КОРРЕСПОНДЕНТ: Борис Юрьевич, ну, во-первых, поздравляем! Вас назначили таким бизнес омбудсменом при Владимире Путине. Сегодня, я правильно понимаю, что Вы призвали Владимир Владимировича освободить 13 тысяч осужденных, в том числе Михаила Ходорковского.

Б. ТИТОВ: Я не призвал освободить 13 тысяч заключенных. Я говорю о том, что сегодня по экономическим статьям, в том числе и Ходорковский, находятся в местах заключения 13 тысяч людей. По нашему мнению, многие из них осуждены с нарушениями прав. И мы как Центр общественных процедур, мы нашли способ, технологию работы с этими обращениями, если к нам поступают обращения, и если мы убеждены, в результате нашего юридического аудита ситуации и общественной процедуры, нашего общественного совета, который выносит решение о том, что действительно права нарушены, то в этом случае мы бросаемся в бой и пытаемся освободить заключенных, поэтому… даже заключенных уже после суда. Кстати, вот в 2-х случаях нам это удалось сделать.

КОРРЕСПОНДЕНТ: В каких?

Б. ТИТОВ: Вам конкретно фамилии? Воробьев в Астрахани… Что же у меня с памятью? В Костроме Малов.

КОРРЕСПОНДЕНТ: По делу Михаила Ходорковского проводили уже такую экспертизу?

Б. ТИТОВ: Нет, потому что Ходорсковский, если мы хотим… можем выносить какие-то решения и вставать занимать какую-то позицию, только в том случае, если мы уверены, что права нарушены. А уверены мы может быть только после того, как мы проведем юридический и общественный арбитраж, в этом смысле. Ну, не арбитраж. Это я так в кавычках арбитраж. У нас есть процедура, которая называется «общественное заключение». Если к нам обратятся, а у нас это, к сожалению, необходимость для того, чтобы эффективно проводить такие операции… Не знаю как назвать. Слово не подходит. Процедуры. То необходимо полное знание предмета, вопроса, должна быть работа с юристами, с адвокатами, и поэтому здесь необходимо обращение той стороны. Должна быть сторона, присутствовать в процессе рассмотрения, поэтому начинаем мы процедуру только, если есть обращение.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Это должен лично Ходорковский обратиться или…

Б. ТИТОВ: Лично, адвокат. Все равно, то есть люди, которые уполномочены от его лица делать какие-то юридические процедуры, совершать юридические действия.

КОРРЕСПОНДЕНТ: И вот после того, как Вы провели вот эти процедуры, поняли, что был несправедливый суд. Что происходит дальше? Как Вы помогаете?

Б. ТИТОВ: Мы начинаем работать. У нас центр… в принципе, если омбудсмен – это в принципе государственная структура, подчиненная одному только Президенту, то у нас Центр – это частное государственное партнерство. Он создан совместно Экономразвития и нами, «Деловой Россией» и… Кстати, по специальному распоряжению правительства. У нас есть еще одна такая структура, которая называется «Наблюдательный совет», центр, в который входят представители больше, чем 50 разных ведомств, в том числе силовых структур. Вот через них мы начинаем работать с силовыми структурами, пишем письма, ходим по кабинетам, выезжаем в регионы. В результате мы добиваемся успеха. Сопредседателями центра, я могу сразу сказать, являются Элла Александровна Памфилова, является Яна Яковлева, является… Порфирьев – это представитель компании, юридического бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев», то есть у нас серьезное и сопредседательство и серьезное сопредставительство людей, которые, ну, знаете, так… которым не все равно и которые очень близко к сердцу принимают ту ситуацию, которая складывается предпринимательством в России.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Борис Юрьевич, как вот уполномоченный по правам бизнеса, по правам предпринимателей расскажите, как это будет строиться в регионах. Это Вы будете назначать представителей…

Б. ТИТОВ: Пока этот вопрос не ясен, кроме одного, что да, будут представительства в регионах. Мы обсуждали этот вопрос на предварительных совещаниях, и поэтому вроде бы здесь есть общее понимание, что это необходимо делать. Как? Кто? Каким образом будут назначаться? Какие их будут права? Это вопрос, который предстоит еще решить.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Ну, а Вам как было бы удобнее?

Б. ТИТОВ: Я думаю, что мы предлагаем вариант 2-х ключей, то есть предлагает федеральный омбудсмен, согласовывает это с региональной властью.

КОРРЕСПОНДЕНТ: А существует уже какая-то правовая база под Вашу деятельность?

Б. ТИТОВ: Кроме указа Президента о моем назначении пока нет, но мы надеемся, что будет закон, который мы сегодня уже, с понедельника вернее, начинаем писать… Ну, и я, наверное, все-таки не прав. Да? Существуют, есть мнение Президента, который в своей речи высказал, что у этого института должны быть такие, в общем, серьезные полномочия. И он назвал одно из них, ну, вот даже несколько из них, но самое главное – это в том, чтобы приостанавливать решения, нормативные акты ведомственные и отдельных чиновников. Это очень серьезный инструмент, если он действительно будет реализован законодательно и будет эффективно работать в жизни, то тогда действительно климат сильно изменится, я Вам могу сказать.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Ну, когда Вы… Вы же общались с Владимиром Путиным на этот счет, когда он говорил о приостановлении проверок, то есть Ваш аппарат сможет просто вот защищать бизнес от нападок…

Б. ТИТОВ: До суда.

КОРРЕСПОНДЕНТ: … полиции, там всяких…

Б. ТИТОВ: Да, но если они не обоснованы, по мнению омбудсмена. Вообще, честно говоря, даже несколько боязно использовать этот инструмент, потому что, конечно, надо быть четко уверенным в том, что то решение, которое ты выносишь правомерно, и в этом смысле очень многое будет зависеть от личности омбудсмена. Но потому что это будет региональный омбудсмен вот и на федеральном уровне целый штат, то поэтому – который, в общем, тоже сегодня обсуждается – поэтому мы считаем, что это очень большие полномочия, но и большая ответственность. Но кроме этого еще, конечно, очень важно иметь возможность представлять интересы как истца, так и ответчика. Если ответчиком является предприниматель, хозяйствующий субъект, представлять его интересы в судах, потому что сегодня частные, особенно малые предприятия боятся. Они боятся ответных реакций со стороны силовиков и не очень хотят, любят обращаться в суды. Вот омбудсмен может выступать как от имени отдельных компаний, предпринимателей, также и от так называемой… юридический термин, неограниченного числа лиц. То есть, например, от всех там предприятий лесной отрасли. Да? То есть поэтому в этом смысле тоже очень большие полномочия.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Борис Юрьевич, как Вы считаете, почему в России, когда мы говорим много, говорим о том, что бизнес необходимо защищать на многих уровнях, в том числе власти, вместо того, чтобы проводить судебную реформу, вместо того, чтобы проводить реформу полиции, бороться с коррупцией, неожиданно создается вот такой инструмент как…

Б. ТИТОВ: Ну, знаете, не может Президент сам каждый день бороться с конкретными проявлениями… У нас же в стране даже не столько законодательство плохое, сколько правоприменение. А неизвестно кто, какой чиновник, и на каком уровне будет вести деструктивную, в личных интересах работу, поэтому нужны институты. И эти институты должны обеспечивать правоприменение, ну, и, конечно, выступать инициаторами совершенствования законодательства, если что-то не так. Поэтому создается и министерство, поэтому создается по защите прав предпринимателя институт омбудсмена.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Последний вопрос у меня. Мы начали собственно с этого, с заключенных. А Вы сказали о том, что необходимо провести вот эти проверки, но мы говорили сейчас… тогда скорее не о должности омбудсмена, а о том, чем в принципе вообще занимается. Ну, вот Вы же как предприниматель, как человек, в конце концов, Вы же наблюдали за делом Ходорковского? Оно справедливо?

Б. ТИТОВ: Значит, если б я еще вчера Вам мог это сказать как председатель «Деловой России», то сейчас я могу это сказать только после общественной процедуры, поэтому я уполномоченный по правам предпринимателей и говорить о том, что справедливо – несправедливо могу только после того, как мы применим технологию юридического аудита и общественной оценки, только после этого.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Тогда дополнительный последний вопрос. В случае если дело там бизнесмена, предпринимателя настолько широко резонансно, неужели нельзя будет просто обращение…

Б. ТИТОВ: Вы знаете, вот это вот политика. Вот это слово «резонансно», оно очень неправильное с точки зрения предпринимателя. Политика, ажиотаж, пиар – это все другого уровня система отношений, чем в бизнесе. В бизнесе все важны от парикмахерской до нефтяной компании. Если права нарушаются, то это для экономики, для делового климата одинаково важно. Поэтому вот слово «резонансно» сразу режет слух.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Ну, что тогда у Вас в планах? Как при этих проверках Вы будете соблюдать баланс, если многие из вопросов подобного рода являются политическим?

Б. ТИТОВ: У нас деловой климат является политическим. Вопрос приход инвесторов является вопросом не только экономическим, но и политическим, поэтому, конечно же, вопросы работы с общественным мнением будут для нас важными. Но еще раз: нельзя заниматься только резонансными вопросами. Многих вообще не интересует вот… Даже удивительно, что мы вот совсем недавно, ну, хотя бы статистику собрали, сколько людей у нас сидят по экономическим преступлениям, по экономическим статьям. До этого говорились цифры миллион человек, там какие-то совершенно несуразные… Говорили, вообще никого нет, одни жулики сидят по этим статьям. Вот мы хотя бы собрали статистику, это было не так сложно сделать. Поэтому надо планомерно проводить сложную внутреннюю работу. Это важнее, чем любое резонансное заявление.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире