'Вопросы к интервью
М.НАКИ — 20 часов и 4 минуты в Москве. А это значит, что сейчас у нас в эфире программа «Блог-аут». Разные ведущие ее вели в последнее время. Сегодня ее веду я, Майкл Наки. И мы обсудим актуальные темы, которые были в блогосфере, в интернете за прошедшую неделю. Сейчас расскажу вам о том, что будет происходить. Сначала мы посмотрим на рейтинг цитируемости блогеров за прошедшие 7 дней. Потом обсудим 9 мая, и как люди делают товары, на которые клеят георгиевские ленточки, и почему это они делают. Это мы будем обсуждать с Дмитрием Потапенко, который, может быть, прольет свет на то, зачем из года в год это делают.

После этого я вам расскажу о некоторых проектах к 9 мая, которые вызывали скорее одобрение у людей И потом, после перерыва на новости обсудим еще три темы. Это блогер Руслан Соколовский, которому дали 3 с половиной года условно, и мы не можем пропустить это событие, как его не пропустила и блогосфера. Мы поговорим с Марией Алехиной, участницей группы «Пуссия Райот» о том, как она относится к этому делу. И о том, как она считает, что будет происходить дальше с людьми, которые будут как-то взаимодействовать или как-то негативно высказываться о церкви.

Затем вы послушаете, как мы поговорили с Романом Муном, редактором сайта Sports.ru. о новых проблемах, которые возникли у «Зенит Арены». Очередная неделя – очередная проблема у «Зенит Арены».

И в конце часа мы с вами обсудим тему, которая прошла программа незамеченной в российском интернете, но которая всколыхнула западный интернет, англоязычный интернет – о гендерной нейтрально премии MTV Movie Awards, где не стали делать актеров на актеров и, собственно, актрис, а выдали просто за хорошую игру премию Эмме Уотсон. Это мы обсудим с кинопродюсером Сэмом Клебановым.

А я буду рад прочитать ваши мнения, ваши мысли по СМС-сообщениям. Номер для них: +7 985 970 45 45. Туда вы можете присылать то, что захотите. И самое интересное, самое важное я попробую озвучить в эфире. Итак, начнем с рейтинга цитируемости блогеров, который предоставлен нам компанией «Медиалогия». Как всегда, там не так уж много блогеров и достаточно много политиков.

На 10-м месте — главный редактор журнала The New York Times Евгения Альбац. Роскомнадзор вынес предупреждение сайту и журналу The New York Times за материал Павла Никулина «Из Калуги с джихадом». Об этом, собственно, главный редактор издания Евгения Альбац сообщила в Фейсбук. По словам Альбац предупреждение было получено за признаки оправдания терроризма. Она выразила свое мнение о том, что «достаточно странно, что Путин публично говорит о том, что тысячи россиян воюют за «Исламское государство», а при этом писать о мотивах, почему русский парень из Калуги принимает ислам и уезжает воевать в Сирию, — это признаки оправдания терроризма», — написала она.

А на 9-й строчке – Леонид Волков, глава избирательного штаба политика Алексея Навального, который сообщил о том, собственники помещений, в которых располагаются штабы Алексея Навального по всей стране, стали внезапно разрывать контракты с штабами. Это произошло во Владимире, Волгограде, Вологде, Владивостоке, и это произошло с федеральным штабом в Москве.

На 8-м месте Жак-Марк Эйро, глава МИД Франции, который, собственно, поздравил Эммануэля Макрона с победой на президентских выборах. Он написал: «Поздравляю нового президента Эммануэля Макрона. Мои лучшие пожелания Франции и Европе». Это он разместил в своем Твиттере.

На 7-м месте Антон Геращенко, советник главы МВД Украины. Собственно, он написал о том, что российских журналистов, даже аккредитованных, не пустят на «Евровидение» даже при наличии аккредитации, если они посещали украинский, как он пишет Крым без разрешения на то этой страны.

на 6-м месте, наверное, одно из немногих позитивных сообщений, которые попали в рейтинг цитируемости, точнее человек с его сообщением. Это Джон Теффт, посол США в России. Он заявил, что образ шествия «Бессмертного полка» навсегда останется у него олицетворением памяти о победе во Второй мировой войне и о том, какую высокую цену пришлось заплатить для достижения народам Советского Союза. Он напомнил, что, «несмотря на идеологические различия, народы США и СССР вместе боролись с общим врагом, а их потомки не должны забывать о людях, отдавших свои жизни ради достижения мира и свободы». Вот с таким обращением Джон Теффт выступил на этой неделе.

На 5-м месте – Вилаий Манский, режиссер, который сообщил нам всем о том, что скончался Даниил Дондурей. «Невозможно произнести эти слова: Даниил Дондурей ушел от нас», — написал он в своем Фейсбуке. Это печальная новость для всех, кто знал о деятельности Дондурея и кто, в принципе, слышал о нем.

На 4-м месте завсегдатай рейтинга цитируемости – глава Чечни Рамзан Кадыров. Собственно, в своем сообщении в Инстаграм он сообщил, что руководство Чечни нашло инвестора для строительства в Грозном дельфинария, который станет частью спортивно-оздоровительного и развлекательного комплекса «Грозненское море». Вот с такой информацией Рамзан Кадыров попал на 4-ю строчку рейтинга цитируемости.

Тройка лидеров за этот период, с 4-го по 11-мая. На 3-м месте – Алексей Навальный, который рассказал о том, что ему выдали-таки загранпаспорт. Он написал следующее: «Сегодня — звонок из ФМС: «Приходите, забирайте свой загранпаспорт». Какие-то, думаю, пранкеры, ведь все же 5 лет мне паспорт не давали. Но, действительно, пришел – получил», — написал он. И он занял 3-е место в рейтинге цитируемости.

На 2-м месте также человек, который довольно часто попадает в рейтинг цитируемости блогеров – Мария Захарова, официальный представитель МИД РФ. Она написала о том, что информационное пространство США находиться в интеллектуальной агонии. Так она прокомментировала реакцию американских СМИ на визит Сергея Лаврова в Вашингтон. Собственно, с этим сообщением она заняла вторую строчку.

И на 1-м месте рейтинга цитируемости блогеров именно в российских СМИ стал Дональд Трамп со своим сообщением об отправленном в отставку директоре ФБР Джеймсом Коми. Он написал, что «Коми лишился доверия почти всех в Вашингтоне – как республиканцев, так и демократов. Когда все успокоится, они будут меня благодарить», — написал Трамп, имея в виду, очевидно, демократов и республиканцев. Собственно, именно он возглавил рейтинг цитируемости блогеров в российских СМИ с 4-го по 11-го мая. Спасибо «Медиалогии» еще раз за предоставленный рейтинг.

Итак, перейдем к тем темам, которые в интернете были наиболее распространены последние 7 суток.

Естественно, как и каждый год, самый обсуждаемый в блогах, в социальных сетях от ВКонтакте до Одноклассников была тема 9 мая, тема Великой Отечественной Войны. И во многом тема того, как празднуется это праздник. Из года в год мы видим примерно одну и ту же картину. Есть большое количество людей, которые считают, что смысл праздника был давно утерян, что парад и прочие проявления милитаризма, по их словам, не соответствуют этому празднику. И также есть второй лагерь людей, которые, наоборот, очень радуются всем акциям, которые проходят и тому, что происходит.

Однако в этом году наметилась достаточно интересная тенденция: и противники и сторонники того, как отмечается праздник 9 мая, День Победы, — безусловно, один из важнейших для россиян, а если говорить о Второй мировой войне, то и для всего мира, — выступили единым фронтом против людей, которые пытаются как-то нажиться на нем и используют в коммерческих целях символы победы, символы 9 мая. Они клеят георгиевские ленточки на бутылку водки, размещают знамя Победы на этикетках майонеза и прочее.

И сегодня даже Валентина Матвиенко в интервью издания «Аргументы недели» рассказала о том, что она считает недопустимым коммерциализацию символов Победы. Она даже считает, что есть некая необходимость оформить это в какого-то рода законодательную инициативу, то есть «трансформировать высказывавшие ранее инициативы, направленные на предотвращение девальвации символов, ценностей в законодательную инициативу».

И, действительно, мы видели, что превалировали в Фейсбуке и во всех социальных сетях подборки с постами о том, как используют образы, символы этой Победы. Мы видели подборки, начиная от совсем девиантных каких-то историй с рекламой стрип-клубов, которые обещали бесплатно пускать ветеранов, и на их обложках также были георгиевские ленточки; и заканчивая обычными продуктами, которые мы видим каждый день — от майонеза, действительно, до бутылок водки.

Был ряд общественных инициатив, которые многие запомнили как-то, что хотят регулировать ношение георгиевской ленточки. Но при этом различные общественные организации высказывали мнение о том, что и коммерческое использование недопустимо.

То есть мы увидели удивительное единение того, как и тот лагерь, который в принципе против бурного и помпезного отмечания и тот лагерь, который «за» и который наслаждается символом георгиевской ленты и «Бессмертным полком», они все считают, что коммерческое использование – это не очень здорово. Именно поэтому хочется понять, а что, собственно, заставляет различные сети делать акции наподобие продажи картошки, которая называется «Клубенек Победы», и рядом с изображением картошки мы видим военную пилотку.

И чтобы понять это, мы решили поговорить с бизнесменом Дмитрием Потапенко, который, возможно, прояснит для нас эту ситуацию. Алло, Дмитрий, Здравствуйте!

Д.ПОТАПЕНКО – Добрый день!

М.НАКИ – Собственно, видели ли вы большое количество товаров с некой символикой, с георгиевскими ленточками и символами Победы в этом году?

Д.ПОТАПЕНКО – Я не могу сказать, что я видел огромное количество товаров с георгиевской ленточкой и символами победы. Но такие товары есть вплоть до пляжных тапочек, полотенец и всего остальное. Да, такое видел. Соответственно, все остальное да, присутствует на рынке.

М.НАКИ – Расскажите мне и слушателям, на ваш взгляд, чем руководствуются компании, которые используют эти символы к месту и не к месту в своей продукции и в своих рекламных компаниях?

Д.ПОТАПЕНКО – На мой взгляд, все это происходит, извините, из-за нашего любимого государства, потому что сначала у нас были господряды сплошь и рядом на изготовление этих ленточек, которые раздавались потом налево и направо. Более того, потом управы, префектуры, губернаторы говорили, что обязательно все должно быть украшено символами Победы. И, соответственно, когда люди осознали, что, глядишь ты, у нас, оказывается, есть такой заданный властями тренд, как любят говорить маркетологи, то они начали лепить куда попадя и куда ни попадя.

М.НАКИ – То есть у них условных рефлекс такой выработался?

Д.ПОТАПЕНКО – Знаете, власть же у нас такая: когда по рогам бьет, то достаточно больно – и вырабатывается условный рефлекс, как у собаки Павлова, что если ты чего-нибудь куда-нибудь прилепишь, то есть шанс, что тебя меньше зацепят. Ну и, соответственно, понеслась, жизнь по кочкам. Вот она и понеслась. Хотя, конечно, я сразу мягко скажу, что это неприемлемо.

М.НАКИ – А на ваш взгляд, это чистая история про показания некой лояльности общества, или это некая финансовая составляющая, маркетинговая тут тоже?..

Д.ПОТАПЕНКО – Это показатель именно лояльности. Поскольку у вас и у меня (поскольку через несколько часов я тоже буду в эфире), можно спросить слушателя абстрактного: Больше вы покупаете товар… больше вы купите условную водку, если на ней георгиевская ленточка или предпочтете ли вы водку с георгиевской ленточкой или без ленточки? Я думаю, ответ будет большей частью, что люди будут смотреть на цену, на качество, на производителя, на все что угодно, но только не на георгиевскую ленточку, налепленную к месту и не к месту. Это и мое мнение как потребителя, не только как предпринимателя.

М.НАКИ – А если у компании вырабатывается условный рефлекс, то не может ли он вырабатываться у простого покупателя, который тоже видит, что эти ленточки повсюду. И когда он их видит на каком-то товаре, допустим, как-то проникается. Может ли такое работать?

Д.ПОТАПЕНКО — Это маловероятно. С точки зрения маркетинга – нет. Дело в том, что покупателя бог миловал: пока наши власти НРЗБ и не спускают указивки: «Срочно в течение часа украсить» — и атишники, то есть административно-техническая инспекция потом не носится и у обычного покупателя не спрашивает, ходит ли он с георгиевской ленточкой на своем левом шнурке или завязал ли он в серьгу эту ленточку, то есть опять-таки тоже к месту и не к месту. То есть у кого-то выработается… Но я думаю, что с точки зрения маркетинга и продвижения этот процент крайне незначителен.

М.НАКИ – И такой вопрос: на ваш взгляд, стало этого больше или меньше за последние годы, то есть была ли какая-то точка бума, когда это началось и будет ли какая-то, возможно, точка спада?

Д.ПОТАПЕНКО – Точка спада – это этот год, потому что в этом году, в общем, гостендеров уже нет. Так что всё нормально. А началось это, по-моему, два-три года назад, когда были гостендеры на изготовление этих ленточек. Тут Екатерина Шульман, поскольку она тоже бывает в эфирах, она существенно лучше отслеживает это с Натальей Зубаревич совместно такие тендеры.

М.НАКИ – Помимо же всевозможных ленточек и прочего, используются и другие символы: форма военная, и в целом какие-то акции. Как я тут слушателям рассказывал, что бесплатное пиво для ветеранов и еще какие-то странные, девиантные вещи. Это же вряд ли согласуется с «политикой партии»?

Д.ПОТАПЕНКО – Нет, это не согласуется. Слушайте, тут уже, как говорится, в каждом домике – свои гномики. Поэтому каждый сходит с ума по-своему. И поскольку надо же как-то отметиться – давайте отметимся так. Хотя напомню, что ветеранам Отечественной войны сейчас должно быть минимум 90, и сомнительно, что им сейчас до пива. Было бы, конечно, существенно недурно тому оставшемуся несчастному миллиону хотя бы сделать то, что мы 20 последних лет обещаем: кому-то улучшить жилищные условия. А большей частью, наверное, даже не до жилищный условий — а до медицинской помощи. Потому что ключевое, на мой взгляд – людям пожилого возраста нужно оказывать медицинскую помощь…

М.НАКИ – А видели ли вы компании, которые именно таким занимаются? То есть как оппонирование тем компаниям, которые занимаются тем, что…

Д.ПОТАПЕНКО – Ну, компания не может заниматься медициной по причине того, что это для нее непрофильная деятельность. Я сейчас говорю как раз о той компании, которое называется государство и которой мы зачем-то отчисляем налоги, и которая перекладывает все самые неприятные вещи, в том числе, так называемую социальную ответственность, с одной стороны. Сгребает налоги с граждан, предпринимателей, со всех остальных, потом говорит: «Знаете, чего то мы устали от всякой социальной нагрузки. Давайте-ка вот вы займетесь…». Поэтому у нас это регулярно так называемая… есть такая фраза: «социальная ответственность бизнеса».

М.НАКИ – Если возвращаться к теме с достаточно странными проявлениями в честь Дня Победы у бизнеса…

Д.ПОТАПЕНКО – Если мягко говорить, неприемлемыми проявлениями так называемой лояльности и так называемого празднования. Это будет честно и конкретно.

М.НАКИ – Как вам кажется, увидим ли мы в следующий год тоже спад особенно после того, как многие, вплоть до Валентины Матвиенко высказались против этого? То есть получат эти лояльные люди сигнал или по инерции как-то продолжится то, что мы видим?

Д.ПОТАПЕНКО – Я думаю, что этот сигнал будет воспроизведен по-другому. Потому что для того, чтобы проявлять лояльность еще очень хорошо использовать образ президента. Честно говоря, если бы я был президентом, я бы администрацию все заточил на то, чтобы истребили кружки, тапочки, маечки, бюстгальтеры со своим светлым образом. Это, конечно, шутка, но это на грани шутки. Потому что куда только у нас не лепят Дмитрия Анатольевича и Владимира Владимирович. Я думаю, что это просто превратится из ленточки в образ с торсом.

М.НАКИ – Но пусть лучше их, чем, наверное, ленточки и символы Победы.

Д.ПОТАПЕНКО – Они просто дешевле с производством, потому что цветовая гамма проще. А тут все-таки нужно большее разрешение, с точки зрения чисто операционно. А так – никаких проблем.

М.НАКИ – Понятно. Спасибо вам большое! Спасибо Дмитрию Потапенко. Сегодня после 23 слушайте его программу об экономике и людях ее создающих. А в оставшееся время до новостей я бы хотел рассказать про несколько проектов, которые, на мой взгляд, делают интересные, полезные вещи к празднику 9 мая. Ежегодно появляются такие акции, такие кампании. И я перечислю только несколько из этих проектов. На самом деле, их намного больше. И просто расскажу вам о них, ссылки на эти Россия ресурсы, о которых пойдет речь, будут прикреплены к записи этого эфира на сайте «Эхо Москвы».

В этом году авиакомпания S7 запустила проект, который называется «Рейс героя», сделав для него отдельный сайт. В рамках этого проекта пользователям предлагается рассказать об их родственниках, которые воевали в Великую Отечественную войну, участвовали в ней. И на сайте компании написано, что уже с 8 мая, то есть это началось, по 17-е число в воздух поднимется 2 050 рейсов S7 Airlines, и все они будут носить имена этих людей, имена героев войны, а экипаж будет рассказывать пассажирам об истории этих людей. То есть это такая акция, которая направлена и на сбор информации и на то, чтобы поделиться е с другими людьми.

Google вместе с президентской библиотекой имени Ельцина продолжает поддерживать онлайн-архив писем времен Великой Отечественной войны, которая называется «Живая память». Этот проект существует не первый год. По-моему, впервые он был создан к 70-летию Победы. Для него также есть отдельный сайт, и на этом сайте каждый пользователь может загрузить письма из своего семейного архива, и эти письма могут прочитать другие пользователи, которые заходят на эту интернет-страницу.

Более того, Google привлек к этому проекту достаточно много известных, популярных людей, режиссеров, актеров, музыкантов, общественных и политических деятелей, которые эти письма зачитывают на видеокамеру и, соответственно, получаются, что эти письма, в которых много о чем рассказывается — совершенно разные письма: это бывают любовные письма, это могут быть письма детям, письма друзьям. И вот они зачитывают эти письма на камеру. И, собственно, весь этот видеоархив можно увидеть на сайте этого проекта «Живая память».

А там, на самом деле, можно встретить совершенно невообразимые, на первый взгляд, сочетания. То есть там соседствуют видеоролики, где письма зачитывают Дмитрий Песков – пресс-секретарь Владимира Путина и популярный у молодежи блогер Катя Клэп. Рядом соседствует Мария Захарова и режиссер Кирилл Серебряников. И так далее. Очень много известных людей, очень хорошо зачитывающих эти письма. И в целом огромный архив писем, с которыми можно ознакомиться и поделиться вашим семейным архивом, чтобы как-то люди могли видеть всю эту массу и понимать, что во время войны жизнь продолжалась, люди продолжали писать. И, мне кажется, это очень хороший проект. Он очень удобно и красиво сделан. Всем рекомендую обязательно с ним ознакомиться.

И еще один интересный проект сделала совместно социальная сеть ВКонтакте совместно с Роскосмосом. Они подготовили к Дню Победы снимки городов-героев в Великой Отечественной войне, которые сделаны, собственно, непосредственно из космоса. Собственно, там как это выглядит… Очень сложно по радио описывать фотографии, но я просто хочу, чтобы вы поняли, в чем заключается интерес этого проекта. Это города-герои, которые сфотографированы с МКС, и вы видите эти города, и когда вы нажимаете на них, вам дается справка об основных военных действиях в 41-м, 45-м году в этих городах. Собственно, это расположено в одной из групп ВКонтакте, которая официально принимает участие, и сама соцсеть и Роскосмос. И вы можете туда тоже зайти и ознакомиться.

И заканчивая эту тему 9 мая и Дня Победы, хочется отметить, как в этом году все-таки стало меньше каких-то все-таки совсем ожесточенных дискуссий. Да, конечно, как всегда обсуждали, куда можно было потратить деньги вместо парада. Конечно, опять рассуждали, как много людей сгоняли на те или иные акции. Но при этом многие акции, несмотря на то, что в них государство как-то принимает участие и взяло их под свой контроль, остаются акциями, в которых принимают участие настоящие люди, делают это по собственному желанию. И как-то накал этого противоборства и соцсетях и в жизни, он снижается, и все больше понимания того, что этот праздник для нас для всех одинаково важен.

Но при этом снижается понимание у людей того, что в этот праздник происходит, что это праздник достаточно грустный, потому что, к сожалению, уходит поколение этих ветеранов. И чем дальше уходит время, и тем больше эта война для всех становится отдаленнее. И даже если вы посмотрите в соцсети, даже если вы посмотрите в Фейсбук, ВКонтакте, в Однокласснике, вы увидите такую тенденцию, что все больше и больше картинок, историй, рассказов, они с пошлых годов, с того времени, когда ветераны были живыми. И нового, к сожалению, ничего не появляется. Но это нормально. Время идет и хорошо, что какое-то активное противоборство в обществе снижается.

И надеюсь, как мы поговорили с Дмитрием Потапенко, в вопросе этого праздника – праздника Победы в Великой Отечественной войне эта составляющая коммерциализации, то есть тем, что используются символы в исключительно коммерческих целях и не совсем коммерческих. Потому что сложно представить себе человека, который выбирал бы себе напиток или что-либо еще по признаку того, есть ли на нем георгиевская ленточка или нет. Скорее всего, действительно, это такое проявление лояльности.

И будем надеяться, что массовое осуждение, которое мы увидели в этом году от официальных лиц, в интернет-сети и прочем, оно как-то эту проблемы снимет и отобьет желание у производителей спекулировать на этой теме. И мы не увидим больше «клубеньков Победы», не увидим больше клубеньков Победы, не увидим больше водки с георгиевскими ленточками, и странных — я соглашусь, наверное, с Дмитрием Потапенко – совершенно неприемлемых использований этих символов в маркетинге и во всем стальном.

Сейчас мы прервемся на новости и после этого перейдем к другим темам.

НОВОСТИ

М.НАКИ – 20 часов, 34 минуты в Москве. Мы продолжаем программу «Блог-аут». Напоминаю, что СМС со своим мнением, со своими мыслями вы можете присылать но номер: +7 985 970 45 45. И сейчас мы обсудим с вами видеоблогера Руслана Соколовского, который получил сегодня 3,5 года условно. И стал широко известен за пределами интернета после того, как записал ролик в котором ловил покемонов в храме.

Надо отметить, что он признан виновным сразу по нескольким статьям, а именно нарушение права на свободу совести и вероисповедания и возбуждения ненависти, либо вражды и незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации. Что это значит? Это значит, что, на самом деле, его судят не столько за саму ловлю покемонов, сколько за 9 ролик, в частности, в рамках которых был ролик о ловле покемонов в храме, где сочли оскорбительными высказывания к совершенно разным группам по национальности, даже к группе феминистки. Что «такое незаконный оборот специальных технических средств» — это значит, что у него была ручка с функцией видеозаписи, где мигал маячок, что идет запись. Это считается таким специальным техническим средством.

Собственно, приговор Руслану Соколовскому, насколько он правильный, неправильный, можно ли считать победой, что он сел в тюрьму за свои ролики и высказывания, в том числе о церкви, — мы обсудим с бывшей участницей арт-группы «Война», с участницей группы «Пусси Райот» Марии Алехиной, которая получила реальный срок — 2 года тюремного заключения за акцию панк-молебен «Богородица, Путина прогони». Я напомню, что во время этой акции группа «Пусси Райот» в храме провела акцию, где, собственно, этот молебен спела, затем смонтировала видео. И вот на два года участницы этой акции попали в тюрьму. Алло, Мария, здравствуйте.

М.АЛЕХИНА – Здравствуйте!

М.НАКИ – Мария, скажите, пожалуйста, следили ли вы за делом Соколовского и что о нем думаете, вызывает ли оно у вас параллели с делом участниц «Пусси Райот»?

М.АЛЕХИНА – Да, следила, конечно, за этим делом. Поддерживала Соколовского. Но что здесь сказать. На самом деле, я считаю, что, собственно, 148-я и 282-я статьи Уголовного кодекса противоречат Конституции, их вообще там не должно быть. У нас, в принципе, все государство противоречит Конституции. Собственно, власть действует, скорее вопреки ей.

М.НАКИ – Как вы думаете, то, что у вас фигурировал храм, что у Соколовского фигурировал храм, то есть понятно, что есть много разных статей и все такое. Но есть что-то особенно в храмах, за что с большим удовольствием осуждают людей?

М.АЛЕХИНА – Собственно, РПЦ и является правой рукой власти. Я думаю, что слова прокурора достаточно ясно отражают… слова прокурора о том, что Соколовскому нужно дать реальный срок, чтобы другим неповадно было теми же вещами заниматься. А те же вещи – это просто обычные игры.

Они достаточно ясно свидетельствуют о том, что, в общем-то, у нас такие органы как Следственный комитет, Центр борьбы с экстремизмом, прокуратура, суд и церковь, они идут в единой такой сцепке.

М.НАКИ – В общем, заступаются за церковь, когда в ней что-то делается – органы государственной власти, на ваш взгляд.

М.АЛЕХИНА – Они просто действуют совместно.

М.НАКИ – Как вы думаете, почему, собственно, условный срок, а не реальный? Чем отличалось ваше дело от дела Руслана Соколовского? Почему вам пришлось отсидеть два года в тюрьме, а его отпустили с условным сроком?

М.АЛЕХИНА – Соколовский не сделал ничего против Путина.

М.НАКИ – То есть политический мотив сыграл свою роль?

М.АЛЕХИНА – Разумеется, да, политический мотив всегда играет роль. И я думаю, что есть разница в наших делах. Во-первых, Соколовский не занимается политическим искусством, да это так. У него больше статей, но, во-первых, как бы тяжесть… то есть юридически хулиганство считается более тяжкой статьей, чем экстремизм и оскорбление чувств верующих.

М.НАКИ – Хулиганство считается более тяжкой статьей, чем экстремизм, вы считаете?

М.АЛЕХИНА – Ну, конечно. Экстремизм – средней тяжести. Максимальные санкции до 5 лет. А Хулиганство считается тяжкой статьей, потому что максимальная санкция по этой статье – 7 лет лишения свободы. В общем, на самом деле, на этот Уголовный кодекс всем начхать, когда нужно реально посадить человека. И я думаю, что здесь ключевой разницей является то, что мы сделали политическую акцию против действующей власти, а именно Владимира Путина, который является жуликом, вором и пособником в политических убийствах. А Соколовский является, собственно, блогером…

М.НАКИ – Слушайте, но так долго говорили про назидание, что надо дать ему реальный срок для назидания. Об этом говорила прокуратура, говорили некоторые представители церкви. И вообще, у всех складывалось впечатление, что его, действительно, могут посадить. Как вы думаете, почему оказалось в итоге совершенно неожиданно, что ему дали условный срок. Что могло повлиять на это или это чисто внутреннее решение или давление извне?

М.АЛЕХИНА – Я думаю, что комплекс всего, состоящий, во-первых, из юридической работы, которую сделали адвокаты «Агоры». Они очень классные…

М.НАКИ – А как вы думаете, ваши адвокаты сделали недостаточно работы на вашем процессе?

М.АЛЕХИНА – Я думаю, что в первую очередь, политический контекст. Наше дело оно происходило в 2012 году. И политический контекст был совершенно другим. То есть Россия не вела в течение трех лет войны с Украиной, не совершалось политических убийств в центре столицы…

М.НАКИ – Так, получается, было более гуманное время, а гуманизм проявляется сейчас в отношении Соколовского, как многие воспринимают это.

М.АЛЕХИНА – Я не воспринимаю это как гуманизм. Ужас заключается в том, что это дело, оно стало идти в просто одной из строк в череде многих дел. То есть наше уголовное дело – дело «Пусси Райот», оно происходило до Болотной площади, до этих сотен обвиняемых и заключенных по этому делу и так далее. Поэтому оно стало таким ярким пятном. А дело Соколовского уже проходит между новостей про убийства и гей-тюрьмы в Чечне и так далее. То есть политический контекст стал другим, он стал жестче.

И поэтому, я думаю, что, в принципе, условный срок воспринимается как какая-то гуманная вера. На самом деле, это и есть тюрьма, когда условный срок, уголовная статья – оскорбление чувств верующих. И всерьез кто-то считает, что за ловлю покемонов в церкви можно возбудить уголовное дело, и всерьез обсуждать, что кого-то можно посадить или , наоборот, посадить. Это вообще тотальный абсурд. Как вообще можно об этом серьезно говорить?

М.НАКИ – Последний вопрос: скажите, как вы думаете, стоит ли теперь всем с оглядкой ходить, что можно получить условный срок за любое негативное мнение о церкви или о какой-то группе людей, или не стоит вестись на это надо продолжать высказываться?

М.АЛЕХИНА – Я, например, считаю РПЦ воровской конторой. И я ни на кого оглядываться в данном случае не собираюсь И, в принципе, если смотреть на дело «Пусси Райот», после того, как нас посадили, тысячи людей по всему миру надели балаклавы. Может быть, как бы вся эта история про то, что кому-то хочется, чтобы все ловили покемонов в церкви, потому что… не знаю… так кому-то нравится.

М.НАКИ – Понятно. Спасибо большое, Мария. Всего доброго!

Тема с Русланом Соколовским была достаточно обсуждаемой. Высказываются разные мнения на этот счет, но становится, действительно, понятно, и эта мысль мелькает в воздухе, что воспринимается даже условный срок как что-то хорошее, несмотря на то, что многие выражают позицию, что нельзя за оскорбление чувств верующих давать никакого – ни условного, ни реального срока, потому что даже условный срок накладывает серьезные ограничения на человека.

Переходим к следующей теме. Она касается спорта, но при этом уже давно вышла за его пределы. На новой неделе новый скандал с «Зенит Ареной». Все опять шутят про это Твиттер переполнен едкими высказываниями об этом. А именно дело в том, что многие заметили, что на «Зенит Арене» газон не соответствует никаким стандартам. И даже еще стало известно, что матч «Зенита» с «Краснодаром» будет перенесен на другую площадку. А сегодня днем еще до этого официального объявления я пообщался с редактором сайта Sports.ru Романом Муном, который объяснил, в чем же причина волны недовольства, и что же произошло такого, что «Зенит Арена» снова у всех на устах».

М.НАКИ – Роман, Здравствуйте! Расскажите, что с прошедшего четверга, что за эту неделю произошло нового с «Зенит Ареной» и почему опять буря негодования вокруг нее развернулась?

Р.МУН – Случилось так, что по последней информации, которая есть в СМИ – сам «Зенит» ее еще не подтвердил – последний матч сезона домашний с «Краснодаром» может пройти на «Петровском», то есть на стром стадионе «Зенита», хотя уже клуб сам официально объявил, что он пройдет на новом стадионе на «Крестовском». Вот проблема в этом.

М.НАКИ – А с чем это может быть связано, то есть, почему есть информация о таком решении?

Р.МУН – Проблема, судя по всему, с газоном. То есть любой человек, который видел два последних матча «Зенита» по телевизору, видел, как от газона отлетали огромные куски, как футболисты в него чуть ли не по колено проваливались. Главный тренер «Зенита» Мирча Луческу, мягко говоря, не в восторге от этого газона, как и сами футболисты. Поэтому сама эта история не удивительная: газон, действительно, выглядит так, как будто он не подходит для игры в нормальный футбол. Но, тем не менее, то, что это, действительно, произошло, что последний матч после всех этих громких объявлений могут сыграть на старом стадионе, это, конечно, очень резонансная история. Конечно, она совершенно несолидна как для «Зенита», так и для администрации города.

М.НАКИ – А как ее воспринимают, в частности на Sports.ru? То есть, есть ли там условные два лагеря, где кто-то говорит, что это правильно поступает «Зенит» или неправильно? Какое, вообще, обсуждение вызывала эта информация.

Р.МУН – Хорошо известно, что стадион в Санкт-Петербурге превратился в такой повод для насмешек. И любая подобная новость, я бы не сказал, что она делит кого-то на два лагеря. Просто все реагируют в духе «Боже мой! что там еще происходит?! Это какая-то дичь! Это очень смешно… это позорно». Примерно так.

М.НАКИ – Как, вообще, может так происходить, что при таком количестве финансовых затрат, при таком контроле на самых высоких уровнях в итоге получается вот так – с чем это может быть связано?

Р.МУН – Вы, я думаю, сами понимаете, что это вопрос, на который можно отвечать до вечера, но если попытаться как-то вкратце сформулировать, то, на мой взгляд, проблема даже здесь не столько в воровстве, сколько в плохой организации. Сам по себе ведь объект довольно сложный. Это довольно непростой проект, который даже компании с огромным опытом в строительстве стадионов, они могли бы или не завалить, но как-то… с большими проблемами реализовать.

В России, в Санкт-Петербурге, где таких стадионов никогда не строили, где очень мало людей, которые компетентны в таких вопросах… В общем, неудивительно, что это все превратилось в долгую тяжелую историю.

М.НАКИ — Ну хорошо, можно понять, что у них проблемы с инновационной этой крышей, можно понять, что там проблемы какие-то с местами и прочими какими-то историями. Но как быть, например, с проблемой газона? То есть как вообще это возможно?

Р.МУН – На самом деле, да, натуральный газон для футбольного поля, подходящий для игры в футбол на высоком уровне – это не то же самое, что газон на даче. То есть он, действительно, более уязвим, что ли, для погодных условий и с ним могут возникать проблемы, скажем так. То есть в Казани тоже, насколько я понимаю, возникли проблемы в этом году на стадионе, который будет принимать Кубок конфедерации, с газоном. В общем, как-то так.

М.НАКИ – Как раз, раз уж мы заговорили про Кубок конфедерации, который уже будет совсем скоро, в связи именно с этим событием, есть ли, на ваш взгляд, какие-то шансы, что «Зенит Арену» как-то доведут до мая и стоит ли какая-то задача?

Р.МУН – Вообще, газон – это большая проблема, то есть если его будут стелить заново, то… сколько там осталось – месяц и 7 дней? – это очень сжатые сроки для того, чтобы постелить газон заново и успеть это сделать до Кубка конфедерации будет достаточно небольшой задачей. А в целом да, Кубок конфедерации очень важная история для Санкт-Петербурга. Здесь, собственно, финал пройдет, если я не путаю. И то, что возникают до сих пор такие проблемы с одним из главных стадионов в стране, это большая проблема.

М.НАКИ – И последний вопрос. В частности, Албин говорил о том, что все эти претензии достаточно странные, и на самом деле, там остались только какие-то мелкие недочеты. И как его слова были восприняты? И высказывался ли по этому поводу, например, Луческу? И вообще, верят ли словам Албина на этот счет?

Р.МУН – Со стороны кажется, что у «Зенита» и руководителей города, в частности, Албина, у них довольно разные представления о том, что такое качественный стадион для игры в футбол. То есть стандарты «Зенита», если читать интервью Митрофанова, например, или каких-то еще представителей клуба, стандарты «Зенита» сильно выше в этом смысле, чем стандарты и администрации и стандарты людей, которые подготовили стадион, построили его и передали в управление клуба. Это тоже, мне кажется, важно для этой истории, потому что существует какое-то недопонимание между сторонами, которые ответственны за стадион на Крестовском острове.

М.НАКИ – Спасибо вам огромное за то, что уделили нам время.

Еще раз спасибо Роману. Еще раз напомню, что наш разговор состоялся до того, как стало официально известно о том, что «Зенит» с «Краснодаром» будет играть на стадионе «Петровском». Правда, сейчас говорят о том, что это сделано для того, чтобы на «Зенит Арене» не топтать молодую, свежую траву, не портить ее к Кубку конфедераций. Однако, судя по тому, что говорится и обсуждается, что газон там и портить особо не надо, потому что он уже достаточно сильно пострадал, как пишут в блогосфере, как пишут в Фейсбуке и как думают, как мы понимаем, члены команды «Зенит», которые пожаловались на качество этого стадиона «Зенит Арена» — пожаловались во главе со своим тренером.

И тема, о которой я тоже хотел бы рассказать, тоже получила гигантское, широкое обсуждение в англоязычном интернете, и фактически никак у нас не обсуждалась. Дело в том, что на MTV Movie Awards решили, что актерские способности никак не связаны с полом. И давать премии за мужские и женские роли крайне неразумно, причем как первого, так и второго плана. И поэтому они сделали гендерно нейтральную премию, то есть было несколько номинаций, где просто выбирался человек, который сыграл лучше всех независимо от пола

Так, например, сошлись в противостоянии Эмма Уотсон и Хью Джекман, который играл в фильме «Логан», а Эмма Уотсон играла, соответственно, в «Красавице и чудовище». В итоге, на кинопремии MTV Movie Awards Эмма Уотсон получила гендерно нейтральную награду за роль в экранизации мультфильма «Красавица и чудовище». Эмма Уотсон в своей речи отметила, что премия, награды достаются за актерское мастерство, а не за то, какого пола, собственно, человек.

Я для начала хочу запустить голосование для вас, слушатели. Как вы считаете, хорошая ли это практика? Если да, то ваш номер – 660 06 64. Если нет, то – 660 06 65. И не стоит вводить гендерно нейтральный премии. Голосование пошло.

А пока вы голосуете, а пообщаемся с Сэмом Клебановым по поводу этой премии.

Сэм, здравствуйте!

С.КЛЕБАНОВ – Здравствуйте!

М.НАКИ — Как относитесь к той идеи, что надо выбирать актеров не в рамках их пола, а в целом давать за лучшую актерскую игру приз?

С.КЛЕБАНОВ – Это вопрос немного неоднозначный, потому что теоретически все эти премии звучат хорошо. Но нет же приза за лучшую режиссуру мужчину и лучшую режиссуру женщины. Или за лучшую операцию у мужчин и лучшую операцию у женщин.

М.НАКИ – Действительно, нет.

С.КЛЕБАНОВ – С актерами немного другая ситуация. Сложилось так исторически, что с самых первых наград американской киноакадемии «Оскаров» всегда был приз лучшей актрисы. НРЗБ. Более естественно. Мы видим на экране мужчин, но не видим на экране женщин. НРЗБ. Как во многих видах спорта в актерском мастерстве соревнуются отдельно. Можно, конечно, говорить, что награда дается за актерское мастерство независимо от пола. Это верно. С точки зрения чистой теории это верно. Но тут есть свои минусы. Это то, что наград сразу становится в два раза меньше. Значит, шансы выиграть награду уменьшаются ровно наполовину. Потому что если за сильную роль актеры конкурировали между собой, то теперь они еще должны конкурировать и за женщин.

М.НАКИ – Но это же престижней, получается?

С.КЛЕБАНОВ – Да, но, во-первых, теряется зрелищность, меньше номинантов. Все-таки для любого актера или актрисы выиграть награду, особенно в таких самых значимых, например, «Оскара» — это очень важный шаг в карьере, То есть мы говорим людям: «В вас вдвое снижается шанс на эту награду». Я думаю, сообщество актерское встретит это неодобрительно. И плюс, если почитать публикации на эту тему, например, как прокомментировала это газета «Гардиан», то очень многие отмечают такой факт, что в киноиндустрии, в принципе, доминируют мужчины. И если сделать гендерно нейтральные награды, то и там тоже будут доминировать мужчины, потому что для мужчин просто больше ролей пишется…

М.НАКИ – Но выиграла-то Эмма Уотсон.

С.КЛЕБАНОВ – В данной ситуации выиграла Эмма Уотсон. Есть такие опасения, что если эти награды сделать совсем гендерно нейтральными, то мы увидим очень сильное мужское доминирование. Вы знаете, например, что в номинации «лучший режиссер» женщины были номинированы только четыре раза и выигрывали только один раз.

М.НАКИ – Понятно. В общем как идея – хорошо, но результат может быть неутешителен.

С.КЛЕБАНОВ – Да, поэтому может возникнуть такая же ситуация с актерскими наградами. И тут, мне кажется, нет никакой дискриминации. Мужские роли, женские роли на всех фестивалях – никто не говорит, что одно лучше другого, просто это позволяет двое увеличить количество наград, количество номинантов. И всем приятно.

М.НАКИ – Спасибо вам огромное! Всего доброго. Это был Сэм Клебанов, кинопродюсер. И мы останавливаем наше небольшое голосование: 72,2% слушателей согласны с Сэмом Клебановым, считают, что неудачное это, может быть, решение, много может быть проволочек. И считают, что не надо вводить и распространять эту практику. Остальные же считают, что такая практика может иметь место. Собственно, это был «Блог-аут». Его вел для вас я, Майкл Наки. Всего доброго!

Рейс героя – проект авиакомпании S7

Проект живая память

Проект Роскосмоса и вконтакте



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире