09 октября 2015
Z Без купюр Все выпуски

Ответы Дмитрия Гудкова на ваши вопросы


Время выхода в эфир: 09 октября 2015, 12:32

Ответы депутата Государственной думы, политика Дмитрия Гудкова на ваши вопросы

Вопрос 1
zamiridru:
Уважаемый Дмитрий, 1 год остался до парламентских выборов. Те, кто всегда поддерживают оппозицию, поддержат вас с любой повесткой. Идейных фанатов нынешней власти Вам не переубедить. А какие аргументы Вы готовите для голосующих за власть по инерции? С уважением, Алла

Ответ
Первый вопрос – и сразу самый серьезный.
С «молчунами», голосующими за власть по инерции, нужно говорить об очень простых и близких им вещах. Отличный пример – недавно введенный сбор за капремонт. Это не геополитика, которой их потчуют с экрана, не козни страшных США и даже не Украина. Это платежка, которая каждый месяц падает нам всем в ящик. И никакими разумными доводами нельзя объяснить, что на капремонт аварийного или только что построенного дома нужно регулярно отстегивать ощутимые суммы. А происходит это, между тем, ровно потому, что власть не считает нужным отчитываться перед обществом, все равно же голосует оно за «Единую Россию».
Вот это – аргумент, понятный любому зрителю «Вестей недели».

Другой – такой же очевидный – медицина.
Вот в поликлинике нет врача, потому что у него копеечная зарплата или его сократили по «оптимизации» – а вот триумфальный обстрел Сирии Ксапийским флотом. Он обошелся в 169 миллионов долларов. На эти деньги можно было бы построить и оснастить больше 30 современных больниц.

Отличие оппозиции от «Единой России» здесь заключается в том, что эти аргументы она привести не сможет, так как сама голосовала за такие меры и поддерживает их.

При этом, конечно, нужно продолжать говорить и о коррупции, хотя она для условного телезрителя все же менее важна.
Связь между воровством чиновника и бедностью, увы, не так очевидна.


Д.Гудков: Если бы голосование в Думе было тайным, то Думу вы бы не узнали
Вопрос 2
bazarsada:
Дмитрий, назовите трех авторитетных для вас российских политиков. Кроме вашего отца, разумеется. Что вас с ними объединяет и в чем расходятся ваши взгляды на происходящее в стране и в мире.

Ответ
Первому ответу, думаю, вы не удивитесь: Борис Немцов.
У него было очень важное умение: с одной стороны, говорить то, что думаешь, а с другой – объединять тех, кто вокруг тебя. А кроме этого, у него за плечами был опыт работы в исполнительной власти – и в Нижнем, и в правительстве. Поэтому убийцы, на самом деле, выбрали ключевую для оппозиции цель, одного из самых честных, опытных и знающих свое дело политиков в стране.

Второй такой образец политика вам, наверное, менее известен – это мой коллега по Думе Валерий Зубов.
Он, как и Немцов, тоже работал в исполнительной власти: был губернатором Красноярского края. И, как и Немцов, не считает нужным голосовать по указке из Кремля. Достаточно сказать, что он был против и «закона подлецов», и присоединения Крыма. Для политика, вообще, очень полезно иметь за плечами опыт работы в исполнительной власти, понимать, как она устроена изнутри.

С третьей персоной все проще – Александр Второй.
Это и отмена крепостного права, и Великие реформы и упущенный шанс России на конституционную монархию в XIX веке. Когда понимаешь, как близко, буквально в шаге, мы были от того, чтобы избежать революции, пойти по европейскому пути развития, стать сверхдержавой не через миллионы смертей – становится невероятно горько и обидно. И как хочется, чтобы мы получили такой шанс вновь – но тут опять звучат выстрелы на мосту.


Д.Гудков: Система устроена так, что порой просто выдавливает людей в политику
Вопрос 3
ilayz:
Дмитрий, не кажется ли вам, что главная ошибка 90-х – это то, что не было люстрации? СССР распался, бывших функционеров КПСС сейчас можно наблюдать в активных членах «Единой России», т.е., если, допустим, нынешний режим рухнет и люстрации вновь не состоится, то «единороссов» можно будет наблюдать уже в новых политических партиях. Какой-то замкнутый круг получается или нет? Спасибо.

Ответ
Люстрация – слово, с одной стороны, очень привлекательное, а с другой – опасное.
Вроде бы просто взять всех сторонников режима и запретить им участвовать в дальнейшей политической жизни, занимать какие-то посты – чем не метод? Но проблема такого подхода в том, что он огульный. Не забывайте – я ведь тоже депутат Госдумы, а значит, случись люстрация, скорей всего под нее попаду, хотя «закону подлецов», Донбассу и всему прочему никак не способствовал.

Если говорить о 90-х, то там люстрация, мне кажется, была попросту невозможна.
«Младореформаторы» и так висели на волоске, опирались на довольно слабую поддержку элит, а если бы этим элитам устроили люстрацию? Думаю, реванш случился бы гораздо раньше. Люстрацию могут проводить только популярные лидеры, а в 90-х с нынешними 86% поддержки были большие проблемы. Просто вспомните 93 год – общество бурлило, достаточно было малейшего толчка, чтобы вывести его из равновесия. Впрочем, это дела минувших дней.

А что касается нынешних событий – если люстрацию проводить, то не огульно, по принципу принадлежности к партии, органам власти и т.п., а, что называется, по спискам.
С разбором «заслуг» каждого героя. Нечто вроде нынешних санкций на въезд или списка Магнитского.

Вот так – да, это будет и правильно, и нужно.
При этом в той же «Единой России» далеко не все этакие чудища с клыками. Зачастую туда идут люди, совсем не разделяющие идеалов режима. Но бизнесмены хотят сохранить бизнес – и так страхуются. Общественные деятели надеются помочь людям в своей сфере: им кажется, что так они получат больше возможностей. ЕР – это слишком аморфная структура, чтобы люстрировать там каждого первого.
Я знаю многих единороссов, которые помогают оппозиции: жертвуют деньги, пытаются защитить людей от репрессий – но делают это, конечно, тайно.

Тот факт, что для того, чтобы добиться результата в бизнесе или общественной деятельности, нужно туда идти на поклон и вступать в ряды – вот это уже говорит о порочности всей системы, которую нужно менять.


Вопрос 4
ilayz:
Дмитрий, как вы думаете, в чём главная слабость оппозиции в России? Личные амбиции и пресловутая несменяемость лидеров или отсутствие конкретной программы, общей повестки? Спасибо. Илья.

Ответ
Главная слабость оппозиции, увы, с ней никак не связана.
Это как в плавании одни спортсмены плыли бы в воде, а другие – в соляной кислоте. И что это они никак не могут проплыть даже одну дорожку?

Собственно, почему не было оппозиции при Сталине?
То есть конечно, была, мы все помним московские процессы, но я о настоящей, а не придуманной Вышинским. Или среди всего населения СССР не нашлось человек на оппозиционную партию? Вот и сейчас сходная история, хотя времена, конечно, по сравнению с теми вегетарианские.

А что оппозиции, все-таки нырнувшей в кислоту, нужно меньше ругаться друг с другом и пытаться объединиться – так это общее место, вы о ней и без меня все знаете.


Д.Гудков: В «Единой России» далеко не все этакие чудища с клыками
Вопрос 5
ilayz:
Здравствуйте. Дмитрий, вы, на мой взгляд, единственный независимый, в обоих смыслах этого слова, депутат, т.е. вне партии и со своей позицией. Скажите пожалуйста, как к вам относятся другие депутаты? Это скорее уважение или презрение? Как коллеги общаются с вами на публику и, что называется, в закулисье? Отношение различается? И каким образом? Спасибо. Илья, Ярославль.

dorian_grei, Дмитрий Мезенцев:
Дмитрий Геннадьевич, насколько вам удаётся сохранить самообладание, когда, скажем, неприятен человек, ситуация, вещь? Что Вы делаете, чтобы это преодолеть, а может, быть, ничего не делаете?

Ответ
Чуть выше я уже частично ответил на эти вопросы.
В Думе с большинством депутатов у меня хорошие или хотя бы «дипломатические» отношения по той простой причине, что даже в «Единой России» находятся далеко не сплошь злодеи. Да, у нас всех на слуху имена нескольких (на самом деле – меньше двух десятков) одиозных депутатов, но остальные четыре с лишним сотни – ведь вряд вы можете сказать о них что-то, даже имя.

Многие из них в кулуарах подходят, говорят, что согласны, жмут руку, поддерживают мои законопроекты и идет, но…
Система устроена так, что порой просто выдавливает людей в политику. Успешным бизнесменам для развития или хотя бы сохранения бизнеса нужен небольшой кусочек власти, этакая охранная грамота.

И когда изменятся условия в стране, многие из нынешних безгласных депутатов с радостью перестанут голосовать за все те людоедские законы, которые спускают им сверху, а то и вовсе уйдут из власти заниматься тем, что им действительно интересно – бизнесом.

Впрочем, повторюсь, все это не относится к ряду одиозных персон, «имена которых слишком известны, чтобы я их называл».
Вот там у нас презрение обоюдное. Но работа политика заключается не в том, чтобы ругаться на публику.


Вопрос 6
dorian_grei, Дмитрий Мезенцев:
Дмитрий Геннадьевич, как Вы относитесь к волне ресталинизации, охватившей наше общество? Может быть, следует согласиться с предложением К.Добрынина «ввести запрет на увековечивание памяти о лицах, причастных к преступлениям сталинского режима» и «приравнять оправдание политических репрессий сталинского периода к экстремизму»?

Ответ
К «ресталинизации» я отношусь крайне (капслоком – КРАЙНЕ) плохо.
Ровно так, как может относиться человек, у которого был репрессирован прадед. Как и у моей жены. Репрессированных предков хватает и у моих знакомых.

А законопроект сенатора Добрынина я не только поддерживаю, но и стал его соавтором.


Д.Гудков: Люстрация – слово, с одной стороны, очень привлекательное, а с другой – опасное
Вопрос 7
hotcat:
Здравствуйте. Есть ли у вас стратегия попадания в думу следующего созыва, с какой командой? Максим.

Ответ
Как минимум, я планирую участвовать в грядущих выборах.
Пока есть общее представление – это связано прежде всего с тем, что правила игры на этих выборах станут понятны, думаю, к началу 2016 года. Я, скорее всего, пойду по одному из московских одномандатных округов.

А вопрос о команде или партии – я буду благодарен любой помощи, но говорить об этом все же рано.
У меня хорошие отношения с разными командами, мы обсуждаем разные возможности, но законодательство может поменяться в любой момент, поэтому загадывать что-то всерьез пока просто нельзя. Нужно просто подождать, а пока присмотреться к соцопросам и прогнозам.


Вопрос 8
Алексей, инженер, Екатеринбург:
Уважаемый Дмитрий! Все мы привыкли к почти единогласным голосованиям по ключевым законам. Чем объясняется такое единение депутатов разных фракций? Исключительно фракционной дисциплиной? Или подлинными убеждениями депутатов? Если бы отсутствовала партийная (фракционная) дисциплина, то мы бы видели другие результаты голосований?

Ответ
Если бы голосование в Думе было тайным, то Думу вы бы не узнали, ни о каком «принтере» тогда не было бы и речи.
А так – каждый голос депутата контролируется не только партийно-фракционным начальством, но и Администрацией президента. Это как на выборах: представьте, что сразу после того, как вы бросили бюллетень в урну, на него посмотрит товарищ майор. А потом на вас. А потом еще раз на листок. Вот и в Думе та же история. Тайного голосования нет, списки депутатов, нажавших «за» или «против», в общем доступе. Парламент самостоятельным институтом не является.

А примеры «размандачивания» (слово-то какое!) – как у Геннадия Гудкова – все помнят очень хорошо.
Почему тогда не уйдут, не откажутся подчиняться? А все потому же: тогда лишатся бизнеса, лишатся способа влиять на власть в своих собственных, порой вполне полезных, проектах. Вот и выбирают из двух зол меньшее. Впрочем, что считать таким – это уже личный выбор каждого.


Д.Гудков: Это только на словах легко рассуждать, как всем «пора валить»
Вопрос 9
Александр, инженер, Хабаровск:
Дмитрий, почему Вы не голосовали против присоединения Крыма?

Ответ
Тут коротко ответить не смогу – что не значит, что отвечать не буду.
Просто посмотрите мою запись в эховском блоге за 21 марта, на следующий день после того самого голосования. Главное, что я не голосовал «за». А чтобы вы не думали, что я поддерживаю «зеленых человечков» и весь прочий такого рода антураж – напомню: я участвовал в «Маршах мира», и это было и остается моей искренней позицией.

Процитирую себя тогдашнего: «Крым расколол даже моих дальних родственников. Так что в этой ситуации я был вынужден учитывать и такую позицию. Да, политик зависит от общественного мнения, иначе чем бы я отличался от ЕР?! Кстати, я эту позицию заявлял еще на «Марше мира».


Вопрос 10
Александр, студент, Ростов:
Дмитрий, скажите пожалуйста, вы образованный, грамотный и умный человек. Почему Вы не уедете из страны? Все ваши усилия для народа тщетны. Россия, даже если пройдет 1000 лет, никогда не выйдет на уровень жизни ни одной европейской страны.

Ответ
Давайте по пунктам.
Сначала – про себя. На самом деле, в 15 лет я мог эмигрировать из России, причем с комфортом, когда был в юношеской сборной РФ по баскетболу. Тогда мне предлагали остаться в США. В итоге я пробыл там месяц и понял, что не могу. Вне языка, вне культуры, без семьи. Это только на словах легко рассуждать, как всем «пора валить». Как только вы всерьез задумаетесь об этом, то поймете, что все высокие слова вроде «чужбины» и «Родины» несут в себе вполне конкретный для каждого человека смысл.

Если же говорить «про сейчас», то у меня есть профессия – политик.
И я не вижу, как бы я мог заниматься своим делом в другой стране. А «переквалифицироваться в управдомы» или ночные таксисты, как эмиграция времен Гражданской войны, не хочется, мне нравится и интересно то, чем я занимаюсь сейчас. Не говоря уже о том, что всех родственников не увезешь. Помните же фразу «Родину нельзя унести на подошвах»? Именно что нельзя. Извините за, возможно, лишний пафос, но я не депутат Железняк, чтобы профессионально рассуждать о патриотизме. Ну и, наконец, о причинах для эмиграции, мотивах «пора валить».
Мне очень не нравится, когда наша «демократическая общественность», средний класс и просто образованные люди вдруг начинают рассуждать в духе Чаадаева. Мол, Россия была и будет большим пустым местом на карте мира, ее символы – пушка, которая никогда не стреляла, и колокол, который никогда не звонил, и вообще, что ты ни делай, а уж такой неудачный попался народ – все-то с ним без толку.

Мы и есть этот народ, и мы живем здесь, в этом чаадаевском «пустом месте».
Не такое уж оно и пустое, прямо скажем. Все реформы, которые у нас вполне возможны, должны начинаться с того, что мы любим свою страну. Любим хотя бы узнавать о ней, о ее истории. И тогда рассуждения на тему «нам никогда не сравняться с Европой» становятся, как бы это помягче сказать, голословны. Было у нас крепостное право, но был и Серебряный век. Так что я верю, что 10-15 лет нормального развития, без войн и нарушения Конституции, – и мы сможем жить не хуже, чем страны Европы и бывшего соцлагеря.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире