А.СОЛОМИН: Добрый день, в  эфире Алексей Соломин, сегодня поговорим о  японской культуре. Писатель Кодзи Судзуки одна из самых значимых фигур современного японского искусства, миллионные тиражи книг тому свидетельство, многочисленные экранизации, в том числе, голливудские, помогли завоевать совсем уж массового зрителя. На русский язык переведены книги серии «Звонок», «Спираль», «Петля», «Приквел», «Рождение», а также книги «Темные воды» и «Прогулка богов». Сегодня писатель в студии. Добрый день.

К.СУДЗУКИ: Здравствуйте.

А.СОЛОМИН: Уже и русский язык начали потихонечку учить? Как вы сами определяете жанр ваших произведений? Я слышал. Что название «Ужасы» вам не очень нравится».

К.СУДЗУКИ: В первую очередь я хотел бы писать просто интересные книги, поскольку писатель. Который пишет книгу в  каком-то конкретном жанре, зачастую бывает связан рамками этого жанра и условностями. Я бы не хотел, чтобы это происходило со мной, поэтому хотел писать просто интересные книги.

А.СОЛОМИН: Аудитория все равно воспринимает вас как писателя в  жанре хоррор,  — как вы относитесь к этому? Вас это не задевает, не обижает?

К.СУДЗУКИ: Я  в  университете изучал французскую литературу, русская литература мне тоже очень нравилась. И  как я думаю сейчас, если бы я с тех пор интересовался только  жанром хоррор, ужасов, то  я бы не написал то произведение, которое сейчас распространилось по всему миру.

Сам жанр хоррор подразумевает некую ненаучность, что-то такое мистическое, но я как раз, поскольку я не варился, скажем так, в этом жанре до написания книги. Я постарался привнести туда как раз элементы научности, немножко другой взгляд. И думаю, что благодаря этому читатели, которые читают мои книги, как раз могут сейчас по-другому взглянуть на этот жанр.

А.СОЛОМИН: Вы изучали французскую литературу, а каким образом вы пришли к науке, вы что-то специально изучали, вас что-то увлекало? Как вы привнесли эту научность, чем вы занимались ранее?

К.СУДЗУКИ: В университете я  изучал, помимо французской литературы, еще и философию – это моя вторая специализация. И  именно это вывело меня на интерес к науке. Я изучал научную философию, в  первую очередь.

А.СОЛОМИН: Как это отразилось, в итоге? Чье влияние было на вашу литературу из научной сферы, или из собственной философии?

К.СУДЗУКИ: Думаю, что очень важно определить само понятие философии, что такое философия. Для мен философия это. В первую очередь, методология, то есть, поиск средства для наилучшего решения какой-либо проблемы. Писатель пишет не только книжки — общество требует от него мнения по различным вопросам. И когда меня спрашивают мое мнение по какому-то вопросу, я не хочу говорить, что это просто мне пришло в голову, и я что-то такое ляпнул просто так.

Конечно, я не могу дать абсолютно правильный ответ на любой вопрос, но стремясь дать наиболее правильный ответ, я не могу не обращаться к науке, которая дает ту базу, на основе которой можно вывести наиболее близкий к правильному, ответ. Как раз я стараюсь изучать разные научные и философские вопросы – именно для того, чтобы придать своему мнению, которое я высказываю, основательность.

А.СОЛОМИН: У вас в книгах описывается интересное сравнение с происходящим в информационную эпоху, вирус, который распространяется посредством каких-то носителей информации тоже говорит об этом. Вообще, развитие информационной эпохи, индустрии, вас не пугает, не дает мотивов для новых идей произведений? В  90-х, когда вышел «Звонок» — тогда информационная эпоха началась, был бум, но то, что происходило тогда невозможно сравнить с тем. Что происходит сейчас, когда без информации, без интернета люди не могут привыкнуть и дня – люди привыкли к этому.

К.СУДЗУКИ: Если говорить про то, что для меня наиболее страшно – это приведение всего к единому знаменателю, то есть, потеря множественности, индивидуальности. Как раз в  «Звонке», в  «Кольце», этот вирус просто размножается, нет разнообразия, один и тот же  вирус копирует себя самого. Как раз в третьей своей книге, «Звонок-3», или «Петля», в  японском варианте, этот вирус размножается до бессмысленности, и я его сравниваю с раковой опухолью. Раковая опухоль, как вы знаете, это когда одни и те же клетки злокачественные начинают бесконтрольно размножаться и организм в итоге умирает. И одна из  центральных тем моих произведений «Звонок» как раз что такое добро и что такое зло. Я попытался воплотить следующее понимание этого, именно, что добро это разнообразие, когда существуют много разных форм жизни, существования, а зло это единообразие, когда воспроизводится одно и то же, что-то единообразное.

А.СОЛОМИН: Это ваше определение нынешней цивилизации. Но есть определенный выход  — можно уплыть на необитаемый остров, отказаться от цивилизации вообще и таким образом спастись – это является выходом в нынешних условиях?

К.СУДЗУКИ: Нет, таким образом нельзя решить проблему – бегством. Каждый должен оставаться на своем месте и заниматься решением имеющихся проблем.

А.СОЛОМИН: А вы как живете в современном мире? Есть ли  у вас «Твиттер», пользуетесь ли «Фейсбуком», или какими-то другими площадками?

К.СУДЗУКИ: «Фейсбуком» и «Твиттером» — нет. Конечно, я пишу свои книги на компьютере, но в социальных сетях я не участвую. Еще о вирусе – что страшно. Страшно, что бесконечно размножается одна и та же информация.

А.СОЛОМИН: Скажите, а  сами вы верите в духов, вам страшно от того, что читаете в других книгах ужасов, или то, о чем, может быть, пишете вы?

К.СУДЗУКИ: Мне не страшны эти приведения. Думаю, что те приведения, в той форме, в которой в них верят подавляющее число людей, их не существует. Мне, в первую очередь, хочется понять современную науку. В мире физике уже считается доказанным фактом, что существуют вещи, которые наука не может объяснить, и  как бы наука ни развивалась, всегда будут оставаться те сферы и области, которые для нее недоступны. И  именно там и кроется для человека загадочное, таинственное и страшное.

А.СОЛОМИН: Но ваши произведения для взрослого человека, мне кажется, более страшные, чем какой-нибудь ужастик с  морем крови и трупов. Вы совсем другими категориями берте, не насилием непосредственным, но  напряжением. Вы этот вопрос как-то теоретизировали, занимались им в научном смысле?

К.СУДЗУКИ: Да, я думал об этом. Первый принцип – не должно быть ни капли крови, и не должно быть никаких привидений. Не должно быть таких вещей, как Джейсон, море крови и всякие приведения. Самое страшное – то, что читатели, используя свое воображение, начинают представлять себе — вот  там кроется настоящий страх. Я сознательно ставлю себе ограничения, чтобы не использовать в своих произведениях подобных элементов. Если в книге появятся кровь, привидения, то тот ужас, который читатель сам создает у себя в голове, он исчезает.

А.СОЛОМИН: Тогда уместен вопрос о том, как экранизировались ваши книги – вы довольны тем, как это получалось? Я говорю о переложении литературного текст на  язык кино?

К.СУДЗУКИ: В некоторой степени я доволен, считаю, что мне повезло. Я почувствовал, насколько большой силой обладает кино – то, чего нельзя достичь с  помощью написанной книги,  — быстрого распространения по всему миру — этим достигается. Японский «Звонок» и американский «Звонок» очень быстро нашли зрителя по  всему миру.

А.СОЛОМИН: Но  американская и японская версия «Звонка» это разные произведения. Вам самому как в  сравнении эти два фильма?

К.СУДЗУКИ: Очень большое различие в бюджетах этих фильмов. Японский фильм снимался с очень маленьким бюджетом, голливудская версия снималась с бюджетом, превысившим в  20-30 раз бюджет японского фильма. Но мне нравится и тот и другой фильм. Но японский фильм, поскольку был снят в жестких финансовых условиях, его создатели приложили максимум усилий для того. Чтобы сделать его хорошим, страшным фильмом, используя свою голову. А американская версия была снята на  хорошем кинематографическом уровне.

А.СОЛОМИН: Вы помните свое первое произведение? Не то, которое стало известным, а то, над чем вы работали в первый раз – что это была за книга, или повесть, о  чем она была?

К.СУДЗУКИ: Первый роман полноценный это как раз «Звонок», но до этого у меня было еще одно произведение, которое можно считать дебютным, которое называлось «Рай» — это был рассказ о любви. И третье произведение это тоже история о любви, ее действие происходит в южной части Тихого океана. Но хотел бы сказать о своем самом последнем произведении, «Крик стали», она вышла в  2010 г. – она повествует об отряде японских смертников, «камикадзе». Основная тема этого произведения — кто такие японцы как нация. Поэтому я пишу совершенно разные произведения. Получилось так, что читателю известны, в первую очередь, мои книги в жанре хоррор, но мои книги этим не  ограничиваются.

А.СОЛОМИН: Я знаю, что вы занимаетесь и детской литературой сейчас?

К.СУДЗУКИ: Скорее, это книжки с картинками.

А.СОЛОМИН: Что вас в этом заинтересовало? Вы состоялись как мастер больших книг, книг для взрослых, книг ужасов, и  придти к  книгам с картинками?

К.СУДЗУКИ: Я не считаю себя ни  писателем в  жанре хоррор, ни детским писателем. Это просто одна из моих книжек, вот и все. Почему я, собственно, занялся этими книжками — их две, книжки с картинками, — у  меня самого две дочери. Старшей сейчас 26 лет, младшей 22 года. Их воспитанием занимался в основном я, и поэтому этот свой опыт воспитания, отцовства, я и захотел воплотить в этих книжках.

А.СОЛОМИН: Вы тему детства не оставляете, занимаетесь ею не только  в своей литературе. Насколько я знаю, вы член Национального комитета Японии по борьбе с падением рождаемости. Чем конкретно вы занимаетесь в этом совете? Для нас это тоже актуальная проблема.

К.СУДЗУКИ: Моя жена работала учительницей в  старшей школе, а я сам писатель, у нас двое детей. В связи с этим для меня вопрос, почему падает рождаемость, очень важен. Мое желание заниматься этими вопросами стало с учетом собственного опыта.

Мне кажется, есть неправильные способы решения этой проблемы – в частности, многие пытаются решить эту проблему с помощью денег. Государство дает деньги, чтобы повысить рождаемость.

А.СОЛОМИН: Например, мы 

К.СУДЗУКИ: В Японии тоже были такие попытки, одна из местных организаций самоуправления начала выделять деньги семьям для повышения рождаемости, и  чем дальше, тем больше они давали денег, и в итоге все пришло к тому, что рождаемость наоборот, упала. Сейчас совершенно другая ситуация в мире – если брать довоенную Японию, тогда в  семье все решал мужчина, то есть, жена рождает ребенка, или нет, — это решал муж, а не жена. Сейчас, в нашу эпоху, этот вопрос решает женщина – рожать, или нет. И если в нашу эпоху мужчина будет вести себя так же дико, то  женщина не захочет рождать. То есть, мужчина должен приложить усилия, чтобы женщина захотела родить. И сейчас в истории человечества это совершенно новый этап – мы не знаем. Что делать в такой ситуации.

Думаю, что в конце концов, общество, человечество, найдет способ решения. Думаю, что он будет заключаться в каком-то наилучшем партнерстве между мужчиной и женщиной, кода они будут хорошими партнерами и таким образом решится эта проблема.

А.СОЛОМИН: Ваша супруга – учитель в школе. Если не брать японскую литературу, а мировую литературу — назовите три книги, которые обязательно должны изучаться в японской школе.

К.СУДЗУКИ: Первая, наверное, поскольку мы в России, это «Преступление и наказание» Достоевского. Вторая — Томас Манн, «Волшебная гора». Ну и третья, японская книга – это «Снежная страна» Ясунари Кавабата. Последний писатель  — это как бы символ Японии.

Томас Манн для своей эпохи это человек с чрезвычайно развитым интеллектом, образованный, эрудированный, знавший науку. В первую очередь я бы хотел. Чтобы дети, читая литературные произведения, поняли, что есть какой-то другой мир, который отличается от  мира, в котором они живут. Поэтому я бы хотел здесь смешать разные жанры — японская проза очень эмоциональна, там чувства играют большую роль и западная пресса, где главное логика, ум, и этот микс должен дать ребенку почву для проявления его собственной индивидуальности.

Возвращаясь к вопросу мужчины и женщины, здесь тоже – они не существуют отдельно друг без друга, здесь смешивается, рождается что-то новое. И  в своих произведениях я тоже смешиваю различные элементы, из которых рождается микс, что-то нвоое и интересное, чего не было раньше.

А.СОЛОМИН: Раз мы заговорили о символах Японии — вы сейчас приехали в  Москву на  фестиваль японской культуры,  — расскажите, что московским гостям этого фестиваля от него ждать?

К.СУДЗУКИ: думаю, что в первую очередь, гости смогут увидеть, что сейчас модно, что сейчас пользуется популярностью в  Японии. Думаю, что с точки зрения западного человека, японская культура, современная, кажется чем-то таким очень детским – это и косплей, и  манго. Что касается меня, то я буду читать лекцию в рамках этого фестиваля и конечно, буду говорить о своих произведениях, в первую очередь. То есть, в рамках этого фестиваля я бы хотел противопоставить вот этой детскости, детским элементам молодежной культуры некую взрослую логику.

А.СОЛОМИН: Как вас Москва встретила – это не так страшно, как в ваших произведениях?

К.СУДЗУКИ: Совсем не страшно. Единственное, что я хочу — я хочу увидеть солнечную погоду в Москве. Я уже второй раз в  Москве и  еще ни разу не видел солнца. В Москве мне больше всего нравятся люди, очень нравится с ними общаться – все очень любознательные, все с большим интересом задают мне вопросы, и  вот это желание узнать мне очень нравится. Мне очень нравится отвечать на вопросы, рассказывать, я это делаю с удвоенной энергией, поэтому я счастлив, что еще раз здесь побывал. Спасибо.

А.СОЛОМИН: Спасибо вам. В эфире у нас был известный японский писатель Кодзи Судзуки, с переводом нам помогал Алексей Потапов.


Комментарии

14

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

30 ноября 2012 | 15:03

Лучше ту девочку позовите.


02 января 2013 | 10:08

Как бы наука ни развивалась, всегда будут оставаться сферы и области, которые для нее недоступны.
////////////////////////////////////////
Угу, сферы и области для спекуляций: всему свое время - не надо забегать поперек батьки в пекло.


30 ноября 2012 | 15:04

Курилы все равно шиш. Хоть Миядзаки пригласите.


iceman124 30 ноября 2012 | 15:11

Я считаю, что именно оригинальный Японский звонок по настоящему вселяет ужас. Автору большое уважение. Аригато!
П.С.: но Курилы все равно не отдадим. =^^=


podpolny 02 января 2013 | 17:25

Только у последнего кретина слово "Япония" сразу ассоциируется с "Курилами". Я вовсе не про вас, разумеется. Совсем не про вас.


marattto 30 ноября 2012 | 15:41

Может быть снижение рождаемости в развитых странах обусловлено биологической бомбой заложенной в геноме и инициированной урбанизацией. То есть животное видит, что популяция невероятно разрослась и включается блок на репродукцию, вероятность, что ребенок выживет при высокой плотности низкая, поэтому тратить силы и рожать не эффективно с точки зрения выживаемости вида. На уровне генома. В сельской местности рожают всегда больше, при культурной идентичности.


podpolny 02 января 2013 | 17:26

Рожать вообще бессмысленно, когда на земле 7 миллиардов людей.


podpolny 02 января 2013 | 17:28

Это не вам.


02 января 2013 | 10:41

ранобе - последнее убежище графомана...


02 января 2013 | 10:45

Мдаа.Мрачноватое в последние десятилетие развитие национальных искусств во всех странах происходит.
В последнее время развитие мрачноватого искусства перешло в комедийные ужастики.
Нехай меняет жанр господин Кодзи Судзуки.
В Японской культуре вообще сложно с жанрами.Япония не имела расцвета своей национальной культуры,так как находилась в изоляции и кроме самурайского феодального кодекса ничего в обществе не развивалось.
Затем рывок,но под контролем США.
И самурайский кодекс ушёл в подполье выразившись в в комиксы ужастиков ,где клановые монстры пожирают друг друга.
Посмотрите японский "Кот в Сапогах" и "Русалочку".
Бедновата японская культура.
Это не Европа и не США,где сплетение культур и давало развитию культуре.ДО ПОЛНОГО УМОПОМРАЧЕНИЯ ДЕЯТЕЛЕЙ ИСКУССТВ.
Потому Европа и США быстро перескочило моду на хорики в лице Стэфана Кинга,создав комедийные хоррики и психотриллеры.
Комедийность стало главным во всех жанрах кино.
Так.что господину Кодзи Судзуки надобно следить за модой искусств на мировом рынке.
Блин.Крепко же въелось это культурное наследие - самурайский кодекс ,в подсознание японцев при отсутствии конкурентов на рынке искусств.




stur_74 02 января 2013 | 11:46

Еще Шекспир говорил: Есть многое на свете, друг Горацио, что и не снилось нашим мудрецам.
Спасибо за передачу. Заинтересовался. Непременно постараюсь познакомиться с романами Судзуко.


smakt 02 января 2013 | 11:51

Ужастики это все-таки заигрывание с Западом, с Америкой в первую очередь - надежда на высокобюджетный фильм. Пусть подсознательно, но присутствует. Кобо Абэ, Ясунари Кавабата, Кендзабуро Оэ. Вот японская литература. Ну и , конечно, великий Акутагава Рюноске, на мой взгляд входит в 10 лучших писателей мира.


(комментарий скрыт)

podpolny 02 января 2013 | 17:28

В России появится писатель лишь когда люди начнут ходить на головах. А пока пейсатели одни.


l_l 02 января 2013 | 14:27

Интересно, а сам писатель хоть раз в жизни сталкивался с тем , что не доступно человеческому разуму? Если нет, тот тогда его произведения из разряда "я знаю, что я ничего не знаю". Мне в жизни пришлось столкнуться с необъяснимыми явлениями несколько раз, могу сказать, что это очень поучительный опыт, особенно, если это видишь и слышишь не в одиночку ( чтобы потом не списать все на галлюцинации ). Не скажу , что это слишком приятно, но зато после "этого" ты понимаешь, как правы были индейские мудрецы , говоря, что полотно человеческой жизни создано уже до нашего рождения. Более того, я приятельствую с одной дамой ( она цыганка по отцу), так вот, она замечательная спирит, никогда не занимается этим за деньги, только для себя и близких людей, такие сеансы контакта с потустороннем миром проводит, я присутствовала на некоторых, впечатляет, до онемения, хотя физически не совсем приятно, но и ничего особо страшного тоже нет. Могу сказать с полной ответственностью, что здесь мы все в "командировке" так , что не собирайте сокровищ на этой земле, главное прожить жизнь счастливо, а это только внутреннее состояние и еще по возможности коллекционируйте добрые дела и добрые поступки , очень пригодится. так хотелось рассказать потрясающую сказочную историю, которая случилась как раз под Рождество, но не буду все равно не поверите, но знайте , что в жизни всегда есть место сказке,в сказки нужно верить, тогда они материализуются в настоящем. Всех с новым годом, всем чудес и желательно только приятных, читайте поменьше ужасов их в реальности хватает.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире