И.ВОРОБЬЕВА: Александр Владимирович, скажите, пожалуйста, вот из Москвы, честно признаться, последнее время, не знаю, может быть, с появлением активности у некоторых питерских депутатов, ну, такое ощущение стало, что северная столица – это какой-то город мракобесов. Вам так не кажется?

А.ШИШЛОВ: Нет, мне так не кажется. Это мой любимый город, я здесь родился, живу, и очень люблю его и считаю, что Петербург – один из лучших городов в мире и в России. Но то, что мы слышим от некоторых депутатов Законодательного Собрания в последнее время, это действительно вызывает иногда улыбку, иногда какие-то горькие чувства. Потому что люди как-то стали думать часто, что если существует какая-то проблема, и если о ней высказаться громко и сочинить какой-то новый законопроект экзотический, то эта проблема решиться сама собою. А это ведь большая иллюзия, это совершенно не так. Прежде чем сочинять по любому поводу, который пришел в голову, новый текст закона, лучше посмотреть, как действующее законодательство работает, какова правоприменительная практика, разобраться, почему те нормы, которые уже сейчас есть в законодательстве, не работают. Но я бы не кидал такой уж камень в адрес петербуржских депутатов, потому что у меня такое ощущение, что это становится такой дурной модой, такой законотворческий какой-то раж, когда люди изобретают все новые и новые поправки к законам, забывая, что существуют еще законодательная база, и ее нужно совершенствовать, и нужно разбираться, почему она не работает так, как хотелось бы.

И.ВОРОБЬЕВА: Скажите, а к Вам, как уполномоченному по правам человека, обращались, например, представители секс-меньшинств с просьбой защитить их права после выступлений депутата Милонова и принятия этих законов?

А.ШИШЛОВ: Обращались, да, и мы взаимодействуем с представителями ЛГБТ-сообщества. И – в том числе – мы обсуждали этот законопроект, вернее, теперь это уже закон, уже полгода он работает. Но я самого начала, когда был избран уполномоченным, сказал, что я оцениваю этот закон неоднозначно, потому что, может быть, у авторов этого закона были идеи благие, намерения благие – защитить детей, подростков от преждевременного сексуального образования, от неквалифицированного образования и от сексуальной пропаганды. И, в конце концов, тут даже не важно, речь идет о традиционной или нетрадиционной сексуальной ориентации. Это сфера деликатная. Но закон в том виде, в котором он был принят, показал, что его применять на практике в этих целях затруднительно. А вот в других целях – кто-то хотел его применить, но выяснилось, что это тоже затруднительно. Потому что в Петербурге было довольно много случаев, когда задерживали людей, которые участвовали в публичных акциях с ЛГБТ-символикой, с флагами. Когда эти дела рассматривались в суде, они по сути разваливались. Суд отказывался принимать протоколы и выносить решения, потому что не было состава правонарушения. И уже одного этого достаточно, на мой взгляд, для того, чтобы пересмотреть этот закон, уточнить формулировки, для того, чтобы он работал в тех целях, которые провозглашались авторами, в целях защиты детей. А не в целях, как зачастую получалось, дискредитации и борьбы с секс-меньшинствами.

И.ВОРОБЬЕВА: То есть ни одного наказанного ли ни одного случая, когда по этому закону действительно кого-то наказали, пока нету?

А.ШИШЛОВ: Если такие случаи есть, то их можно пересчитать по пальцам. Но значительно больше мне известно случаев, когда административные протоколы составлялись, а судебных решений не было.

И.ВОРОБЬЕВА: Поскольку у нас в России нет такой должности как «уполномоченный по правам культуры», то, наверное, те, кто считает, что их чувство прекрасного оскорблено, наверное, это тоже относится к Вашей сфере, поскольку это тоже права человека. То, что происходит с некоторыми культурными мероприятиями, вот, в частности, здесь, на этом мероприятии я вижу много казаков. Они как-то последнее время стали тоже стали выступать очень активно, очень громко. Вот все эти запреты выставки Марата Гельмана, спектакля «Лолиты», как это расценивать, и куда все это может привести?

А.ШИШЛОВ: Ну, я, прежде всего, хочу подчеркнуть, что… Вы имеете в виду недавнюю историю в Петербурге, когда после письма группы граждан, кто-то из них подписался как казак, кто-то как-то иначе подписался, был отменен спектакль. Во-первых, насколько мне известно, Петербуржское казачье сообщество никакого отношения к этим акция не имеет, потому что, если человек подписался «казак», это не значит, что он член этого сообщества и занимает в нем какие-то позиции. Но это одна сторона вопроса. А другая сторона – я был очень разочарован, когда после вот этих писем, после вот этой попытки давления, спектакль был отмене. Я полагаю, что это неправильно идти на поводу у самозваных цензоров, которые пытаются присвоить себе государственные функции.

И.ВОРОБЬЕВА: Но что-то можно с этим сделать? Кто принимает такие решения? Полтавченко?

А.ШИШЛОВ: Нет. В данном случае, насколько мне известно, спектакль был отменен по решению организаторов и исполнителей, так что эти вопросы нужно к ним адресовать. Насколько я понимаю, они опасались за то, что если спектакль состоится, там будут какие-то провокации и, возможно, какие-то проявления насилия. Ну, я сожалею, то они, имея такие опасения, не обратились в петербуржскую полицию, в конце концов – к уполномоченному по правам человека, я уверен, что безопасность можно было бы обеспечить, если такие угрозы действительно стали бы реальностью. А в результате получилось так, что они пошли, по сути дела, на поводу у тех, кто пытается присвоить себе функции оценки художественных произведений, оценки по цензурным моментам, оценки соответствия законодательству. Я не считаю это правильным такую тенденцию, когда кто бы то ни было самозвано присваивает себе, пытается присвоить себе такие функции.

И.ВОРОБЬЕВА: Сейчас в СМИ, в том числе – в федеральных, очень активно обсуждается тема словесного конфликта между губернатором и питерцами, если условно их можно так назвать, когда одни показывали пальцы, и их назвали жлобами, потом фанаты «Зенита» спели на стадионе. Кто в данном случае, во всей этой ситуации, во всей этой мешанине слов и жестов все-таки соре жертва?

А.ШИШЛОВ: Я думаю, что вся эта история в значительной степени была как-то раздута, и ей было повышенное внимание уделено, но дело здесь, на мой взгляд, прежде всего в том, что те перекрытия движения, которые происходят часто и в Петербурге, и в Москве, наверное – еще больше, для движения кортежей, которые охраняются федеральной службой охраны, эти перекрытия доставляют людям простым огромные неудобства. И дело даже не в том, что перекрыли на 5 минут движение, и люди ждут 5 минут. Всем известно, что после этого пробки по цепочке распространяются, по крайней мере, в Петербурге, по всему городу, это затрагивает интересы десятков и сотен тысяч людей. Поэтому, на мой взгляд, это вопрос не формулировок и каких-то эмоциональных выражений, а вопрос того, как власть относится к гражданам. Я думаю, что когда решаются задачи обеспечения безопасности высших должностных лиц, а они, безусловно, должны решаться, не следует забывать о тех, кто живет в городе, кто едет на работу, кто едет по другим делам. Вообще нужно больше уважать граждан. Кстати, я вот довольно долго проработал в Вене, и мне пришлось поездить по Европе, и я очень редко видел, чтобы были какие-то перекрытия. Это происходит иногда, когда приезжает глава государства, но никогда не происходит в таких масштабах, которые можно увидеть у нас. Я думаю, в этом вопросе есть чему поучиться.

И.ВОРОБЬЕВА: Вы одобряете действия болельщиков «Зенита»?

А.ШИШЛОВ: Какие действия?

И.ВОРОБЬЕВА: Болельщиков «Зенита», то что они прокричали, пропели там, и так далее…

А.ШИШЛОВ: Каждый выражает свои чувства, как может. Я не считаю себя фанатом «Зенита», я вообще к футболу отношусь довольно спокойно, но я не сторонник того, чтобы заниматься оскорблениями личными, я думаю, то это эмоции, я сторонник того, чтобы относится к друг другу с уважением, с терпимостью, с толерантностью, стараться искать взаимопонимание, а не строить разделительные линии. Там, где возникают серьезные вопросы, их надо решать путем переговоров, путем спокойного разговора, а не путем обид, скандалов и эпатирующего поведения.

И.ВОРОБЬЕВА: А если мы говорим о серьезных вопросах, то в основном обращения к уполномоченному по правам человека – это что? На какие темы люди в основном, в массе своей обращаются? Можно уже какие-то основные выделить темы?

А.ШИШЛОВ: Если о статистике говорить, если говорить о том массиве обращений, которые в письменном виде поступают, о звонках, то перевес имеют социальные вопросы, социальные права, жилищные проблемы, проблемы с выплатой зарплаты, то есть вот на первом месте стоят вопрос социальной сферы. Следующая по количеству обращений сфера – это то, что касается работы правоохранительных органов, всего комплекса правоохранительной системы, и это тема, которая постоянно находится в поле моего внимания. И опять-таки, когда мы занимаемся такого рода жалобами, то мы стремимся найти, в чем суть проблемы, не заниматься голословными оскорблениями, не заниматься острыми какими-то формулировками. Обычно удается помочь людям и решить те проблемы, с которыми они сталкиваются. Я не хочу сказать, что такое происходит всегда, что такое чиновничья волокита и чиновничьи отписки, я тоже знаю, и тоже с этим сталкивают, так же как и все, наверное, имеют такой опыт. Но если ставить целью решение проблем в диалоге, то в большинстве случаев их решить удается.

И.ВОРОБЬЕВА: Самая, наверное, известная история о столкновении с правоохранительными органами в Санкт-Петербурге, это история «жемчужного прапорщика». И мне кажется, что если бы эта история не получила такое развитие в СМИ, она бы, в общем, так и закончилась бы, просто он бы дальше продолжал, наверное, служить в правоохранительных органах.

А.ШИШЛОВ: СМИ вообще очень много помогают в защите прав человека. Потому что если проблема не предается гласности, к ней совсем другое внимание. И я использую в своей работе средства массовой информации, и не только в тех случаях, когда касается вопрос конфликта полицией, история с «жемчужны прапорщиком» была задолго до того, как я стал уполномоченным, но я могу сказать, что я имею успешный опыт привлечения журналистов и к решению жилищных, коммунальных, можно сказать, вопросов, которые не удавалось решить многие месяцы, но после того, как мы организовали телевизионный репортаж, и все увидели безобразия, с которыми жители сталкиваются, вопрос был решен буквально за неделю. А если говорить о поведении полиции, Вы спросили про историю с «жемчужным прапорщиком», то я уверен, что сегодня в петербуржской полиции такое невозможно. Последние месяцы – мой личный опят показывает – что петербуржская полиция ведет себя на публичных массовых акциях очень корректно, профессионально, обеспечивает безопасность, и в том числе – безопасность участников этих публичных акций, когда они сталкиваются с агрессией, и были даже случаи проявления насилия со стороны оппонентов тех, то проводит публичные акции.

И.ВОРОБЬЕВА: А Вы ходите на эти митинги? Чтобы увидеть, как это происходит?

А.ШИШЛОВ: На основные митинги, на самые многочисленные, важные – хожу я либо представитель моего аппарата. В Петербурге очень много публичных акций проходит, поэтому за всеми физически не уследить и не посетить, но наиболее важные акции всегда посещаю я или сотрудники моего аппарата.

И.ВОРОБЬЕВА: Последний вопрос. Вы наверняка общаетесь со своим московским коллегой, проблемы жителей двух столиц – северной и не-северной – они сильно отличаются или целом одно и то же – «социалка», ЖКХ, правоохранительные органы?

А.ШИШЛОВ: В целом это распределение довольно типично для всех регионов России, это общие для всех субъектов Федерации проблемы, возможны нюансы, на в целом – это действительно так.

И.ВОРОБЬЕВА: Я Вам желаю удачи, как мы с Вами вовремя. Я Вам желаю удачи на вашей должности. Спасибо Вам большое.

А.ШИШЛОВ: Спасибо.

Комментарии

8

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.
>
Не заполнено
Не заполнено

Не заполнено
Не заполнено минимум 6 символов
Не заполнено

На вашу почту придет письмо со ссылкой на страницу восстановления пароля

Войти через соцсети:

X Q / 0
Зарегистрируйтесь

Если нет своего аккаунта

Авторизируйтесь

Если у вас уже есть аккаунт


26 октября 2012 | 14:53

актер цирка по защите "прав человека" по понятиям едра.


26 октября 2012 | 23:05

РЕАЛЬНО!
Едросы внесли законопроект в ГД : "штрафы за езду пьяным на велосипеде"
Смеялись над этими Едросами чуть не вписались.


a_tas 27 октября 2012 | 06:44

актер цирка по защите "прав человека" по нонятиям едра.

Он не только актер, а все его действо направлено на то, что мол власть делает и если делает, то смирись.

Особенно ярко выразился по поводу перекрытия дорог:
"И дело даже не в том, что перекрыли на 5 минут движение, и люди ждут 5 минут".

Дальше можно не читать и не слушать.
Какие 5 минут?


michael_spb 26 октября 2012 | 16:12

Беда в том, что они не думают.


ribachekk 26 октября 2012 | 18:24

Какого уполномоченного по правам в рашке не возьми - сволочи, пробы ставить негде...


26 октября 2012 | 18:24

очередной говнюк, с хоршим окладом и корочками

эй, уполномоченный, у вас в буфете порции нормальные?


her 26 октября 2012 | 21:03

Мутный он какой то.


catfish 27 октября 2012 | 07:13

Каждый случай проявления активности интересен по своему, с Лолитой учитывая реалии сегодняшнего дня не все однозначно, дело не в казаках а в сути произведения, разбор публично психологии педофила может неправильно отразиться в неокрепших душах

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире