'Вопросы к интервью
И.ВОРОБЬЕВА: 22.08, всем добрый вечер. У микрофона Ирина Воробьева, в день 8-го марта я работаю для вас, мы будем говорить в основном о женщинах. Так сложилась сегодняшняя повестка дня, что мы много говорим о женщинах, и события последних дней навели на мысль, что можно поговорить о роли женщин в социально-политической жизни России — сложно/, тяжело, как это, зачем это.

Сегодня, после 22.30 в студии будет главу Фонда «Открытых проектов» Алену Попову, с которой мы поговорим о женщина, не только о самой Алене Поповой, которая была 5 марта на Пушкинской площади, где ей сломали руку, но Алена занимается помощью женщинам в предпринимательстве, бизнесе, социальных проектов.

А в первой части программы я доложу вам о рейтинге цитируемости блогеров за неделю, компания «Медиалогия» прислала мне «Топ-10», и по телефону будем разговаривать с сотрудником хосписа помощи «Вера» Лидией Мониава, которая является автором поста-обращения к патриарху Кириллу с просьбой пожалеть девушек из группы «Pussy Riot», Надежду Толоконникову и Марию Алехину – они объявили голодовку. Сегодня целый день в Москве и других городах проходят акции поддержки арестованных.

Давайте поговорим о «Топ-10». Итак, компания «Медиалогия» составила рейтинг цитируемости блогеров за последнюю неделю – здесь у нас три человека, которые остались с прошлой недели, все остальные новички или те, кто в этом рейтинге не присутствовали.

Итак, 10-е место — активист проекта «РосАгит» Вадим Коровин, который в своем «Твиттере» писал о том, как шестеро активистов проекта , задержанных за несанкционированную акцию на Пушкинской площади были освобождены – сначала их задержали, а потом отпустили. Насколько я помню, активисты пытались раздавать палатки, причем даже не доехали до площади — Вадим точно не доехал, и успел какое-то время провести в полиции.

9-е место — главный редактор Русской службы новостей Сергей Доренко пишет о том, как в редакцию приехали представители правоохранительных органов – полицейские решили выйти на след девушек из «Pussy Riot» с помощью радиостанции, которая ранее взяла у них интервью. Сергей Доренко пишет: «У меня двое следователей – Боков, хитровато— добрый, и еще один простодушно-добрый. Одного не могу объяснить – зачем мне подписывать бумаги?» Я говорю: «Объясните, добренькие, зачем подписывать, и я тот час подпишу» — они удивляются искренне.

8-е место — координатор движения «Левый фронт» Сергей Удальцов – он также был на прошлой неделе в нашем рейтинге, правда, на 7 позиций выше. Сегодня его запись в «Твиттере» — 5 марта был митинг на Пушкинской, Удальцов пострадал во время задержания и на следующий день написал, что едет в травмпункт — «вчера во время задержания получил сильный ушиб ноги» — эта запись много раз тиражировалась. В том числе. Удальцов говорил о том, что рассматривать его дело по ст.19.3 после оппозиционного митинга будут 13 марта, и этим займется знаменитая судья Ольга Боровкова, известная своими приговорами оппозиционерам. Напомню, Удальцов не раз от нее получал приговоры в виде нескольких суток ареста.

7-е место – президент ЕС Херман Ван Ромпей. Саммит ЕС назначил его президентом сообщества на второй срок, 2,5 года, о чем они собщил в своем блоге в Twitter. Также он утвержден в должности председателя саммита зоны евро. Его пост звучит так: «Для меня большая честь, что члены Европейского совета предложили мне продолжить работу на посту президента. С великим удовольствием я принимаю второй мандат и считаю, что мне повезло служить Европе в столь решающий час».

6-е место «топа» — боксер Виталий Кличко, который назвал имя своего соперника – им должен стать британский боксер Дэвид Хей. Он отреагировал в Twitter так: «Виталий, наконец-то, только что согласился со мной на бой, сказав об этом в прямом эфире телеканала. Пора готовиться к драке».

5-е место – президент Венесуэлы Уго Чавес, который впервые сделал запись в Twitter после операции, которую ему сделали на Кубе: «Добрый вечер, милые мои, я парю как кондор, посылаю всем свою безграничную любовь. Будем жить и будем побеждать». Одновременно с появлением президента в Twitter с официальным заявлением о состоянии здоровья главы государства выступил вице-президент Венесуэлы, заявил, что президент находится на пути к полному выздоровлению, а кубинские врачи удалили Чавесу злокачественную опухоль.

4-е место – адвокат Николай Полозов, он писал о том, что были задержаны участницы коллектива «Pussy Riot», он написал об этом в Twitter. По его словам, о задержании ему рассказала по телефону одна из участниц панк-группы — «Молния: задержана часть участниц группы «Pussy Riot», еду в УВД по Центральному административному округу Москвы. Участницам инкриминируется статья «хулиганство, совершенное группой лиц по предварительному сговору», сроки заключения по которой достигают 7 лет. Напомню, что после этого было судебное заседание, где определялась мера пресечения для участниц группы, их обеих арестовали до 24 апреля. Девушки объявили голодовку, и Полозов приходил к нам в эфир и рассказывал, что девушкам запретили передачки.

3-е место – депутат Илья Пономарев. Информация о том, что в Москву прибыли два полка бойцов МВД Чечни является дезинформацией» — об этом сообщил представитель республиканского МВД. Это все было до митинга 5 марта. А ранее депутат ГД от «Справедливой России» Илья Пономарев написал в своем блоге, что по его сведениям, с декабря 2011 г. в Москве находится порядка 800 бойцов двух полков спецназначения МВД по Чеченской республике. Пономарев сообщил, что по имеющейся у него информации, часть чеченских полицейских была расквартирована, часть остановилась в отеле «Риц-Карлтон» — неплохо, кстати. При этом Пономарев выразил опасение, что бойцов двух полков МВД Чечни могут привлечь к подавлению акции оппозиции. Эти записи были сделаны до 5 марта, как мы знаем, никаких бойцов МВД Чечни мы не видели на митинге. И во время задержания участников тоже они не участвовали.

2-е место — посол США в России Майкл Макфол, сделавший запись в Twitter по следам прошедших задержаний участников акции оппозиции. «Тревожно наблюдать за арестами мирных демонстрантов на Пушкинской площади». Также он напомнил, что свобода собраний и свобода слова универсальные ценности.

1-е место — совершенно неожиданный новичок, посол Ирана в России, Реза Саджади. Он обвинил в своем блоге российский госбанк ВТБ-24 в намерении заблокировать счета иранского посольства, которое с ним сотрудничает: «Сегодня. В 15.00, сотрудник посольства, ответственный за работу с банками, отправился в отделение ВТБ-24, с которым сотрудничает посольство. Ему сообщили следующее: персонал посольства должен снять со счетов все свои деньги до 18.00 текущего дня, или счета будут закрыты, а деньги конфискованы». Сотрудник посольства пояснил персоналу банка, что этот срок очень невелик, и выполнить подобное практически невозможно. Но, несмотря на это в банке объявили, что сказанное выше является приказом банковского топ-менеджмента и поделать они ничего не могут.

Теперь откладываем «топ-10»и начнем обсуждать то, что сегодня происходило в Москве и как общественность относится к тому, что случилось с участниками группы «Pussy Riot». У нас на связи со студии по телефону сотрудник Фонда помощи хосписа «Вера» Лидия Мониава. Почему был написан ваш пост, после которого и начались тысячи комментариев – откуда эта идея?

Л.МОНИАВА: Письмо я написала, потому что сама верующая, хожу регулярно в церковь и меня очень огорчило, что инициатива заведения уголовного дела была от православных людей и никакого официального мнения от патриарха не прозвучало, и выглядело это так, что все православные люди считают, что этих девушек нужно сажать и уголовно преследовать. А мне кажется, что многие люди как раз так не считают. И мне хотелось, чтобы это было высказано.

И.ВОРОБЬЕВА: И в чем ты убедилась после поста – действительно многие православные люди не хотят, чтобы было уголовное преследование, или началась агрессия?

Л.МОНИАВА: В комментариях у меня агрессии очень мало — примерно 10% комментариев с агрессией, но в основном люди солидарны с моим письмом патриарху, который пока что очень сильно расстраивает. Я очень надеялась на то, что церковь хотя бы нейтрально выскажется, а не агрессивно, но пока этого нет. Я очень жду реакции мягкой от патриарха.

И.ВОРОБЬЕВА: Это просто обращение в ЖЖ, или ты куда-то отнесла письмо с подписями?

Л.МОНИАВА: Хочу собрать подписи в течение 3-4 дней и во вторник отнести письмо в патриархию.

И.ВОРОБЬЕВА: Собирать подписи физически?

Л.МОНИАВА: Нет. Все подписи собираются на ЖЖ до вечера воскресенья, в понедельник я буду их обрабатывать и сводить воедино в одно письмо, а во вторник отнесу распечатку имен и приходов людей, которые оставили свои подписи.

И.ВОРОБЬЕВА: Процитирую протоиерея Чаплина — он 6 марта говорил, что сажать участник группы не надо, но надо серьезно наказать. Он заявил: «прекрасно, что правоохранительные органы всерьез отнеслись к расследованию преступления, симптоматично, что одна из участниц группы уже сказала, что они не могут исполнить очередное свое произведение – то есть, пресечены следующие правонарушения».

Я слышала, что девушки даже не извинились за то, что сделали. Как ты считаешь, они должны извиниться?

Л.МОНИАВА: передо мной – нет. Мне кажется, это их личный вопрос взаимоотношений с Богом, а нес общественностью.

И.ВОРОБЬЕВА: Но многих возмутило то, что произошло в храме. Может, если девушки извинятся и раскаются, то к ним и отношение общественности будет чуть мягче?

Л.МОНИАВА: Думаю, так. Только мы не вправе требовать от девушек покаяния, потому что это у них был панк-молебен, они не выступали против верующих людей, не выпускали против Церкви и Бога, наоборот, обращались к Богородице и просили о помощи – то есть, они вместе с верующими, не против верующих. Но требовать от них покаяния довольно глупо, по-моему.

И.ВОРОБЬЕВА: Сегодня по Москве были пикеты в поддержку. Ты ходила на эти пикеты?

Л.МОНИАВА: Нет, не ходила. Я не хочу себя позиционировать как защитница этой группы, я просто очень хочу от себя, как православной и от своих друзей, православных, сказать, что не вся церковь поддерживает это преследование. Но я не хочу включаться полностью в эту историю, ходить на суды и пикеты.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть, тебя волнует, как выглядит в этой истории церковь.

Л.МОНИАВА: да, причастность церкви к этой истории.

И.ВОРОБЬЕВА: Ясно. Спасибо большое за письмо, это действительно был лучик света в волне негатива, который ударил после их выступления. Спасибо за ваше письмо патриарху.

Сегодня по Москве и другим городам происходили пикеты в поддержку девушек из «Pussy Riot», с 10 утра до 10 вечера пикеты на петровке, 38 – люди стояли с плакатами и сменяли друг друга. Полчаса назад эта акция должна была закончиться, я сейчас открыла Twitter, и Виталий Шушкевич пишет, что пикеты закончились, а на месте работают саперы. Саперы работают потому что, я так понимаю, был обнаружен некий чемодан на месте пикетов, и неожиданно вдруг все подумали, что кто-то где-то хочет взорвать. В других городах также прошли различные пикеты в поддержку. Мне очень понравились плакаты, которые были нарисованы в Европе, — были очень интересные.

Денис спрашивает: «выдвинули девушкам обвинение? Как оно выглядит?» Насколько мне известно, они подозреваемые по статье «хулиганство», и проходят в качестве подозреваемых по уголовному делу, и в качестве меры пресечения, именно до суда, во время следствия, суд избрал арест по ходатайству следователя. И именно поэтому они находятся под арестом. Пока что не было судебного заседания. Адвокаты уже подали кассацию, и она будет рассмотрена.

Есть еще мнение Татьяны: «Этим и отличается православие от всех прочих — надо помиловать девушек» «Наказать надо, но не так, заставьте их подметать вокруг церкви неделю или две» — Александр из Саратова.

Но открылись новые обстоятельства этого дела — я сейчас открываю ЖЖ галериста Марата Гельмана, — «Надя Толокно, Надежда Толоконникова, одна из арестованных, утверждает, что ни одного церковного уложения не нарушено – в алтарную зону не заходили, все длилось 40 секунд, а нецензурные выражения, мат, — это все было наложено уже потом на сам ролик, который вышел в интернете». Много фотографий с пикетов на Петровке, 38, в том числе, кстати, приходили люди в масках – если вы помните, девушки танцевали и пели и у них были шапки с прорезями для глаз и вокруг рта, и в таких же шапках люди приходили в поддержку арестованных.

Марат Гельман приводит и некоторые другие мнения. Священник Яков Кротов об акции: на вопрос, обнаружили ли вы оскорбление чувства верующих, он говорит: я считаю, что этот термин обозначает некую фикцию, которая сочинена атеистами. В 19 веке, когда начиналась секуляризация, люди не могли написать «вера», потому что это религиозный термин и писали 2чувства верующих», но у верующих нет каких-то особых от других людей чувств.

Кстати, если вы помните, Марат Гельман говорил в эфире, что сама по себе акция его немножко коробит, он ее считает глупой, но если девушек начнут преследовать, то все сообщество станет на их защиту. Ира: «Где бы услышать полностью, в чем там оскорбление и кощунство? Девушки сотворили молитву о наболевшем».

Прервемся на новости и затем вернемся в студию.

НОВОСТИ

И.ВОРОБЬЕВА: В студии моя гостья – глава Фонда «Открытых проектов» Алена Попова. Пришла Алена в гипсе.

А.ПОПОВА: С красивым бандажом весеннего цвета.

И.ВОРОБЬЕВА: Да, с синеньким. Понятно, что много к тебе вопросов – как случилось, что сломали твою руку? Я читала пост, где видно, что тебя сталкивают с фонтана.

А.ПОПОВА: Да, там была такая история – в фонтане было некое возвышение, две параллельных тумбы, мы стояли на одной из тумб, и на видео явно один сотрудник ОМОНа помещает себя на тумбу, забирается, и начинает толкать нас в спину. Естественно, я ничего не видела у себя за спиной, думала, что напирает толпа, поэтому весь следующий день я думала, что, наверное, ОМОН не до такой степени глухой, что толкал нас в спину, но на видео это есть. И о одновременно с тем, как он нас толкает в спину, нас еще сдергивает за ноги стоящий внизу омоновец, это два параллельных действия, которые ведут к нанесению ущерба здоровью.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть, тебя сдернули за ноги и ты упала на руку.

А.ПОПОВА: Да. И дальше я ничего не помню, потому что помню, что у меня было ощущение, что что-то — происходит, но меня уже наши ребята вытащили из снега и на руках вынесли из оцепления .

И.ВОРОБЬЕВА: И в травмопункте у тебя зафиксировали перелом.

А.ПОПОВА: Да, и эти бумаги у меня тоже есть.

И.ВОРОБЬЕВА: Когда было первое сообщение о том что тебе сломали руку, люди немножко взбесились — хрупкая блондинка пришла на митинг, и тут на тебе – перелом.

А.ПОПОВА: Реагировали по-разному, было два диаметрально противоположных мнения. Первое — зачем, куда полезла, сама себе сломала руку ради самопиара, понятно, что карьера взлетит, цитируемость, кто-то мне сказал, что сама полезла драться к ОМОНу, дралась на Триумфальной. Вторые говорили, что конечно, это беспредел, потому что помимо меня еще молодую журналистку с камерой, она находилась внизу у фонтана, — я не помню, из какого издания, но я ее обязательно найду — ее избили до крови, у нее все лицо было в крови. И это была не только я, а целый ряд именно женщин, которые попали под раздачу.

И.ВОРОБЬЕВА: И журналистка «Коммерсант-ФМ».

А.ПОПОВА: Да, но она на Лубянке. А на Пушкинской я видела, как били журналиста, оператора РЕН-ТВ, я видела, что он сидит в снегу после дубинок и не может встать — это я видела. Конечно, я видела людей, которых уводили нормально и цивилизовано, без избиений. Но это народ раздразнило — девушки. В основном молодые, не оказывающие сопротивления – я не оказывала сопротивления, девушка с камерой – она вообще была занята камерой.

И.ВОРОБЬЕВА: Я сформулирую вопрос так, как он написан — а что полезла?

А.ПОПОВА: Давай начнем с того, что я никуда не лезла, у меня было абсолютно четкое видение, что я там должна быть со всеми, потому что я придерживаюсь той точки зрения, что если мы что-то говорим, мы должны что-то делать. Бесполезные крики о том, что мы будем бороться, а в самую ответственную секунду уходить, — это не та позиция. Вторая вещь – мы точно приняли решение стоять мирно, никого не провоцировать, лозунгов не было, транспарантов не было, агитационные бейджи мы сняли – у нас ничего, нарушающего закон, не было. Плюс был третий основной пункт – люди сами захотели остаться, ничего людей не могло людей удержать от того, чтобы там остаться, и Илья Пономарев сказал — хорошо, по закону встреча с депутатом ГД легальна. И он сказал – я останусь, чтобы защищать этих людей. Я совершенно не могла предположить, что меня, как гражданку России. Которая по закону стоит, не оказывает сопротивления, на встрече с депутатом, будут избивать и сталкивать.

И.ВОРОБЬЕВА: Тебя здесь поздравляют с праздником, желают здоровья, впечатлились картинкой на сетеивизоре, говорят, что выглядишь хорошо.

А.ПОПОВА: Я стараюсь, Мне не нравится образ избитой женщины, — женщины у нас в России стойкие, мы самые сильные, мы спасем Россию.

И.ВОРОБЬЕВА: Будешь писать жалобу и подавать в суд?

А.ПОПОВА: Я решила подавать в суд. На данный момент собрала всю доказательную базу с фотографиями, снимками из тарвмпункта, с видео. Посоветовалась с адвокатами, как это правильно нужно сделать, плюс вчера написала «открытое письмо» Колокольцеву — если вы считаете, что нельзя бить журналистов, тогда у меня вопрос – можно ли бить просто граждан, участниц, обратилась к нему как к офицеру, человеку и мужчине.

И.ВОРОБЬЕВА: Ответил?

А.ПОПОВА: Пока нет.

И.ВОРОБЬЕВА: Открываю сайт «Алена Попова.ру», вижу — предпринимательство, поддержка женщин. Рассказывай, почему именно женщин следует поддерживать в качестве предпринимателей, а не мужчин?

А.ПОПОВА: Во-первых, мы не делим по гендерному признаку, мы делим по целевой аудитории. Мы знаем, что женщин демографически больше, они основные потребители, в основном потребители на крайних отдаленных территориях. Если мы берм Сибирь. Дальний Восток — там огромное количество женщин в 2008 г. были уволены с работы, это в основном отделы маркетинга, пиара, бухгалтерии, финансового аудита – то есть, это эксперты, большие специалисты. За 2009 г. по статистике Минэкономразвития они обзавелись детьми, не стали повторно трудоустроиться, или не смогли трудоустроиться. Бюджетная сфера немножко просела, их туда не берут. И возникла мысль, как мы можем им помочь. Во-первых, с точки зрения экономики, верно делать какие-то проекты, рассчитанные на эту целевую аудиторию, а во-вторых, поддерживать женщин, потому что они основные драйверы экономического развития у нас. И придумался проект «Поддержка женского предпринимательства». Что это такое? – это не то, что я говорю – женщины нечастные и обделенные, мы сейчас вам все сделаем. Нет, мы говорим — женщины в основном имеют детей, вынуждены находиться дома какую-то часть своего времени, значит, должно что-то быть придумано, чубы они могли совмещать активную работу и семью. Второе — самая активная сфера с низким порогом финансового входа, то есть, где можно заплатить 200 долларов и получить тысячу, — это высокие технологии, в основном «уйти». Женщины в «ай-ти» — это электронная коммерция, медиапроекты и это все то, что касается поиска кадров.

На рынке сейчас кадровый кризис, значит, поиск кадров эффективен. На рынке сейчас развивается электронная коммерция – кредитные карты, электронные платежи, — женщины основные плательщицы. На рынке развивается детское питание, детская одежда — кто может это делать — женщины, естественно. Могу делать и мужчины, но проекты рассчитаны на женскую аудиторию, поэтому мы это тоже поддерживаем.

И третьи проекты – медиа. Понятно, что женщины, из-за развитых коммуникационных навыков, в медиасфере они гораздо более успешны. Я сегодня вывешивала статью — это статистика «Гардиан» по тому, в каких сферах женщины достигают наибольших высот. Это стратегические коммуникации, коммуникации медиа.

И.ВОРОБЬЕВА: И как это выглядит? Есть такой «виртуальный бизнес-инкубатор», — какие женщины приходят в этот «старт-ап»? Это женщины больших городов с интернетом, или есть другой способ придти к вам?

А.ПОПОВА: Сначала мы начинали со «старт-ап хюман фоурм», где собрали жительниц Москвы, которые имели успешные бизнес-истории – например, Лена Мосалова – миллиардная продажа своего «ай-тишного» проекта зарубежному гиганту, ряд других успешных девушек – Алена Владимирская. Люба Симонова, Алиса Чумаченко. Женщины, которые сделали состояние своим трудом на высоких технологиях и могут сказать, как это.

Потом это пошло по России – осенью я проводила несколько конференций, «круглых столов» в Новосибирске, Омске, Томске. Красноярске, Екатеринбурге, Краснодаре, и там были другого качества проекты. Потому что женщины говорили, что им не очень интересны высокие технологии, но у них сфера торговли. Красноярск первый город в России по развитию малого предпринимательства, и 70% малых предприятий в руках женщин. Но это торговая сфера. Я им рассказывала, что есть электронная коммерция, вы можете часть своих расходов делать облачными, сокращать издержки, и конечно, приходят с разными идеями. И пошла наша мысль, что вы должны быть финансово грамотными, делать проекты совместно, знать друг друга. Зачастую на наши форму и конференции приходят люди, которые могут жить в одном городе на одной и той же улице и не знать, что они делают параллельные вещи. Когда они встречаются, они делают крупный эффективный проект. Мы их стали знакомить.

Потом мы пришли в Торгово-Промышленную палату, я сказала – наверное, у вас много женщин-активисток? Они сказали – очень много, в основном все женщины активистки. И мы стали с ними работать, с областными и городскими торгово-промышленными палатами по России и с Минэкономразвития сейчас пытаемся седлать тоже некую программу «Гид для бизнеса». То есть, когда ты заходишь, хочешь открыть парикмахерскую, видишь, в каком регионе, сколько стоит это открытие, кто до тебя это делал, успешно ли, и контакты.

И.ВОРОБЬЕВА: Это круто.

А.ПОПОВА: Это очень полезно.

И.ВОРОБЬЕВА: У тебя много разных проектов и ты очень активный блогер, один из самых известных блогеров-женщин. Каково это, не трудно? Интернет среда довольно агрессивная, в ней довольно сложно, особенно если ты успешная и красивая – довольно много всяких гадостей льется. Каково быть женщиной — известным блогером?

А.ПОПОВА: Сначала я вела блог как хобби, мне было понятно, что я буду делать какие-то проекты для медийной их активности – буду сама что-то писать. Потому что мне хотелось бы, чтобы информация поступала из первых уст. Поскольку я занимаюсь интернет-проектами, мы знаем, что он на 70% негативен, и я задалась целью перевести негатив в позитив. Я не поддерживала «троллей», не вступала с ними в перепалки, но писала основную мысль: «Ребята, я согласна, что я не самая умная, вероятно тот, кто мне сейчас пишет, самый умный – скажи, что сделать?» И люди начали понимать, что я готова слушать и большое количество людей давали ценные советы, — очень ценные. И стало меняться отношение. Я удивилась – когда была предвыборная кампания в ГД, большинство людей, которые меня вроде бы ненавидели в интернете, стали меня поддерживать. Не могу сказать, что это легко, быть женщиной-блогером, но такая хорошая тенденция есть.

И.ВОРОБЬЕВА: Расскажи про свою предвыборную кампанию — я видела, что ты ее на основе поддержки женщин делала. Почему опять женщины? Они же не самые активные в этом смысле.

А.ПОПОВА: Почему на женщин? — просто это одно из моих проектных направлений. Я решила, что не буду менять из-за того, что участвую в предвыборной кампании, свои цели, проекты – это глупо, я есть я, и мне надо продолжать свою деятельность. Я считала, что я должна доносить в мир мысль через дела, которые я делаю, моя предвыборная кампания была построена по принципу: обещала-сделала-предлагаю. Я писала: обещала то-то, сделала тогда-то, предлагаю это. И конечно, среди «предлагаю» было большое количество для женщин. Я этим занимаюсь, это знаю, знаю технологии – это прошло очень хорошо. Действительно, женщины собирались и оказалось, что женщины были основными избирателями в Сибирском федеральном округе. И когда я приехала туда, к началу избирательной кампании у нас было 5%, когда уезжала — 13%. Я считаю, что это очень хороший рост. Большую часть кампании мы вели в интернете. И действительно, давали полезные советы, встречалась с людьми, ездила по деревням, и даже в деревнях дополнительная сфера женского предпринимательства – это социальное предпринимательство. Это когда я говорю – давайте вынесем все детские дома их города в села, в селах появятся трудовые ресурсы плюс мы вынесем их в приемные семьи, тогда у детей появится еще и смысл жизни. Давайте разрешим детям делать фермы и маленькие агрокомпании — есть хороший опыт в Перми. Давайте сделаем микро-финансовый институт, который дает им легкие деньги. Потому что действительно у нас проблема — население ограничено в доступе к финансовым ресурсам. И когда я знаю, как это делать, женщины приходили, говорили – хорошая идея, я этим буду заниматься. Теперь моя предвыборная кампания закончилась, а проекты в Новосибирске не закончились.

И.ВОРОБЬЕВА: Тебе здесь отвечают про избитую журналистка – ее зовут Тамара Нуцубидзе, это грузинский телеканал «Рустави-2». Хорошо, что дальше? Что мешает женщине в России быть успешной?

А.ПОПОВА: Во-первых, я читаю, что ничего не мешает, — мы с тобой сидим здесь как примеры – если хотите, все возможно. Сегодня я опубликовала статистику, что Россия находится на 59-м месте в мире по количеству женщин на руководящих постах. Могу сказать, что 4 года назад Москва была четвертая в рейтинге. Соответственно, тенденция к уменьшению женщин на руководящих постах. Но при этом, за что отвечают женщины? — социальная сфера, медиа, здравоохранение. Это принципиально важные для развития государства вещи. Но эти принципиально важные вещи в основном дотационные. То есть, их надо спонсировать. Поэтому женщине тяжело – ты приходишь в сферу, где нет денег. Где сидят мужчины? — это в основном сырье, экономика производства, строительство и транспорт. То есть, те сферы, где есть деньги ионии могут быстро окупиться при росте рынка.

Следующая мысль – ничего не мешает быть успешной, если ты знаешь, как эффективно организовать то, чем ты занимаешься. В основном у женщин отношение такое: я прихожу, делаю, а там нет денег, но это неважно. Нет, важно. Если ты делаешь, а денег нет, значит, что-то не так, — то есть, надо понять и научиться.

Я абсолютно не согласна, что у нас мужская экономика, потому что даже ученые в мире придумали термин «феминизированная экономика», экономика, рассчитанная на женщин. Поэтому социалка, медиа, стратегическое планирование становятся одним из существенных факторов, поэтому – женщины, идите, делайте, у вас получится.

И.ВОРОБЬЕВА: Когда-нибудь будет в России женщина-президент?

А.ПОПОВА: Я верю. Думаю, да.

И.ВОРОБЬЕВА: Есть среди твоих знакомых женщины, которые могли бы стать президентами?

А.ПОПОВА: Во-первых, я считаю, что можно было выдвинуть кандидатом от «Справедливой России» Оксану Дмитриеву, я и на съезде это говорила, и считаю, что ее кандидатура была более чем приемлема. Оксана Генриховна, кстати, занимается альтернативным бюджетом и все, что касается финансовой сферы — это ее вотчина, она прекрасно в ней разбирается. Я считаю, что она могла бы вполне вероятно быть кандидатом для второго тура.

И.ВОРОБЬЕВА: Тогда действительно шли разговоры о том, что лучше вместо Миронова была Дмитриева. Но есть еще в «Справедливой России» Галина Хованская, гениальная женщина, которая про ЖКХ, мне кажется, знает абсолютно все и работает 24 часа в сутки.

А.ПОПОВА: Да. Поэтому есть большой проект, которым я сейчас буду заниматься – так называемые «Народные компании в сфере ЖКХ», с основной мыслью – поднимите свое теплое место со стула и начните отвечать за свою жизнь сами, мы поможем, расскажем, как это сделать. В ближайшее время я напишу большую программу, выложу ее, и как раз Хованская было одним из аргументов, почему я могу это делать. Она в профильном комитете ГД, женщина, в основном активистки ЖКХ тоже женщины. В основном все люди, которые в этой теме разбираются, тоже женщины. Я верю и в женщину-президента, и в женщину-миллиардера, и вообще верю в женщин. Не потому что я феминистка, а потому что это фактор, обусловленный демографической ситуацией в мире – просто никак по-другому быть не может.

Еще я считаю, что парадигма войны должна смениться парадигмой конкуренции и мира, то есть, переговоров — женщины умеют договариваться, они договороспособные с мужчинами, друг с другом, — это видно как раз по высоким технологиям. Те проекты, которые делают женщины, они не воинственны, они партнерские. И если ты посмотришь на несколько одинаковых проектов одной тематики, которые делают мужчины и женщины, мужчина делает проект быстрее, больше, проект раздувается и все поглощает, — но у женщин при этом все более стабильно.

И.ВОРОБЬЕВА: С трудом могу совместить женщин и высокие технологии.

А.ПОПОВА: Это зря. Потому что когда в США начала развиваться тема «ай-ти», она была придумана для домохозяек, и основной слоган на «Хабор-Хабор» — это был тоже один из моих самых любимых материалов – почему для женщин? Изначально говорилось, что вы можете сидеть дома и делать такие смешные проектики. В общем, эта сфера действительно массовая. «Ай-ти» — это где мало денег, в основном это малые предприятия – то есть, не та сфера, Где мужчинам интересно. Это не нефть, не газ Это женская сфера. Потому что мужчины взяли на себя основное производство, основные деньги и взяли на себя огромные финансовые массивы. А нам осталось малое и среднее предпринимательство. Это торговля и «ай-ти».

И.ВОРОБЬЕВА: Мне всегда казалось, что женщина не умеет договариваться с другой женщиной. А если одна красивее другой, не дай бог, это вообще кошмар. Как это все выглядит?

А.ПОПОВА: Это история про Планету фитнес и класс. Когда две замечательные девушки с одинаковым подходом к развитию фитнес-сетей – сначала одна работала у другой, потом отделилась и сделала успешную сеть фитнес-клубов. Я считаю, что женщина способна договариваться с другой – у меня женская команда, на 98% со мной работают женщины. И мы готовы выполнять монотонную работу, делать очень ответственно. Единственный минус – это если кто-то уходит в декрет, или кого-то плющит муж — вот, ты работаешь по 24 часа, никакой личной жизни. Но у меня такая команда. И я верю, что мы способны договариваться. Я знаю, что не способны на почве личной жизни, я знаю, что если это работа, то личной жизни там быть не должно.

И.ВОРОБЬЕВА: А 2% мужчин каково в женском коллективе?

А.ПОПОВА: У нас все проекты разделены на определенные категории. В этих категориях есть ответственное лицо, и я туда не лезу, это лицо решает тактические задачи. Я решаю стратегические задачи. Мужчины в основном находятся в зоне моих стратегических задач, им со мной легко работать, потому что мы поставили цель победить во всем мире, и они к этой цели браво идут, они никак не завязаны на других девушек, занимающихся своими проектами.

И.ВОРОБЬЕВА: Людмиле Петровне 70 лет, она живет на Алтае: «Идеи есть, бьюсь давно, интернета нет, — можно написать письмо?»

А.ПОПОВА: Конечно, можно. У меня очень легкая почта — «alena@alenapopova.ru», можно звонить на мой мобильный – он тоже есть везде в сети.

И.ВОРОБЬЕВА: В эфире не будем произносить телефон. В конце концов, Людмила Петровна может написать на «Эхо» — я передам.

А.ПОПОВА: Этим летом я ездила в Переяславль-Залесский, встретила женщину 74 лет, которая создала надомную гостиницу — прекрасную гостинцу итальянского типа, куда приезжают люди, у нее своя кухня, все окружающие дома на этой территории готовят ей свежие продукты. Ее называют «бизнес-бабушкой», — прекрасная бизнес-практика. Она окупила свои вложения в эту гостиницу через полтора года. То есть, 18 месяцев – это мы называем цикл окупаемости «старт-апа». И эта женщина 74 лет, с голубыми покрашенными волосами, с потрясающей энергетикой, сказавшая мне, что хочет делать сеть. И я в это верю. Люди так называемого «третьего возраста» это наше все, потому что по аналитике, к 2050 г. на 70% должно увеличиться количество пенсионеров. И если не начать этим сейчас заниматься, то куда мы придем к 2050 году? Я планирую дожить до этого времени.

И.ВОРОБЬЕВА: Александр возмущен: «Чем больше женщин в политике, шоу-бизнесе, тем меньше ее дома и в семье, тем меньше она женщина»

А.ПОПОВА: Я против стереотипов, что такое женщина или мужчина в семье, я считаю, что у каждого есть свои обязанности, цели и желания, от каждого человека как личности это зависит. Мне, например, это не мешает. Я давно уже в программе «Наставники» являюсь наставником четверых детей, то есть, я временная, так называемая «приемная мама». Я не могу быть полностью мамой этих детей, но они показывают прекрасные результаты, я успеваю с ними общаться, и это лучшие дети на земле, — не скажу, что меня мало в семье.

И.ВОРОБЬЕВА: Спасибо тебе большое. Здесь тебя поздравляют, шлют комплименты, но и ругаются тоже. Спасибо, что пришла. Выздоравливай скорее. Конечно же, женщины правят миром — это известный факт. А мы уходим из студии и оставим ее мужчинам, которые будут здесь править вместо нас. Спасибо. До встречи.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире