'Вопросы к интервью
17 августа 2012
Z Интервью Все выпуски

Сергея Капицу вспоминают Светлана Конеген и Виктор Садовничий


Время выхода в эфир: 17 августа 2012, 19:16

В. САДОВНИЧИЙ — Я знаю, что он любил экстремальные ситуации и много о них рассказывал. И как он погружался, и как он летал. И это было, видимо, чертой его характера. Поэтому я, наверное, поддержку Константина Сергеевича, что в характере Сергея Петрович была (наряду с талантом рассказчика, учёного) черта человека, любящего риск. Он считал, что, видимо, и в науке надо рисковать, доказывая результаты, но обязательно побеждать, то есть не заниматься лженаукой, а доказывать настоящие научные результаты. Поэтому, наверное, вот так.



— А скажите, пожалуйста, какие человеческие качества вы можете отметить Сергея Петровича? Что сделало его настолько знаменитым?



В. САДОВНИЧИЙ — Для меня, конечно, это академизм, доброта, это абсолютная точность в выражениях, глубокие мысли. Безусловно, выдающийся учёный. Знаток почти всех направлений и областей науки. И вот это всё хорошее воспитание, начальные данные, генетика – всё это создавало его неповторимым.



— Скажите, пожалуйста, говорят, у него было потрясающее чувство юмора. А можете припомнить, может быть, анекдот, рассказанный им, какую колкость, брошенную им?



В. САДОВНИЧИЙ — Ну, скорее всего, он, когда рассказчик чего-то начинал немножко обобщать, он приводил какой-то пример из жизни древних, там, или из жизни научных открытий древности, из истории этих открытий, и говорил какую-то фразу, которая всегда вызывала улыбку. То есть, как правило, это была такая экскурсия в какие-то научные курьёзы.






С. КОНЕГЕН — Для меня Сергей Петрович всё-таки в первую очередь друг. Хотя это ровно та дружба, которая никак не умаляет масштабы его личности, конечно же. Но я могу сказать, что до конца жизни у меня в ушах будет стоять «ой, да с ними ты свою дурацкую шапку» или «убери своих кошек» (он моих маленьких собачек всегда принимал за кошек) – «убери своих кошек, они писают на мои рукописи». Вот, все эти смешные реплики, а он очень любил шутить, они, я думаю, всю жизнь будут стоять, вот, с его неповторимой интонацией, всю жизнь будут стоять у меня, конечно же, в ушах. Но говорить о его ценности для отечественной культуры сегодня будут многие. Это понятно.

Но могу сказать, что для меня очень важно было то, что Сергей Петрович, безусловно, сбил спесь, сумел сбить привычную спесь с науки, сделав её достоянием общества, общественного сознания и его языка.

А с другой стороны, это самое общество и человека в нём он с уровня профана, не способного участвовать в высоком научном дискурсе он понял до уровня личности, причастной к глобальным ценностям и достижениям большой культуры и большой цивилизации. Вообще, он верил в человека гораздо больше, чем мы с вами верим в самих себя. И в этом его, конечно, совершенно удивительное достоинство и качество.

Притом, что вся жизнь его состояла из бесконечных трудностей и унижений, в частности, высокая наука академическая мстила ему всю жизнь, и это ни для кого не секрет. Последний раз его прокатила большая академия год назад, потому что она мстила, эта самая академическая наука, за уникальность его выбора, за то, что он был, конечно же, невероятно популярен, и эта популярность была безусловной для всех, и она мстила за то, что на самом деле его вклад в отечественную культуру был гораздо больше, чем вклад в культуру большинства тех академиков, имена которых нам никогда с вами, наверное, не будут известны.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире