Ответы бывшей студентки МГУ, обвиняемой в попытке присоединения к ИГИЛ – Варвары Карауловой – на ваши вопросы

Вопрос 1
Вардан Карапетян, программист, физик по частицам, исследователь, Канада, Монреаль:
Как Вы считаете Варвара, не является ли проявленной к Вам Божьей благосклонностью тот факт, что Вас задержали, вернули назад и не дали трагически завершиться той роковой ошибке, что Вы совершили? Не считаете ли Вы, что для Вас проявился момент истины, что все плохое уже позади, и, раз уж все так неплохо, есть смысл продолжить жизнь с новой страницы, с новых предпосылок, основанных на истинном понимании человеческих ценностей и роли женщины в современном мире?

Ответ
Я считаю, что в том, что я не доехала, действительно есть Божья благосклонность.
Не важно, что сейчас я не на воле, но это лучший исход. Я искренне верю, что мы живем в лучшем из миров, что даже трагические и ужасные вещи вписываются в картину мироздания, потому что иначе все могло быть еще хуже.

Я ощущаю, что у меня есть определенный долг перед обществом – даже не относительно произошедшего, а просто у меня появилась возможность и время реально взглянуть на мир вокруг.
Я поняла, что жила неправильно и ограниченно, а нельзя существовать лишь в своем мире. Этот человек забрал у меня – меня же, а сейчас я вернулась, но только более мудрой и взрослой.


В.Караулова: Ислам я считаю очень светлой и человеколюбивой религией, уважаю мусульман
Вопрос 2
Светлана, исследователь, Санкт-Петербург:
Вы много читаете. С кем из литературных героев Вы можете себя отождествить?

Ответ
Варя Иванова из «Детей Арбата» Рыбакова – любовь закрывала глаза.
Татьяна Ларина из «Евгения Онегина» – наивная, непонятая, увидевшая человека будто из другой жизни. Ее же Онегин оказался достаточно благороден, чтобы не воспользоваться ее чувствами.

Только надо переставать смотреть на мир через книги, через чужую выдуманную жизнь.
Не хочу больше ни с кем себя ассоциировать, хочу быть собой.


В.Караулова: Животное отношение к людям идет не от конвоя, надзирателей, а от системы
Вопрос 3
nl_2010_:
Уважаемая Варвара Павловна (Александра Павловна)! Простите, не знаю, как к Вам правильнее обращаться. У меня подрастает сын. И нормальное желание любого родителя это уберечь, подверженного соблазнам неопытного человека, от злой воли взрослых людей. Что Ваши родители, по Вашему мнению, сделали не так, что не смогли выработать в Вас способности противостоять тем, кто пытался из Вас: умного и талантливого человека сделать монстра. P.S. Не считаю, что наше государство поступило с Вами правильно, однако у меня нет уверенности в том, что Вы не подорвали меня в метро или на улице, в последствие. Надеюсь, что милосердие и любовь, когда-нибудь посетят Вашу душу. С надеждой на лучшее и пожеланием Вам добра, Николай.

Ответ
Говорят, что великая литература – та, что задевает вопросы, которые трогают людей во все времена.
Именно к таким вопросам относится Ваш, Николай, поэтому ответить на него очень сложно. Дело ведь не только в ИГИЛ, а столько всего выбрасывает мир на маленького человека, который считает себя взрослым и знающим о жизни больше других. Общение с подростком – это всегда хождение по лезвию, точный рецепт найти практически невозможно. И корни этого общения уходят в детство, но ребенок прощает, а подросток воспринимает излишне болезненно.

Я не думаю, что я тот человек, кто может давать советы.
Просто постарайтесь понять своего сына – не запрещать, не наказывать. Часто подросткам не хватает элементарно того, чтобы их воспринимали как взрослых и давали право на свое мнение. И конечно, давайте ему понять, что Вы его любите, что бы ни было. Желаю Вашему сыну счастливого будущего и взаимопонимания с родителями.

Я понимаю Ваши опасения относительно меня, Николай, сложно понять что-то относительно чужого человека.
Я надеюсь, что смогу в дальнейшем доказать людям, что все это беспочвенно, что бояться меня не стоит. На каждое мое действие теперь направлены пристальные взгляды. Зато это для меня теперь дополнительная мотивация стремиться к настоящим поступкам. Единственное, мне жаль, что моя изоляция не дает мне возможности как-то повлиять на общественное мнение, только слова.


Вопрос 4
Андрей Максимович, пенсионер, Москва:
Меня возмутил приговор нашего «самого справедливого суда», но меня интересует, насколько ВЫ сами интересовались, восхищались нашей историей, поэзией, и пр.? Как Вас не пугало всего этого лишиться? Это для меня очень важно, т.к. и мои дети и мои внуки не понимают, чего они лишаются, не зная своей страны, своей культуры.

Ответ
Андрей Максимович, Вы верно говорите о необходимости не отрываться от своей культуры и истории.
Я люблю Россию (и, сколько бы ни убеждала себя, что в век глобализма это не имеет столь большой роли, я все равно не могу отказать себе в этих чувствах). Собственно, скажу словами того, кто выразился более точно – М.Ю. Лермонтова:
«Люблю отчизну я, но странною любовью!
Не победит ее рассудок мой».


Наша культура – главное наше достояние.
Не атомное вооружение, не нефть и не влияние в мире. Я хочу в это верить.

Про историю говорить сложнее, так как в ней намешано слишком много всего: великого и трагического.
В детстве мне говорили лишь про хорошее, лишь про достижения, да и в целом на этом базируется общее представление об истории страны. Это отталкивает. Ведь чтобы наша история считалась действительно Великой, надо смотреть и на темные пятна: антисемитизм, ГУЛАГ, несправедливость и жестокость властей. Мы должны признавать свои ошибки и учиться на них (как немцы со Второй мировой), а не делать вид, что чего-то не было.


В.Караулова: Я надеюсь, что смогу доказать людям, что бояться меня не стоит
Вопрос 5
Елена, домохозяйка, Рыбинск:
В силу обстоятельств последнего времени, Вам пришлось познакомиться и общаться с многими людьми: следователями, надзирателями, работниками СИЗО и т.д. Многие из них Вам сочувствовали, и встретились ли среди них порядочные?

Ответ
СИЗО – место, где ты познакомишься с жизнью как мало где еще.
Елена, Вы не упомянули в вопросе про содержание под стражей, но уверена, что и их подразумевали.

У нас сложился менталитет, что преступник – не человек, что любое обращение с ним заслужено и оправданно
Но даже если человек совершил преступление, он остается человеком. Здесь у меня пришло точное осознание необходимости любить людей – всех людей с их слабостями и жуткими сторонами их сущности, потому что в этом проявляется настоящий гуманизм.

Самое интересное в этом, что животное отношение к людям идет не от конвоя, надзирателей, а от системы, которая и их самих превращает в единицы, а не людей.
Работники относятся к многим заключенным, по мере возможности, с пониманием и сочувствием. Они не могут многое, но доброе слово и улыбки значат уже кое-что.


Вопрос 6
Ясина, программист, Казань:
Даже после всего случившегося, вы считаете себя мусульманкой? Если нет, то как вы сейчас относитесь к исламу?

Ответ
Уважаемая Ясина, я не отношу себя к исламу, хотя очень многое для себя изучила из этой религии.
Я не готова исповедовать мусульманство во многом потому, что не хочу останавливаться на какой-то одной конфессии: пытаюсь брать отовсюду. Ислам я считаю очень светлой и человеколюбивой религией, уважаю мусульман. Мне жаль, что вокруг него сложилось столько несправедливых стереотипов, которые отражаются на жизни и взаимоотношении обычных мусульман с представителями других религий. Ислам и терроризм – это не слова-синонимы, это важно понимать.


В.Караулова: Я ощущаю, что у меня есть определенный долг перед обществом
Вопрос 7
Иван, педагог, Санкт-Петербург:
Варвара, скажите пожалуйста, в чем отличие мужчин, исповедующих ислам, от русских, исповедующих христианство, объясните пожалуйста свое стремление выйти замуж за мусульманина?

Ответ
Уважаемый Иван, Вы задаете очень правильный вопрос, который я должна была задать самой себе той злополучной весной 2015 года.
Нет принципиальной разницы, потому что дело не в вере, а в человеке.


Вопрос 8
Алексей, инженер, Новосибирск:
Хочется пропустить слова поддержки и сожаления по поводу несправедливого приговора, потому что их было и будет сказано немало, и задать, наверное, самый логичный в этой ситуации, вопрос: Как Вы считаете, насколько ценен опыт, который вы приобрели, начиная с вашего возвращения в Россию и далее до окончания вашего судебного процесса? И как Вы думаете, стоит ли он (опыт) такого наказания?

Ответ
Опыт – это всегда опыт.
Алексей, уверена, Вы сами это понимаете. Нет возможности его выбирать. Главное – обратить его себе на пользу, извлечь из него плюсы. Их не так много, но они есть. Этот опыт был невероятно ценен, но такого опыта я никому не пожелаю. Но в жизни никто не учится на своих ошибках, так что все повторяется, все возвращается, к сожалению.


В.Караулова: В том, что я не доехала, действительно есть Божья благосклонность
Вопрос 9
Константин Литвиненко:
Варвара, чему вы планируете посвятить свою жизнь, кем стать, после освобождения (надеюсь — скорейшего)?

Ответ
Я бы хотела посвятить свою жизнь людям.
Я пока не могу понять, что именно я под этим понимаю. Примером для меня стала доктор Лиза, которая ставила эту помощь выше политики, противоречий интересов.


Вопрос 10
Сергей, техник, Обнинск:
Здравствуйте, Варвара. Хотелось бы пожелать тебе, девочка, крепости духа, мужества и удачи! Изменились ли Ваши отношения с отцом после вынесения этого неслыханного по жестокости приговора?

Ответ
Спасибо Вам большое за добрые слова, Сергей.
Мои отношения с папой изменились уже давно. Раньше я будто не подозревала, насколько сильно он меня любит, насколько я ему дорога. Мои мама и папа были рядом, всегда верили в меня. И это очень важно, что несмотря на приговор, мои близкие остаются рядом. Ради них я готова держаться.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире