЕВА: Очень может быть, но только  я  боюсь, что ее  не  было в советское время, там было одно Гостелерадио.

СЛУШАТЕЛЬ: Говорят, в  те  времена Гундяев молился, молился, молился, но  все почему-то забывают, что Гундяев был в  том время завербован и  был агентом КГБ под псевдонимом Михайлов.

М.КОРОЛЕВА: Подождите, подождите, но  сейчас он  патриарх, вот в  данный момент он  патриарх и московский и  всея Руси и  у  него есть там паства, которая его очень уважает,

СЛУШАТЕЛЬ: Своим поведением и  часы квартиры все прочее и вранье с  этими часами, вы знаете, это унизительно для такого человека, просто унизительно.

М.КОРОЛЕВА: т.е. вас эти выступления ведущих, которые обращались к  нему, к  патриарху вот так совершенно не  покоробили, вам кажется. что это нормально, потому что он  обычный человек, такой же  гражданин? Так, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Конечно, конечно, и  учитывая его поведение, нормальное отношение к  нему, понятно, спасибо вам, спасибо, я  думаю, что мы еще звоночек примем,

СЛУШАТЕЛЬ: И вам…

М.КОРОЛЕВА: Спасибо.. я  процитирую здесь несколько смс-ок, Анна пишет с  омерзением, Максим из  Ивантеевки «Меня это очень даже  порадовало, только  каламбур Ксении про Гундеж показался неуместным»; Аля «Чем выше трон, тем выше ответственность, чего обижаться»; «Патриарх заслужил калошу», это Михаил, но  мы  сейчас не  столько  даже о том, заслужил или не  заслужил, сколько о самой церемонии, да? Нина из  Владикавказа «Посмотрела Серебряную калошу, полностью в  восторге, Андрей из  Москвы отнесся одобрительно «Религия и  власть должны быть раздельны»; ну  и  здесь упоминают процесс над женской группой, просто позор для всей христианской церкви, давайте еще один звоночек и  с этой темой, наверное, еще будем заканчивать. Слушаем вас, Эхо Москвы, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

М.КОРОЛЕВА: Да, как вас зовут, откуда вы?

СЛУШАТЕЛЬ: Николай из  Москвы.

М.КОРОЛЕВА: Да, Николай.

СЛУШАТЕЛЬ: В  общем смотрел, ничего предосудительного не  нашел, как гражданину ему же  не  как патриарху вручили, он  же  как гражданин, под его фамилией,

М.КОРОЛЕВА: В  данном случае, да, т.е. фамилия как раз здесь использовалась именно  в  гражданском что ли таком смысле.

СЛУШАТЕЛЬ: Понимаете, когда он  избирался, на  Соборе, отец Симеон задал ему вопрос, кто же будет в  нашей стране после избрания патриархом гарантом всех канонов (неразб). и прочее. Он на этот вопрос не  ответил, зато Кураев вместе с  его приспешниками иеромонаха Симеона нашли что он  и  еврей, что он и засланный,

М.КОРОЛЕВА: Вы  знаете, я  сейчас боюсь, вы  меня простите да  Николай, что мы  уйдем в  эти подробности, которые мало кому понятны,

СЛУШАТЕЛЬ: Я  хочу закончить, что печати негде ставить, они свои церковные ордена раздают михасям, и всем, посмотрите в интернете вывешены, когда,

М.КОРОЛЕВА: Т.е. вам кажется, что вот такое срывание покровов, в  том числе, и на таких церемониях, это хорошо?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, когда отца Диомеда Чукотского они растерли в порошок, это единственный у  нас священник, который выступал у нас,

М.КОРОЛЕВА: Понятно, понятно. Я  вас поняла, прости те, просто мы  сейчас уже заканчиваем

СЛУШАТЕЛЬ: Он и в общем-то для церкви, для РПЦ и не существуют.

М.КОРОЛЕВА: Понятно, все, спасибо вам, Николай, вынуждена я  эту тему завершать, потому что очень хочу напоследок в программе «Блог-аут» еще об одном вам сказать, что собственно я  вам скажу туту нового. действительно Виктор Цой, которому сегодня бы  исполнилось 50 лет, и  многим это кажется совершенно невероятным, и если верить Яндексу, в  блогах это вообще сегодня чуть ли не главная тема, у  нас на  сайте Эхо Москвы свои блоги посвятили Антон Носик и Сергей Алексашенко, у  каждого из них свои мысли по  юбилейному поводу, давайте я  опять коротко процитирую например Антона Носика, который назвал свой пост «Жить быстро, умереть молодым»: «Пытаюсь представить себе Виктора Цоя отплясывающим на закрытом корпоративе перед благостно, до отрыжки, обожравшимися сырьевиками. Записывающим альбом на стихи Суркова. Гостем ток-шоу на федеральном канале. Доверенным лицом Единственного Кандидата на президентских выборах. Подписантом коллективных писем «деятелей культуры» в поддержку прокуратуры. Но вот не получается у меня такое себе представить. Виктор Цой, которого я помню, остался весь в тех романтических временах, когда и примазываться к власти, и молиться золотому тельцу считалось одинаковым позором, потерей человеческого лица. Жаль, что ушли те времена». А  вот  Сергей Алексашенко пишет: «Даже не верится, что все это было: от первых подвалов до переполненной арены Лужников. Он стал лидером нашего поколения, без голосования, без выборов в интернете. Просто потому что он был. Он пел о том, что было в голове у каждого, и поэтому моя мама, которая в первый раз услышав «Алюминиевые огурцы» месяца три не могла успокоиться и все допытывалась у меня: «Ну о чем эта песня?», уже в 88-м подпевала «Мы ждем перемен!»» Я  вот  сейчас вспомнила, что действительно первый раз, когда я увидела и услышала Виктора Цоя, причем по телевизору, может быть это была программа Взгляд. Даже скорее всего, я  как раз услышала именно  эту песню, про алюминиевые огурцы и помню, что она меня остановила и я так увидела этого человека, он  был в  белой рубашке, я  помню такой необычной внешности, в  очках, таких тонких очках, который пел «я сажаю алюминиевые огурцы на  брезентовом поле» и  я тоже вслушивалась в  этом и думала «что это такое», но немедленно запомнила, вот давайте может мы  сегодня программу «Блог-аут» как раз закончим именно этой песней, не  той, которую конечно знают практически все, про «мы ждем перемен», она звучит часто, а  давайте м  алюминиевые огурцы и поставим сейчас. Я, Марина Королева, программа «Блог-аут», в  следующий раз, я  надеюсь, с  вами будет уже Ира Воробьева, счастливо.


Комментарии

1

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

valharenems 22 июня 2012 | 10:59

Начали с допросов а закончат растрелами. Интересно о чем их спрашивали на
допросах ? Типа а зачем вы пошли на Болотную ?


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире