'Вопросы к интервью
09 октября 2012
Z Интервью Все выпуски

Открытие персональной выставки главного художника Императорского фарфорового завода Татьяны Чапургиной «Застывшая динамика» в Государственном музее-заповеднике «Царицыно»


Время выхода в эфир: 09 октября 2012, 11:14

Н.БОЛТЯНСКАЯ – 11 часов 14 минут. Вы слушаете «Эхо Москвы», здравствуйте! У микрофона НателлаБолтянская, и в нашей студии мы сегодня обсуждаем открытие персональной выставки главного художника Императорского фарфорового завода Татьяны Чапургиной. Выставка называется «Застывшая динамика» и происходит она в Государственном музее-заповеднике «Царицыно». По этому поводу наши сегодняшние собеседники: сама ТарьянаЧапургина – главный художник Императорского фарфорового завода. Здравствуйте!

Т.ЧАПУРГИНА – Здравствуйте!

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А, также ведущий специалист фонда «Наследие» Галина Дмитриевна Агаркова.

Г.АГАРКОВА – Здравствуйте!

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Здравствуйте! И вы знаете, у меня первый вопрос. Казалось бы Императорский фарфоровый завод – само словосочетание – оно несколько несовременно, да? Это несколько другая эпоха. Это эпоха, скажем так, неторопливого отношения к жизни – я ошибаюсь?

Г.АГАРКОВА – Отчасти.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Так, Галина Дмитриевна, прошу!

Г.АГАРКОВА – Отчасти, жизнь продолжается. Императорский фарфоровый завод – это, все-таки, наш национальный бренд. Не случайно мы к нему вернулись несколько лет тому назад, потому что это наша история, наша культура, наши традиции. И сегодня они уже идут по современному тренду, продолжают свое развитие. Хотя, я хочу напомнить, в истории завода – это единственный завод в истории которого были такие взлеты, такие крутые виражи, которые не испытала ни одна западная старейшая мануфактура. «Мейсон» всегда был «Мейсон», «Херенд» всю жизнь был «Херенд», «Веджвуд» — «Веджвудом». А у нас, сколько названий было? «Невская порцелиновая мануфактура» при Елизавете Петровне…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Кого там в кандалы-то сажали, чтобы изобрел эту формулу несчастную.

Г.АГАРКОВА – Да нет – не в кандалы, а Дмитрия Ивановича Виноградова привязывали, но тоже…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Это его была шкатулка с мопсами?

Г.АГАРКОВА – Да. Причем, этих вещей осталось всего девять, около десяти. Это вещь раритетная именно «виноградовского» периода. Но, как всегда на Руси жизнь талантливого человека очень проблематична и сложна.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – То есть, у меня вопрос к Татьяне. Расскажите, пожалуйста, «Застывшая динамика» — это как?

Т.ЧАПУРГИНА – «Застывшая динамика», в общем, жизнь – она все время двигается, все время меняется и хочется восстановить иногда момент и перенести этот момент на полотно фарфора и показать, что вот, такие прекрасные моменты в нашей жизни существуют: моменты цвета, фактуры, ощущений. И вот, пространство ушло, но предмет остался.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, это, действительно так, хотя, казалось бы, недолговечный фарфор переживает…

Т.ЧАПУРГИНА – Нет, — фарфор очень-очень долговечный. Фарфор можно расколотить на маленькие кусочки, и он все равно останется, все равно останется мозаика этого фарфора. Мне кажется, что фарфор – долговечнейший из материалов.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Но ведь, как это: очки, зеркала и блюдца бьются ежедневно?

Т.ЧАПУРГИНА – Ничего, а мы произведем новые.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Когда открывается выставка?

Т.ЧАПУРГИНА – Выставка открывается сегодня, 9 октября, в «Царицыно».

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Итак, я напомню, выставка, которая называется «Застывшая динамика». Я не знаю, наверное, очень сложно говорить по радио о том, что нужно видеть глазами, но давайте попробуем передать…

Т.ЧАПУРГИНА – Рассказать…

Н.БОЛТЯНСКАЯ — …какова основная идея выставки…

Т.ЧАПУРГИНА – Основная идея выставки, показать многообразие использования фарфоровых техник и выставка начнется с перфоманса: тринадцать фарфоровых девушек займут свои места на разноуровневых подиумах – девушки у нас настоящие – платья фарфоровые. И у нас будет сад скульптур, а потом откроется выставка. На выставке будет большой фарфоровый ковер, который, как водопад из цветов. Он называется «О, сколько их на полях и каждый цветет по-своему – в этом высший смысл цветка».

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Подождите, теперь подробнее про фарфоровые платья. На живую девушку надевают фарфоровое платье?

Т.ЧАПУРГИНА – Ну, с 2000-го года я делаю коллекцию фарфоровых платьев – у меня их уже больше тридцати. И фарфоровые платья состоят из маленьких тончайших пайеток, которые расписаны подглазурно или иногда белые, глазурованные или, например, матовые. И они пришиты через мельчайшие дырочки бисером к ткани. То есть, я пришила фарфор, наверное, из направления ткани. И, благодаря замечательному художнику Неле Львовне Петровой, я встретилась с фарфором. Давно – в 99 году, в Италии.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Таня, объясните, пожалуйста, на вас блузка, на вашей коллеге – свитер, но фарфор – он же жесткий, его на себя не оденешь. Как же это происходит-то?

Т.ЧАПУРГИНА – Фарфор совсем не жесткий. Фарфор можно превратить в маленькую двухсантиметровую поверхность…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Это пазлтакой?

Т.ЧАПУРГИНА – Да, — это пазл.

Г.АГАРКОВА – Ну, как кольчуги.

Т.ЧАПУРГИНА – Да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Фарфоровая кольчуга! Да, слушайте…!

Т.ЧАПУРГИНА – Звенящая фарфоровая кольчуга и сегодня у нас будет музыкант, который сочинил фарфоровую музыку…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ага… Ну, что это – клавесин, небось?

Т.ЧАПУРГИНА – Нет, это сложные какие-то вещи.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Галина Дмитриевна, у меня к вам вопрос. Вопрос немножко глупенький, но до какой степени такая история с фарфором является наследием?

Г.АГАРКОВА – Насчет одежды не могу сказать, но насчет того, что Татьяны тоже есть столешницы – это все было в истории завод: былистолешницы и вспомним такие столешницы, которые Екатерина дарила Павлу – это все в истории было. Вообще, история настолько многогранна, что практически, что ни возьми – все было.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Большая выставка?

Т.ЧАПУРГИНА – Выставка большая. Выставка в двух залах. Представлено, наверное, более 150 предметов. Представлены две столешницы, достаточно большие: одна в виде стола, а другая в виде большой картины, которая смонтирована на стену.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я еще раз напомню, что наши собеседники: Галина Дмитриевна АГАРКОВА – ведущий специалист фонда «Наследие» и Татьяна Чапургина автор выставки «Застывшая динамика» — главный художник Императорского фарфорового завода. Напомню, что сегодня в музее-заповеднике «Царицыно» открывается выставка Татьяны Чапургиной «Застывшая динамика» и вопрос у меня к вам обеим следующий. Как я понимаю, есть функциональные предметы, есть предметы не функциональные. Каково соотношение на вашей выставке предметов функциональных и нефункциональных? Причем, вы знаете, как: я бы не сказала, что столешница с точки зрения современного человека— это предмет функциональный. Конечно, это предмет орнаментальный красивый.

Г.АГАРКОВА – Дело в том, что фарфор относится к декоративно-прикладному искусству. Там и декоративность, там и приложение.

Т.ЧАПУРГИНА – Абсолютно точно – все предметы можно приложить!

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я должна вам сказать, что только благодаря усилиям Татьяны Тылевич, я поняла, какая разница, когда пьешь чай из фарфоровой чашки и, когда пьешь чай из кружки. Разница очень существенная.

Т.ЧАПУРГИНА – Большая разница. Нужно себя уважать и любить. И, наверное, когда мы всегда пользуемся красивыми предметами и живем в красоте – это входит, вообще, в кровь, в мысли, и мы становимся другими людьми.

Г.АГАРКОВА – Облагораживает это все человека.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Насколько нас можно облагородить. Еще один вопрос, связанный с авторскими правами. У меня есть доносчик, который много лет занимался фарфором и плакал, что, как только ты приезжаешь на выставку – через три дня, буквально, появляются откуда-то шустрые ребята из юго-восточной Азии, которые все это дело, прямо скажем, «пиратят». Как вы решаете эти проблемы?

Т.ЧАПУРГИНА – Отлично! Пускай попробуют, потому что императорский фарфоровый завод, который обладает коллективом замечательных художников, высококлассных художников и везде, в общем-то, в мире, в Европе – нигде нет такого коллектива. Если бы могли своровать, давно бы это произошло.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, подождите, Танечка. Вот, я смотрю на вашу круглую столешницу и тоже делаю такую же.

Г.АГАРКОВА – Был прецедент, когда в Америке отсудили. Китайцы начали делать наш брендовый сервиз — отсудили…

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вот-вот, я про это и говорю.

Т.ЧАПУРГИНА – Но, это все равно, совершенно другое! Человек видит разницу.

Г.АГАРКОВА – И, когда делают подделки – это же классно!

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Я понимаю, что, если нас «пиратят», значит, мы чего-то стоим.Это очень хорошомне понятно.

Т.ЧАПУРГИНА – А подглазурную живопись – ее, вообще, точно повторить невозможно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А вот, объясните, существует ли 

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А вот, объясните, существует ли на сегодняшний день различия, скажем так, в технологии. Китай все-таки называют родиной фарфора, так? И в свое время, как было все наоборот, когда европейцы, скашивая глазки пробирались в Китай, чтобы украсть этот секрет. На сегодняшний день, глядя на изделия без клейма, можно ли определить, как оно сделано, отколов черепок, посмотрев на специфику работы. Существует ли рука мастера в самом произведении искусства.

Т.ЧАПУРГИНА – В декорировании рука мастера обязательно существует.

Г.АГАРКОВА – А вот, в технологии – тоже. Если проверить, потому что в последнее время тот китайский фарфор, который к нам поступает – там очень много добавок и он неестественно белый. Натуральный, настоящий фарфор – он имеет какой-то оттенок: или теплого молока или немножко голубоватый. Это отличает старинный фарфор, потому что он сделан из природного сырья с минимальными добавками – можно отличить.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – То есть, древние изобретатели фарфора в известной степени деградируют – не побоюсь этого слова?

Т.ЧАПУРГИНА – Нет, не деградируют. Наверное, первой становится экономика. Не качество, не творчество, а экономика, чтобы было выгодно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Татьяна, вот про экономику мы сейчас и поговорим. Придя на вашу замечательную выставку, купить там что-то можно?

Т.ЧАПУРГИНА – Да, там можно купить вещи. Сегодня один единственный день – мы сделали стенд, на котором будут представлены вазы, которые можно купить. На следующее время они переедут на Кутузовский проспект -17. Там открылся наш флагманский магазин, прекрасный магазин-галерея, где представлены, в том числе, и авторские произведения искусства.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А, скажите, пожалуйста, еще такой вопрос, наверное, к вам обеим. Все-таки, на сегодняшний день мир технологичен, мир переживает тягу к усложнению технических устройств, но к функционализации вещей, которые не связаны с микросхемами. На ваш взгляд, есть вообще, будущее у таких уникальных штучных организаций типа Императорского фарфорового завода?

Г.АГАРКОВА – Несомненно.

Т.ЧАПУРГИНА – Обязательно есть.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, докажите!

Г.АГАРКОВА – Человек продолжает оставаться человеком и всегда, чтобы отличиться в чем-то, а это свойственно человеку – он будет стремиться к тому, чего нет у других. И в этом мы ему поможем.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, помилуйте, дорогие дамы! Ведь в свое время – когда это было? В 70-е годы,— когда весь мир умирал по нейлону, с ума сходил; и синтетическая шубка была гораздомоднее – в принципе, конечно, ещеи доступнее – чем шубка натуральная.

Т.ЧАПУРГИНА – Уверена, что в это время были женщины, которые хотели натуральную шубку, которые хотели серебряную ложку и фарфоровую чашку. Обязательно!

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Скажите, пожалуйста, а какие мастера искусства оставили свой след в вашей выставке? Передо мной пресс-релиз и там написано, что можно найти и следы Малевича и еще кого-то — это так? Или это, может, каждый воспринимает с собственного угла зрения?

Т.ЧАПУРГИНА – Наверняка каждый воспринимает в меру собственного угла зрения, но, естественно мне нравится очень многие художники, я не буду даже говорить, какие – пусть каждый посмотрит сам.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, а вот, скажите, пожалуйста, я в свое время читала книжку, которая меня в свое время поразила. Книжка называлась, по-моему: «Глина, вода и огонь». Книжка детская и оттуда я как раз помню эту историю с мопсами и с кандалами и со всякого рода жуликами. Потом недавно вышла замечательная полудетективная история про «Мейсон». Вот, объясните, пожалуйста, для вас, что в этом хрупком достаточно материале есть такого, что вас увело от ткани, которая пластична, которой можно задрапировать, можно столько теток одеть. Что вас лично привело в фарфор, какие аспекты истории?

Т.ЧАПУРГИНА – Наверное, многогранность фарфора, цвет и невероятные возможности.

Т.ЧАПУРГИНА – Фарфор – он и живопись, и скульптура, и архитектура. Поэтому этот материал очень многогранен.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А, можно попытаться задать, во всяком случае, вопрос о технологии. Сколько нужно пойеток на платье фарфоровое?

Т.ЧАПУРГИНА – Тысяча.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Легкой жизни не выходит?!

Т.ЧАПУРГИНА – Я просто какое-то количество времени жила в Германии и занималась таким спокойным медитативным трудом. Там у меня возник проект: «фарфоровое платье», потому что это сотни часов труда. Это специальная такая гармония.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Могу себе представить.

Г.АГАРКОВА – Представить можно – придите и увидите.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вот, Вероника пишет: «Живем рядом с «Царицыно», придем обязательно. Когда будет сегодня открытие?»

Т.ЧАПУРГИНА – Открытие будет сегодня в 5 часов, можно пройти в этот день по пригласительному билету, и тогда ваша Вероника должна, наверное, вам написать письмо, чтобы мы оставили для нее пригласительный билет на входе в «Царицыно»».

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Сейчас этих вероник тут будет – полк. Во всяком случае, я надеюсь, что Вероника как-то себя проявит. Я еще раз напомню, что мы говорим о выставке, которая сегодня же открывается в государственном музее-заповеднике «Царицыно». Выставка главного художника Императорского художника Татьяны Чапургиной называется «Застывшая динамика». А беседуем мы Татьяна и Галина Дмитриевна АГАРКОВА – ведущий специалист фонда «Наследие». Все это происходит в прямом эфире «Эхо Москвы» и буквально через несколько минут будет продолжено после рекламы и новостей на волнах «Эха».

НОВОСТИ. Н.БОЛТЯНСКАЯ – Татьяна, вы их в пластилине делаете?

Т.ЧАПУРГИНА – Нет, почему? Я декорирую только форму. Я беру готовую форму, утильную форму.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Это как?

Т.ЧАПУРГИНА – Потому что я занимаюсь подглазурной живописью – это черепок обожженный не при очень высокой температуре – до 800 градусов. Потом расписывают вазу, потом еще раз ее глазуруют, потом ее обжигают.

Г.АГАРКОВА – Политой уже обжиг.

Т.ЧАПУРГИНА – Политой обжиг в больших газовых печах.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Насколько мне известно – вот, вы назвали адрес: Кутузовский…

Т.ЧАПУРГИНА – Кутузовский – 17.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Дальше выставка – она, что? Переберется туда, получается?

Т.ЧАПУРГИНА – Дальше: часть выставки переберется на Кутузовский-17 и дополнится еще другими авторскими вещами. То есть в «Царицыно» будет выставка – не продажа. А в Кутузовском будет выставка-продажа, то есть, эти вещи можно будет приобрести в частное пользование.

Г.АГАРКОВА – Я хочу еще добавить, если кто придет на Кутузовский-17, где магазин совмещен с галереей, то оформление этого магазина – панно вот эти – оформляла тоже Таня Чапургина. Это можно увидеть в Кутузовском магазине.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Оформляла панно – это что значит?

Т.ЧАПУРГИНА – На Кутузовском-17 есть вход и на входе мы попытались показать, что императорский фарфоровый завод обладает такой прекрасной техникой подглазурной живописи. И это панно я делала не сама – я его делала с коллективом живописцев. Для меня очень интересна и важна тема продолжения, тема школы мастерства, когда работает художник, может быть не сам, а работает мастерская. Создает школу. Когда ты будешь делать одно движение, а твой коллега может делать другое движение. Это общий процесс. Потом объединяешь все это. Если ты мастер, ты объединяешь всю эту живопись и получается вещь большая, потому что две руки не могут расписать 10 метров фарфора.

Г.АГАРКОВА – Целый лестничный пролет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Вот, я и хотела спросить. Я тут как-то читала, по-моему, это была биография БенвенутоЧеллини, из которой следовало, что он был тиран, деспот и, вообще,долгий период в искусстве мастер, которого он брал в подмастерье – он его просто нагло эксплуатировал.

Г.АГАРКОВА – Тиранил.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Тиранил, да. На сегодняшний день, чтобы быть руководителем такого направления: вот, вы делаете панно в авторском коллективе – задумка-то ваша?

Т.ЧАПУРГИНА – Да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – И хотелось бы, чтобы все ваши коллеги двигались в струе, но при этом нужно же еще и оставить еще простор для полета – как это?

Т.ЧАПУРГИНА – Панно мы делали для Кутузовского-17 вместе с живописцами. Коллектив из 10 живописцев. Эскиз был мой, цветное решение было мое. Дальше: каждый живописец получил задание расписать, например, цветок. Просто, говорили, что должно быть так и так.Дальше все это собирается вместе и, естественно, это разные люди и естественно, получается, что части не совсем совпадают и по цвету. Если мы даже договариваемся, то розовый цвет каждый ощущает по-разному. В общем-то, наверное, задача мастера потом все объединить, использовать их наработки, объединить и превратить в единое произведение. Потому что, если вещь будет рваная, она вряд ли кому-то будет интересна.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Таня, а скажите, пожалуйста, были ли за время работы над этим панно ситуации, когда кому-то из ваших коллег удавалось вас убедить, что вот, он здесь прав, а не вы? Или вы тиран-деспот все-таки?

Т.ЧАПУРГИНА – Нет, я не тиран и деспот, но пока, наверное, над этими проектами не работали так много, чтобы возникали какие-то вопросы, потому что, это все-таки неожиданный проект. Раньше каждый художник работал надвещью. Живописец просто копировал эту вещь. Без разговоров.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Очень много вопросов приходит из регионов. И у меня, в связи с этим вопрос, наверное, ни к кому из вас, а такой в небо заданные вопрос к руководству Императорского фарфорового завода. Вот правильно пишут: «У вас в Москве это все есть, а куда деваться нам – бедным провинциалам?» скажите, а нет ли, вообще, задумки – я понимаю, что это хрупко, что это требует больших усилий, — но, как-то показать «всея Руси», чтобы это увидели и в Пензе и в Саратове.

Г.АГАРКОВА – Отнюдь. У нас сейчас очень много партнерских магазинов открылось в крупных городах России, даже по два. Два в Казахстане есть, в Белоруссии есть, в Талине, а уж по городам и весям: Краснодар, Красноярск, Воронеж – если все перечислять, то пол-России можно перечислять.

Т.ЧАПУРГИНА – Это у нас большая партнерская розница.

Г.АГАРКОВА – Так, что это без проблем сегодня.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – А, скажите, пожалуйста, насколько я знаю, одна из самых серьезных затратных частей в фарфоровом деле – это такое промежуточное производство. Весь цикл выполняется на Императорском фарфоровом заводе, или у вас есть какие-то производства, которые находятся в каком-то другом месте?

Г.АГАРКОВА – У нас мы и массу делаем, привозят сырье и это идет, да. Потому, что он многие предприятия – в чем еще такой казус: настоящие европейские мануфактуры перевели перевели производство на юго-запад. У нас все производство на месте.

Т.ЧАПУРГИНА – Мы цикл замкнутый.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Понятно, то есть ответственность за все про все – лежит на вас. Ну, что ж, я еще раз хочу напомнить, что с сегодняшнего дня в музее-заповеднике «Царицыно», а, как я понимаю, буквально с завтрашнего дня на Кутузовском -17… — Татьяна, а вот вы продолжите, подхватите эту тему, что у нас сегодня происходит в «Царицыно», а с завтрашнего дня на Кутузовском-17.

Т.ЧАПУРГИНА – С завтрашнего дня ряд предметов переедет на Ктузовский-17, но выставка откроется с 19 числа на Кутузовском -17 – такая полная. Потому что, сейчас на Кутузовском-17 представлена выставка двух замечательных художников Императорского фарфорового завода Любови Цветковой и Сергея Соколова – она открылась, буквально, две недели назад.

Г.АГАРКОВА – «Семейный портрет».

Т.ЧАПУРГИНА – Выставка «Семейный портрет»

Н.БОЛТЯНСКАЯ – То есть, я смотрю, это популярная история все-таки?

Т.ЧАПУРГИНА – Да, популярная история. Художники все время делают…

Г.АГАРКОВА – Для этого открывали магазин вместе с галереей, когда в галерее выставляются авторские вещи, которые можно купить. Раньше этого не было.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Скажите, пожалуйста, а, если представить себе человека с серьезными средствами и богатой фантазией, можно, например, на Императорском фарфоровом заводе заказать именной сервиз.

Т.ЧАПУРГИНА – Конечно, можно.

Г.АГАРКОВА – Без проблем.

Т.ЧАПУРГИНА – Это происходит все время. Очень часто обращаются люди, чтобы сделали столовую посуду, чайную посуду.

Г.АГАРКОВА – Это называется семейный фарфор, который потом передается по наследству.

Н.БОЛТЯНСКАЯ – Ну, что ж, а я благодарю наших гостей. Напоминаю, что с сегодняшнего дня в «Царицыно», с завтрашнего дня в магазине-галерее на Кутузовском-17 открывается персональная выставка главного художника Императорского фарфорового завода Татьяны Чапургиной, выставка называется «Застывшая динамика». Приходите, посмотрите, а я благодарю наших собеседниц, которыми были: Татьяна Чапургина – автор выставки, главный художник Императорского фарфорового завода и Галина АГАРКОВА – ведущий специалист фонда «Наследие». Удачи вам и спасибо вам!

Комментарии

0

Пожалуйста, авторизуйтесь или зарегистрируйтесь, чтобы оставить комментарий.

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире