Ответы директора московской гимназии № 45, члена президиума Всероссийской ассоциации учителей истории и обществознания Михаила Шнейдера на ваши вопросы

Вопрос 1
Максим, студент, Москва
Добрый день. Я понимаю, что Вы вряд ли будете открыто критиковать нового министра образования, но все же — каких ключевых шагов (или реформ) Вы от нее ждете прежде всего?

Ответ:
Было бы идеально не трогать то положительное, что достигнуто нашей системой образования за последние десятилетия, прежде всего надо беспокоиться о сохранении вариативности, академической свободы школ, которые установлены Законом «Об образовании в Российской Федерации» и Федеральными государственными образовательными стандартами. Очень важно избежать ревизии ФГОСов и сложившейся в основном системы государственной итоговой аттестации обучающихся. Пока мы видим прямо противоположное, включая попытки напрямую влиять на учебные планы школ. Думаю, что это связано с тем образом школы, который кажется министру идеальным. Это, конечно, советская школа. Но никто к ней уже не вернется, даже те родители, которые на словах мечтают об этом, на самом деле хотят, чтобы их дети не потерялись в сегодняшней жизни, а, значит, не были чужими в информационном обществе. К счастью, министерство, при всей его важности, не управляет школами, это делают региональные министерства и департаменты, так что многие инициативы нового министра пока остаются декларациями.

М.Шнейдер: Никто к советской школе уже не вернется, даже те родители, которые на словах мечтают об этом

Вопрос 2
grigorii08
Михаил здравствуйте! Заранее извиняюсь, у меня будет немного длинный вопрос. Александр Аузан в 2014 году в программе «Познер» сказал следующее: «Не принято в ответ на вопрос ребенка говорить: «Ты это спроси у врача, а это спроси у священника». Русские родители, родители русской культуры, если вообще в состоянии говорить, то они отвечают на любые вопросы. То же самое в нашей начальной школе: учитель, отвечая за весь мир, от астрономии до арифметики, говорит про весь мир, и для человека весь мир становится полем его мышления, познания, движения и так далее, и так далее. Хуже, и это видно по показателям сравнения школ, что наши школьники хороши в начальных классах и становятся существенно хуже в средней школе, потому что там мир разваливается на предметы.

Кто спасает хорошие мозги в нашей отечественной школе? Один, два учителя на школу, которые готовы отвечать на любой вопрос. Неважно, каким предметом они занимаются — физикой, английским языком или физкультурой. Поэтому учителя-универсалы фактически доращивают этот самый креативный потенциал, и поэтому я думаю, что мы имеем, в общем, неплохие предпосылки, я бы сказал, поворотов и возрождений». Я сам из своего школьного опыта подтверждаю его слова. У нас был учитель биологии, который разрешал спрашивать все что угодно и говорил, что в процессе ответа все равно все сведется к биологии. Его занятия запомнились больше всего со школы, остальное уже стерлось. Есть ли в вашей школе такие учителя? Разделяете ли вы такой подход и формат общения? Спасибо. Григорий, 29, Питер.

Ответ:
Здравствуйте. Я разделяю приведенные Вами слова А.А.Аузана, как и практически все, что говорит и пишет уважаемый профессор. В нашей школе такие учителя есть, мы стараемся их ценить и сохранять. К сожалению, наряду с учителями «от природы», наделенными талантом общения с людьми, в том числе школьного возраста, немало «учителей-технологов», у которых на первом месте «кнопки», а не люди. Хорошо, когда атмосферу в школе определяют первые, а не вторые, хотя и технологии важны. Если же к новым технологиям добавляется способность слышать и чувствовать детей, понимать причины тех или иных просупков учеников, то такой учитель будет настоящим другом обучаемых, а сама школа — комфортной и притягательной.

М.Шнейдер: Пока же, к сожалению, «умные и развитые» не составляют большинства

Вопрос 3
Светлана, дизайнер, Екатеринбург
Уважаемый Михаил Яковлевич, по Вашему мнению — с каждым новым поколением школьники в среднем становятся более умными и развитыми? Или…?

Ответ:
Светлана, я уверен, что доля умных и развитых людей в каждом поколении примерно одинакова, даже учитывая наши потери в прошлом веке. Скорее я бы говорил о большей информированности школьников, но и здесь не все так просто. Эта информированность не всегда переходит в образованность. Огромные возможности, связанные с нашим пребыванием в современном обществе, далеко не всегда используются «в мирных целях», поэтому очень важно, чтобы взрослые помогали детям научиться ориентироваться в информационном море, сформировать критическое мышление, ценить свободомыслие, основанное на знаниях и базовых гуманистических ценностях. Пока же, к сожалению, «умные и развитые» не составляют большинства.

Вопрос 4
gore
Уважаемый Михаил Яковлевич! Считаете ли Вы, что программа профильных классов в старшей школе должна на 3/4 регламентироваться МинОбром, что сегодня сильно ограничивает выбор ребятами их «индивидуальной траектории» в обычной школе? Что Вы можете порекомендовать, чтобы добиться снятия этих ограничений? Спасибо! Игорь и Алла Шведовы, Москва.

Ответ:
Я бы не устанавливал жестких пропорций, но, конечно, минимальное содержание в образовательных программах школ должно присутствовать, ведь мы не можем допустить, что в России были общеобразовательные организации, которые ничему не учат, а просто являются «камерами хранения». А рекомендация родителям у меня очень простая: ориентироваться на ФГОС старшей ступени, но, учитывая, что большинство школ перейдут на него только через три года, через управляющие советы вместе с администрацией стремиться к их опережающему освоению. Уверен, что многие школы с удовольствием это сделают — в Москве подобная работа уже ведется в рамках городских проектов. Одновременно должен измениться и формат ЕГЭ, но он уже меняется в сторону заданий с открытым ответом.

Вопрос 5
ilayz
Если бы к Вам на урок пришёл школьник с оружием, какие бы были Ваши действия? Спасибо.

Ответ:
Думаю, что прежде всего бы вспомнил сохранившиеся навыки офицера запаса. Не уверен, что этого бы хватило, поэтому, видимо, придется нам учить учителей и иных сотрудников школ поведению в подобной ситуации, как мы начинаем их учить оказанию первой медицинской помощи. Необходимо изменить курс ОБЖ. Нам не милитаризация в школе нужна, а формирование навыков безопасной жизни в городе и любом населенном пункте. Мы ведь думали, что подобные случаи в американских школах вызваны издержками права граждан США на ношение оружия, а нас такого нет и быть не может. Увы! Может и, как видим, случается, к счастью, редко. Но в ивантеевском случае поражает другое — что там делала охрана? Юноша же не в окно прилетел, правда?

М.Шнейдер: В ивантеевском случае поражает другое — что там делала охрана?

Вопрос 6
Марина, домохозяйка, Москва
Михаил Яковлевич, считаете ли Вы правильным для учителя советовать школьникам получать высшее образование за рубежом? Поскольку оно объективно лучше. И вообще настраивать их на отъезд из России как на наиболее подходящий для них сценарий дальнейшей жизни.

Ответ:
Марина, я считаю, что учитель должен воздержаться от советов, если их у него не спрашивают. Высшее образование в разных странах разное. Пожалуй, единственное фундаментальное различие, на которое указывают наши дети, окончившие школу с дипломом Международного бакалавриата, состоит в большей требовательности и простроенности учебных курсов в университетах стран «золотого миллиарда». Там не просидишь пять лет (или даже шесть с учетом бакалавриата и магистратуры), ничего не делая. Кроме того, многим нашим детям хочется побыстрее стать востребоваными профессионалами, поэтому в цене прикладные профессии. Это быстро поняли в Нидерланадах, введя систему 3+1 вместо 4+2. Университеты этой страны привлекают большое количество абитуриентов, даже тех, которые раньше смотрели в сторону Великобритании и США.

В России тоже есть университеты, в которых учиться можно и нужно, где надо упорно трудиться, чтобы не пришлось уходить после первого-второго курса. Но их, как мне представляется не очень много. И, наконец, у университетов наших западных соседей явное преимущество — их профессора — обеспеченные люди, а не нищие интеллигенты, бегающие по частным занятиям. Инвестиции в образовательные ресурсы и преподавателей там на порядок выше. Ну и не менее важно — университет не может развиваться без открытости, свободомыслия и реальной автономии. Все ли у нас в этом смысле хорошо?
Но, как бы то ни было, выбирать выпускнику/выпускнице, а не учителю и даже не родителю. Это их жизнь. Так что ни на что настраивать их не надо. Пусть сами разберутся, чему, как и где им учиться. Сегодня доступно столько образовательных ресурсов, что на первый план выходит даже не содержание образования, а атмосфера и организация процесса.

Вопрос 7
kazak
Уважаемый Михаил! Слушал Ваше краткое выступление 1-го сентября перед началом учебного года. Вместе со мной Вас слушали мой внук Фёдор, ученик 1-А класса, его родители. Хотелось бы узнать, не предстоит ли в Вашей и нашей школе замена изучения истории и эволюции человека на изучение «краткого курса истории по единственно верному учебнику» и закона божия, к чему, похоже, идёт дело в нашей стране. Спасибо за ответ.

Ответ:
Мы делаем все для того, чтобы этого не случилось. Более того, никто не требует от нас указанных Вами кульбитов.

Вопрос 8
Антон, служащий, Москва
Как выбрать хорошую школу для ребенка? На что прежде всего надо обращать внимание?

Ответ:
Антон, я бы прежде всего обратил внимание на атмосферу в школе, стиль общения учителей с детьми и родителями. Если в ней доминирует взаимное уважение, готовность понять друг друга и, наоборот, отсутствует давление на ребенка или нарушение его прав, то, скорее всего, и образование в такой школе будет качественным. Наличие хорошей ресурсной базы важно, но не это главное. Значительно важнее понять, есть ли в школе талантливые учителя, пришедшие в профессию по призванию. К сожалению, сразу почувствовать это сложно, поэтому часто родители полагаются на официальную информацию о школе и «сарафанное радио».

М.Шнейдер: Школа-то была простая, районная. Она моим одноклассникам и мне очень много дала

Вопрос 9
rwt
Многоуважаемый господин Шнейдер! По моим наблюдениям в педагогической среде сохраняется единодушие по отношению к образам литературных героев: Онегину, Чацкому, Печорину, Шарикову, Преображенскому и т.д. В Вашей школе приветствуется многообразие мнений, если они подкрепляются какими-то обоснованиями или… как везде: Чацкий — «провозвестник», а Катерина — «луч света»? Спасибо и успехов Вам! Александр Ив. Старостин, 62, Воронеж.

Ответ:
В нашей школе приветствуется многообразие мнений, но вряд ли в указанных Вами примерах что-то серьезно изменилось за последние десятилетия. Не каждый ученик способен и желает самостоятельно мыслить, да и отношение к этим литературным героям формировалось десятилетиями, оно вполне себе устоявшееся и устраивает большинство учителей и учеников. Да, конечно, можно трактовать их образы «с точностью до наоборот», многие наши дети видят такие версии, например, в театральных спектаклях и кинофильмах, но в этом нет ничего криминального, важно, чтобы любая точка зрения основывалась на знании авторского текста и хотя бы нескольких литературоведческих работ по каждой теме.

Вопрос 10
Ирина Александровна, пенсионерка, Москва
Михаил Яковлевич, назовите пожалуйста три основные положительные характеристики (качества, признака) советского среднего образования, выгодно отличающего его от российского. Если такие есть, конечно.

Ответ:
Ирина Александровна, если говорить о системе советского образования, то в ней было мало положительного, она была идеологизированной и не предполагала никакой вариативности. Что касается отдельных школ и учителей, то во многих случаях директора и педагоги создавали хорошую атмосферу, ограждали или, лучше сказать, заслоняли детей от большинства тогдашних официальных глупостей, поддерживали их стремление к познанию, формированию собственного взгляда на события и явления. Такой была и моя школа № 9 на Юго-Западе Москвы, где директором была спокойная и интеллигентная Антонина Ивановна Брагина — прекрасный, к слову, математик, а до нее, наоборот, дама с взрывным темпераментом Тамара Александровна Мацуткевич. И школа-то была простая, районная, с обычными детьми из соседних дворов. Она моим одноклассникам и мне очень много дала.

Конечно, в последние двадцать пять лет советской власти государство не очень активно вмешивалось в повседневную жизнь отдельных школ, поэтому многие учителя позволяли себе и своим ученикам свободно рассуждать на самые разные темы, что очень пригодилось потом во взрослой жизни. Но это, как Вы понимаете, скорее «вопреки», а не «благодаря». Ну а три характеристики, которые все-таки помогали не скатиться в дикость, на мой взгляд, такие:
1. Развитая система «дополнительного образования» — как в школе, так и в многочисленных домах пионеров, центрах детского творчества, спортивных школах и т.п.
2. Сравнительно высокий уровень базового математического и естественнонаучного образования. О спецшколах «высшего уровня» не говорю — их было мало, и они не были доступны для большинства семей.
3. Довольно стройная система подготовки педагогических кадров — из многих педагогических институтов, в том числе — моего родного МГПИ — выходили учителя с серьезной академической подготовкой и, благодаря педагогической практике, способные преподавать свой предмет на весьма высоком уровне.

И, конечно, советская школа долго пользовалась плодами трудов предшественников, до 80-х годов чувствовалась инерция дореволюционных гимназий и раннесоветской школы, удушенная сталинским режимом, опыт которой востребован и сегодня. А ведь оттуда наши классики педагогики и психологии, чьи сочинения по-прежнему актуальны.

Комментарии

2

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


zamirisovest 08 сентября 2017 | 19:17

Хорошими были советские школьные учебники 60-х - по алгебре, геометрии, истории, ботанике, географии. Они давали систематизированные знания , были написаны на хорошем, без пустословия , языке, текст запоминался намертво. В учебниках для начальной школы было много стихов и отрывков из произведений великих поэтов и прозаиков. То есть читать, писать и формулировать ребенок учился на очень качественных примерах. Тексты для чтения в начальных классах, что я видела этим летом, убоги и бесцветны, если не сказать - дебильны.


(комментарий скрыт)

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире