'Вопросы к интервью
И. ВОРОБЬЕВА – 20.05. Здравствуйте. Это программа «Блог-аут». Которая конечно же сегодня опять посвящена полностью Украине. Тому, что происходит там. Раз мы говорим про блоги, то естественно, у меня в студии один из блогеров, это главный редактор радиостанции «Эхо Москвы». Алексей Алексеевич, добрый вечер.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Добрый вечер.

И. ВОРОБЬЕВА – И речь пойдет о том, какое решение должен принять российский президент. Сейчас звучал анонс вашего блога на сайте «Эхо Москвы»

Материалы по теме

Владимиру Путину нужно ...

способствовать отделению Крыма от Украины
21%
оставить ситуацию как есть
76%
затрудняюсь ответить
3%


А. ВЕНЕДИКТОВ — Да, я обалдел. За 7 часов 100 тысяч посещений блога. В общем это круто. Комментариев мало, всего 686. И перепостов немного – 184. Я ставлю рекорды.

И. ВОРОБЬЕВА – Что-то как надо поактивнее, уважаемые. На сайте «Эхо Москвы» залезайте, смотрите.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Наверное, название «Историческое проклятие Путина».

И. ВОРОБЬЕВА – Хорошее название. В чем историческое проклятие Путина?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Ему надо принимать решение по Крыму. И это может принять только один человек. Зовут его Путин Владимир Владимирович. Вот у него действительно исторический выбор, который, конечно, несравним с выбором 2008 года по поводу войны с Грузией и присоединения или отсоединения от Грузии Осетии и Абхазии. Вилка заключается, на мой взгляд, в следующем. Если он будет инициировать и признавать независимость Крыма с последующей каким-то образом ассоциацией Крыма с РФ, то с одной стороны это его историческая миссия собирания российских земель, ибо отделение Крыма во времена Хрущева, конечно, есть историческая несправедливость. И восстановление справедливости даст Путину возможность войти в историю, заслужить благодарственных потомков. Но естественно, что такое решение вызовет активное противостояние РФ уже не Путина, а РФ прежде всего западным миром. На самом деле со всем миром. Потому что Китай тоже сильно не любит сепаратистов, Тибет смотри. И насколько я знаю, некоторые лидеры Путину прямо говорили западные о том, что будет Афганистан 1979 года. Имея в виду эмбарго, бойкоты, и развал Советского Союза вследствие эмбарго и бойкотов.

И. ВОРОБЬЕВА – Всей России.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Конечно, не Путин же отдельно. Речь идет о том, что государство может попасть под санкции серьезные. Вот у Путина выбор: с одной стороны восстановить историческую справедливость, но зато против политическая целесообразность. Или с моей точки зрения пропустить ход, пусть само сгниет, как принято там говорить, посмотреть, как будут развиваться события, сыграть на местных настроениях, но при этом не признавать независимость Крыма, признавать территориальную целостность Украины, упустить исторический шанс забрать Крым. Пропустить историческую справедливость, но в целях политической целесообразности оставить Россию в рамках «восьмерки», в рамках западного мира, евразийского пространства и так далее. Не хотел бы быть на его месте, — так я закончил этот блог. Такое решение поистине историческое.

И. ВОРОБЬЕВА – Вы за второй вариант или за первый?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я не хотел бы быть на его месте. Это же вопрос принятия решений. Мне кажется, что самое главное не допустить кровопролития. Потому что все остальное, я уже говорил, когда нет виз, когда можно просто ездить на Украину, отдыхать в Крым, ну какая разница, какой там флаг. По большому счету. Я всегда рассказываю своим студентам, когда читаю лекции про историю Эльзас-Лотарингии. Которую знаю хорошо. Это земля, из-за которой Франция и Германия вели войну и там каждый сантиметр полит кровью и французских и германских солдат. И в 71-м году, как известно Эльзас и Лотарингия отошли Германии, в 18-м году вернулись, в 40-м снова были присоединены. В 1945 потом вернулись. Все полито кровью. Как только возник Шенген, французы эльзасцы из Страсбурга едут покупать сигареты в Германию и назад через мост. Нет проблем. И в Эльзасе в Страсбурге, во всяком случае, говорят на трех языках. Французский, германский и эльзасское наречие. И нет проблем. Уже нет вопроса, Эльзас это что, это Франция, немцы туда приезжают отдыхать. И есть свой шукрут. То есть история такой безграничной зоны мне кажется это правильный выход. Но нам слишком далеко до этого, а потом страсти кипят. И эти страсти умело эксплуатируются политическими элитами. Потому что именно политическим элитам Крыма сейчас выгодно все замутить. И получить самостийность. И получить право распоряжаться вливаниями России и Украины в Крымский полуостров. А это будут большие вливания, конечно.

И. ВОРОБЬЕВА – Но сейчас по факту с Украиной у нас общее пространство, поехать туда нет никаких проблем. Взял паспорт и поехал. А вот если нынешние власти сейчас ринутся на Запад, то  у нас начнутся проблемы.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Я не понимаю, что такое ринутся на Запад. Украину никто не зовет в ЕС, Украина ни по каким параметрам к ЕС непричастна, не готова. Я считаю, как российский налогоплательщик, что Путин был неправ, предложив 15 млрд. Но как человек, который наблюдает за геополитикой, я считаю, что Путин был прав. У меня шизофрения. И у каждого должна быть шизофрения, кто наблюдает за этим. Потому что на самом деле, когда Путин говорит вполне искренне, что это один народ, но разделенный. Так думает. Это не совсем правда, но, тем не менее, общая ментальность существует и на эти деньги выкупить время для обсуждения с ненадежными партнерами, в данном случае Януковичем, это было правильная идея. И когда Путин это сделал, он это расценивал как победу. Другое дело, что Янукович этим неправильно воспользовался. В этой игре всегда два партнера. Ты делаешь все правильно, а твой партнер скидывает карту. Вот бывает.

И. ВОРОБЬЕВА – Янукович такой не очень надежный партнер оказался.

А. ВЕНЕДИКТОВ — У меня про Виктора Федоровича на самом деле более сложное видение, чем у наших пропагандистов за и против. И даже у Дмитрия Анатольевича, который назвал его тряпкой. Конечно он не тряпка. Он опасливый, я не скажу трусливый. Он опасливый, он очень жесткий политик, для меня очень важна была история 2004 года, когда он практически выиграл выборы во втором туре и в третьем туре так называемом «оранжевая революция» его снесла. Другой был бы растоптан просто, и партия уже искала других кандидатов. Он встал, сначала на колени, потом на пятки, он вернулся в политику. И выиграл честно. Выиграл следующие президентские выборы. Не каждому дано так встать после такого облома. Но затем жадность фраера сгубила. Действительно его семья в прямом смысле слова и в широком смысле слова начала грабить. Грабить олигархов, грабить Украину. Ну результат вот он. Его не любят на Украине. Его не любят ни в Крыму, не любят на юго-востоке. Его не любят. И то, что его все сдали, это следствие того, как он сдавал. Это не потому что они крысы. Они тоже крысы. Но он был первый.

И. ВОРОБЬЕВА – Я смотрю история со всеми одинаковая.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Очень интересная история.

И. ВОРОБЬЕВА – Сдают…

А. ВЕНЕДИКТОВ — И Владимир Владимирович это понимает.

И. ВОРОБЬЕВА – Вы не общались с Януковичем?

А. ВЕНЕДИКТОВ — Нет, к сожалению, я общался со всеми, кроме Януковича. Это тоже история, которая важна. Он абсолютно оказался не готов общаться и защищать свою позицию в публичном пространстве. Просто. Были люди из его окружения, которые были готовы общаться, защищать, он сказал, нет, мы и так правы. Он человек 20 века. Он человек, который не понимает важность коммуникаций. Это не преступление, преступлением, конечно, является то, что был открыт огонь. Но это не преступление.

И. ВОРОБЬЕВА – Посмотрим, может быть, после всех этих событий завтра говорят Янукович…

А. ВЕНЕДИКТОВ — У него будет пресс-конференция завтра действительно в Ростове-на-Дону.

И. ВОРОБЬЕВА – Может быть после этого он станет чуть более общительным.

А. ВЕНЕДИКТОВ — Во всяком случае, ему передали мою просьбу об интервью. Но видимо, они решили, они – это его окружение, проверить, насколько он готов к пресс-конференции. Потому что на самом деле, повторю, он коммуникационно очень слаб. Потом, может быть, и мы доживем, и наши слушатели доживут до того, чтобы задать ему свои вопросы.

И. ВОРОБЬЕВА – Потому что вопрос принятия решения это не только к Путину, но и к Януковичу. Ко всем людям…

А. ВЕНЕДИКТОВ — Которые принимают решения.

И. ВОРОБЬЕВА – Исторические решения. Спасибо большое. Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов был в программе «Блог-аут». А сейчас продолжим программу и поговорим о других блогах и событиях. На другие темы я не имела в виду, что мы уходим с темы Украины. Остаемся. Я сейчас попробую попросить своих коллег дозвониться до нашего корреспондента в Симферополе Алексея Соломина. Меня, честно говоря, интересуют некоторые детали того, что там происходит. Поскольку мой коллега из Ленты.ру Илья Азар просто не очень могу понять, он шутит или нет. Сказал, что там на митинге включили гимн «Единой России». Если это не шутка, то, в общем, извините. Но я надеюсь, что это все-таки может что-то перепутали. Но события, которые сегодня происходили, это довольно интересно. Сейчас у нас на связи наш специальный корреспондент на Украине Алексей Соломин. Леша, привет.

А. СОЛОМИН — Добрый вечер.

И. ВОРОБЬЕВА – У тебя там как-то все развивается или уже все идет на спад. Что происходит?

А. СОЛОМИН — Как только здесь по громкоговорителю объявили о том, что Рада приняла решение, что кворум был, принято решение о проведении референдума 25 мая. Тут встретили эту новость неоднозначно. Некоторые порадовались, некоторые, я успел пообщаться с людьми, говорят, что это их абсолютно не устраивает. Дело в том, что 25 мая, по мнению многих слишком долгий срок. Ждать референдума. Во-вторых, многих не устраивает, конечно, формулировка вопроса, который будет вынесен на референдум. Поскольку я знаю речь идет о возвращении Конституции 1992 года, по которой Крым был самостоятельным государством, но при этом часть полномочий все равно он передавал Украине, по крайней мере, по Конституции 1992 года. То есть здесь требуют либо полного суверенитета, автономии, либо присоединения к России. Многие так говорят. И здесь скандировали «Россия, Россия», это поддержано очень многими. Они сейчас рассредоточены, но человек 500 на площади перед Верховной Радой точно есть. Это сейчас. Притом, что многие уже ушли, поскольку решили, что ждать от сегодняшнего дня больше нечего. Хотя я должен сказать, здесь выходила женщина, она говорила, что депутаты уже разошлись по домам. При этом что я стою, наблюдаю, правда, Верховная Рада конечно большое здание, я все обозреть не могу, но я не видел уходящих депутатов из здания и люди, с которыми я успел поговорить тоже говорят, что это как-то странно, по их мнению депутаты внутри, но может быть какими-то запасными выходами они воспользовались.

И. ВОРОБЬЕВА – То есть получается, никто не знает, сколько было депутатов. Все они были без средств связи. И никто не понимает, как они оттуда выходят.

А. СОЛОМИН — Совершенно верно. Я видел, как заходили депутаты туда по одному. То есть видимо, их каким-то образом обзванивали. И приглашали на заседание Рады для того, чтобы собрать кворум. Они не толпой приехали. А по одному появлялись через какое-то время в сопровождении сотрудника милиции, их заводили внутрь. И там они оставались. Но я лично не видел пока ни одного депутата, повторю, я делаю скидку на то, что, во-первых, сейчас темно, и мне не все выходы из здания видны. А сколько было человек, был ли кворум действительно неизвестно. Я сам лично обзванивал депутатов, номерами которых располагаю и ни до одного не смог дозвониться. Кроме Рефата Чубарова, который сказал, что он… по его данным никакого кворума не было по его подсчетам, его информации. Сам он, правда, при этом что-либо комментировать. Сказал, что в связи с ситуацией не хотел бы сейчас этого делать и давать какие-то интервью. Но по поводу кворума разные слухи ходят. По официальной информации, которая была от представителей информационной службы Верховной Рады то, что Интерфакс, по-моему, передавал, это 64 депутата были. При кворуме в 51. И что 61 якобы проголосовали за референдум. А среди людей говорят, что перевес, что кворум набрался с перевесом всего в один голос. То есть, видимо, речь идет о том, что 52 депутата зарегистрировались. Точной информации нет, и точной информации пока никто не предоставляет. Получить ее пока невозможно.

И. ВОРОБЬЕВА – Леша, а что рассказывают по поводу захвата, есть же свидетели, очевидцы какие-то.

А. СОЛОМИН — Конечно. Я сегодня утром, захват ты имеешь в виду Верховной Рады. Я общался сегодня с очевидцами, это произошло около 5 утра. Здесь во внутреннем дворе Верховной Рады разбили такой небольшой городок, баррикаду установили наспех из каких-то ящиков. Там же столик развернули. Готовили пищу, но это все делали активисты, которые остались с ночи. Активисты «Русского единства», в общем пророссийских сил, их было порядка 40 наверное человек. Так вот, мне очевидцы из этой группы людей рассказывали, что около 5 утра подъехали два КАМАЗа, из которых выгрузились люди и позже они положили лицом вниз даже тех активистов, которые там были. На вопрос «кто вы», они сначала спросили, есть ли среди вас татары. И когда активисты сказали, что нет, мы русские, захватчики сказали, что мы с вами, мы Россия. Дальше подъехал черный автобус с тонированными стеклами, и начали выгружать оружие. Причем активистов, которые ночевали здесь, попросили помочь в выгрузке. И собственно, от них мы знаем, что оружия было очень много, оно было весьма специфическим. В том числе как они говорят, были… длинные, вероятно, какие-то винтовки, возможно снайперские. И говорят, что были даже гранатометы и их занесли в Раду и собственно, около 50 человек, которые приехали на КАМАЗах, часть осталась в Раде, часть в совете министров, здание, которое тоже было захвачено. И после этого над зданием появились российские флаги. Узнать, что там на самом деле, подойти к зданию было невозможно, когда я прибыл к Верховной Раде, мы попытались пройти к входной двери. Надо было преодолеть внутренний дворик. И зайти внутрь. Один из журналистов поднял пресс-карту, все время кричали, что мы журналисты, молодой человек кричал, что российское телевидение, пытались как-то предупредить, чтобы по нам не стреляли. Потому что люди внутри предупредили, что подходить к ним лучше не стоит. Так вот когда подошли к двери, попытались проникнуть внутрь, поговорить с людьми, которые там… дали понять, что этого делать не стоит. Бросили шумовую гранату, которая взорвалась в холле. Это был не очень сильный взрыв. Не какое-то серьезное взрывное устройство, но было понятно, настроены серьезно и разговаривать они с прессой не хотят.

И. ВОРОБЬЕВА – Интересно. Леша, а люди, которые на улицах, их не смущает, что в здании находятся вооруженные люди и все решения, которые внутри здания принимаются, могут быть под дулами автоматов?

А. СОЛОМИН — Нисколько не смущает. Более того, они относятся к вооруженным людям внутри здания как к своим защитникам. Это фактически обеспечивает не только принятие решений, которые могут быть им нужны, здесь люди ждут референдума по статусу Крыма. А еще это обеспечивает защиту от других сторон конфликта. Потому что да, сегодня не приходили никакие группы ни крымских татар, ни сторонников единого государства с Украиной. Их просто здесь не было и поэтому здесь не было никаких драк, ни давок, ничего, что например, происходило вчера. Поэтому отношение к тем, кто внутри, я имею в виду к тем, кто захватил здание, кто бы это ни был, чей бы ни был спецназ, были ли это группы самообороны, или профессиональные военные. Им все равно. Отношение к ним положительное.

И. ВОРОБЬЕВА – Наш с тобой коллега Илья Азар, который пишет в твиттере, что со сцены крымской Рады включили гимн партии «Единая Россия». Это правда?

А. СОЛОМИН — Гимн партии «Единая Россия» я не слышал. Но они здесь работают уже много часов, вполне возможно, что это было, я это вполне допускаю. Потому что здесь периодически звучат возгласы, крики, лозунги «Путин, Путин», также здесь кричат «Кадыров, Кадыров». Яркие российские политики появляются и здесь им выражают категорическое одобрение.

И. ВОРОБЬЕВА – Хорошо, про Путина я еще могу понять, а Кадыров почему?

А. СОЛОМИН — А потому что Кадыров обращался к крымским татарам и призвал их вести себя достойно, не вовлекаться в конфликт, и осудил те действия, которые происходили вчера. Вот эти столкновения, в которых принимали участие крымские татары с одной стороны, и сторонники объединения с Россией или автономии с другой стороны.

И. ВОРОБЬЕВА – И чего люди хотят от Путина?

А. СОЛОМИН — Ой… часть людей хочет от Путина, естественно, ввода войск и защиты Крыма и принятие Крыма под свой суверенитет. То есть, чтобы Крым вошел в состав России. Другие люди хотят, чтобы Путин поддержал Крым политически, то есть полностью высказал свое доверие тем чаяниям, желаниям, которые выдвигают русские, населяющие Крым. И хотят, чтобы… Так, что тут происходит. Нет, все в порядке. Просто люди радуются. Кто-то против, кто-то сейчас целиком за и кричат «Республика Крым», то есть многие поддерживают назначение референдума. Так вот, некоторые считают, что Путин вообще не должен вмешиваться. Таких немного. Но такие есть. Что это неправильно, если бы Россия вмешалась. Все-таки это интервенция, это было бы неправильно и что нужно самим отстаивать свою автономию и бороться за свои права. Люди очень разные. Но большинство как мне показалось, все-таки за то, чтобы Россия вмешалась и чтобы войти в состав РФ.

И. ВОРОБЬЕВА – И последний вопрос, сейчас там на улице перед зданием парламента обстановка напряженная или скорее просто митинговая. И никакой агрессии нет.

А. СОЛОМИН — Она ненапряженная, она митинговая. Кстати верно вы сказали. Люди конечно разные. Есть, кто радостно настроен, есть, кто недоволен. Но никаких конфликтов нет. В драки не вступают. Никого сторонних не пропускают, внимательно относятся к прессе, которая освещает эти мероприятия. Например, если здесь появляется украинская пресса, я не думаю, что ей дадут спокойно работать. Смотрят бейджики. У меня, например, тоже некоторые смотрели бейджик. Обычно реагируют спокойно. Потому что «Эхо Москвы», говорит Москва, говорит радио Москвы, вы говорите честно, молодцы. Некоторые, кто знает «Эхо Москвы» есть хорошая реакция, очень довольны позицией Алексея Венедиктова, например. Просили передать ему привет и поддержку. А некоторые как… из национальной самообороны сказал, чтобы я отсюда бежал кабанчиком, потому что я работаю на «Эхо Москвы». То есть эти люди я бы не сказал, что готовы были меня побить, но было не самые дружелюбные, скажем так.

И. ВОРОБЬЕВА – А украинской прессе не дадут работать ты сказал?

А. СОЛОМИН — Я полагаю, что будут относиться к ним, я не видел таких ситуаций, я не видел, чтобы задержали какого-то человека, например, с Пятого канала, который здесь очень не любят, и чтобы там ему надавали тумаков. Такого не было, но, судя по настрою, с ними бы не стали общаться, могли бы конечно, обматюкать как-нибудь и прогнать, просто чисто физически не дать им находиться рядом с собой. Я повторюсь, что таких ситуаций я не видел, но настрой был такой.

И. ВОРОБЬЕВА – Я поняла. Спасибо большое. Я благодарю Алексея. Давайте сейчас я хочу попросить звукорежиссера поставить нам пленочку. И там есть и. о. министра внутренних дел Украины Арсен Аваков. Который говорит о том, какова официальная позиция нынешних властей Украины на происходящее.

А. АВАКОВ – Группа вооруженных людей захватила Верховный Совет Крыма. Во избежание кровопролития мы не стали идти на вооруженный конфликт, органы МВД, и достаточно просто оцепили здание Рады. Считаем, что это группа террористов и относимся к этому именно так: провокация для нагнетания возможных напряжений по линии между войсками Российской Федерации и Украины, подогревая и без того непростые отношения, которые были последние дни. Официальная позиция Украины в том, чтобы не вести никакого развития линии конфронтации. Все, что можно решить в Крыму, можно решать путем спокойного уважительного диалога к правам и требованиям мирного населения. И здесь никаких недружественных шагов ни сегодня, ни в ближайшей перспективе в отношении Крыма или российских баз в Крыму или еще чего-то, что якобы является подоплекой такого рода действий, не было. Это провокация экстремистских сил.

И. ВОРОБЬЕВА – В интервью «Эхо Москвы» Арсен Аваков. Я хочу зачитать заявление утвержденного Верховной Радой премьер-министра Украины Арсения Яценюка, который поручил министру внутренних дел Арсену Авакову, а также первому вице-премьеру навести порядок в стране. И организовать силовой сектор для обеспечения спокойствия и соблюдения правопорядка в стране. Также оперативного расследования преступлений, совершенных против мирных граждан. Мы сейчас уйдем на перерыв, и пока будут новости, я прошу вас проголосовать. Какое решение на наш взгляд должен принять Владимир Путин. Либо способствовать отделению Крыма от Украины, и вы слышали аргументацию Алексея Венедиктова. Либо потерять, пропустить ход, потерять эту возможность и смотреть за ситуацией.

ГОЛОСОВАНИЕ

И. ВОРОБЬЕВА – 20.34 в столице. Пока вы голосуете, я объявлю рейтинг цитируемости блогеров за последнюю неделю. Посмотрим, как много в этом рейтинге Украины.

ТОП-10

И. ВОРОБЬЕВА – Итак, компания Медиалогия составила рейтинг цитируемости блогеров за последнюю неделю.

На 10-м месте телеведущий Дмитрий Дибров, который сообщил об улучшении состояния здоровья певицы Жанны Фриске.

На 9-м месте – премьер-министр Канады Стивен Харпер, речь идет о том, что президент США Барак Обама поспорил с канадским премьером на ящик пива, что американская хоккейная сборная обыграет канадцев на Олимпиаде в Сочи. Понятно, что в итоге на кону оказались два ящика пива, так как соперничали как мужские, так и женские команды. Оба ящика Обама проспорил.

На 8-м месте фристалистка Мария Комиссарова, которая после операций и лечения будет проходить реабилитацию в Германии еще около полугода. Она написала в своем блоге, что не знает с чего начать, но хочет не закрываться от всех, потому что все так поддерживают, и она поблагодарила всех, кто переживал за нее.

На 7-м месте депутат Радослав Сикорский, глава МИДа Польши, который заявил, что в переговорах по урегулированию кризиса на Украине настал деликатный момент. Это было еще до исчезновения Виктора Януковича.

На 6-м месте фигурист Евгений Плющенко, который написал твит про фигуристку из Японии Мао Асаду. Что она была великолепна.

Пятое место – политик Борис Немцов, которого арестовали решением Тверского суда Москвы на 10 суток. Он об этом сообщил в твиттере.

Четвертое место – теперь уже бывший посол США в России Майкл Макфол, который покинул этот пост. И я так понимаю, покинул Россию. Потому что у него спросили, когда он уезжает, он написал: среда.

Третье место – Надежда Толоконникова из «Pussy Riot», которая писала о том, что ее задержали во время акции на Манежке в поддержку осужденных фигурантов Болотного дела.

Второе место – координатор «Левого фронта» Сергей Удальцов. Который написал о том, что после оглашения приговора участникам Болотного дела в центре столицы были задержаны более 400 человек. Что соответствует действительности, скажу я вам.

А на первом месте политик Алексей Навальный, который был задержан вечером 24-го февраля на Манежной площади во время акции в поддержку узников Болотного дела. Его обвинили в сопротивлении полиции. А точнее это немножко некорректная формулировка статьи 19.3 Административного кодекса. Там речь идет о неповиновении законному требованию сотрудника полиции. Если я правильно понимаю, суд расценил неповиновение законному требованию то, что требовали сотрудники полиции, чтобы все разошлись и не стояли. А кто-то посмел постоять в течение полминуты, минуты, 10 минут. И забирали всех без разбору, и лидеры Алексей Навальный, Николай Ляскин, Илья Яшин, Борис Немцов, Надежда Митюшкина получили по 10 суток административного ареста. А накануне Следственный комитет выступил с просьбой перевести Алексея под домашний арест. Я хочу обратить ваше внимание, что здесь есть только один блог, посвященный Украине. Все остальное либо Олимпиада, либо Болотное дело и все акции, которые были после объявления приговора по Болотному делу. Вот такой рейтинг цитируемости блогеров. Давайте вернемся в программу «Блог-аут» и поговорим опять об Украине. Я опять обращаюсь к блогам. Блог на сайте «Эхо Москвы» журналиста Айдера Муждабаева о том, что сейчас происходит в Симферополе. Айдер пишет: это не шутки. И то, что там может произойти, будет крайне, я бы сказала слово «страшным», но Айдер сейчас скажет свои слова. Айдер, здравствуйте.

А. МУЖДАБАЕВ — Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА – Итак, то что происходит в Симферополе ты пишешь, что это не народный протест и даже  на имитацию не похоже. И это все провокация. Чья провокация?

А. МУЖДАБАЕВ — Я не знаю, чья это провокация. Просто это как минимум странно, когда десятки, вооруженных автоматами людей захватывают правительственные здания. При этом они даже не называют, кто они такие.

И. ВОРОБЬЕВА – Наш корреспондент Алексей Соломин, я его спросила, люди, которые стоят около парламента, их не смущает, что люди вооруженные внутри. И решения, которые пример парламент, возможно, будет решение принято под дулами автоматов, он сказал, что те, кто на улице людей не смущает, они воспринимают этих людей как защитников своих свобод. В целом Крыма.

А. МУЖДАБАЕВ — Я не знаю. Я просто не могу оценивать действия этих людей, которые захватили парламент. Пока они не представятся и не выскажут свои требования. Я не могу себе представить ситуацию, когда люди в масках с автоматами захватывают здание и при этом не говорят, кто они такие и в этом же здании… президиум парламента. Как это вообще оценивать? Украинские власти оценивают это как терроризм, я не знаю, как должен я оценить. На мой взгляд, это как минимум странная история. Если бы это были, допустим, митингующие, которые собрались у парламента и требуют чего-то, это одно. Но совсем другое, когда парламент захватываю люди, вооруженные автоматами и требуют принятия каких-то решений.

И. ВОРОБЬЕВА – Там была любопытная деталь, о которой говорил Алексей Соломин, он разговаривал с очевидцами захвата, когда люди вооруженные подошли к тем, кто стоял у здания и спросили: вы татары. И на что им ответили: нет, мы русские. И тогда сказали, что вот, ваши братья. Что на самом деле там действительно какая-то национальная проблема или в Крыму нет ее?

А. МУЖДАБАЕВ — Насколько я знаю Крым, там таких проблем нет. Потому что все 23 года того периода, когда Крым был в составе Украины, в Крыму не было ни одной стычки на межнациональной почве. Если кто-то сейчас хотел бы ее спровоцировать, я не думаю, что это ему удастся, потому что люди Крыма хотят жить мирно, потому что они понимают, что война и стрельба и противостояние вооруженное это не их будущее. И те люди, которые поддерживают вооруженных людей, которые захватили здание парламента, они как минимум поступают опрометчиво. Потому что нельзя силой тридцати автоматов решить проблемы такого сложного региона как Крым. Где присутствуют интересы и разные люди. И татары, и украинцы и русские. Разве можно силами автоматчиков решать проблемы в таком регионе.

И. ВОРОБЬЕВА – То есть там настолько ситуация в этом смысле нормальная, что несмотря на провокации, наверное нам не стоит ждать к счастью каких-то межнациональных конфликтов. Но если они все равно случатся. Это уже будет другой Крым, получается так.

А. МУЖДАБАЕВ — Ира, я так боюсь, если честно вот этих провокаций. Потому что совершенно точно эти люди, которые захватили парламент Крыма точно не крымчане. Потому что никакому крымчанину любой национальности это в голову не пришло. Дело в том, что может быть, это не все в России понимают, но Крым такая хрустальная ваза, которую в своих руках держали люди всех национальностей в Крыму. И как только наступали какие-то противоречия или проблемы, все люди думали только об одном – как бы чего ни вышло. И всегда все отступали. И никогда не было такого, чтобы кто-то с автоматом шел на обострение. Поэтому у меня четкое ощущение, что эти люди абсолютно инородные Крыму. Потому что люди в Крыму, я сегодня разговаривал с разными людьми, они хотят только одного – чтобы от них отвязались. Чтобы не была, не дай бог, спровоцирована ситуация, когда начнут гибнуть люди. Но если кто-то начнет гибнуть, это будет страшная история для Крыма. Но я хочу подчеркнуть, что если даже так случится и татары и все остальные понимают, что это не действия людей крымских. Я не думаю, что даже если что-то произойдет, кто-то начнет мстить людям других национальностей, все понимают, что его сосед Иван или Рефат это придумали. Это не крымские дела. Потому что просто невозможно представить, чтобы русские и татары соседи начали друг в друга стрелять.

И. ВОРОБЬЕВА – Я поняла. Спасибо большое. На связи по телефону был журналист Айдер Муждабаев о том, что происходит в Крыму и насколько там существуют или не существуют национальные конфликты. И я заканчиваю голосование. Очень много людей проголосовало. По телефону 1300 человек, в Сетевизоре почти 1000. И ответ на вопрос: какое решение сейчас должен принять Владимир Путин, ответ следующий: 65% в телефонном голосовании и 75% в Сетевизоре за то, чтобы оставить эту ситуацию сейчас, чтобы она развивалась самостоятельно и туда не вмешиваться. И 35% в телефонном и 25% в Сетевизоре говорят о том, что необходимо способствовать отделению Крыма от Украины. Ваши sms-сообщения +7-985-970-45-45. Сейчас я предлагаю послушать представителей Минобороны России, которые сегодня после разных совершенно сообщений о том, что там боевая подготовка на Черноморском флоте России, что всем все угрожает и все в боевой готовности. Сегодня зам. министра обороны Анатолий Антонов давал некий короткий брифинг для журналистов и там был мой коллега Илья Рождественский. Который принес запись и я предлагаю послушать.

А. АНТОНОВ – Делается заявление о том, чтобы Черноморский флот стоял на месте, вводятся чуть ли ни запретные зоны для полета. Все это конечно беспокоит нас в Министерстве обороны. Черноморский флот РФ находится в Крыму в соответствии с российско-украинскими соглашениями. Те уровни, которые были зафиксированы в этом соглашении, мы их не выбираем все, и скажем, количество кораблей, воинских частей намного ниже, чем обозначены в этих соглашениях. Черноморский флот в Крыму это гарантия стабильности, гарантия безопасности, гарантия сдерживания тех сил, которые пытаются расшатать ситуацию в Крыму. Никакой угрозы со стороны Черноморского флота не идет. Мне очень хотелось бы рассчитывать на то, что и наши коллеги с той стороны будут четко выполнять свою часть обязательств. Нас беспокоит возня, которая сегодня происходит вокруг Черноморского флота. Нас беспокоит, что мы читаем и в СМИ, и раздаются различного рода провокационные заявления на различных площадках, в том числе несущие угрозу для жизни, безопасности российских офицеров, моряков. В этой связи конечно же мы предприняли усилия по обеспечению безопасности объектов Черноморского флота, мест компактного проживания российских военнослужащих. Эту работу несут антитеррористические подразделения Черноморского флота. И в заключение я хотел бы обратить внимание на заявление внешних и внутренних так называемых деятелей, которые так много сегодня рассуждают о стабильности в Крыму. В частности я говорю только исключительно о Черноморском флоте. Сегодня очень важно делать сдержанные заявления, отказаться от провокационных действий, провокационных заявлений и не расшатывать и без того сложную ситуацию, которую мы видим в Крыму.

И. ВОРОБЬЕВА – Это зам. министра обороны Анатолий Антонов. Возвращаемся к событиям на Украине. Сегодня стало известно местонахождение президента, по крайней мере, президента отстраненного решением Верховной Рады и президента, которого считают президентом в России. Я имею в виду Виктора Януковича. Завтра в Ростове-на-Дону пройдет его пресс-конференция. А также сегодня господин Янукович обратился к народу, попросил Россию о защите. И прервал продолжавшееся с прошлой недели молчание. Все это он передавал через российские информагентства. Свое заявление, в котором излагал свою позицию касательно происходящего на Украине. Об этом, о Викторе Януковиче и о том стоит ли России его защищать, поддерживать и что с ним делать сейчас на связи с нами политолог Глеб Павловский. Глеб Олегович, здравствуйте. Добрый вечер.

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Добрый вечер.

И. ВОРОБЬЕВА – Как вам заявление Януковича, это уже кто заявляет сейчас, в каком он сам себя считает статусе?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Он себя считает президентом Украины. И хотя с точки зрения строгой легальности он может им считаться, вряд ли кто-то в мире его так рассматривает. Он слишком далеко от президентского кресла, президентской резиденции и понимания того, что происходит на Украине.

И. ВОРОБЬЕВА – А Россия сейчас каким образом поддержит или нет Виктора Януковича после его может быть выступления в Ростове-на-Дону, нужен Янукович России или нет?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Янукович умеренно полезен России. Потому что он сохраняет определенную легальность, очень условную, очень небольшую и с трудом признаваемую, но все-таки. Пока на Украине до выборов нет избранного уже легитимно президента, Янукович все-таки сохраняет статус претендента, скажем так. Хотя с очень малыми шансами. И Россия в нынешней ситуации дефицита, обвала прежней системы влияния на Украину, не может особо разбирать. Поэтому она предоставила Януковичу крайне ограниченный на самом деле статус. Он же находится в России как лицо, чья личная безопасность находится под угрозой. То есть это не политическое убежище и тем более не резиденция, вынесенная в Россию. А это какой-то такой статус, который может быть отнят по желанию российской стороны. Он не имеет международного характера. Россия считает, что его безопасности что-то угрожает. Потом она может изменить свое мнение через неделю.

И. ВОРОБЬЕВА – Российская власть в постоянном режиме говорит о том, что Янукович это президент, а все то, что сейчас считает себя властью на Украине, оно нелегитимно. Что должно произойти, чтобы Россия признала всех людей, которых назначают правительством, легитимной властью Украины?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Это вечная проблема революций. Должна возникнуть новая власть, контролирующая страну. Как только она возникнет, у России резко уменьшится желание придерживать кого-то другого, потому что надо решать вопросы. В Крыму прямо скажем, находится не большая часть российской собственности, а самое главное в Крыму не находится большая часть украинских русских. Потому что их большая часть живет на юге и востоке, где признают легитимность Киева. А разменивать Крым, условно говоря, на Донбасс и Луганск было бы плохой игрой, плохим обменом.

И. ВОРОБЬЕВА – То, что сегодня происходит в Крыму, главный вопрос, кто эти вооруженные люди, которые захватили здание парламента. Какие есть варианты у вас?

Г. ПАВЛОВСКИЙ – В любом случае, очевидно, что эти люди находятся в контакте с нашими спецслужбами. Они могут быть кем угодно, частью украинских войск, вышедшие из подчинения, они могут неформальным вооруженным отрядом наемным. Видно, что это профессионалы. Видно, что они занимали здание профессионально и согласовано с рядом других действий. Так что здесь понятно, что эта часть какого-то плана тактического, который должен был, надеюсь, как-то согласован. С российской стороной.

И. ВОРОБЬЕВА – То есть может быть и не согласован, вы так сказали «надеюсь».

Г. ПАВЛОВСКИЙ – Просто если он не согласован с российской стороной, то мы глупцы, если мы поддерживаем этих людей, чьи цели на самом деле нам неизвестны. Мы можем еще раз попасть в такую же ситуацию, как попали с Януковичем, только в еще более смешном варианте.

И. ВОРОБЬЕВА – Очень интересно и будем наблюдать за тем, что происходит в Крыму. И все-таки надеюсь, мы узнаем, кто же эти люди, которые захватили парламент. Спасибо большое. Политолог Глеб Павловский был в эфире «Эхо Москвы». Давайте сейчас свяжемся с Сакеном Аймурзаевым, нашим корреспондентом в Киеве. Меня интересует вопрос, кто же был сегодня назначен в правительство Украины. Сакен, добрый вечер.

А. АЙМУРЗАЕВ — Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА – Хочу спросить про сегодняшнее назначение в правительство. Есть ли какие-то неожиданные персоны, которые стали и.о. разных ведомств или все по плану, что называется, произошло.

С. АЙМУРЗАЕВ — Некоторые изменения в отличие от того списка, который был прочитан вчера на майдане, все-таки произошли. Насколько говорить об этих людях можно в принципе, все эти люди неожиданность. Еще несколько недель назад трудно было себе представить, что депутаты, которые хотят с протестующими, с ранеными людьми по больницам и участкам, возглавят, например, Министерство юстиции. Или главный врач майдана, который координировал работу всех структур медицинских Олег Мусий станет министром здравоохранения. Так что все люди в какой-то степени неожиданные, о некоторых закономерностях можно говорить в этом кабинете, там очень много людей, лично связанных с Арсением Яценюком, премьер-министром, связанных с ним многими годами работы, начинающих с Черноворцов, когда он только-только занимался большими делами. И это люди, которые видимо с ним, и Арсений Яценюк отказался от президентских амбиций и это тоже очень важно. Это его кабинет. Под его руководством. С ним будут работать люди, которые преданы и работали с Юлией Тимошенко, когда она была премьер-министром и ждали ее эти годы. Здесь будут активисты. Это тоже интересное явление. То есть чистый активизм привел людей в политику.

И. ВОРОБЬЕВА – А что касается силовых блоков.

А. АЙМУРЗАЕВ — Силовой блок это интересная тема. Поскольку сейчас приоритет украинского правительства, оно опубликовало это в своем официальном заявлении, это сохранение территориальной целостности, независимости, суверенитета Украины. Поэтому силовой блок уже сформирован. Это люди, которые начинали свою карьеру военную и силовую при Викторе Ющенко, это евроатлантисты, это люди, которые в то время, например, и.о. министра обороны адмирал Тенюх возглавлял ВМФ Украины. Работал в Крыму и прекрасно знает всю эту ситуацию. …Валентин Наливайченко, который при Ющенко возглавлял это ведомство, разведку возглавит Виктор Гвоздь, он при Ющенко занимался внешней разведкой Минобороны и у него были прекрасные связи с НАТО, последние годы он не работал, он работал в системе МЧС Украины. Вот эти люди, которые будут сейчас отвечать за крымскую ситуацию в том числе. Это люди опытные, я думаю, что их штаб сейчас параллельно с Турчиновым, который полетел в Крым, разрабатывает какие-то ответные меры хотя бы на идеологическом уровне. Поскольку тот фон, на котором происходят волнения в Крыму, российский фон, конечно, чувствуется и люди говорят о какой-то прям идеологической холодной войне.

И. ВОРОБЬЕВА – Спасибо большое. Наш собственный корреспондент на Украине Сакен Аймурзаев. На этом программа «Блог-аут» завершается. Завтра мы ждем пресс-конференцию Виктора Януковича. И что он скажет, послушаем обязательно.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире