01 июля 2016
Z Без купюр Все выпуски

Ответы Константина Сонина на ваши вопросы


Время выхода в эфир: 01 июля 2016, 11:11

Ответы экономиста, профессора Чикагского университета и ВШЭ Константина Сонина на ваши вопросы

Вопрос 1
Иван, строитель, Москва:
Может ли Россия совершить экономический рывок и расти по 20-30% в год? Что для этого нужно? Почему нам дороги строят китайцы? Денег в стране много, почему их не тратят как положено?

Ответ
«Рывков» по 20-30% в год не бывает.
Чтобы это было возможно, необходимо, чтобы либо были огромные свободные мощности и огромная безработица – такие, какие бывают после, скажем, гражданской войны. (Один популярный публицист, пишущий куда быстрее, чем думающий, однажды сослался на мой ответ на аналогичный вопрос как «ага, либералам нужна безработица». Ага, и гражданская война.) И то это пример скорее теоретический. Российская промышленное производство росло очень быстро после катастрофического спада, вызванного Первой мировой и Гражданской войнами, но и тогдашние сверхбыстрые темпы всё же были намного ниже 20%.

Чтобы быстро расти в «нормальных» условиях – то есть когда не было катастрофического спада (у нас в ХХ веке их было два – второй пришёлся на 1990-98 годы) – нужны разные вещи в зависимости от ситуации.
В одних ситуациях (когда страна, догоняющие развитые страны) нужна мобилизация (вовсе необязательно насильственная!) трудовых ресурсов и сбережений и заимствование технологий (опять-таки – лучше за счёт открытости, как в Китае, а не централизованное, как в России в советский период). В других, как например, в нашей, нужны хорошие институты – современные законы, политически независимые суды, некоррумпированные чиновники, эффективно действующая полиция. Без этого не будет тех «умных» инвестиций, без которых невозможен рост на нынешней стадии развития.


К.Сонин: Авторитарные режимы могут сочетаться с ускоренным догоняющим развитием
Вопрос 2
Юлия, студент, Москва:
Существует мнение, что пик благосостояния большинства населения на «западе» пришелся на 60-е годы, и с тех пор реальные доходы большинства в первую очередь в США, но и в Европе снижаются, растет неравенство. Согласны ли Вы с данным мнением, и видите ли Вы признаки ликвидации «государства всеобщего благосостояния» в среднесрочной перспективе?

Ответ
В Вашем вопросе немного перепутаны годы и проблемы, но вопрос всё равно важный.
Сначала факты: ВВП США (в том числе и на душу населения) устойчиво последние восемьдесят лет и никакого «пика» не было и не ожидается. Некоторые страны Западной Европы медленно оправляются от кризиса 2008-09, но и здесь речь идёт о замедлении темпов роста, но не о «пике». Другое дело – и это в вопросе правильно, что результаты экономического рост в США (и отчасти в Великобритании, в Германии и Франции такой проблемы нет) в последние десятилетия – с 1980-х – распределяются очень неравномерно. Совсем тонкая прослойка (0.1%) разбогатела невероятно, тонкая (1%) – тоже очень сильно, верхние 10-20% живут с каждым годом всё лучше и лучше.

А вот дальше особого роста не видно – например, реальные (то есть с учётом инфляции) доходы медианной семьи (то есть такой, что половина всех семей богаче, а половина – беднее) в США за последние 20 лет практически не изменились (не упали, но выросли совсем немного).
Это не совсем то же самое, что «уровень жизни не изменился», потому что производительность выросла, и значительно, и в госсекторе – то есть те же люди ездят по более качественным дорогам и имеют доступ к более качественному государственному образованию.

И тем не менее вопрос о том, что плоды роста распределяются очень неравномерно (в отличие от предыдущих 50 лет) – всё более политически важный вопрос для Америки.
Про «ликвидацию» чего бы то ни было вопрос, конечно, не стоит, но вопрос о сохранении темпов роста при более равномерном распределении плодов – центральный вызов для американской экономики.


К.Сонин: Плюсов России от развала ЕС быть не может
Вопрос 3
Михаил, системный аналитик, Израиль, Хайфа:
В ближайшие годы ожидается замена роботами людей многих специальностей — десятков процентов работников, далеко не только низкоквалифицированных (видим уже риск для многих менеджеров, врачей, юристов и т.д.). Возникающие взамен новые специальности смогут «трудоустроить» явно меньше людей. И население продолжает расти. Чем по вашему мнению будут заниматься «лишние» люди поколения наших детей? И как их этому учить?

Ответ
Мне кажется, не стоит по этому поводу слишком сильно волноваться.
Население в развитых, богатых странах растёт только с учётом миграции (которую страны регулируют по своему собственному усмотрению). Зарплаты у врачей и юристов (а также программистов и экономистов) по-прежнему высоки, что означает, что спрос на эти специальности высок. Среди наших детей будет куда больше работников сектора услуг, чем промышленных рабочих – так что в этом плохого? Чем выше производительность труда (грубо говоря, чем более сложным и дорогим агрегатом управляет работник), тем выше потребность в высоком уровне человеческого капитала у работников. Учите детей работать с данными и с большим объёмом информации, учите строить контакты с людьми с самым разнообразным происхождением и из разных культур, учите быть гибкими, осваивать новые задания и новые техники – и всё у них будет хорошо.

Конечно, абстрактно это звучит проще, чем на практике, но мы вот, когда создавали новый бакалавриат (ВШЭ-РЭШ), обсуждали многие вопросы, связанные с тем, что учит студента (в данном случае – юного экономиста) быть гибким и открытым миру.
(Вот тут есть мини-дискуссия на тему «Зачем студенту-экономисту теория Галуа, биология и история театра?»)


Вопрос 4
henry_haggard:
Константин, скажите, что делать людям в России? Денег нет, да и держаться получается с трудом. Неужели только миграция в Штаты и Европу, есть ли надежда на преобразования в стране? Что лучше — выбрать между оставаться и бороться, и уезжать спасая себя и семью от экономических трудностей?

Ответ
В жизни у человека множество вызовов – может не хватать денег или везения, болезнь или какое-то материальное несчастье может поразить самого или кого-то из близких, город, в котором живёшь, может стать депрессивным, да и мало ли ещё что может случиться.
Страна, в которой живёшь, влияет на жизнь человека, но это влияние – не самое сильное и не самое главное. Если кто-то, скажем, ленив и глуп, его проблемы не решатся, если он переедет из Твери в Москву, из Москвы в Лондон или Чикаго. Бывают обстоятельства, когда переезд или эмиграция – единственный выход. Например, в СССР были, фактически запрещены многие виды науки и искусства и тем, чей талант был сосредоточен именно в этих видах эмиграция серьёзно улучшала жизнь. Точно так же она улучшала жизнь тем, кто не мысли себя без активной общественной жизни. Однако огромное количество людей имеет такие таланты, устремления и мечты, что для них переезд ничего особенно не изменит.

Конечно, жизнь в России в 2016 году непроста.
Что расстраивает – это «непроста» отчасти рукотворное: те же «контрсанкции» — прямое ухудшение жизни российских граждан или, скажем, разгром «Династии», самого важного проекта поддержки российской науки в последние десятилетия. Однако и возможностей огромное количество – конкуренция практически за все мыслимые позиции (не считая разных «синекур», зарезервированных для детей членов правительства) гораздо меньше, чем в развитых странах. Проще попасть в сильный российский вуз, чем в сильный зарубежный и проще найти работу. Проще стать завкафедрой, топ-менеджером или депутатом парламентом. И ещё раз – отъезд тысяч представителей элиты в последние годы – плохая оценка работы тех, кто сейчас у власти, но каждая отдельная судьба от власти и страны зависит не сильно.


К.Сонин: Я бы никаких серьёзных реформ до серьёзной смены власти у нас не ожидал
Вопрос 5
Николай, инженер, Ижевск:
Произойдет ли обрушение российской банковской системы в 2016 году? Не опасно ли держать деньги в госбанках? Может, лучше под подушкой?

Ответ
Не произойдёт.
Во всяком случае, ничто на это не указывает – после кризиса 2008-09 года российская банковская система стала значительно устойчивее к внешним рискам. Кроме того, ЦБ в последние годы решительно чистит банковский сектор и, на мой взгляд, хорошо контролирует ситуацию.

Опасно ли держать деньги в банках?
Зависит от суммы. Если у вас десятки или сотни тысяч рублей, держите, не волнуйтесь. От инфляции вклады в больших российских банках защищены слабо (ставки относительно низкие), но опасности нет. От инфляции хорошо защищают доллары и евро, но держать даже в самых крупных банках десятки тысяч долларов человек, знакомый с новейшей русской историей должен осторожно. Это, конечно, маловероятно, но можно себе представить такое развитие событий, при котором значительные валютные вклады «заморозят» или принудительно конвертируют в рубли. То есть если у Вас есть несколько миллионов рублей, то разделите его пополам между рублями (в крупный банк) и долларами (половину в крупный банк, половину – «под подушку», то есть в банковскую ячейку.) Если же Ваша проблема – как сохранить десятки миллионов рублей, то тогда лучше искать совета не на сайте «Эха», а у профессионалов.


Вопрос 6
Дмитрий, предприниматель, Омск:
Уважаемый Константин, согласны ли Вы, что прежде чем власти нашей страны смогут провести реформы в соответствии с рекомендациями Кудрина, Сонина и др., экономика зайдет «на штрафной круг», опробовав на практике венесуэльские рецепты спасения?

Ответ
Если посмотреть на мировой опыт – хоть исторически, за две тысячи лет, хоть последнего столетия – очень чётко видно: реформы проводятся после смены власти.
Исключения бывают (те же реформы Николая II после волнений 1905 года, которые к смене власти не привели), но это именно единицы исключений среди сотен примеров, подтверждающих правило. Смены не номинальной (как смена премьера при императоре или номинального монарха в парламентской республике), а реальной – когда к власти приходят новые люди – и на самом верху, и на уровне министров. В демократических странах такие смены власти происходят регулярно – на выборах (скажем, в США после Второй мировой партия, которая контролировала президентство, проигрывала следующие выборы в половине случаев, каждые четыре года) или из-за смены правящей коалиции в парламенте (в Италии, одном из «чудес экономического роста» после Второй мировой, премьер-министры менялись в среднем каждый год в течение десятилетий). В авторитарных странах смены власти происходят не организованно, а с помощью верхушечных переворотов или массовых волнений. И то, и другое, понятно, плохо для экономического развития, но другого подхода к реформам не бывает. Реформы происходят только после смены власти.

Так что я бы никаких серьёзных реформ до серьёзной смены власти у нас не ожидал.
Однако Россия – не Венесуэла – у нас более диверсифицированная, более «продвинутая» и более встроенная в мировую финансовую систему экономика. Устройство власти у нас более архаическое (в отличие от России, в Венесуэле проводятся конкурентные выборы, в которых участвует серьёзная оппозиция – нечто похожее на Россию 1990-х), но в наших обстоятельствах это – источник дополнительной стабильности. Кроме того, пример Венесуэлы перед глазами – и наше руководство видит, как опасно – просто смертельно опасно – бороться с инфляцией «немонетарными методами» (ограничениями на цены, которые быстро приводят к необходимости прямого государственного контроля над фирмами). Конечно, «контрсанкции», нанесшие серьёзный удар по российским гражданам, прежде всего по бедным, это, по существу, из «венесуэльского арсенала», но многие в правительстве понимают, насколько плоха и безответственна такая политика. Так что я на серьёзные реформы бы пока не надеялся – запас стабильности немалый, но венесуэльского сценария не очень опасался.


К.Сонин: Если у вас десятки или сотни тысяч рублей, держите в банках, не волнуйтесь
Вопрос 7
ilayz:
Как Вы думаете, выход Великобритании из ЕС — это тенденция или скорее исключение? Может, распад ЕС — это благо для Европы, для каждой из страны в частности, или это необходимая альтернатива, противовес США, Китаю и др.? В чём плюсы для России от развала ЕС? Можно будет более эффективно лоббировать отмену санкций Спасибо.

Ответ
Я думаю, что для Великобритании выход из ЕС – ошибка, которая вызовет экономические трудности.
Размер этих трудностей может быть совсем не велик – если удастся договориться о новой форме сотрудничества, при которой Великобритания возьмёт на себя почти все обязательства члена ЕС, включая свободу миграции, и получит почти все выгоды от этого членства, включая свободный доступ на рынок. Если не удастся, то ущерб будет значительным и это убедит другие страны не повторять этой ошибки.

Плюсов России от развала ЕС быть не может.
Даже трудно представить, как может для страны с европейской периферии, сильно зависящей, по опыту, от экономической ситуации в Европе и Америке, быть что-то хорошее от экономического кризиса. Во всех без исключения предыдущих случаях за последние сто лет кризис в Европе сопровождался ещё более глубоким спадом (или замедлением) у нас.

Я не специалист по международным отношениям, но, я думаю, что санкции будут отменены тогда, когда будет отменено то, из-за чего они наложены.
В данном случае – выполнены «минские соглашения» (что требует, среди прочего, вывода российских военных из Донбасса). У нас в стране не очень принято следить за словами, но в большинстве стран Западной Европы и США как раз принято делать то, что сказано. Страны, которые стали по Будапештскому меморандуму гарантами территориальной целостности Украины – в обмен на отказ от ядерного оружия, выполняют свои обязательства. Иными словами, что тут «эффективно лоббировать»? Санкции – это всегда издержки и для той стороны, которая их накладывает, но, как показывает опыт, соблюдение обязательств и выполнение того, что обещано, стоит этих издержек.


Вопрос 8
maklak:
Уважаемый Константин, почему российская элита из политэмигрантов не объединяется во благо Родины? Нет «коллективного разума из-за бугра» — круглых столов, дискуссий, альтернативы. Спасибо за ответ.

Ответ
Можно подумать, что «забугор» — это какое-то конкретное место, а «политэмигранты» — какая-то однородная или хоть чем-то связанная группа.
«За бугром» находится весь мир, на карте которого Россия – маленькая, в масштабах планеты, точка. Это примерно как если бы житель Омска или Екатеринбурга говорил бы про «заомск» или «заекатеринбург». Десятки тысяч людей, уехавших в последние годы из России – уехали по самым разным причинам: кто-то – играть за более сильную команду, чем те, которые есть у нас, кто-то – работать в лаборатории, близких к которым по уровню у нас нет, кто-то – учиться в университете, потому что в мире есть сотни программ, к которым в нашей «точке» пока трудно приблизиться, кто-то – жить в более тёплом месте, кто-то хочет работать одной из финансовых столиц мира, кто-то ищет свободы творчества и самовыражения.

Почему у этих людей должен быть какой-то «коллективный разум»?
Эти люди – такая же часть России как те, кто живёт и работает в Москве, Петербурге, Владивостоке, маленьких городах и сёлах. Прекрасно, когда те, кто живёт за границей, участвуют в культурной и интеллектуальной жизни страны – разве Борис Акунин или Людмилы Улицкой в меньшей степени становятся цветом русской литературы от того, где живут? Разве рекомендации и анализ Сергея Алексашенко или Леонида Бершидского (я уже не говорю про теоремы Станислава Смирнова или кристаллы Артёма Оганова) менее цены или важны в зависимости от того, где они физически находятся? Слава Богу, сейчас нет «железного занавеса» и, соответственно, каждый, кто хочет, может участвовать в  деятельности, как Вы хорошо сказали, на благо Родины.


К.Сонин: Если кто-то ленив и глуп, его проблемы не решатся, если он переедет из Твери в Москву, из Москвы в Лондон
Вопрос 9
echo_fil:
Профессор Массачусетского технологического института Лорен Грэхем на сессии экономического форума в Санкт-Петербурге сказал, что для успеха инвестиционных проектов в государстве, нужно, чтобы это государство обладало некоторыми обязательными свойствами. В число этих свойств он включил «демократическую форму правления». Отсюда вопрос — если представить себе авторитарное государство, президентом которого является Билл Гейтс или Марк Цукерберг, разве там не могут быть созданы идеальные условия для развития инвестиционного бизнеса?

Ответ
Трудно себе представить авторитарное государство, в котором создаются хоть сколько-нибудь приличные условия для развития инноваций.
Опыт ХХ века показывает: авторитарные режимы могут сочетаться с ускоренным догоняющим развитием, когда основными «инновациями» в экономике является заимствование и внедрение уже существующих технологий, придуманных где-то за границей. Быстрое развитие промышленности в 20-30е годы в СССР, быстрый рост Китая в конце ХХ-начале ХХI века – это именно такой рост. Инновационный рост может начаться в авторитарном режим – как, например, в Южной Корее в 1970-е (этот пример, как и японский послевоенный, можно назвать «инновационным» только с определенными оговорками – всё-таки «техзадание» для них давалось американским рынком), но его продолжение критически зависит от скорости демократизации. (В Южной Корее конкурентные выборы проводятся уже почти тридцать лет.)

Так что Лорен Грэхэм прав – пока Россия отставала от «технологического фронта» сильно (в ХХ веке это отставание колебалось, очень грубо, от 20 до 40 лет – хотя, конечно, в использовании гаджетов отставание может быть несколько месяцев, а, скажем, во многих областях образования и науки – может быть, и больше сорока), можно было сокращать дистанцию и с архаичной, авторитарной формой власти.
Если мы хотим сокращать отставание сейчас – то система власти должна быть более современной и гибкой – то есть значительно более конкурентной и отзывчивой к нуждам граждан.


Вопрос 10
sapiens17:
Добрый день! Ежегодно на период налоговых выплат осенью и ближе к новому году резко поднимается курс валюты, что позволяет импортёрам затрачивать меньше валютной выручки для выполнения плана по рублёвым выплатам. Это не шулерство? Возможно ли изменения такой ситуации, от которой только страдает население, от повышения цен? Благодарю Вас.

Ответ
В последние годы (лет пять, если не больше) российский центральный банк, государственный орган, отвечающий за стабильность денежной системы, не занимается управлением валютным курсом.
(Не хочется углубляться в эту сложную тему, но вопрос – управлять ли валютным курсом? – очень сложен. И у управления, и у «свободного плавания» есть большие плюсы и большие минусы. Осенью 2008 года у нас был управляемый курс и это было одной из причин резкого спада производства и скачка безработицы.) До осени 2014 года он старался сглаживать колебания – опять-таки, не выбирать «правильное значение», а просто делать так, чтобы переходы не были слишком скачкообразными. Однако осенью 2014 года внешние шоки (санкции, падение цен на нефть) были такими сильными, что и от этого сглаживания решено было отказаться. Так что курс валюты определяется спросом и предложением на рынке и не только «шулерства», но и никакого вмешательства государственных органов в этот процесс нет. Я думаю, что повышение курса валюты в Новому году связано, возможно, с тем, что у нас в стране очень большая часть бюджетных расходов осуществляется именно в последние месяцы года – рублей на рынке становится больше, то есть они становятся временно дешевле.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире