'Вопросы к интервью
К. ЛАРИНА: 22 часа 12 минут. Добрый вечер. Это радиостанция «Эхо Москвы». Здесь, в большой студии радио, Ксения Ларина. Приветствую вас. Как обычно, наша передача «Блог-аут» транслируется не только по радио, но и на сайте на нашем в «Сетевизоре». То есть если вы сейчас готовы нас услышать и если вам интересно то, о чем мы сегодня будем говорить, вы можете не только радио включить, но и включить компьютер, на наш сайт зайти и там посмотреть на нашу студию. И может быть, я вас чем-то заинтересую. Кстати, этот «Сетевизор» замечательный работает не только в Интернете, но и на всех носителях самых новейших, включая даже те, которые есть в кабинете или на прикроватной тумбочке нашего президента.



Значит, ребята, у нас сегодня программа монотемная. Я не могла поступить иначе, поскольку, начиная с прошлой недели, с 30-го числа, нас всех трясет в «Живом журнале». Я думаю, что это событие невероятное, оно уже вышло далеко за пределы Интернета и активно обсуждается в обществе на самых высоких верхах. Ну, об этом чуть позже мы поговорим. Поэтому главная тема нашего сегодняшнего эфира – «Народный бунт в «Живом журнале». Пользователи требуют ответа на вопрос: кто и зачем атакует сервер?». Все валится, все рушится. Я буквально сегодня еще и на «Нику» успела сходить, и там тоже атмосфера достаточно такая тревожная. Я уж не знаю, чем завершится сегодняшняя церемония. Ее не транслируют в «Сетевизоре», ее транслирует в прямом эфире один из каналов – «НТВ Плюс». Ну а для тех, кто интересуется, завтра, по-моему, в пятницу вечером будет запись этого эфира. Если мне не изменяет память и если я не ошибаюсь, по-моему, на канале СТС. Вот потом интересно будет сравнить, что оставили, а что убрали. Могу сказать, что стихотворение, очередное творение Дмитрия Быкова, как обычно, традиционно открыло это церемонию. Михаил Ефремов, как всегда, блестяще зачитал очень крамольный текст, как всегда, очень острополитический и очень остроумный под аплодисменты зала. Покажут ли это выступление — посмотрим.

Ну давайте мы перейдем уже к нашему делу. Безусловно, первая рубрика, главная, она остается на своем месте.

ТОП-10. ЛУЧШИЕ БЛОГЕРЫ.

К. ЛАРИНА: Итак, по традиции каждую неделю компания «Медиалогия» составляет нам рейтинг самых популярных пользователей «Живого журнала» и других социальных сетей. И вот очередная десятка. Напомню, исследование это касается периода с 30 марта по 6 апреля. Вот как раз самый тяжелый момент. Могу сказать, что мне невероятно сложно было готовиться к сегодняшней передаче, потому что я обычно занимаюсь этим практически всю неделю, выискивая и читая в «ЖЖ», что-то читая, что-то провоцируя, естественно, задавая какие-то вопросы. А вот на сей раз было очень сложно. Поэтому я лишний раз хочу сказать огромное спасибо компания «Медиалогия» и сайту Besttoday, который снабжает нас информацией из «ЖЖ». И конечно, самому сайту «Живого журнала», который вот теперь, начиная вот с этой недели, посылают на программу «Блог-аут» свои дайджесты, за что им огромное спасибо.

Итак, ТОП-10. На последнем месте десятку замыкает губернатор Олег Чиркунов. На 9-м месте – сообщество «Тэй Номмет». На 8-м месте – Олег Кашин, на 7-м месте – Илья Варламов. Ну, давайте я расшифрую несколько вещей. Ну, во-первых, новичками рейтинга стали гендиректор «Серебряного дождя» Наталья Синдеева, которая в своем блоге, в Фейсбуке, оправдывалась и объясняла, почему она сняла с эфира «Поэт и гражданин» с участием Михаила Ефремова, стихи Дмитрия Быкова, продюсер Андрей Васильев. «Тамдем в России больше, чем тандем» — так называлось это стихотворение. Дальше фотограф Илья Варламов, Алексей Навальный, Антон Носик, которые занимают верхние строчки рейтинга – все они, конечно, комментировали ситуацию в «Живом журнале» и пытались строить версии атак на «ЖЖ»: кто за этим стоит, кому это нужно. В основном, конечно, большинство участников рейтинга рассматривают историю как политическую акцию, как репетицию, даже так называл Антон Носик. Ну, об этом, я напомню, мы сегодня в течение передачи будем говорить. Ну кого еще назвать? Владелец «Mirax Group» Сергей Полонский, который оказался на 6-м месте в этом списке. Кроме этого… кого я еще не назвала? А, я не назвала самого главного блогера – Дмитрия Медведева, который у нас находится на 3-м месте в этой десятке. Вот, собственно, и все.

БЛОГ-ПОСТ

К. ЛАРИНА: Итак, дорогие друзья, что же происходит. Давайте я вам напомню историю. Во-первых, еще раз повторю, что эта ситуация, которая происходит в «Живом журнале», когда люди не могут в него войти, когда он работает с перебоями, когда его валит во все стороны, когда народ оттуда стал уходить, она, конечно, еще раз повторю, волнует не только тех пользователей «ЖЖ», но и всю буквально нормальную общественность, которая интересуется политической ситуацией в стране и в мире, которая следит за событиями. И я вот еще раз повторю то, что я всегда говорю, что, безусловно, сообщество в Интернете, «Живой журнал» — это то самое гражданское общество, о котором мы так мечтаем. За эти годы (Сколько он там лет, уж не помню. Года четыре или пять? Может, вру, меня поправят пользователи, да?) он, конечно, собрал огромную аудиторию – это раз, «Живой журнал». Во-вторых, безусловно, там формируются смыслы самые главные и идут параллельные новости, которых вы не увидите и не услышите на федеральных каналах. И вот для тех, кто журналом не пользуется, я просто скажу несколько цифр, чтобы вы понимали. В настоящий момент в «ЖЖ» зарегистрировано более 29 миллионов аккаунтов во всех странах мира, ежемесячно добавляется еще 360 тысяч. Русский сегмент «Живого журнала», о котором, собственно, мы и говорим, насчитывает более 30 миллионов посетителей в месяц, более 4,7 миллиона, почти 5 миллионов пользователей – аккаунтов, и более 214 миллионов записей. Еще, чтобы вы потом не задавали вопросы о том, что такое СУП. СУП – объясню, это Международная интернет-медиа компания, которая получила как раз широкую известность после приобретения сайта LiveJournal.com. То есть это люди, которые курируют проект «Живой журнал» прежде всего среди русскоязычных пользователей.

Теперь еще раз вернусь к началу. Значит, первая атака была у нас где-то 30 марта зарегистрирована, когда посыпался «Живой журнал». Ну, собственно, мы об этом говорили на прошлой неделе, когда только-только началось, поскольку программа прошлая, по-моему, выходила 31-го числа. Да? Вот с тех пор не угомонились так называемые боты, которые атакуют, как выяснили в Лаборатории Касперского, вполне себе конкретные «живые журналы». И вот на сайте Лаборатории Касперского уже опубликованы исследования Марии Гарнаевой, которая является экспертом Лаборатории Касперского, где она, совершенно очевидно, предлагает целый список пользователей «Живого журнала», на которых были произведены атаки аж с 24 марта 2011 года. Конечно, это в первую очередь Алексей Навальный и его сайт «РосПил». Кроме этого, есть целый список пользователей «Живого журнала», которые подверглись этим атакам. Собственно говоря, они-то и виноваты все из-за того, что у нас «Живой журнал» таким образом рушится. Список огромный, я не могу его весь почитать, но здесь самые разные люди (вы понимаете, что удивительно), самых разных политических убеждений. То есть нельзя сказать, что это атака на каких-то людей, которые пытаются, что называется, раскачивать лодку, которые выражают свои оппозиционные демократические взгляды, что это пользователи, которых можно назвать «пятой колонной», врагами России и прочими, прочими, прочими. Я вам назову несколько людей, которые в этом списке опубликованы. Это Артемий Лебедев, это Наталья Радулова, это Антон Носик, это Татьяна Толстая, это Рустем Адагамов, это Илья Варламов, это Стас Садальский, это Бажена Рыльска. Ну, кого мне еще назвать? Это Вероника Белоцерковская, это Михаил Задорнов. То есть самые, самые, самые разные люди. И дальше я процитирую Марию Гарнаеву: «Специалистам в русскоязычной блогосфере должно быть очевидно, что в списке находятся блоги самых разных людей, пишущих о совершенно разных вещах и являющихся одними из самых популярных авторов, так называемыми «тысячниками»». Если внимательно посмотреть на список целей данного ботнета, так называется этот бандитский сайт, который, собственно, и занимается вот такими разбойными нападениями на «Живой журнал», то можно предположить, что владельцы этого ботнета продают свои услуги, и атаку могли заказать, как это часто бывает, конкуренты по бизнесу. Ну и самый главный вывод и претензию высказывает Мария Гарнаева, как и многие другие блогеры: «Мы весьма удивлены тем, что представители LiveJournal до сих пор не обратились в правоохранительные органы с заявлением по поводу атаки». «Мы не обращались в российские органы с заявлением о возбуждении уголовных дел. Однако не исключаем такой возможности», — заявила руководитель LiveJournal Russia Светлана Иванникова. Кстати, мы планируем ее обязательно сегодня вызвонить.

И последнее, то, что по новостям, прежде чем мы свяжемся с нашим экспертом. У нас там Максим, да? Значит, я скажу, во-первых, самое-то главное, о чем уже в новостях мы говорили, что по поводу атаки в «ЖЖ» уже высказался сам президент Медведев как активный блогер. Он проскочил между атаками в LiveJournal. И обычно он там видеоблоги публикует, на сей раз он высказался по тексту, написал: «Получил много обращений в связи с DDoS-атаками на «Живой журнал». Как активный пользователь «ЖЖ» считаю эти действий возмутительными и незаконными. В том, что случилось, должны разобраться администрация «Живого журнала» и правоохранительные органы». У нас на связи Максим Кононенко, да? Максим?

М. КОНОНЕНКО: Да, привет.

К. ЛАРИНА: Привет. Максим Кононенко – напомню, журналист и блогер, у которого есть своя версия вот этих нападений. Максим, давай мы ее озвучим. Я, кстати, посмотрела, что ты пишешь у себя в блоге, и поняла, что я это цитировать не могу никак по радио. Поэтому давай мы это переведем на нормальный язык, обойдемся без нормативной лексики.

М. КОНОНЕНКО: Ну, на самом деле это не моя версия, а достаточно очевидным образом приходящая в голову вещь – о том, что проблемы у «Живого журнала» связаны не столько с DDoS-атакой, которая, быть может, действительно есть… Хотя Демьян Кудрявцев, гендиректор Издательского дома «Коммерсантъ», владеющий компанией СУП, назвал то, что написала эта дама из Лаборатории Касперского, враками.

К. ЛАРИНА: Как-как назвала, еще раз?

М. КОНОНЕНКО: Враки.

К. ЛАРИНА: То есть все это не соответствует действительности, ага.

М. КОНОНЕНКО: Да. Но я не знаю, что он имел в виду. Но первое, что приходит в голову мне как программисту с 15-летним стажем, что если твой сайт не работает, то скорее всего виноват в этом ты, то ты на нем что-то сломал. Было объявлено о том, что LiveJournal будет менять систему кэширования. И собственно, первое падение и пришлось как раз на эту смену кэширования…

К. ЛАРИНА: Это что такое? Пожалуйста, нам объясняй, потому что мы не очень понимаем в этой терминологии.

М. КОНОНЕНКО: Ну, страницы на современных сайтах, они не статические. Их программа создает как бы при обращении. Человек обращается к сайту, программа создает страницу, отдает ее. Каждый раз это делать очень накладно, поэтому созданная один раз страница некоторое время хранится в так называемом Кэше и отдается уже оттуда. Это есть на каждом сайте с более-менее крупной посещаемостью. Вот сейчас уже вообще, наверное, на каждом. И разумеется, при смене этой системы или при ее модернизации все огромное количество вот этих заранее созданных страниц, оно исчезает и начинает строиться заново. Это долгий достаточно процесс, в течение которого могут быть разные проблемы.

К. ЛАРИНА: То есть… подожди, еще раз переведем на русский язык. То есть твоя версия, что все-таки это проблемы чисто технические?

М. КОНОНЕНКО: Ну это очевидно, потому что сегодня, например, «Живой журнал» в нем не отвечал, выдавая внутреннюю ошибку сервера номер 500. Это сообщение, которое выдается веб-сервером, когда у него скрипт неправильно работает, на стороне сервера. С помощью DDoS-атаки нельзя получить эту ошибку. Эта ошибка происходит на стороне сервера.

К. ЛАРИНА: То есть, подожди, получается, что и президента тоже ввели в заблуждение? Он-то убежден, что это хакерские атаки.

М. КОНОНЕНКО: Ну, президенту кто рассказывает о том, что происходит в данной области? Его пресс-секретарь. А пресс-секретарь где берет информацию? Читает Антона Носика, который пишет про страшные атаки кремлевских хакеров. Здесь-то как раз все понятно. Конечно, быть может, атака и была. И даже более того, наверняка была, потому что крупные серверы, их все время дидосят. Дело в том, что для этого не нужно иметь никакую там супертайную банду-организацию, это может делать любой пионер. Сети этих самых роботов, которые дидосят, они бывают разного размера – бывают крупные, бывают поменьше. Но, в принципе, любой человек может даже на своем компьютере запустить программу, которая может попортить жизнь какому-нибудь сайту, постоянно на него обращаясь. У меня была такая история в 2005 году с «Владимиром Владимировичем». Я был вынужден сменить хостинг, потому что мой хостинг сказал «я не справляюсь с этим делом».

К. ЛАРИНА: «Владимир Владимирович» — напомню, это знаменитый сайт Максима Кононенко.

М. КОНОНЕНКО: Да. Дидосят всех и всегда. Это как японская электростанция, да? Накладывается некоторое количество обстоятельств друг на друга, и все в итоге ломается.

К. ЛАРИНА: Понятно. Хорошо, я должна тебя спросить все-таки. Политическую версию преступления ты вообще отвергаешь?

М. КОНОНЕНКО: Я не вижу в этом смысла. Потому что вот «Левада-Центр» опубликовал опрос буквально вчера, который говорит о том, что электоральная и общественная значимость LiveJournal равна нулю. Значит, граждане России знают только двух блогеров с 2-процентным рейтингом – это Медведев и Путин, у которого блога вообще нет.

К. ЛАРИНА: Но здесь же дело не в этом, не в количестве пользователей «Живого журнала», а в том, что информация, опубликованная там, уходит в официальные новости. Это разве не важно?

М. КОНОНЕНКО: Ну нет никакого смысла свалить LiveJournal. Интернет, его природа такова, что если в одном месте нельзя написать, ты можешь написать в другом. Даже одних блог-сервисов существует не один десяток. И в России существуют блог-сервисы, отличные от LiveJournal, и их не один и не два. Это и LiveInternet, и на Mail.ru…

К. ЛАРИНА: Ну да, это мы знаем. Сейчас народ уже ломанулся по разным параллельным сайтам – кто в Facebook, кто в LiveInternet, кто куда.

М. КОНОНЕНКО: Вопрос не в том, где написать. Вопрос в том, как донести. А как бы, собственно, LiveJournal, он играет какую-то роль, конечно, в дистрибуции собственного же написанного… (неразб.). Но есть другие механизмы, есть Твиттер, наконец, в котором не меньше людей, чем в LiveJournal, и в котором эту самую дистрибуцию можно сделать за 7 секунд. Любой текст, который напишет Навальный и бросит на него ссылку в Твиттер, будет иметь такую же аудиторию, как текст в «Живом журнале».

К. ЛАРИНА: В таком случае скажи, пожалуйста, а кто несет… Если мы принимаем твою версию, то кто несет за это ответственность? Ты говоришь: сам собственно пользователь. Но я думаю, что вряд ли. Ведь кто-то должен справиться с этим техническим сбоем. В таком случае кто это? Руководство «Живого журнала» или кто?

М. КОНОНЕНКО: Компания, конечно.

К. ЛАРИНА: Компания-владелец, да?

М. КОНОНЕНКО: Компания СУП. Она же теряет от этого деньги. Они зарабатывают на рекламе, а никто у них не будет размещать рекламу…

К. ЛАРИНА: Кстати, такая версия, что компания СУП таким образом устраивает риар-акцию. Это я повторяю то, что я вычитала среди пользователей «Живого журнала», что есть некая такая обратная сторона этой медали – что за последнюю неделю о компании СУП практически узнала вся страна в «Живом журнале». Потому что раньше это принадлежало только узкой группе пользователей «Живого журнала». Как ты думаешь, в этом есть какой-то смысл?

М. КОНОНЕНКО: Это не так. А зачем это СУПу? Это часть Издательского дома «Коммерсантъ», не самая прибыльная его часть, это больше социальный проект «Коммерсанта». Не, я не думаю. Говорили еще, что это некий способ сбить цену. Это все очень сложно, это все очень сложная конспирология. Я не думаю, что это так. Скорее всего, это стечение обстоятельств, то есть … (неразб.) собственно компании. А после того… компания СУП… (неразб.), она же когда появилась? Это изначально была компания, созданная для того, чтобы дать русскоязычным пользователям LiveJournal некие… (неразб) сервисы. LiveJournal принадлежал… (неразб.), создавал эти… (неразб.) сервисы. Где он их брал, у кого покупал, у каких-то самодеятельных программистов? Все это было свалено в кучу, приделано к LiveJournal. А развитием, собственно, программы, на которой работает LiveJournal, никто не занимался. Занимались приклеиванием к ней разных функциональностей, которые рано или поздно взяли и сломались.

К. ЛАРИНА: Максим, дорогой, у нас время истекает. Последний мой вопрос, буквально 30 секунд. На твой взгляд, дальше как ситуация будет развиваться, если уж президент дал отмашку?

М. КОНОНЕНКО: Я думаю, что на слова президента никакой реакции особенной быть не может, потому что здесь нет предмета для реакции президента. Я думаю, что все образуется постепенно, за несколько дней начнет кое-как работать, все, в общем, войдет в свою колею.

К. ЛАРИНА: Само рассосется.

М. КОНОНЕНКО: Я не думаю, что есть какая-то проблема. LiveJournal умрет естественным образом просто потому, что большие тексты никто не хочет уже читать и писать. Все переходят в Twitter и Facebook, потому что там общение гораздо более динамичное.

К. ЛАРИНА: Спасибо, Максим. Максим Кононенко у нас был на связи. Слушайте, а мы Кириллу уже позвонили, да? Давайте мы тогда после новостей его перенесем, поскольку уже сейчас у нас время новостей. А после новостей у нас будет другой эксперт на связи – Кирилл Шулика, блогер, модератор сообщества ru_politics. Я думаю, что у него будет другая версия происходящего.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Продолжаем программу «Блог-аут». Продолжаю я, и продолжает со мной Василий Антипов, наш звукорежиссер сегодняшнего вечернего эфира. Я напомню, что вы также можете высказаться по поводу темы сегодняшней. Напомню, программа монотемная, говорим мы о беспрецедентных атаках на «Живой журнал», которые практически обрушили этот сервис в течение всей недели. И вот перед новостями Максим Кононенко высказал свою версию, а сейчас у нас на связи Кирилл Шулика, блогер, модератор сообщества ru_politics, общественный деятель. Кирилл, вы здесь?

К. ШУЛИКА: Да. Здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Добрый вечер, здравствуйте. Кирилл, вы услышали то, что говорил Максим, да?

К. ШУЛИКА: Да, услышал.

К. ЛАРИНА: Ну, пожалуйста, ваша версия. Тоже считаете, что технический сбой?

К. ШУЛИКА: Вы знаете, я не думаю, что это технический сбой. Мне кажется, это хакерская атака, так называемая DDoS-атака. У нее могут быть две причины. Первая причина – скорее всего, это коммерческие разборки. Потому что все-таки социальные сети – это достаточно серьезный бизнес. Оборот того же LiveJournal в России в 2008 году, выручка СУПа составляла 21 миллион долларов. Это достаточно большие суммы, и поэтому действительно могут быть какие-то коммерческие разборки. При этом я не думаю, что, например, к этому мог быть причастен, условно говоря, Facebook, я не подозреваю, собственно говоря, в конкурентных разборках Цукерберга. Но, тем не менее, какие-то внутренние проблемы, проблемы среди владельцев вот этого сервиса могли стать причиной вот этих хакерских атак. Они на самом деле недорогие, эксперты говорят, что такая атака стоит от 2 до 15 тысяч долларов. Суммы вполне подъемные. Вторая версия у меня политическая на самом деле. Потому что обратите внимание, что сегодня «летит» сайт «Новой газеты», вчера у нас с утра «летел» под хакерской атакой сайт митинга 16 апреля на Болотной площади. Но там, благо, удалось очень быстро справиться нашим программистам, и атака была достаточно слабая. И мы знаем, что были подобные хакерские атаки в прошлом, например, организованные с помощью движения «Наши» на какие-то сайты правительственные в Эстонии…

К. ЛАРИНА: Да, да, да. Это версия Антона Носика, он уже ее высказывал также в нашем эфире, да.

К. ШУЛИКА: Да-да. Поэтому здесь я не исключаю и политической версии. Но в то же время моя лично основная версия – это коммерческая. Потому что социальные сети становятся бизнесом. А что касается политики, я здесь в одном моменте с Паркером согласен. Он сказал, что действительно из LiveJournal можно перейти на другие площадки. И я замечал такую тенденцию, что когда завис LiveJournal, меня стали больше людей добавлять в друзья на Facebook. И по моим оценкам, если, условно говоря, «ЖЖ» совсем накроется, то я думаю, что в течение недели – полутора можно будет всем спокойно будет перейти на альтернативные платформы, на альтернативные социальные сети, и никаких образом контент и свобода слова от этого не пострадают. Но зато пострадает бизнес компании, который, на мой взгляд, может реально стать причиной таких атак. Тем более еще один аргумент в пользу этого заключается в том, что LiveJournal, вернее СУП, отказался обращаться в правоохранительные органы. Я считаю, это вообще возмутительно на самом деле. Потому что если вот эти атаки будут продолжаться, пользователи сервиса будут страдать. И я, например, честно говоря, и в блоге высказывал возможность создания для себя какой-то альтернативной площадки. Ну, перехода куда-то…

К. ЛАРИНА: Кирилл, и все-таки давайте немножко подведем итог для тех, кто, может быть, не очень понимает, что такое «Живой журнал». Поскольку он на наших глазах стремительно развивается и очень сильно отличается, как мы знаем, от подобных сервисов во всем мире. Поскольку мы – страна, как обычно, особая, а что касается политической жизни, то она у нас целиком ушла именно туда, в Интернет. Так вот, с этой точки зрения, как вы оцениваете вообще влиятельность «Живого журнала» на общественную жизнь, степень влияния?

К. ШУЛИКА: Вы знаете, на мой взгляд, влияние «Живого журнала» на общественно-политическую жизнь, оно несколько преувеличено. Все-таки «Живой журнал» и вообще социальные сети – это, что называется, очень хорошие площадки в период так называемого потребительского бума, когда люди чего-то покупают в Интернете, продают. Я тоже сошлюсь на опрос «Левада-Центра» по поводу блогов и скажу, что, например, во-первых, 62 процента опрошенных Интернетом не пользуются вообще. А их тех, кто пользуется, за последними новостями следят всего 11 процентов, а следят за ситуацией в стране и за рубежом, пытаются разобраться всего 6 процентов. Это мало. Но в то же время все-таки влияние социальных сетей на политику растет. И теперь уже у любого политика есть свой блог в разной степени успешности. Потому что некоторые, например, как Никита Белых или Олег Чиркунов, блоги ведут сами, а некоторые просто выкладывают туда сообщения собственной пресс-службы, и их никто не читает. Но, тем не менее, вот перед выборами я могу сказать, что за голоса интернет-пользователей будут бороться все партии и все партии будут применять технологии в Интернете для собственной раскрутки.

К. ЛАРИНА: Ну вот смотрите, мы с вами еще не назвали еще культовую фамилию «Живого журнала», собственно, вокруг которой все и происходит – то, что касается…

К. ШУЛИКА: Алексей Навальный.

К. ЛАРИНА: Да, Алексей Навальный. Это, безусловно, знаковая фигура для российского Интернета, поскольку он здесь, собственно, освоил какие-то совершенно новые технологии участия пользователей «Живого журнала» в общественной жизни. Помимо того, что он там занимается, по сути, журналистскими расследованиями и борется с коррупцией (говорю без всякой иронии), публикуя очень интересные материалы, которые тут же становятся достоянием гласности не только внутри Интернета, но и переходят уже в новости, ну, если не официальных, то либеральных средств массовой информации. Во-вторых, он там собирает деньги. И вот давайте все-таки напомним, что, по последним сведениям, которые Алексей опубликовал у себя же в блоге, он собрал более 6 миллионов рублей на свой сайт «РосПил». И Борис Немцов за неделю собрал больше 700 тысяч на издание своего доклада «Путин. Коррупция». Разве это не является тревожными звонками для власти? Это та сфера, с которой справиться невозможно просто так, только рубильник отключить.

К. ШУЛИКА: Да, я согласен. Но дело в том, что Алексей Навальный – это действительно феномен. И его феномен заключается в том, что он освоил действительно технологию вовлечения людей в общественно-политические процессы через Интернет. Но это нам кажется, что это много людей. В масштабах страны это небольшое количество людей, но, тем не менее, даже такое количество людей, оно создает проблемы власти. Я помню, когда была история с «Транснефтью», его разоблачение, достаточно профессионально сделанное и хорошее разоблачение, они тронули, что называется, души пользователей Интернета, и они по его просьбе стали обращаться в администрацию президента, к президенту. Я в данном случае обращался и получил от администрации ответ на свое письмо, что оно будет рассмотрено и принято к сведению. Обращались в Счетную палату, в прокуратуру. И фактически действительно масштаб этих обращений был большой. Но с другой стороны, вот вы посмотрите, Алексей Навальный не собирает по Интернету митинги, потому что, на мой взгляд, это делать невозможно, потому что это разные, что называется, целевые группы, целевые аудитории. Вот мы собираем, опять же вернусь к митингу, на 16 апреля, у нас Интернет – один из таких способов донесения информации о митинге до граждан. Даже не основной, потому что мы будем по почтовым ящикам в Москве распространять газету, посвященную митингу, проводить обзвоны, пользуясь такими традиционными, что называется, способами. Потому что одним Интернетом митинг не соберешь… (неразб.)

К. ЛАРИНА: То есть, Кирилл, на ваш взгляд, цифровые революции нам пока не грозят?

К. ШУЛИКА: Я думаю, что цифровые революции не грозят. Но, тем не менее, влияние Интернета на политику будет расти, и, естественно, к нему будет приковано внимание и власти, и оппозиции. Он действительно и далее будет оставаться площадкой такой политической борьбы и обмена мнениями, в том числе за гранью слова, потому что по Интернету, в том числе, много компромата ходит..

К. ЛАРИНА: Скажите, пожалуйста, ваш прогноз на ближайшее будущее – то, что связано с «Живым журналом». Каким образом будет ситуация дальше развиваться? Нам дадут чью-нибудь голову, покажут нам преступника, раз уж президент приказал?

К. ШУЛИКА: Вы знаете, я не думаю, что поймать преступника здесь возможно. Потому что, например, когда были какие-то предыдущие атаки на «Новую газету», там вот эти атаки шли с сервера, который находился то ли в Сенегале, то ли в Индии, я уж не помню. Это вообще с киберпреступностью бороться достаточно сложно, потому что она транснациональна. А что касается «Живого журнала», вы знаете, я выскажу такую мысль, что он, мне кажется, потихоньку будет отмирать и останется для тех людей, которые действительно много пишут, для таких объемных, масштабных текстов. Условно говоря, «Живой журнал» — это журнал, если брать печатные СМИ. Twitter – это такое информационное агентство собственное, там 140 знаков, собственно…

К. ЛАРИНА: Да-да. А Facebook – это средство коммуникации, да.

К. ШУЛИКА: Но это такой новостной сайт, я бы сказал, типа Газеты.ру. И обратите внимание, что в реальной жизни у нас журналы менее популярны, чем информационные агентства и новостные сайты. Ну, как бы это факт. Но, тем не менее, я думаю, что «Живой журнал», по крайней мере, в ближайшее время свою функцию выполнять еще будет. И прощаться действительно с ним не следует.

К. ЛАРИНА: Ну что ж, спасибо большое.

К. ШУЛИКА: Пожалуйста.

К. ЛАРИНА: А я в свою очередь хочу сказать спасибо «Живому журналу» за то, что он меня познакомил с таким прекрасным человеком, как Кирилл Шулика.

К. ШУЛИКА: Да. И спасибо, что познакомился с вами. До встречи. Всегда рад.

К. ЛАРИНА: Спасибо.

К. ШУЛИКА: И давайте в Интернете общаться… (неразб.)

К. ЛАРИНА: Хорошо. Спасибо большое. Счастливо.

К. ШУЛИКА: Хорошо, да, до свидания.

К. ЛАРИНА: Напомню, это Кирилл Шулика, блогер, модератор сообщества ru_politics, который, естественно, как нормальный общественный деятель воспользовался возможностью в прямом эфире пригласить вас и на митинг, который пройдет 16 апреля, и за это тоже можно сказать ему спасибо. Значит, мы сейчас что делаем? Мы пытаемся связаться все-таки с ответственными лицами – со Светланой Иванниковой, руководителем LiveJournal Russia. Пока у нас связь не получается, насколько я понимаю. Ну, у нас еще время есть, если получится, то хорошо, если нет, так нет. Поскольку не очень охотно дает комментарии руководство «Живого журнала», я их понимаю прекрасно, поскольку тут столько версий, попробуй разбери… Единственный вопрос, который я хотела бы задать, вопрос, который все задают: почему руководство «Живого журнала» не подает в суд? Поскольку статья там есть очевидная, на которую ссылается опять же эксперт Лаборатории Касперского. Сейчас я даже скажу, какую статью она называет, которую можно инкриминировать. 273-я статья Уголовного Кодекса – «Создание и распространение вредоносных программ». Вот по этой статье вполне возможно подавать судебный иск и заводить уголовное дело.

Если получится связаться со Светланой Иванниковой, сделаем это, а пока давайте мне уже… Поскольку версий много высказано, я думаю, что будет правильно, если у нас все-таки будет возможность пообщаться по телефону прямого эфира. Я напомню его номер: 363-36-59. Ваши версии случившегося. Ну, у нас в эфире сейчас были высказаны, как минимум, три версии. Первая версия Максима Кононенко – это технический сбой в основном, об этом он говорил, пытался сказать. Вторая версия, которую высказал Кирилл Шулика – это коммерческие разборки, что называется, заказ чей-то, и разборки между компаниями. Он высказал и возможность политической версии. Я тут еще выбрала из «Живого журнала» некоторые комментарии. Ну, по поводу денег я вам сказала – про то, что в Интернете есть возможность собирать огромные суммы на благое дело, что продемонстрировали Алексей Навальный и Борис Немцов. Об этом написал в своем блоге Илья Яшин: «Мое видение ситуации заключается в следующем. Для такой масштабной и продолжительной атаки нужны очень серьезные ресурсы. Легко предположить, что за этой акцией стоит структура, так или иначе связанная с государством. Учитывая опыт организации арабских революций, где блоги и социальные сети выполняли роль коллективного организатора протестных масс, в коридоре власти, очевидно, начали осознавать возникающую угрозу из виртуального пространства. Вполне возможно, — пишет Илья Яшин, — что это своего рода тренировка». Репетицией назвал эти события в «Живом журнале» и Антон Носик. Он, по сути, я так понимаю, убежден, и это его главная версия, что это кремлевские структуры за этим стоят. «Наши», «не наши», там уже суть не в этом, а в том, что так как власть… Вот я даже согласна, черт возьми. Ведь помните, мы же тоже могли смеяться по поводу «оранжевых» революций, которые вот прокатились по постсоветскому пространству. Но вы вспомните, какая паника была в кремлевских рядах, как они этого боялись. Они собирали по этому заседания, они по этому поводу начали встречаться с лидерами, кумирами молодежи. Они по этому поводу Селигеры организовали, потому что ужасно, панически боялись вот этих вот «оранжевых» революций. Ужасно боялись, на полном серьезе. Почему бы сегодня им не бояться революций цифровых? Тем более, уж в таких странах они прошли. Мы-то себя по-прежнему считаем страной цивилизованной, нам кажется, что мы такие прямо все из себя крутые. Вон Египет, Тунис, ну, про Ливию я уж молчу. Получилось? Получилось. А почему не получится у нас?

Еще одно мнение… Сейчас телефон включу, давайте, давайте, звоните. 363-36-59. Олег Козырев назвал атаку на «ЖЖ» терактом, сравнимым по последствиям с тем, как если бы террористы захотели лишить Россию телевидения и радио. «Блогеры, совершенно очевидно, начали представлять угрозу многим политическим силам, многим официальным СМИ». Ну, Алексей Навальный тоже не сомневается, что за атакой стоят подразделения кремлевской администрации, курирующие внутреннюю политику. Владимир Рыжков пишет: «Одна из версий – это деятельность спецслужб. Дело в том, что спецслужбы уже не раз демонстрировали, что они способны блокировать целые крупные разделы Интернета». И дальше Владимир Рыжков приводит свой пример: «События в Беслане в сентябре 2004 года, когда фактически ни в одном поисковике невозможно было найти ссылки на слово «Беслан» в течение трех дней». Ну, кстати, мы такие уже случаи наблюдали и в нашей недавней интернет-жизни. «У меня сложилось впечатление, — пишет Владимир Рыжков, — что те три дня, пока продолжались эти трагические события, Рунет жестко контролировался. Мне говорили о том, что уже много лет как на Лубянке существует специальное подразделение по контролю над Интернетом, которое способно решать любые задачи, в том числе блокирование сайтов, социальных сетей, взлом и чтение электронных сообщений».

Итак, ваша версия. У нас остается буквально несколько минут. Чего, нет? Ну нет, так нет. Итак, 363-36-59 – телефон прямого эфира. Какие версии мы еще с вами не озвучили в нашем эфире? Может быть, у вас есть своя. Пожалуйста. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло?

К. ЛАРИНА: Да, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. По-моему, Ксения, вы сегодня, да, в эфире?

К. ЛАРИНА: Да, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Ксения, значит, меня зовут Инесса Рахманова. Вот у меня такая реплика по поводу цифровых революций. Не знаю, как революций, но то, что сейчас блогеры способны объединить людей вокруг каких-то целей, мне кажется, что, слава богу, вектор повернулся в сторону благородных целей, не разрушительных, а созидательных…

К. ЛАРИНА: Вы имеете в виду Алексея Навального, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Не только.

К. ЛАРИНА: А кого еще?

СЛУШАТЕЛЬ: Я приведу маленький пример. Алексей Навальный дал пример огромному количеству людей в сообществе, о которых сейчас мало что известно. Маленькие города. Например, город, вот из которого сама я родом – город Ефремов, — организовал портал «Ефремов-Таун», который обсуждает насущные проблемы своего региона. Там обсуждают и вытаскивают на свет то, что было спрятано под… вот просто отсутствие информации. И это тоже очень объединяет людей, дает им надежду…

К. ЛАРИНА: Простите, а это каким-то образом выходит за пределы Интернета, за пределы «Живого журнала», эта информация?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, конечно.

К. ЛАРИНА: Уходит, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, она уходит. Во-первых, весь город начинает об этом говорить, о том, что все-таки какая-то возможность, кто-то не боится говорить правду. Во-вторых, люди объединяются для того, чтобы делать какие-то дела. Например, вчера появилась информация о том, что мальчика привезли из армии, из места, где он служил, из Осетии, привезли гроб с ребенком, которого тут же, мгновенно, похоронили. И все ребята, которые знали его, не верят в самоубийство этого ребенка. Они начинают все объединяться, они пишут посты, они пытаются помочь семье и так далее…

К. ЛАРИНА: Да, я поняла. Я с вами абсолютно согласна. Давайте вернемся к моему вопросу. Все-таки ваша версия происходящего: кому мешает «Живой журнал»?

СЛУШАТЕЛЬ: Я думаю, что тому, кому не нужна самоорганизация, самосознание людей…

К. ЛАРИНА: Понятно, все поняли, спасибо. Спасибо большое. Давайте еще звонок. Времени мало, очень хочется вас услышать. 363-36-59, ваши версии случившегося. Алло, здравствуйте. Алло?

СЛУШАТЕЛЬ: Алло, здравствуйте.

К. ЛАРИНА: Здравствуйте. Пожалуйста. Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Александр, Москва. Ну, сам блогер, в принципе. Имею некую точку зрения на данный вопрос. Вообще я предпочитаю в данном случае от противного мыслить. Ну, то есть понятно, что возможно много вариантов. Основное, что в данном случае меня смущает — это версия тех, кто говорит, что это коммерческий заказ конкурентов «Живого журнала». Ну, ребят, ну какой конкурент? Ну, про то, что Facebook будет заказывать DDoS-атаку на российский сайт, который там в масштабах Facebook вообще…

К. ЛАРИНА: А даже такая версия была, что Facebook может организовать такую атаку?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну потому что как только начинается разговор «надо валить «ЖЖ»», о котором идет речь – Facebook. Ну, то есть не в Контакт же люди уходят, не на какой-то, извините, «Мой Мир» или Mail.ru, не на Я.

К. ЛАРИНА: Нет, ну на LiveInternet уходят.

СЛУШАТЕЛЬ: Основной конкурент – это Facebook, по большому счету. Но Facebook это не нужно. Я думаю, что даже нашему Контакту это не очень нужно, потому что, ну, все-таки серьезная контора, ну не будут они так рисковать. Потому что если это вскроется, ну, репутационные издержки… Я просто не верю в коммерческий заказ.

К. ЛАРИНА: То есть, вы считаете, это политика?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, просто я не вижу других вариантов. Ну, паркеровская точка зрения, что это технический сбой — ну, пусть он это рассказывает ее дилетантам. Технический сбой немножко отличается от DDoS-атаки просто по трафику. Поэтому я думаю, что Паркер сам понимает, что он говорит неправду, но не знает, где тут правда…

К. ЛАРИНА: То есть можно ли предположить так, давайте попробуем так вот, вместе: что это действительно некая тренировка, репетиция. То есть люди, которые… да, они осваивают какие-то возможности для того, чтобы в патовых ситуациях, в форсмажорных в стране каким-то образом регулировать этот сегмент общественный. Так, да?

СЛУШАТЕЛЬ: Да, вероятно. Ну, немножко не так. Мне больше в этом плане импонирует точка зрения Навального, потому что он же сказал, что… Ну и сам Навальный, я думаю, понимает ту идею, что «ЖЖ» — это капля в море, в рамках страны имеется в виду. И реально мы далеки от ливийских и прочих сценариев. Но, скорее всего, речь идет о распределении бюджета, очередные жулики представили в глазах какой-то властной верхушки, что, дескать, есть угроза от «ЖЖ»: давайте нам бюджет, мы с этим поборемся, мы можем побороться. То есть я не думаю, что там кто-то всерьез боится этого сценария. Просто кто-то кого-то разводит на деньги. По большому счету, люди действительно, скорее, только озлобятся против власти, то есть результат будет, скорее всего, обратный. Ну, или никакого. Для «ЖЖ» да, конечно, это удар по репутации и по посещаемости. Но это уже «лес рубят, щепки летят». Я думаю, что дело не в «ЖЖ», не в его конкурентах. Хотя опять же…

К. ЛАРИНА: А вы сами как сейчас себя ведете? Ушли оттуда?

СЛУШАТЕЛЬ: Я сам никогда не вел блог на «ЖЖ». У меня у самого блог на другом ресурсе – маленьком таком, знаете, скромная, тихая деревенька, все друг друга знают. А в «ЖЖ» я только читаю. Ну, естественно, у меня есть там аккаунт, когда я туда залезал, мне было неприятно, я остался без ленты на эти дни. Но, по большому счету, на мой блог никаким образом это не повлияло, наш ресурс никому не интересен ни в коммерческих целях, ни в политических. Но, тем не менее, я думаю, что, так или иначе, все это наладится. Ну, то есть либо «ЖЖ» все-таки справится с этой атакой, там закупят оборудование, либо народ с него уйдет и скучкуется где-то в другом месте. Я не думаю, что этими атаками в реальности можно что-то задушить. Ну, собственно говоря, тот же Египет тому пример.

К. ЛАРИНА: Спасибо большое. Значит, у нас последние минуты пошли. Я не могу это не зачитать, поскольку это совсем новенькое стихотворение. Значит, еще одна версия происходящего, но уже в стихотворной форме. Как вы знаете, у нас сейчас жанр поэтического комментария невероятно популярен, это даже видно по тому вниманию, которое уделяется обществом этому жанру новому. И та история со стихотворением «Тандем в России больше, чем тандем» на канале «Дождь», который невероятно всколыхнуло массы. Я думаю, что у «Дождя» и аудитории пока такой нет, учитывая такой широкий резонанс, это просто удивительно. Вот, кстати, вам опять влияние Интернета, влияние социальных сетей, поскольку впервые по поводу объяснения, почему этот текст, эта рубрика была снята с эфира, Наталья Синдеева дала свои объяснения в Facebook, у себя написала. Видите, что происходит. Так вот, еще один поэтический комментатор Всеволод Емелин, мой любимый поэт, не мог не отозваться на всю эту трагическую историю с «Живым журналом». И его версией я и закончу сегодняшний эфир. Обращаю ваше внимание, что некоторые слова по понятным причинам заменены на другие. «Вставайте, люди рабочие – пожар на этаже. Враги три дня, три ночи рушат наш «ЖЖ». Говорят, под хакерской личиной «ЖЖ» обрушил В.Ю.Сурков. Но я так скажу, что искать причину надо внутри нас самих, дураков. Получив пространство в Интернет-эфире, что мы рассказали про наши достижения? Как подняли авторитет России в мире, где гремят жестокие информационные сраженья? От нас ожидали позитивного контента про нано-, например, технологии. А мы зубоскалили над президентом в каждом вонючем блоге. В стране привлечение инвестиций стоит на первой строчке в меню. А мы не преодолели своих амбиций и писали всякую фигню. Мы должны были служить примером государственного подхода. А мы недовольны даже премьером, национальным лидером нашего народа. Для того учили нас бесплатно в вузе, чтобы мы да подначивали? И никакие мы не юзеры, а лузеры, и это совершенно однозначно. Завладев блогосферой российской, мы не стали сеять ни разумное, ни доброе, ни вечное. А взялись травить несчастных милиционеров, вызывая у них приступы сердечные. И вот, естественно, уже, как когда-то газету «Искра», беспощадно ломают и валят «ЖЖ» — коллективного организатора и пропагандиста. И теперь из-за вас, гондонов, из-за ваших личных интересов не смогу смотреть Никиту Бесогона. Стало быть, останусь одержимым бесом. Не победить в информационной войне, государству бросая вызов. Вот и сидите теперь в говне, смотрите телевизор».


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире