04 марта 2016
Z Без купюр Все выпуски

Ответы Владимира Милова на ваши вопросы


Время выхода в эфир: 04 марта 2016, 11:27

Ответы политика, бывшего заместителя министра энергетики Владимира Милова на ваши вопросы

Вопрос 1
Максим, историк, Санкт-Петербург:
Уважаемый Владимир Станиславович! Хотелось бы узнать Вашу позицию относительно Крыма. Некоторая часть Ваших товарищей по либеральной оппозиции высказалась в таком духе, что «Крым надо вернуть». Жителей его, видимо, спрашивать они не собираются. По всей совокупности данных, которыми я располагаю, абсолютное большинство крымчан хочет жить в составе России, а не в составе Украины. Так как же можно их насильно загонять в состав государства, жить в котором они не хотят? Разве это демократия? Разве можно так наплевательски относиться к мнению и крымчан, и большинства других граждан России? Как можно не уважать два с лишним миллиона граждан России, де-факто объявляя их каким-то гражданами «второго сорта» с подвешенным положением? Путин может пасть хоть завтра, но мы — граждане России — останемся. Порой создаётся впечатление, что мы, большинство российских граждан, поддерживающих воссоединение Крыма с Россией и вообще являющихся патриотами, мешаем либеральной оппозиции и ей было бы лучше, если бы 80 процентов граждан страны не было бы вообще на свете. Порой создаётся впечатление, что оппозиция апеллирует не к гражданам России, а к гражданам других государств. Так, словно участвовать в выборах она собирается не в России, а в Украине. Но мы, Ваши избиратели, здесь, в России и нам до Украины особого дела нет. Вы это понимаете? Я считаю Вас одним из самых здравомыслящих и разумных людей в оппозиции, и отношусь к Вам с большим уважением за Ваш профессионализм и здравую позицию по многим вопросам, поэтому решил обратиться к Вам с этой репликой. Надеюсь на ответ, полагаю, что он будет интересен многим. С уважением – Максим.

Ответ
Смотрите, проблема Крыма – очень сложная проблема, на нее невозможно смотреть каким-то упрощенным взглядом.
С одной стороны, я в 1990-е еще часто бывал в Крыму и знаю прекрасно, что Украину и Киев там никогда особо не любили и этого не скрывали, с Украины крымчанам приходило мало чего хорошего, в основном какие-то ограничительные инициативы или коррупционные назначенцы. То, что Крым легко убежал из Украины и многие крымчане туда не хотят обратно – я прекрасно понимаю почему, и считаю, что это вообще-то работа Украины и украинских политиков – доказывать, что Украина для Крыма это хорошо. Пока они как-то не очень справляются, по-моему.

С другой стороны, то, как Россия забрала Крым – вы должны отчетливо понимать, что в современном мире так действовать нельзя.
Просто НЕЛЬЗЯ, точка. Тут никаких дискуссий не может быть. Это все равно как если вы хотите на дискотеке с девушкой познакомиться и для того, чтобы она дала вам свой телефон, достаете пистолет и приставляете ей к голове. Вне зависимости от положения Крыма в Украине и пожеланий его населения, так, как действовала Россия в ситуации с Крымом, действовать нельзя никогда, в мире этого не простят. Сейчас Россия испытывает колоссальные проблемы и столкнулась с беспрецедентными за 20 лет международной изоляцией и экономическим кризисом, потому что мир нам силового присоединения Крыма не простил, и никогда не простит. И эта ситуация не станет лучше, никто никогда Крым в составе России не признает. Ни Китай, ни даже страны СНГ не признают присоединение Крыма, они официально считают Крым украинским.

Из-за этого страдают прежде всего сами крымчане – у них банковской системы нормальной нет, снабжения нормального нет, выехать они толком никуда не могут.
А россияне платят за всю эту историю беспрецедентной за долгое время потерей своей покупательной способности. Кошельком своим платят.

Это проблему надо решать, и решать вместе с Украиной, и с международным сообществом.

Я могу помочь эту проблему решить, ко мне прислушаются в мире.
Но это решение не будет простым.

То, о чем говорят многие российские либералы – «просто взять и отдать Крым Украине» – это невозможно, эта ситуация не обнуляется просто так.
В современном мире нет прецедентов передачи кому-то территорий без учета мнения населения этих территорий (фальшивый референдум марта 2014 года не в счет). Нужно спросить мнение самих крымчан.

С другой стороны, прежде всего сами крымчане должны понимать, что своим скороспелым «хочу в Россию, потому что там больше пенсии» они и себе, и остальным россиянам создали кучу проблем и головной боли, а эта территория не может оставаться непризнанной мировым сообществом бесконечно долго.
Нужно искать взаимно приемлемое решение. Я общаюсь со многими мировыми политиками и могу сказать, что они такое решение вместе с Россией искать готовы – но с ответственной российской властью, а не нынешней мафией. Что касается украинских политиков – то, повторю, я пока не вижу с их стороны каких-то конкретных планов и «дорожных карт», нацеленных на то, чтобы показать крымчанам, что Украина для них — лучший выбор. Более того, мы видим блокаду и все такое прочее. Не думаю, что за это Украину в Крыму будут сильнее любить, и стремиться обратно туда.

Так что сложная это очень история, Путин создал нам огромную головную боль на десятилетия.
Но мы будем проблему эту решать и в итоге ее решим.


В.Милов: Я был бы хорошим кандидатом в президенты – я молод, энергичен, много лет не завишу от государства
Вопрос 2
Владимир, копирайтер, Пенза:
Как выживать малому бизнесу в условиях обвала спроса? В каких отраслях экономики ещё остались рентабельные ниши для работы?

Ответ
Владимир, к сожалению, не осталось «рентабельных ниш».
Идет фронтальное падение покупательной способности населения, люди переходят на самые дешевые товары. Это будет еще долго. Каких-то «островков стабильности», куда вы можете прийти и там спокойно работать как раньше, нет. Однако несколько советов могу вам дать.

1) Делайте все, чтобы экономить издержки.
Если у вас люди работают, объясните им, что придется мириться с сокращением зарплат – это лучше чем терять работу. Поговорите со своим арендатором и объясните ему что в кризис надо снижать ставки, пусть он посмотрит на стоящие вокруг пустующие площади – хочет потерять арендаторов? Если нет, то пусть снижает аренду.

2) Переходите в более дешевые сегменты рынка.
По типу того как торговцы продовольствием расширяют сейчас номенклатуру дешевых товаров, а фаст-фуд растет за счет сокращения спроса на услуги дорогих ресторанов. Люди явно переключаются на покупку дешевых товаров и услуг, спрос на них в принципе будет лучше себя чувствовать, чем на более дорогую номенклатуру.

3) Ну и очень важно, наконец, малым предпринимателям начать объединяться и коллективно отстаивать свои права перед органами власти.
От действий властей идет резкий рост издержек по всем направлениям — налоги, отчетность, требования всякие дурацкие градостроительные типа «по эстетическим соображениям», ну вы знаете. Так вот: никакого обратного давления малых предпринимателей на власти нет. Соберитесь, заявите коллективные требования, потребуйте власти на вас давление ослабить и не увеличивать вам издержки в кризис. Мы готовы всячески помочь, подсказать как вам организоваться и наладить схему действий, пишите мне лично (мои контакты на сайте milov.org).


В.Милов: Для нынешней мафиозно-сырьевой России ВТО – это все равно как обезьяне дать айфон
Вопрос 3
Марат, инженер, Зеленодольск:
Здравствуйте, уважаемый Владимир Станиславович! Как вы считаете, получила ли Россия экономический эффект от вступления во Всемирную торговую организацию?

Ответ
Никакого пока эффекта, потому что ВТО – это же не какая-то волшебная палочка, а это просто механизм поддержки экспортеров.
Если у вас правительство ничего не делает для поддержки несырьевого экспорта и плевать на них хотело, а занято только распилом сырьевой ренты, то чем тут поможет ВТО? Ну вот вам другой пример – Россия еще в 2003 году вступила в FATF, и что, у нас прекратилась коррупция и отмывание грязных чиновничьих денег?

Два слова о том, зачем вообще нужно ВТО: мы все время говорим о развитии несырьевых высокотехнологичных производств, но для их развития нужен экспортный рынок.
Они должны иметь возможность продавать свою продукцию за рубеж – внутренний рынок очень маленький, Россия относительно небольшая экономика по сравнению с Западом или Китаем. Но если вы не член ВТО, вы не сможете защитить права своих экспортеров – их продукцию будут дискриминировать. А ВТО, напротив, дает способы их интересы защитить.

Но это все важно для нормальной России будущего, которая хочет действительно развивать несырьевые высокотехнологичные сферы.
Для нынешней мафиозно-сырьевой России ВТО – это все равно как обезьяне дать айфон. Толку мало пока.


Вопрос 4
scholastic:
Владимир, скажите, нужно ли сейчас приватизировать Газпром и если да, то каким образом? Нужно ли приватизировать газотранспортную систему и каким образом? Спасибо.

Ответ
Газпром обязательно нужно приватизировать, но не как единую монополию – это будет тот же цирк, только в профиль.
Его надо разделить на много конкурирующих между собой газодобывающих компаний и независимую от участников рынка трубопроводную инфраструктуру. Вот в США крупнейшая компания – производитель газа, знаете какую имеет долю в добыче? 3,5%. Не 70%, не 80%, а 3,5%. И там добыча растет, США намного обогнали нас, эффективность высокая, цены низкие – Путин уже на заседании президентской комиссии по ТЭК жалуется, что «производства переводят в Америку, потому что там энергозатраты дешевле». А Газпром нарастил инвестиционную программу до триллиона рублей в год, цены запредельные, а добыча более чем на 20% ниже, чем в 1999 году. Вот что такое конкуренция против монополии.

Я очень хорошо себе представляю, как Газпром поделить на много газодобывающих компаний, работал над этой программой демонополизации Газпрома еще в правительстве в начале 2000-х, вот Михаил Касьянов в курсе.
Мы это можем сделать быстро. Вот такие компании надо продавать как можно быстрее, и обязательно разным инвесторам, чтобы они конкурировали между собой и не образовали новую монополию (в США и Евросоюзе антимонопольные органы очень жестко борются против таких слияний).


В.Милов: Люди переходят на самые дешевые товары. Это будет еще долго
Вопрос 5
Сергей, энергетик, Сыктывкар:
Добрый день, Владимир! Прошу оценить уровень технической оснащённости шахт в России с точки зрения безопасности. Почему такие трагедии, как в шахте «Северная» в Воркуте не происходят в Норвегии?

Ответ
Сергей, ситуация с безопасностью на шахтах сильно улучшилась в России в последние 25 лет.
В СССР была дикая смертность в угольной отрасли, примерно 1 случай на миллион тонн добычи. Сейчас раз в 10 меньше. Во многом это связано также с закрытием подземных шахт (там самая большая смертность из-за скопления метана и угрозы взрывов) и роста выработки угля открытым способом, на разрезах (где такого риска нет). В крупнейших мировых странах-производителях – в Австралии, например (Норвегия не является крупной угледобывающей страной) – низкая смертность в отрасли связана с тем, что уголь в основном добывают открытым способом, в шахтах не так много, и риск аварий в принципе не так высок.

В случаях с такими шахтами, как Северная в Коми или Распадская в Кузбассе, где в последние годы случались трагические аварии, надо понимать вот что. Это шахты по добыче коксующегося угля, используемого в металлургии, он особо категорийный по метану и там постоянно выше уровень выбросов, чем на других шахтах. Это требует особого внимания к организации надзора за постоянным соблюдением технических норм по контролю выбросов и выдачи предписаний по остановке добычи в случае выявления повышенных концентраций метана. Это – прямая задача государственных надзорных органов, Ростехнадзора, о чем я уже писал недавно в своем блоге на сайте Эха Москвы. Задача несложная, число таких шахт счетное, в XXI веке легко организовать здесь систему регулярного мониторинга. Но наши надзорные органы эту задачу провалили, потому что там работают непрофессионалы – Ростехнадзор, например, возглавляет старый друг путинского олигарха Чемезова, юрист по образованию, бывший следователь, к инженерному и горному делу отношения не имеет. Хотя у его ведомства как раз и есть все полномочия по осуществлению надзора за безопасностью в шахтах. Вот такой результат клановости и кумовства в путинской системе управления – человеческие жизни.

Это еще и вопрос устройства нашей государственно-бюрократической машины – там контролируют своевременность исполнения поручений начальства, но не конкретные результаты работы.
Т.е. если у вас в подведомственной сфере шахты взрываются, но вы при этом закрыли все поручения президента в канцелярии в срок, вам еще и премию дадут. Так не должно быть, мы с коллегами по оппозиции давно выступаем за смену системы организации работы чиновников – с контроля промежуточного результата (исполнение поручений) на контроль конечного результата (у вас в вашей подведомственной сфере порядок или нет). Но пока мы не сможем прийти к власти и влиять на эту систему, все, к сожалению, будет оставаться вот так как сейчас.


Вопрос 6
Дмитрий, программист, Пермь:
Золотовалютные резервы России только растут, а Милов нас столько раз пугал, что они вот-вот кончатся. Кстати, как он относится к тому, что Россия активно вкладывается в золото?

Ответ
Милов вас не «пугал», а скрупулезно фиксировал темпы сокращения ЗВР.
Еще в начале 2014 года, пока не отжали Крым, ЗВР превышали $500 млрд, сейчас вот уже много месяцев держатся на уровне $350-370 млрд, причем наличная валюта – всего около $300 млрд, остальное – счета в МВФ и золото, т.е. неликвидные активы. Цена того что валютные резервы сохраняют на уровне в $300 млрд и не тратят – резкое падение курса рубля, т.е. в государстве приняли решение, что не хотят больше сдерживать падение национальной валюты, а выбрали приоритетом сбережение кубышки – за это платите вы, граждане.

При этом резервные фонды правительства (учитываются в составе ЗВР) стремительно сокращаются: только с 1 сентября Резервный фонд «похудел» на триллион рублей, и при среднегодовой цене нефти в $35 он исчерпается к концу 2016 года.

К вложениям ЗВР с золото отношусь плохо, потому что золото – это неликвидный товар, если вы золото на сумму $100 или даже 50 млрд выбросите на рынок, вы его обвалите.
В целом я считаю, что при проведении разумной экономической политики, стимулировании несырьевого экспорта (см выше ответ на вопрос про ВТО) большие ЗВР стране не нужны. Подавляющее большинство стран, в том числе развитых, каких-то особо больших ЗВР и не держит.


В.Милов: То, как Россия забрала Крым – в современном мире так действовать нельзя. Просто НЕЛЬЗЯ
Вопрос 7
Наталья, повар, Междуреченск:
Общаясь со многими людьми, понимаю, что для большинства демократия — ужас ужасный. Народ инфантильный. И как вы с таким народом собираетесь строить новое общество?

Ответ
Наталья, это не уникальная ситуация для посткоммунистических стран.
Коммунисты долго палкой отучали народ от самостоятельности, людям непросто перестроиться. Становление демократических обществ сложно шло и во всех странах Восточной Европы, и сейчас на Балканах и в бывшем СССР. Ничего уникального в России в этом плане нет. Но не стоит мазать все черной краской. Есть очень много людей, которые готовы активно отстаивать свои права и интересы. Многие из них пока не верят, что что-то можно изменить, не очень интересуются политикой и заняты только своими личными вопросами.

Это наша, политиков, задача – объяснять людям, что им придется заняться политикой, иначе она сама займется ими.
Сложное это дело, требует времени и сил, но другой дороги нет. Круг наших союзников в обществе все время расширяется. И важно не тратить время на совсем безнадежные случаи, а вот если вы увидите в глазах человека интерес, желание что-то изменить – пусть он поначалу не верит в успех, не понимает, как лично он может внести свой вклад в перемены к лучшему – надо сразу за этих людей цепляться, вовлекать их в свой круг, строить на их базе коалицию дееспособных людей за перемены. А они потом научат остальных. Все будет в России в итоге хорошо.


Вопрос 8
ilayz:
Здравствуйте. Владимир, Вы довольно в раннем возрасте начали свою политическую карьеру и даже занимали высокие госпосты. Почему ушли из власти и стали оппозиционером, где был переломный момент? Спасибо. Илья, Ярославль.

Ответ
Я пришел в федеральные правительственные структуры в 1997 году, когда началась новая волна реформ, и в Москву приехал Борис Немцов.
Тогда весной 1997 года Ельцин выступил с обращением к молодежи, призвал ее идти на госслужбу, так как старые советские чиновники тормозили процесс реформ. Я пришел во власть в общем на этой волне, и пришел для того чтобы делать реформы (подробнее об этом можно почитать здесь). За короткое время я сделался принципиальным врагом монополий и сторонником их разделения и демонополизации, в том числе в правительстве Касьянова был автором двух последовательных концепций по реформированию и разделению Газпрома, сначала в 2000-м в Федеральной энергетической комисии, потом в 2002-м в Минэнерго.

Для меня принципиальным на госслужбе был вопрос результата, практических шагов по реформированию монополий.
Делаются реформы – мне есть смысл оставаться и работать там, нет реформ – нет смысла. На Путина в этом плане мы с коллегами смотрели оценивающе, пока мы думали, что при нем будет возможность продолжать реформы монополий – мы работали, когда стало ясно, что Путин против реальных реформ (в частности, явно против разделения Газпрома) – я ушел (и многие мои коллеги тоже).

За кресло чиновника я никогда не держался, я дважды за свою 6-летнюю карьеру в госструктурах уходил с руководящих должностей по собственному желанию, когда становилось ясно, что власти не готовы делать необходимые реформы (из Федеральной энергетической комиссии в марте 2001-го, из Минэнерго – в октябре 2002-го).
Реформы – вот что важно, посты и должности – нет.


В.Милов: То, что Крым легко убежал из Украины и многие крымчане не хотят обратно – я прекрасно понимаю почему
Вопрос 9
Елена, менеджер, Спб:
Владимир, на выборах президента 2018 года, если не случится чудо и они не будут раньше, не хотите ли выдвинуть себя в кандидаты на сей пост? На мой взгляд, вы более лучший кандидат нежели Касьянов, более жесткий, более активный, более амбициозный.

Ответ
Я был бы хорошим кандидатом в президенты – я молод, энергичен, много лет не завишу от государства и представляю людей, а не чиновничью корпорацию, хорошо разбираюсь в вопросах экономики, госуправления.

Вместе с тем, люди у нас любят раскрученных символических лидеров, чьи фамилии часто в прессе фигурируют.
Таковы законы политического жанра. Почему обо мне не так много СМИ пишут – не знаю, может быть, я в этом плане где-то недоработал. Вместе с тем, я не зациклен на теме властных амбиций, я вполне могу и поддержать другого достойного кандидата в президенты, и поработать в команде оппозиционной коалиции в любом качестве – коллеги знают, что я ценный союзник и могу предлагать много важных содержательных инициатив и брать на себя важные участки работы. У нас сейчас в оппозиционной Демократической коалиции на базе Парнаса хорошая атмосфера сложилась, хорошие рабочие отношения с коллегами, я этим доволен.

Конкретно по президентским выборам 2018 года считаю, что лучшего кандидата нужно выбирать как минимум по итогам кампании этого года в Госдуму – кто себя лучше проявит на выборах (а, надеюсь, и в будущей демократической фракции в Госдуме), тот и лучший кандидат.
А то сейчас разные фамилии называют, а может они 0,0% на выборах Думы получат – тут отдает дело фальстартом. Но я буду готов поддержать того кандидата от единой демократической оппозиции, который будет консенсусным для коллег. Может и моя фамилия всплыть, но тут, как уже говорилось, много факторов на это влияет, жизнь покажет. Если вы меня поддерживаете – активнее поднимайте этот вопрос везде, чем чаще эта идея будет всплывать – тем больше у нее перспектив.


Вопрос 10
galina_l:
Владимир, здравствуйте. В чем сложность объединения демократических партий? Только ли в амбициях?

Ответ
Я не считаю механическое объединение партий сверхидеей.
Если вы объедините недееспособных людей, они все равно не смогут ничего добиться, просто потому что не могут. На мой взгляд, цель – создать ядро дееспособных. Мне кажется, что наша Демократическая коалиция с Касьяновым и Навальным отвечает этому критерию, она открыта для дальнейшего взаимодействия и объединения с другими демократическими структурами. Вы же видите, как власти нас атакуют и пытаются заблокировать нам общение с людьми – они тоже понимают наш потенциал. Коалиция отлично работает, она уже почти год существует и пережила непростые времена, но мы готовы и умеем работать и находимся на явном подъеме.

Если мы сейчас вот этот фактор дееспособного ядра принесем в жертву чисто механическому процессу объединения с другими партиями, а потом внутренних споров по поводу того, а кто будет председателем, а кто будет на каком месте в списке (а в Демкоалиции мы уже решили, что разыграем места на праймериз, которые прямо сейчас идут), то мы просто утопим уже возникшее дееспособное ядро и ничего не добьемся.
Поэтому предлагаю отложить в сторону механистический подход и развивать то работающее, что уже сложилось.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире