'Вопросы к интервью
26 мая 2017
Z Без купюр Все выпуски

Ответы Светланы Бахминой на ваши вопросы


Время выхода в эфир: 26 мая 2017, 10:55

Ответы юриста, соучредителя фонда «Протяни руку» Светланы Бахминой на ваши вопросы.

Вопрос 1

Михаил, инженер, Зеленокумск:

Здравствуйте Светлана. У меня вопрос по ст.134 ТК. Пишут, что Госдуме рассматривают законопроект, по которому наконец привяжут размер индексации зарплаты к величине инфляции. Можете прокомментировать, можно ли на это надеяться? У нас на предприятии работодатель считает индексацией повышение зарплаты чуть выше уровня прожиточного минимума для тех работников, у кого она была ниже. Всё. В коллективном договоре индексация вообще не прописана. В общем, вопрос такой. Будет ли такое, что когда по телевизору озвучили инфляцию 10%, то человек будет знать, что зарплата поднимется на ту же величину.

Ответ

Здравствуйте Михаил. В существующей редакции данная норма ТК не предусматривает единого для всех работников порядка индексации заработной платы. Для работников бюджетной сферы индексация производится в соответствии с законами и подзаконными актами, а для остальных работников – в соответствии коллективными договорами и соглашениями, локальными актами работодателя.

В данный момент сложно сказать, в каком виде будет принят законопроект, создающий новую редакцию этой статьи Трудового кодекса. Однако, в случае привязки уровня инфляции (подтвержденного соответствующим органом статистики) к необходимости пропорционального индексирования заработной платы, такое повышение размера оплаты труда будет обязательным для работодателя. Пока же таких изменений нет, я бы рекомендовала добиваться внесения изменений в коллективный договор, действующий в вашей организации, предусматривающих установление порядка индексации заработной платы.

С.Бахмина: Бытовые условия в тюрьме не для женщин. Но к «бытовухе» привыкаешь, к психологическому унижению – нет

Вопрос 2

Анатолий, юрист, Москва:

Уважаемая Светлана Петровна! Может ли Вы написать честную книгу обо всём, через что Вы прошли от «заката до рассвета», то есть: от за вами пришли(арест), закрыли-посадили, до освободили? Книга М.Ходорковского у меня есть. Но Вы Женщина-Мать! У Льва Разгона, Александра Солженицына, Варлама Шаламова я читал, как Женщинам «там» стократ сложнее! Напишите книгу? С глубоким уважением, Анатолий Фролов.

Ответ
Спасибо Анатолий за ваши слова. Такие мысли конечно приходили мне в голову. Есть разные люди – кто-то пишет и тем самым «освобождается» от тяжести этого опыта, я пока не готова к этому – для меня это – возвращение в ту жизнь, которую я не то, что хочу забыть — это невозможно, но не хочу ее снова проживать. Да и до Шаламова я не дотягиваю. Женщине действительно, как мне кажется, гораздо сложнее, особенно когда она разлучена с семьей и детьми. Я видела страшные судьбы, страшно, когда человек ломается, перестает быть человеком, женщиной. Женщины на зоне выполняют всю тяжелую работу. Бытовые условия, конечно, совсем не для женщин. Баня (душ) — 1 раз в неделю, невозможно понять в 21 веке. Но к «бытовухе» привыкаешь, к психологическому унижению – нет. Именно поэтому, такая крайняя мера наказания должна назначаться очень ответственно и разумно.

Вопрос 3

Андрей, юрист, Волгоград:

Уважаемая, Светлана! Скажите, пожалуйста, что Вам придавало силы, когда вы были лишены свободы?

Ответ

Андрей, человек привыкает ко всему, даже к ежедневному ужасу. Я надеялась, я знала, что это конечная история, что рано или поздно – я окажусь свободной. Меня опустошала и убивала мысль о том, что дети не видят меня, а я не могу быть рядом, но они и давали мне силы пережить и переступить, продолжать жить там каждый маленький страшный день, впереди меня все равно ждала свобода и моя семья. Главное было сохранить себя, свой рассудок. Я ставила маленькие цели и карабкалась к ним, дожила до лета, дожила до свидания с мужем, скоро УДО. Любая поддержка с воли, даже простое письмо в зоне придает тебе силы.

С.Бахмина: Меня опустошала и убивала мысль о том, что дети не видят меня, а я не могу быть рядом

Вопрос 4

Анна, психотерапевт, Великобритания, Лондон:

Уважаемая Светлана. Расскажите, пожалуйста, как организована психологическая помощь заключенным и как можно вам помочь? С уважением, Анна.

Ответ

К сожалению, Анна, такой помощи очень не хватает в колониях и тюрьмах. Это мы в кино (западных) видим, как штатный психолог часто действительно помогает заключенному справится с проблемами, со стрессом, с разлукой, помогает сложить отношения с новыми, часто резко неприятными людьми. На практике, лично я не видела реальной психологической помощи. Я всегда говорю, что человеческий фактор решает все, наверное, в каких-то колониях есть психологи, соответствующие киношному образу и выполняющие свою работу на совесть, но часто это люди системы, находящиеся на ее стороне, а не на стороне пусть и осужденного, но человека, которому нужна помощь. Почитайте последнюю Новую газету, посвященную ФСИН – там и психологическую помощь, скорее про ее отсутствие в колонии.

Очень важный вопрос – помощь человеку после освобождения. Тут вообще голое поле. Тебя отпускают со справкой и деньгами на плацкартный билет. Дальше – как сможешь, так и выживай, даже если ты женщина с маленьким ребенком. Наш Фонд Протяни руку пытается помочь некоторым освободимся хоть чем-то, наши дорожные комплекты для мам с детьми помогают в первые и самые сложные дни после освобождения. Мы устраиваем женщин, которым некуда ехать в кризисный центр. Например, в июне туда поедет Никита 3 лет со своей мамой – наши волонтеры встретят их из колонии и довезут до г.Волхова. А через месяц, надеюсь, мы начнем сбор средств на покупку дома для кризисного центра в Красноярске. Там смогут жить до 20 мам с детьми. Конечно, хотелось бы, чтобы освободившимся помогли психологически пережить произошедшее и найти силы двигаться дальше.

С.Бахмина: Очень важный вопрос – помощь человеку после освобождения. Тут вообще голое поле

Вопрос 5

ilayz:

Светлана, на Ваш взгляд, приватизация 90-х — это несправедливо, но законно или о справедливости речи быть не может? Вообще, можно ли и нужно ли пересматривать итоги приватизации 90-х годов? Чем это чревато? Спасибо. Илья.

Ответ

Илья, это такой уже исторический вопрос, хотя прошло то всего 20 лет, а кажется было в другой жизни, Мне представляется, что в тех условиях приватизация не могла быть справедливой. Такова была ситуация в стране, во власти, такими были условия игры. Как период первоначального накопления капитала, бери, что плохо лежит, иначе другие перехватят. Те, кто руководил страной, выбрали те условия, которые могли в тот момент реализовать. Может быть даже – «хотели как лучше». Закон «подбивался» под ситуацию, так что формально оспаривать сложно. Несправедливость приватизации еще долго будет помнится и обсуждаться в обществе, но на мой взгляд, пересмотр итогов приватизации грозит серьезными последствиями, ведь этой собственности в том виде часто не существует, уже могут быть другие собственники. Как с этим со всем разобраться? Будут нарушены права людей, которые не имели отношения к приватизации. В общем, хотелось бы, чтобы было по справедливости, но в реальном мире этого не будет, увы.

С.Бахмина: Было крайне важно отвезти угрозу от других людей, любое слово могло привезти к лишним жертвам

Вопрос 6

val1949, retired, USA, Salem, MA:

Уважаемая Светлана, преклоняюсь перед мужеством, с которым вы прошли через выпавшие на вашу долю испытания. Что на ваш взгляд, мог сделать и не сделал МБХ, чтобы ничего подобного не было ни с вами, ни с ним самим? Спасибо…

Ответ

Мы все иногда переоцениваем наши силы и недооцениваем ситуацию. Человек поступил так, как считал для себя возможным в тот момент, принял на себя удар, считая, что справится. Полагаю, что когда стало понятно, что каток закатает не только тебя одного — это был сложный моральный выбор, но он был сделан исходя из личных убеждений. Лично для меня в той ситуации несмотря на весь страх, который испытывает любой человек в такой ситуации — было крайне важно отвезти угрозу от других людей, любое слово могло привезти к лишним жертвам. В любом случае, мы сейчас может только гадать – можно было спастись в той ситуации или шансов не было. Слышала кучу версий. Я гадать не умею, но и злости не испытываю (плохое вообще чувство).

Более важный для меня вопрос – вопрос поддержки людей, пострадавших тогда. Вы наверняка знаете, что люди отсидели чудовищные (и вполне сравнимые с МБХ) сроки. Можно винить и перекладывать ответственность на другую сторону конфликта, но вряд ли людям станет от этого легче. Кстати вопрос поддержки своих соратников актуален в текущей деятельности Михаила Борисовича.

С.Бахмина: Не помню, чтобы кто Юкосе называл нас офисный планктон. Реально чувствовалось, что от тебя что-то зависит

Вопрос 7

const_ekb:

Скажите пожалуйста: а) работа на Юкос: оно того стоило и если стоило, то по каким критериям/соображениям, не жалеете ли вы сейчас? б) Что вы можете посоветовать людям, которые могут оказаться в ситуации, подобной вашей?

Ответ

Работа на Юкос была интересной – не знаю, может, совпало время, компания зарождалась и поднималась на моих глазах и через мои руки, многое приходилось делать впервые, задачи ставились нелинейные, решения находились, как теперь модно говорить – креативные. Сейчас в госкорпорациях и больших компаниях (ну может за исключением Google и тп) все линейно и формально. Вряд ли что-то зависит от простого специалиста – а тогда могли прислушаться, давали развиваться инициативе, хотя и под жестким контролем. Не помню, чтобы кто в бытность работы в компании называл нас – офисный планктон. Реально чувствовалось, что от тебя что-то зависит.

Посоветовать тут что-то сложно, каждый действует исходя из своих собственных сил, воспитания и убеждений. Кто-то покидал компанию при первых признаках военных действий и сложно их за это осуждать, а кто-то остался на амбразурах. Не нужно поддаваться панике, главное собраться и рассудить, как именно ты хочешь поступить. Слушать можно и нужно разные советы, но решать – только тебе.

С.Бахмина: Вряд ли есть реальное действие, которое бы привело к освобождению Алексея Пичугина

Вопрос 8

buch5:

Кто финансирует Вашу организацию?

Ответ

У Фонда Протяни руку нет крупных спонсоров, в основном – это обычные люди, которые откликаются на наши публикации, где мы рассказываем о том, что делаем, о том, как можно помочь тем, кто сейчас по другую сторону решетки. Говоря высокопарно, наша миссия – донести до людей, что за решеткой тоже люди, пусть и преступники, они нуждаются в поддержке и милосердии. Они когда то окажутся на воле и для всех лучше, чтобы они не были озлоблены на весь мир. Помощь одних людей другим незнакомым людям делает лучше и тех и других. Сейчас все собранные деньги тратим только на проекты для осужденных, в том числе на мам с детьми и подростков. Административные расходы покрываются за счет учредителей.

С.Бахмина: Помощь одних людей другим незнакомым людям делает лучше и тех и других

Вопрос 9

Валентина, инд. предприниматель, Оренбург:

Светлана, ваше мнение, что должен предпринять Михаил Ходорковский для освобождения Алексея Пичугина. Ситуация с ним просто невыносима.

Ответ

Это вопрос без ответа. Это параллельные реальности и вряд ли есть реальное (т.е. то, что рассматривалось бы как реальное Михаил Борисовичем в текущей ситуации) действие, которое бы привело к освобождению Алексея. Но я верю тут в теорию малых дел – вода камень точит. Нельзя останавливаться, нужно постоянно возвращаться к этому, привлекать разных людей, использовать разные ситуации, чтобы раз за разом поднимать этот вопрос. В моем понимании — ради жизни человека имеет смысл иногда «наступать на горло собственной песне». Но как и когда это делать, каждый решает сам.

С.Бахмина: Пока есть сознание, что у человека в тюрьме человеческие права «приостанавливаются», ничего не изменится

Вопрос 10

Максим, дизайнер, Москва:

Светлана, на Ваш взгляд, при нашей жизни пенитенциарная система в России имеет шанс стать принципиально другой?

Ответ

Иногда жизнь становится очень бурной, и все меняется очень быстро и так, как даже в голову не приходило. В целом я оптимист, хочу верить, что доживу до этого, но работая сейчас с системой, понимаю, что сама по себе она быстро не поменяется. Это же общественный институт и пока в обществе и во власти остается сознание, что у человека попадающего в тюрьму человеческие права «приостанавливаются», ничего не изменится. Хотя справедливости ради, какие то изменения в сторону цивилизации происходят, но до Европы нам «естественным» путем не добраться. Как модно говорить – нужна политическая воля. Сейчас с ее помощью чудеса происходят, и менталитет целого народа меняется.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире