18 января 2013
Z Интервью Все выпуски

О нападении на Сергея Филина


Время выхода в эфир: 18 января 2013, 12:40

А. ВОЛОЧКОВА: Вы знаете, жестокость балетного мира поражает просто своей уже патологичностью. Могу сказать, что я была связана с Большим театром, с Мариинским. То, что там творится, — страшная, дикая борьба. Вы знаете, за роли! Не за положение в обществе, за какие-то материальные блага, а вот именно за творческую ступень, за творческую лестницу. Честно, я никогда не могла подумать, что может дойти до такого и жестокость в творческом мире настолько высока.

Честно говоря, Сергея я знаю как прекрасного человека. Он партнер мой бывший, человек, который обладает тонким вкусом, интеллигентен он очень. Он еще был художественным руководителем балета в театре Станиславского и Немировича-Данченко, где я постоянно сейчас репетирую.
Вы знаете, меня поражает, что раньше было время, когда была какая-то дуэль, люди сражались или на шпагах, или более благородно выясняли отношения. Но когда таким образом, когда просто плеснуть кислотой или убить человека, — это же такая низость. Сложно что-то прокомментировать.

Хочется Сергею пожелать выздоровления. Хочется верить, что возмездие на земле есть, и те люди, которые творят зло и не могу открыто… Вы знаете, когда человек в маске приходит и обливает кислотой, — это человек, который не может честно показать, обнажить лицо. Мне кажется, конец света уже наступил на этой земле. И этот конец света встроили сами люди своим невежеством, своей нечистотой, агрессией, низостью и отсутствием таких качеств, как достоинство, добропорядочность, любовь, доброта, красота, правда.

КОРР.: Настя, скажите, пожалуйста, должность художественного руководителя насколько лакомая? Насколько от него что-то зависит? Поконкретнее: с чем вы можете связать это конкретное нападение?

А. ВОЛОЧКОВА: Вы знаете, я считаю, эту участь могли бы заслужить своими негативными действиями руководители других театров. И театра даже Большого, но которые были ранее. Я не имею в виду обивание кислотой, а именно участи наказания за все свои действия. Сергей ничего не сделал такого, за что его можно было бы осуждать.

Эта участь, конечно, лакомая. Руководитель балета решает все: какое количество грантов поступит каждому артисту или, может быть, вообще не поступит, кто будет танцевать какие-то определенные роли, а кто танцевать их не будет.

Сегодня в Большом театре вообще творится абсурд. На протяжении 10 лет. И все это идет не от художественного руководителя балета, а от главного директора театра – от Иксанова Тахира Гадельзяновича, называющего себя, скажем так, Анатолием Геннадьевичем.

Я сама стала заложницей такой ситуации, когда любой человек с деньгами может прийти к директору и сказать: вот эта балерина танцевать будет, а вот эту гоните в шею. Или наоборот. Скажем так, эти руководители решают и такие вещи тоже. Просто, к сожалению, сейчас обстановка в Большом театре криминальная. Поэтому, может быть, и происходят такие вещи. Пока уже государство не обратит внимание на то, что происходит внутри этой структуры, то это первые ласточки, на мой взгляд.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире