'Вопросы к интервью
19 декабря 2013
Z Блог-аут Все выпуски

1. Заявление Путина о помиловании Ходорковского
2. Поправки в законопроект об участии граждан в охране общественного порядка
3. Освобожденные по амнистии участники «Болотного дела»


Время выхода в эфир: 19 декабря 2013, 21:08



И. ВОРОБЬЕВА: 21 час 6 минут в столице. Добрый вечер. Меня зовут Ирина Воробьева. Это программа «Блог-аут». Она сегодня насыщена разными темами. Вначале расскажу вам о рейтинге цитируемости блогеров за неделю, компания «Медиалогия» составила рейтинг цитируемости блогеров. Поговорим о заявлении Владимира Путина о помиловании Михаила Ходорковского. По телефону у нас будут политолог Глеб Павловский, адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант, также поговорим и с адвокатом Сергеем Бадамшиным об освобожденных по амнистии участниках «болотного дела». После половины часа затронем интересную тему, которая ушла из внимания, я бы хотела ее поднять. Это законопроект об участии граждан в охране общественного порядка и те поправки, которые обсуждались на этой неделе в комитете по безопасности. Будет по телефону депутат ГД Борис Резник. Кроме того, расскажу вам о событиях, которые происходят в Якутии. Такая насыщенная программа. Давайте начинать с рейтинга цитируемости блогеров за неделю.

ТОП-10. ЛУЧШИЕ БЛОГЕРЫ

И. ВОРОБЬЕВА: 10-е место – журналист, сотрудница РАПСИ, это судебная ветвь РИА «Новости» (видимо, уже бывших РИА «Новости), Мария Гусарова. Генеральный директор нового информагентства «Россия сегодня» Дмитрий Киселев заявил на собрании коллектива РИА «Новости», что сохранит все существующие бренды агентства. Об этом и написала в своем Twitter Мария Гусарова: «Со слов Киселева бренд РИА как-то останется, а «Интерфакс» и ИТАР-ТАСС останутся конкурентами для нового СМИ. Руководство «России сегодня» сейчас думает над юридической формой соблюдения старых брендов. Дмитрий Киселев заявил также, что редакционная политика агентства будет в сфере его интересов, но заметил при этом, что она будет «выработана совместно». «Я планирую максимально опираться на команду, которая есть, — заявил Киселев. — Я пришел один».

9-е место – сенатор Вадим Тюльпанов, глава комитет Совета Федерации по регламенту и организации парламентской деятельности, предложил выдвинуть кандидатуру осужденной участницы Pussy Riot Надежды Толоконниковой на признание первой красавицей страны. «Мне кажется, что Надежду Толоконникову можно номинировать на самую красивую девушку России (по всем критериям)!» — написал политик. – «Мы любим Надежду! Я горжусь тем, как она ведет себя после ареста. Дай нам бог такие же силы в такие испытания», — высказался он в Twitter.

8-е место – протодиакон Андрей Кураев. «Введение графического символа рубля, воспроизводящего раннехристианский символ Иисуса Христа, возможно, стоит обсудить на заседании синодальной Библейско-богословской комиссии Русской православной церкви, считает известный миссионер, протодиакон Андрей Кураев. Он написал следующее: «Утвержденный Центробанком РФ символ рубля абсолютно точно воспроизводит раннехристианский символ Христа — хризму. Вот даже не знаю = радоваться этому или нет», — написал Кураев в своем блоге в «Живом журнале».

7-е место – твиттер-аккаунт под названием Gazprom mafia. В швейцарском городе Ньоне состоялась жеребьевка одной восьмой финала Лиги чемпионов. «Зенит» сыграет с дортмундской «Боруссией». Сразу после церемонии едва не разразился скандал. В Интернете за считанные минуты набрал популярность новый твиттер-аккаунт с причудливым названием Gazprom mafia. В записях, датированных еще 13 декабря, автор сообщил, что он — большой поклонник футбола и у него есть источник в «Газпроме», который стал спонсором Лиги чемпионов и теперь оказывает в европейском футболе существенное влияние. После чего он же сообщил, что знает все пары первой стадии плей-фф, и выложил их. Результаты жеребьевки полностью совпали с предложенными вариантами.

6-е место – тоже твиттер-аккаунт под названием HistoryInPics. Египетское министерство по делам древностей назвало поддельной появившуюся в Интернете фотографию заснеженных пирамид. В министерстве отметили, что в районе пирамид снег не выпадал. По мнению представителя ведомства, распространивший снимки пользователь твиттера просто подкорректировал в графическом редакторе настоящие фотографии пирамид, изменив цветовую гамму. В результате сложилось впечатление, что пирамиды засыпаны снегом. Фотографии покрытых снегом египетских пирамид 14 декабря распространил через свой твиттер пользователь HistoryInPics. Изображение разошлось по социальным сетям. Кроме того, некоторые новостные издания в России и за рубежом приняли фотографии за подлинные и посвятили им свои сюжеты.

5-е место – глава Чечни Рамзан Кадыров, который получил в подарок от главы Шалинского района Турпал-Али Ибрагимова автомобиль «Лада Приора». Дорогостоящий приз Кадыров получил за первый одобрительный знак к фотографии чиновника в Instagram. «Друзья, сегодня у меня был приятная неожиданность. Дело в том, что я первым поставил лайк и коммент на аккаунте под фото у @bistriy_95, за что получил в подарок машину Lada Priora», — поделился с подписчиками Кадыров. Можно мне тоже кому-нибудь первым лайк поставить или комментарий? Теперь я хотя бы понимаю, почему пользователи социальных сетей и «Живого журнала» очень любили оставлять первые комментарии. Теперь-то понятно, что за это бывает.

4-е место – заместитель председателя Госдумы Игорь Лебедев. Госдума намерена обратиться к исполкому Российского футбольного союза с просьбой незамедлительно комплекс антикризисных мер, опубликовать отчет о финансовой деятельности организации и при необходимости ввести внешние управление экономической деятельности РФС, отстранив от этого главу союза Николая Толстых. Об этом заявил заместитель председателя Госдумы Игорь Лебедев, он написал об этом в Twitter и, насколько я знаю, написал открытое письмо. «В современном мире футбол является одной из составляющих национальной идеи, а успехи на футбольном поле — предметом гордости. Но к этому чувству примешивается тревога за будущее этого вида спорта в России. Публикации в СМИ сообщают о росте долговых обязательств РФС. По некоторым данным, сумма долга организации перевалила отметку 2 млрд руб.». Игорь Лебедев на 4-м месте нашего рейтинга.

3-е место – глава РЖД Владимир Якунин. Правление РЖД оплатит праздничный новогодний вечер из личных средств. Об этом Владимир Якунин написал в своем блоге в «Живом журнале». По его словам, на новогодний банкет приглашено около тысячи человек. В нем примут участие отличившиеся сотрудники РЖД. Кроме того, «в числе приглашенных гостей есть и наши коллеги по транспортному цеху, руководители компаний, работающих в обслуживающих нас отраслях», — написал Якунин.

На 2-м месте – губернатор Калининградской области Николай Цуканов. Центробанк отозвал лицензию у «Инвестбанка». 10 декабря в головном офисе «Инвестбанка» была проведена выемка документов. В финорганизации заявляли, что следственные мероприятия связаны с работой клиентов. На следующий день губернатор Калининградской области Николай Цуканов написал в твиттере, что лично разговаривал с руководством ЦБ. «Претензий к Инвестбанку нет», — заверял глава региона. Регулятор объяснил отзыв лицензии тем, что финорганизация неоднократно нарушала нормативы ЦБ и закон.

1-е место – еврокомиссар по расширению политики соседства Штефан Фюле. Еврокомиссия приостановила переговоры с Украиной об ускорении подписания соглашения об ассоциации после заявления Виктора Януковича о противоречии договора национальным интересам. Штефан Фюле написал в своем Twitter, что Евросоюз приостанавливает работу по соглашению с Украиной об ассоциации. По его словам, он обсуждал вопрос готовности подписания торгового соглашения с вице-премьером Сергеем Арбузовым, но ответа от правительства Украины не получил. И это 1-е место нашего рейтинга. Украина на 1-м месте, и это вполне ожидаемо. Я думаю, что если бы рейтинг делался завтра, а не сегодня вечером, то он был бы другой. Сегодня я открываю ленты своих социальных сетей, в основном Twitter. Там ни о чем так много не говорят, кроме как о сегодняшней пресс-конференции Владимира Путина, в частности, о том, что было после нее, когда Владимир Путин заявил, что следует помиловать Ходорковского. Как раз об этом мы будем говорить через пару минут.



Итак, программа «Блог-аут» продолжается. +7-985-970-4545 – телефон для ваших смс. Аккаунт vyzvon, если вы пишете из Twitter. Все вы знаете из новостей о том, что сегодня Путин сказал про Ходорковского. Некоторые СМИ просто удивляют формулировками по итогам всего этого. Но на самом деле всё было очень интересно. На пресс-конференции Владимиру Путину задавали вопрос про Ходорковского и про третье дело, и он ни словом не обмолвился по поводу помилования. Однако после пресс-конференции собрал некоторых журналистов и сказал им, что следует помиловать Михаила Ходорковского, что есть прошение. Это было неожиданно, по крайней мере для меня. Что всё это значит? Почему сейчас? С чем это связано? Попробуем проконсультироваться, спросить у нашего гостя. Это политолог Глеб Павловский. Глеб Олегович, здравствуйте

Г. ПАВЛОВСКИЙ: Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА: С чем это было связано? Это было крайне неожиданно для всех. Не знаю, может быть, все ожидали, что перед Олимпиадой так будет. Может быть, это вообще не связано с Олимпиадой. Как это понимать?

Г. ПАВЛОВСКИЙ: Самое неожиданное для большинства – это то, что Ходорковский обратился с прошением о помиловании. Это главное событие. Если бы не было прошения – и сам Путин это ясно подтвердил, — то не было бы и помилования. Так что вопрос не об Олимпиаде совершенно, а вопрос о том, почему Михаил Борисович обратился в таким прошением (неразборчиво). Я думаю, что это связано с прямой, непосредственной угрозой третьего срока, если называть вещи своими именами, угрозой пожизненного заключения.

И. ВОРОБЬЕВА: Глеб Олегович, давайте мы вас перенаберем, связь очень плохая. Как вы слышали, Глеб Олегович считает, что самым неожиданным было прошение о помиловании. Это было неожиданным для всех – ни адвокаты, ни семья Михаила Борисовича не знали о том, что это происходит. Глеб Олегович, вы снова с нами?

Г. ПАВЛОВСКИЙ: Да.

И. ВОРОБЬЕВА: Надеюсь, будет получше слышно. Ни адвокаты, ни семья ничего об этом не знают. Комиссия тоже вроде как ничего об этом не знает. У многих возникают разные мысли и насчет провокации, и насчет всего остального, и насчет непонятных договоренностей с Ходорковским там, где он сейчас находится, в местах лишения свободы. Какие основные выводы, кроме того, что подано прошение о помиловании, можно сделать из сегодняшнего заявления Путина? Мы же понимаем, что если прошение было, то явно не сегодня.

Г. ПАВЛОВСКИЙ: Мы ничего не знаем. Вы предлагаете заменить отсутствие фактов рассуждениями ни о чем? Действительно, что-то было. Либо Путин просто соврал. Мне трудно это представить. Зачем? Это же выяснится сразу. Если Ходорковский делал какое-то заявление, то, видимо, он делал это под давлением. Не забывайте, человек находится в заключении, он находится под постоянным давлением каждый день. А сообщение про третий срок — это крайняя форма давления. Я не знаю более сильной возможной формы давления на заключенного, просидевшего 10 лет. Поэтому это вопрос к нему. Он, наверное, ответит, когда выйдет. Но здесь Олимпиада явно ни при чем.

И. ВОРОБЬЕВА: Явно ни при чем Олимпиада?

Г. ПАВЛОВСКИЙ: Явно. Вы можете представить, что Ходорковский по случаю Олимпиады попросил Путина о помиловании? Это бред.

И. ВОРОБЬЕВА: Получается, что Путин только и ждал прошения о помиловании. Я к тому, что он мог его не подписать, он мог не отпустить Ходорковского.

Г. ПАВЛОВСКИЙ: Нет, он его не ждал. Я думаю, что, если бы Ходорковский обратился с прошением о помиловании год-два назад, он бы его, может быть, не получил всё равно.

И. ВОРОБЬЕВА: А почему такая разница?

Г. ПАВЛОВСКИЙ: А разница, потому что сегодня есть два третьих срока. Третий срок Путина, который фактически тоже пожизненный, и угроза третьего срока Ходорковского. Я думаю, здесь есть определенная связь. Путин теперь слишком высоко для нас, грешных. Он не видит здесь проблемы. Я думаю, политически он прав, в узком смысле слова, ну а человечески — бог ему судья.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо большое. Напомню, что у нас по телефону был политолог Глеб Павловский. Я вам хочу зачитать некоторые мнения по поводу этих новостей. Например, секретарь генсовета партии «Единая Россия», вице-спикер Госдумы Сергей Железняк считает, что прошение бывшего главы ЮКОСа Михаила Ходорковского о помиловании — это подтверждение признания им своей вины. В свою очередь готовность главы государства удовлетворить это прошение является подтверждением тому, что Россия всё больше становится цивилизованным, правовым и социальным государством, так считает Железняк. Что касается семьи, Павел Ходорковский, сын Михаила Ходорковского не готов пока комментировать эти новости, пока не поговорит с ним, об этом он написал у себя в Twitter. У нас сейчас на связи адвокат Михаила Ходорковского Вадим Клювгант. Вадим, добрый вечер.

В. КЛЮВГАНТ: Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА: Я знаю, что вы, как и мы, узнали все эти новости из СМИ. Поэтому вопросов про подробности у меня не будет. Понятно, что сейчас таких вопросов к вам и нет. Я хочу узнать про процедуру. Правильно ли я понимаю, что только заключенный может писать подобное прошение о помиловании, никто за него не может подать такой документ?

В. КЛЮВГАНТ: Нет, это не так на самом деле. Во-первых, может обратиться с просьбой о помиловании, в ходатайством о помиловании может обратиться любой осужденный. Слово «прошение» въелось в наш лексикон, а на самом деле ходатайство, а никакое не прошение, прошение даже слово какое-то унизительное. Любой осужденный, совсем не обязательно заключенный. Но, помимо этого, есть право президента. Т.е. есть право осужденного просить о помиловании, а есть право президента помиловать. И вот это право президента помиловать, оно конституционное, и оно вообще никакими условиями не сопровождено. Никакого нет конституционного порядка обязательного, который бы предусматривал те или иные условия, для того чтобы президент мог осуществить свое суверенное, исключительное право помиловать того или иного осужденного.

Это значит, что президент РФ в любой момент может осуществить помилование абсолютно любого лица, осужденного в РФ, независимо ни от чего: было ли личное обращение осужденного, было ли обращение третьих лиц, не было ли вообще никакого обращения (кстати, такие случаи известны, в том числе и в последние годы, когда осуществлялось помилование без личных обращений), и уж тем более никакого признания вины не требуется. Подзаконная процедура, она очень ущербная, она регулирует только те случаи, когда осужденный обратился с ходатайством, то, как должно это ходатайство рассматриваться и регулировать эту процедуру.

Но и там ничего нет про признание вины. Конечно, вот эти наперегонки какие-то злобно-радостные комментарии о том, что раз обратился, значит, признал вину, это всё не соответствует закону, не важно, как в персональном случае, мы сейчас говорим об общей процедуре. Нет такого требования. И обращение не обязательно. И если есть такое обращение, оно совсем не подразумевает признание вины. И признание вины не является каким-то предварительным обязательным условием, для того чтобы человек мог быть помилован.

Другое дело, что у нас сейчас этот институт помилования очень забюрократизирован. Он из реализации воли главы государства, т.е. высшей воли, на том уровне, где субъект этой воли находится, спущен в бюрократические инстанции вниз. При президенте нет комиссии по помилованию, которая была и показала свою полезность, эффективность до того, как ныне действующий президент в первый раз (неразборчиво). Всё это теперь спущено в бюрократические инстанции, на уровень регионов: ФСИН, администрации колонии, управление ФСИН региональное, потом администрация региона, только после этого идет в администрацию президента, и президенту в итоге что-то такое приносят, выжимку, экстракт.

Что он реально видит, когда подписывает указ, мы этого не знаем. Всё очень непрозрачно. Это плохо, это неправильно. И следствием этого является то, что помилования стали единичными, редчайшими событиями, в то время как тогда, когда эта процедура осуществлялась как подобает конституционному институту, всё было совсем иначе и по количеству, и по качеству помилования. Вот как на самом деле выглядит процедура в общем случае, без привязки к любым персоналиям.

И. ВОРОБЬЕВА: Вадим, скажите, пожалуйста, опять же по процедуре. Человек, которого помиловали, он вышел на свободу, с него же не снимается судимость, не гасится это всё, он остается человеком, который был осужден судом?

В. КЛЮВГАНТ: Помилование означает освобождение от отбывания наказания. Оно не означает реабилитации. Но оно и не лишает права этой реабилитации добиваться, хочу подчеркнуть. Опять же в конституции рядышком, через запятую соседствуют два самостоятельных права каждого осужденного – просить о смягчении наказания, в том числе путем помилования. А второе право – добиваться пересмотра договора. Да, это не реабилитирующее основание, но это и не препятствие для того, чтобы такой реабилитации продолжать добиваться. Это всё решает сам человек, как ему действовать.

И. ВОРОБЬЕВА: Еще тогда вопрос. Есть такая процедура, как помилование. Есть такая процедура, как амнистия, которую мы сегодня в том числе наблюдали в суде, когда вышло несколько узников «болотного дела».

В. КЛЮВГАНТ: Четверо.

И. ВОРОБЬЕВА: В том числе один из ваших подзащитных. Им ведь там приговоры зачитывали в суде, я правильно поняла из новостей?

В. КЛЮВГАНТ: Нет, конечно, приговоры им не зачитывали. Это такое эмоциональное восприятие. Постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования – так назывался этот документ, который сегодня был оглашен в Москворецком суде по «болотному делу» в здании Никулинского суда. Это называется так – постановление о прекращении уголовного дела и уголовного преследования. Но есть некая форма для такого постановления, которая предполагает, что сначала, в вводной части должно быть изложено, в чем люди обвиняются. Потому что нельзя амнистировать человека, если он ни в чем не обвинен и ни за что не осужден. Он тогда не субъект для амнистии. Поэтому форма требует изложения фабулы обвинения.

В какой степени подробности должно быть это изложение, это вопрос другой. Это уже всегда на рассмотрение судьи или следователя, который принимает это решение. Поскольку я очевидец и участник этого события, могу сказать, что в данном случае эта фабула обвинения была изложена очень подробно, на мой взгляд, чрезмерно подробно для документа, которым преследование прекращается, а не продолжается и не выносится наказание, не определяется даже вопрос о виновности, а, наоборот, прекращается. Судья сочла, что необходимо вот в таком объеме изложить.

Тем не менее, юридически существо не меняется – это не был приговор, это было постановление о применении амнистии. И последствием его является прекращение уголовного дела и уголовного преследования Николая Кавказского, моего подзащитного, Марии Бароновой, Леонида Ковязина и Владимира Акименкова. За каждого из них и за всех вместе я очень рад. Поздравляю. И хотелось бы, чтобы как можно больше людей были бы амнистированы. И по «болотному делу» остались совершенно несправедливо остальные ребята, узники. Дискриминационным образом из амнистии исключили тех, у кого есть гораздо менее тяжкая статья, чем 212-я статья о массовых беспорядках, но потому что она такая, что она чего-то против полицейских.

И. ВОРОБЬЕВА: Вадим, у нас пришло время новостей. Спасибо большое. Об узниках «болотного дела» и об амнистии мы поговорим после 21-30. У нас по телефону в гостях был адвокат Михаила Ходорковского и вообще отличный адвокат Вадим Клювгант. Спасибо большое.

НОВОСТИ

И. ВОРОБЬЕВА: Сегодня было много событий. В частности, сегодня суд амнистировал четверых фигурантов «болотного дела», т.е. прекратил уголовное производство в отношении этих четверых человек. Я напомню, что по решению судьи Акименков и Ковязин освобождены из-под стражи в зале суда. Отменен домашний арест Кавказского и подписка о невыезде Бароновой. Вот четыре человека пока, я даже скажу, что всего четыре человека. И у нас на связи адвокат Сергей Бадамшин. Сергей, добрый вечер.

С. БАДАМШИН: Добрый вечер.

И. ВОРОБЬЕВА: Почему пока четверо? Там же должно быть больше.

С. БАДАМШИН: В нашем процессе из 12 человек по 212-й, по части 2-й и по части 3-й обвинялось всего 4 человека. Все остальные фигуранты обвиняются, кроме как по 212-й, части 2-й, еще по 318-й статье, часть 1-я.

И. ВОРОБЬЕВА: Это что за статья?

С. БАДАМШИН: Это применение насилия в отношении сотрудников полиции, неопасного для жизни и здоровья. Законодатель при принятии амнистии, к сожалению, исключил возможность амнистии даже по одной статье, 212-й, в отношении людей, которые по совокупности преступлений обвиняются и по 318-й. Такое половинчатое решение, которое вызывает очень много вопросов. Полноценной амнистией это нельзя назвать.

И. ВОРОБЬЕВА: Если я правильно поняла, будут амнистированы только эти четверо?

С. БАДАМШИН: Нет. Еще должны быть амнистированы, по-моему, около пяти человек из второй группы, по второй очереди «болотного дела», которые привлекаются только по статье 212, часть 2-я и 3-я.

И. ВОРОБЬЕВА: Как это всё выглядело? Буквально за несколько минут до нашего с вами разговора был у нас по телефону Вадим Клювгант, его подзащитного Николая Кавказского сегодня тоже амнистировали. Я читала Twitter и новости, некоторые писали, что им зачитывали приговор. На самом деле не приговор, а суть обвинения.

С. БАДАМШИН: Да. Я поясню. Текст, который читался, это фактически фабула предъявленного обвинения. Это такая вводная часть приговора, она может так выглядеть. Зачитывалось обвинение достаточно подробно в отношении четырех лиц. Учитывая, что мы в ходе процесса это обвинение фактически разбили, слушать было несколько неприятно и дико в этом плане. Но здесь мы были вынуждены слушать. У ребят и у многих защитников сложилось такое ощущение, как будто это приговор зачитывается. Как это происходило? С начала заседания Вадим Владимирович Клювгант первый заявил ходатайство по Кавказскому, потом я, потом уже остальные защитники. Все четыре ходатайства были поддержаны защитой и прокуратурой. И судья ушла на вынесение постановления.

И. ВОРОБЬЕВА: Отпускали двоих, кто находился в заключении, в зале суда, на глазах у тех, кто оставался в камере, кого не амнистировали.

С. БАДАМШИН: Да, кто оставался в этой клетке. Да, отпускали прямо сразу же, таков порядок. В момент отмены меры пресечения – заключения под стражу — они обязаны быть освобождены прямо в зале суда.

И. ВОРОБЬЕВА: Как реагировали те, кто остался в заключении?

С. БАДАМШИН: Понятно, что были расстроены и они, и мы, и одновременно все испытывали радость за тех, кто освободился. Сами ребята, которые там остались, они держатся бойцом. Здесь никакого уныния нет, никто никогда не дождется от них этого. Ребята достаточно позитивно встретили новость об освобождении других подсудимых. Поэтому здесь было смешение чувств: с одной стороны, радость за тех, кто освободился, и очень горькие чувства за тех, кто остался.

И. ВОРОБЬЕВА: Сергей, правильно ли я понимаю, что амнистия не предполагает, что по тем же обвинениям, по тому же уголовному делу когда-нибудь снова можно будет предъявить обвинения? Т.е. это закрытая история за ребят?

С. БАДАМШИН: Конечно. Здесь вопрос не в амнистии, а просто в действии уголовного кодекса. Дважды за одно и то же преступление невозможно привлечь. Их уже привлекали, по нереабилитирующим основаниям их освободили. Естественно, по одним и тем же основаниям никто не имеет право вас привлечь к уголовной ответственности. Хотя, знаете, в последнее время вносятся такие чудные, чудесные поправки в законодательстве, что люди, которые пожили немного больше, чем я, они уже ничему не удивятся. Но я буду очень сильно удивлен.

И. ВОРОБЬЕВА: При этом те, кого амнистируют в зале суда, они не будут являться осужденными?

С. БАДАМШИН: Они будут свободными людьми, они не судимые, они не привлекаются к уголовной ответственности. Они освобождены от уголовной ответственности по нереабилитирующим основаниям. Они не считаются судимыми.

И. ВОРОБЬЕВА: Спасибо большое. Адвокат Сергей Бадамшин был в эфире «Эха Москвы» по телефону. Речь шла о тех четверых участниках «болотного дела», которых сегодня амнистировали, в отношении них прекратили уголовное дело. Я согласна с оценкой Сергея. Особенно когда читаешь ленты именно социальных сетей, куда люди пишут о своих ощущениях. Ощущения, что одних отпускают, других оставляют. С одной стороны, очень радуешься за тех людей, которые вышли на свободу. С другой стороны, испытываешь горечь за тех, кто остается там в клетках. Это вещи, которые невозможно описывать словами. От себя скажу, что я очень рада, что отпустили Владимира Акименкова. Мы все переживали, старались как можно чаще напоминать о том, что Владимир Акименков болел и болеет, ему совершенно нельзя было оставаться в заключении.

Я хотела сегодня с вами обсудить всю эту историю с Михаилом Ходорковским. Но, во-первых, пока нет подробностей и настоящих фактов, у адвокатов нет точной информации, и мы не слышали, естественно, ничего от самого Михаила Ходорковского. Я у себя в ленте вижу сообщения. Давайте представим, что Михаил Ходорковский написал прошение о помиловании. И вот люди обсуждают, правильно сделал или неправильно. Я считаю, что этот вопрос нельзя ставить. Никто не то что не должен, а не имеет права ставить этот вопрос, кроме самого Михаила Ходорковского, или Платона Лебедева, или их семей. Люди, которые 10 лет сидят в тюрьме, семьи, которым сломали жизни, они ждут своих любимых в течение 10 лет. Тут могут ставить подобные вопросы только эти люди, и только эти люди могут отвечать на эти вопросы. Поэтому я решила не обсуждать с вами этот момент, поскольку это было бы с моей и с вашей стороны крайне некорректно.



Давайте перейдем к следующим темам и продолжим программу. Как я вам уже обещала, поговорим о такой чудной теме, которая, к моему большому сожалению, не стала предметом для обсуждения. Я не просто так взяла эту тему, эта тема касается меня. Мне не первый раз приходит в голову, что это довольно странно, когда мы с вами не видим бОльшую часть того, что Госдума принимает. Я имею в виду законопроекты, поправки. Те, которые по политическим темам – митинги, закон о запрете усыновления, они все на виду. Но когда какие-то темы, которые кажутся нам не слишком важными, они в общем и целом уплывают, мы их видим в основном только тогда, когда либо принято это законодательство, либо оно начинает действовать, и все спохватываются.

Я сейчас говорю о законопроекте об участии граждан в охране общественного порядка. Я вам сейчас расскажу, как эта история развивалась. Я не знаю, что в этом законопроекте первоначально планировалось вписать в понятие «добровольцы», но в результате удивительных метаморфоз, которые мне довольно трудно описать как мыслительный процесс, в том смысле что я вообще не понимаю, как он шел в этом случае, вписали туда в качестве добровольцев только тех, кто занимаются поисками пропавших людей. Это довольно странно, на мой взгляд.

И были общественные слушания в ГД, где этот законопроект обсуждался. Был проект, который мы все читали. Когда мы почитали этот проект, надо сказать, что мы схватились за голову. Потому что там было написано столько глупостей, что они в моей голове не помещались, не помещалось осознание того, что это написали взрослые люди, которых выбрали депутатами.

Я объясню, почему я периодически сбиваюсь. Я просто стараюсь подбирать слова. Дело в том, что я ужасно злая из-за этого законопроекта. Я пытаюсь сдерживать эмоции и говорить вам суть. А суть заключается в том, что в этом законопроекте, помимо того, что единственными добровольцами, которые там описаны, являются люди, которые занимаются поисками пропавших, так же, кроме этого, там прописаны прекрасные нормы из серии того, что, оказывается, те, кто занимаются поисками пропавших лиц, они, оказывается, должны советоваться с правоохранительными органами и с представителями администрации по поводу того, какую экипировку выбирать. Я сейчас абсолютно не шучу. Нам это показалось довольно странным, и мы об этом говорили на общественных слушаниях, что нельзя ни в коем случае заставлять людей исходить из рекомендаций тех, кто ничего не понимает в процессе поиска пропавших, например, в природной среде.

Почему-то депутатам кажется, что они лучше знают, как это всё происходит. Я повторю, что мы ходили на эти слушания, мы просили не делать глупостей. К сожалению, нас не послушали. Как это звучит? «В ходе проведения мероприятий по поиску лиц, пропавших без вести, решение вопросов экипировки, формирования организованных групп, назначения координаторов, определения маршрута поисково-спасательных работ, иных вопросов осуществляется на основе саморегулирования. И здесь бы депутатам и поставить точку. Однако там стоит запятая, и дальше написано, что необходимо всё это делать, основываясь на рекомендациях сотрудников полиции, сотрудников администрации и так далее. Это очень странная история. Там есть еще не менее странные вещи.

Единственный депутат ГД, который по-настоящему вник в этот процесс, который захотел разобраться и разобрался в этом, был Борис Львович Резник, который в этом комитете по безопасности и состоит. Надо сказать, что мы передали Борису Львовичу поправки, которые нам показались самыми важными, чтобы внести их в этот законопроект. На обсуждении на комитете поправки были внесены. Однако из всех поправок, которые вносились по представлению людей, которые непосредственно занимаются поисками, была принята только одна, и то не полностью. В этом законопроекте написано, что власти и администрация могут помогать добровольцам. Мы просили сделать так, чтобы они были должны помогать. В результате убрали слово «могут», типа просто помогают. Т.е. даже не полностью приняли.

Вся эта история о том, как принимают законы, которые на взгляд всех людей, занимающихся этим делом, являются глупостью, это потрясающе. Я не понимаю, как мы будем после этого работать. Там призывают не мешать сотрудникам правоохранительных органов выполнять свою работу. Единственное, что я могу сказать, что в некоторых случаях – я скажу мягко, потому что сейчас, к счастью, ситуация выравнивается и улучшается – мы можем мешать правоохранительным органам только ничего не делать, мешать заниматься ничего не деланием. Сейчас на связи со студией «Эха Москвы» депутат Госдумы Борис Резник. Борис Львович, добрый вечер.

Б. РЕЗНИК: Здравствуйте.

И. ВОРОБЬЕВА: Во-первых, я хочу сказать вам большое спасибо за то, что вы так вникли в этот вопрос и вносили все эти поправки на комитете. Насколько я поняла по тем данным, которые мне передали из Госдумы, была принята только одна ваша поправка, и то не полностью.

Б. РЕЗНИК: Это так, но еще не вечер. Сама метода была неправильная – рассмотрение поправок. Нам перед заседанием комитета дали две таблицы, одна – к отклонению, другие – к принятию поправки. Практически все наши поправки к отклонению. И когда я посмотрел по диагонали, чем же они аргументируют, аргументация была, мягко сказать, безответственная. Например, я от вашего имени передавал выстраданную поправку, что если пропадают дети – с малолетнего возраста до 16 лет, — надо оповещать в течение часа. Тут есть определенный печальный опыт. Они аргументируют, что нельзя в законопроекте указывать точное время. Я сказал, что есть прецеденты. Скажем, есть закон, мы не так давно его принимали, об оповещении населения о чрезвычайных ситуациях. Когда, например, была беда в Крымске. И там совершенно четко указывается время. На заседании комитета присутствовали руководители Министерства внутренних дел, они сказали, что готовы исправить эту ошибку своими подзаконными актами. И договорились, что мы вновь вернемся к нашим поправкам, еще раз они рассмотрят, что можно сделать.

И. ВОРОБЬЕВА: Борис Львович, что касается регулирования добровольцев, вы не обсуждали с коллегами, почему вдруг только добровольцы, занимающиеся поисками пропавших людей, внезапно стали фигурировать в этом законопроекте?

Б. РЕЗНИК: Честно говоря, нет.

И. ВОРОБЬЕВА: В этом законопроекте дружинники, внештатники и так далее. Вдруг внезапно решили нас зарегулировать. Это довольно странно выглядит.

Б. РЕЗНИК: Не думаю, что тут сокрыты какие-то великие злодеяния. Скорее всего это формализм, кондовый бюрократический. Не думаю, что за этим стоит что-то сознательное. С уважительной интонацией говорили о волонтерах, что надо помогать и так далее.

И. ВОРОБЬЕВА: Борис Львович, когда второе чтение законопроекта?

Б. РЕЗНИК: Сейчас комитет принял поправки, должны сразу вносить. Думаю, что до нового года уже не успеем. Теперь после нового года.

И. ВОРОБЬЕВА: Но у нас еще есть возможность как-то повлиять.

Б. РЕЗНИК: Безусловно. Закон вряд ли мы успеем изменить, а вот в подзаконных актах — вполне возможно.

И. ВОРОБЬЕВА: Я вас поняла. Спасибо большое. Депутат Борис Резник был в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Мы говорили о законопроекте об участии граждан в охране общественного порядка, который уже прошел первое чтение в ГД. Поправки в этот законопроект обсуждались на комитете.

У меня осталось несколько минут. Я обращаюсь к волонтерским организациям, с которыми мы совместно участвовали в движении против закона о волонтерах. Вот сейчас тот законопроект, который рассматривает Госдума, касается только поисковых отрядов, только «Лиза-Алерт», только тех, кто занимается поисками пропавших. И в этом законопроекте всё написано так, чтобы нам помешать работать. И мы об этом говорили депутатам и говорим до сих пор. Я обращаюсь к депутатам – пожалуйста, давайте не будем усложнять жизнь не просто нам, людям, которые занимаются и так непростым делом, а тем, кто пропал, их родственникам, тем, кто их будет искать. Подумайте не о формализме, а о человеческих жизнях. В случае необходимости давайте вычеркнем добровольцев из этого законопроекта, и всем от этого станет гораздо лучше. Сейчас продолжим программу.



21-56. Всего 4 минуты, а у меня важная история, мне обязательно нужно рассказать вам про Якутию. Якутия – это далеко. Поселок Кюсюр Булунского района – это тем более далеко. Но там произошла беда, там сгорело здание средней школы. Там огонь уничтожил учебное оборудование кабинетов физики, химии, компьютеры и всё остальное. К счастью, никто не пострадал. Сама проблема заключается в том, что эту школу не понятно когда начнут отстраивать заново. По некоторым данным, школьники якобы сейчас проходят обучение в другом месте, хотя я не нашла, где конкретно. Строительство новой школы планируется только в следующем году, т.е. начнут строительство только в следующем году.

Я напомню, что произошло это достаточно давно, в начале декабря. Это же далеко – Якутия. Ну, Якутия и Якутия. Вот если бы сегодня на пресс-конференции Владимира Путина кто-нибудь встал и сказал: «Уважаемый Владимир Владимирович, сделайте так, чтобы школу побыстрее построили, потому что детям учиться негде, а там этим никто не собирается заниматься»… Я, к сожалению, не имею возможности слетать в этот поселок. Но из тех источников, которые мне известны, по информации от тех людей, которые там находятся, строительство школы не началось, и никто ничего не делает. Единственное, что я нашла в Интернете, SakhaNews, это федеральный информационный портал, который собирает деньги на то, чтобы построить новую школу. Здесь есть реквизиты.

У меня по этому поводу возникает бешеное количество вопросов. Почему все должны скидываться на то, чтобы построить школу? Пожалуйста, уважаемые руководители республики, уважаемый президент, постройте детям школу. Я понимаю, что это не Москва и даже не Подмосковье, это далеко, оттуда вряд ли кто-то сможет выходить в Интернет и напоминать о том, что школа нужна. Но вы обратите внимание. Так же нельзя. Там же дети. Детям надо учиться. Я не очень представляю, как они сейчас будут заканчивать этот год. Там сначала дети обучались на дому. А дальше я вообще не представляю.

При этом школы в Якутии горят не первый раз. 5 декабря сгорела вот эта школа. В 2003-м, в апреле, еще в одном селе тоже произошла трагедия. Там погибли 22 школьника и пострадали 12 детей. В 2011-м году тоже произошел пожар в школе, и не один: в Олёкминском районе, в Нюрбинском районе. В 2012 году тоже загорелось здание начальной школы. К счастью, там не было детей. В январе этого года еще одна школа сгорела в Якутии в селе Тит-Ары Усть-Алданского района. Здание школы сгорело полностью. В апреле 2013-го точно так же загорелась школа. Это очень странная статистика, которую приводят местные СМИ.

По 10-12 новых зданий школ ежегодно вводится, такова официальная статистика. Программа развития предусматривает значительную модернизацию структуры дошкольного и общего образования. У меня просьба – можно в рамках модернизации сделать так, чтобы дети в поселке Кюсюр Булунского района все-таки могли где-то учиться? Спасибо большое. Программа «Блог-аут». До встречи.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире