'Вопросы к интервью
17:10-17:12
С. БУНТМАН: Алло, Сергей! Довольно плохо слышно. Там скандируют. Там все понятно. Сергей?!

С. УДАЛЬЦОВ: Я слушаю вас.

С. БУНТМАН: По вашим оценкам, сколько народу пришло и подтягивается ли еще?

С. УДАЛЬЦОВ: Люди сейчас начинают сидячую забастовку! Прямо у кинотеатра.

С. БУНТМАН: Сергей, вы собираетесь оставаться там у «Ударника»?

С. УДАЛЬЦОВ: У «Ударника», на Болотной площади. Люди говорят, что не уйдут, пока НРЗБ. Здесь все находятся: Чирикова, Каспаров – все лучшие люди.

С. БУНТМАН: Понятно. Вы остаетесь.

17:12-17:14
С. БУНТМАН: Добрый вечер.

Д. БЫКОВ: Здравствуйте.

С. БУНТМАН: Дима, объясните нам, пожалуйста, что именно сейчас происходит. Что скандируют? Какие настроения?

Д. БЫКОВ: Некоторая часть «Левого фронта» остановилась перед Болотной площадью, организовали там сидячую забастовку. И люди, которые идут с «Левым фронтом», сказали, что они не уйдут. Другая часть, которая ориентирована все-таки на марш, а не на сидячую забастовку, проходит на Болотную площадь, куда сейчас иду и я. Эта колонна более узкая, но здесь уже Болотная запружена так, что пройти практически невозможно, людей гораздо больше, чем было зимой.

С. БУНТМАН: Больше? Вот это я хотел услышать – сколько примерно людей. Больше, чем зимой.

Д. БЫКОВ: То количество, которое было зимой, уже стояло тут к моменту подхода нашей колонны, во главе которой шли Навальный и Немцов.

С. БУНТМАН: А сколько осталось у «Ударника» примерно?

Д. БЫКОВ: В смысле сидеть? Я думаю, человек 200-250 сейчас там сидят. Возможно, это количество будет нарастать. Потому что одни хотят участвовать в сидящей забастовке под лозунгом «Мы не уйдем», другие присоединяются к маршу на Болотной.

С. БУНТМАН: На Болотной будет митинг, который пока еще не начался.

Д. БЫКОВ: На Болотной планируется митинг, по всей вероятности, люди сходятся туда сейчас, страшное количество, поэтому я не могу разглядеть, где трибуна и что там планируется. Но очень многие присоединяются, как я вижу отсюда, к сидячей забастовке и усаживаются по всей длине Болотной, вплоть до Якиманки.

С. БУНТМАН: Дима, что было приметного и среди лозунгов, и среди настроя? Одну часть настроя мы уже видим и слышим – сидячая забастовка, другие идут на Болотную. Что было примечательного по сравнению с предыдущими акциями?

Д. БЫКОВ: По-моему, настрой изумителен какой-то доброжелательностью, несмотря на дождь сначала и на жару потом. В общем, какой-то взаимной предупредительностью – нет ни толкотни, ни криков. Все, кто кричат, кричат очень организованно. Лозунги веселые. (ОБЩИЙ ШУМ) Сейчас над площадью поднялся вертолет, и все его, ликуя, приветствуют. Кроме того, сейчас запустили медведя плюшевого с шариками, он зацепился за провода и висит. Площадь в восторге. Медведь белый, трогательный, все хлопают ему.

С. БУНТМАН: До свиданья, наш ласковый Миша?

Д. БЫКОВ: Да. Он постепенно отцепляется и уходит в небеса. В принципе, он висит аккуратно на проводах. Он как бы цепляется за власть, как кричат люди вокруг. Он очень смешной. «До свиданья, президент-консерватор», – написано на нем. Он висит, попой качая.

С. БУНТМАН: Дима, спасибо большое. Всего доброго. Это был Дмитрий Быков.

17:20-17:22
С. БУНТМАН: Сейчас у нас член бюро федерального политсовета движения «Солидарность» и один из организаторов Сергей Давидис. Сергей, добрый день.

С. ДАВИДИС: Здравствуйте.

С. БУНТМАН: Скажите, где вы находитесь и какая у вас ситуация.

С. ДАВИДИС: Я нахожусь в колонне движения «Солидарность», которая ближе к концу шествия, она сейчас на Большой Полянке, тогда как уже площадь за мостом заполнена людьми.

С. БУНТМАН: Т.е. вы еще даже не подошли к Малому Каменному, да?

С. ДАВИДИС: Мы подошли к нему и стоим перед ним в ожидании, пока пройдут впереди стоящие через рамки, через вторую линию рамок.

С. БУНТМАН: Что там с рамками вообще произошло? Какие 15 рамок?

С. ДАВИДИС: Вне сомнения рамок было мало. Т.е. были большие очереди, в течение двух часов люди проходили через рамки. И сейчас тоже рамки создали затор. Т.е. площадь уже заполнена людьми. Там есть еще место, но люди просто стоят в очереди, не могут пройти, поскольку контроль осуществляется медленно.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, мы говорили с Сергеем Удальцовым, потом нам еще рассказал Дмитрий Быков, что есть решимость у группы, и у Сергея Удальцова, и у какого-то количества людей устроить сидячую забастовку до победного конца.

С. ДАВИДИС: Вероятно, у какой-то части людей есть такое намерение после окончания митинга. Это никоим образом не входит в разрез ни с регламентом митинга, поскольку он к тому времени кончится, ни с законом, поскольку забастовка – это такое дело, которое не регламентируется законом о публичных мероприятиях.

С. БУНТМАН: От вас видны цепи на Большом Каменном?

С. ДАВИДИС: Нет, не видно. Они за Малым Каменным мостом от нас.

С. БУНТМАН: Скажите, а ваша колонна собирается на Болотную на митинг, да?

С. ДАВИДИС: Конечно. Мы стоим в очереди на проход через рамки.

С. БУНТМАН: Счастливой вам очереди и попасть на митинг.

С. ДАВИДИС: Спасибо.

С. БУНТМАН: Спасибо, Сергей. Сергей Давидис был у нас в эфире.

17:35-17:38
С. БУНТМАН: Владимир Петрович Лукин у нас. Здравствуйте, Владимир Петрович!

В. ЛУКИН: Добрый день!

С. БУНТМАН: Вы сейчас где находитесь, Владимир Петрович?

В. ЛУКИН: Я нахожусь в тылу трибуны. Мы только что подошли сюда.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, Вам видно, сколько людей и сколько на подходе еще примерно как-то так?

В. ЛУКИН: Вы знаете, я очень… Я гуманитарий, к сожалению…

С. БУНТМАН: Ну, да, да.

В. ЛУКИН: … так в жизни не повезло мне …

С. БУНТМАН: Я солидарен с Вами, Владимир Петрович, поэтому я всех спрашиваю.

В. ЛУКИН: … и поэтому мне очень трудно называть конкретные цифры. Заранее скажу, что я могу наврать. Но мои коллеги, которые рядом со мной, они насчитывают, что примерно 14 тысяч, говорят.

С. БУНТМАН: Примерно 14 тысяч. Да, ясно.

В. ЛУКИН: Это повторяю с допуском и со ссылкой на коллег, которые не являются гуманитариями.

С. БУНТМАН: Понятно, хорошо. Я собираю разные сведения. Скажите, пожалуйста, уже…

В. ЛУКИН: Скажите, это более или менее совпадает с некоторыми другими или не очень?

С. БУНТМАН: Понимаете в чем дело, некоторые дают 8, участники многие дают гораздо больше, порядка 20-ти дают…

В. ЛУКИН: Понятно…

С. БУНТМАН: … гораздо больше, сравнивают с зимними, но я думаю, что это более или менее выяснится.

В. ЛУКИН: Я, как это часто бывает, занимаю конкретную позицию.

С. БУНТМАН: Понятно. Скажите, пожалуйста, с Вашей позиции территориальной, а не политической или арифметической… Скажите, были ли какие-то примечательные выступления сейчас уже?

В. ЛУКИН: Да, сейчас вот начинаются выступления.

С. БУНТМАН: Они только начинаются, выступления?

В. ЛУКИН: Да, да.

С. БУНТМАН: Скажите, пожалуйста, Владимир Петрович, как вы относитесь, вот там на другом конце набережной у ударника есть другая идея, идея сидячей забастовки до победного конца от Сергея Удальцова…

В. ЛУКИН: Я отношусь ко всем инициативам такого рода отрицательно, потому что, значит, демонстрации, значит, которые проводятся, они проводятся под лозунгом честности и, так сказать, высокой этики в отличие от нечестности и невысокой этики, как говорят демонстранты другой стороны. Значит, существуют законы, существуют договоренности об организации митинга. Сидячие забастовки и все прочее в эту договоренность не входили, поэтому то, что входило в договоренность, которую подписали и оргкомитет, и московские власти – это должно быть выполнено. Нарушение этих договоренностей, если б оно было со стороны сил правопорядка, было бы незаконно. Выход за рамки этих договоренностей со стороны оргкомитета также выходит за рамки того, о чем договаривались стороны. Существует, конечно, серая зона в законе, связанная с тем, что можно и что нельзя, ее надо уточнять. Но я сторонник строгого выполнения договоренностей, достигнутых обеими сторонами.

С. БУНТМАН: Понятно. Спасибо большое, Владимир Петрович. Спасибо. Владимир Лукин…


17:38-17:40
С. БУНТМАН: Мы сейчас Николая Сванидзе спросим. Коля, добрый вечер!

Н. СВАНИДЗЕ: Добрый вечер, Сереж!

С. БУНТМАН: Да. Скажи, пожалуйста, вот где ты сейчас стоишь, и что за история с…

Н. СВАНИДЗЕ: Я сейчас непосредственно около площади. Вот. Она пустая, потому что туда народ не пускали. Народ весь оккупировал набережные…

С. БУНТМАН: Да.

Н. СВАНИДЗЕ: … но я сейчас иду от трибуны…

С. БУНТМАН: Да.

Н. СВАНИДЗЕ: … на трибуне пусто. Там никого не было. Организаторы все скопились, как я понимаю, на мосту, и там есть информация, что смелей и не идут, и просят…

С. БУНТМАН: У ударника…

Н. СВАНИДЗЕ: … наоборот всех участников митинга…

С. БУНТМАН: … это говорил Сергей Удальцов, я повторюсь.

Н. СВАНИДЗЕ: … и там как-то помогать и их поддерживать.

С. БУНТМАН: Я не…

Н. СВАНИДЗЕ: И сейчас вот как раз Лукин Владимир Петрович и я, мы идем туда, чтобы выяснить, что там такое происходит, и почему они не идут к трибуне митинга, который они организовали.

С. БУНТМАН: Да, это…

Н. СВАНИДЗЕ: Во всяком случае, пока что никаких признаков каких бы то ни было насильственных действий, пока нет.

С. БУНТМАН: Нет, я…

Н. СВАНИДЗЕ: С чьей бы то ни было стороны.

С. БУНТМАН: Я как-то слышал… Не как-то слышал, а вот слышал именно в самом начале в 17 с небольшим, я слышал от Сергея Удальцова, что они собирались сесть в бессрочную забастовку.

Н. СВАНИДЗЕ: Ну, вот они, по-видимому, как я понимаю, они это свое желание реализовали.

С. БУНТМАН: Да, потом мне сообщали, что они встали.

Н. СВАНИДЗЕ: Таких подробностей я не знаю, в каком они положении находятся, сидя или стоя, но факт в том, что они там сидят на мосту…

С. БУНТМАН: Вот, вот.

Н. СВАНИДЗЕ: Сейчас мы идем к ним и, я думаю, что через некоторое время…

С. БУНТМАН: Вот очень хорошо. Коля, очень хорошо, что рядом Владимир Петрович, потому что сейчас я могу сказать в чем дело. «Середина и хвост колонны, — обращается Навальный в твиттере Алексей, — пока не откроют площадь полностью, мы будем сидеть». Вот в чем сведения.

Н. СВАНИДЗЕ: Ну, понятно…

С. БУНТМАН: Пока не откроют площадь, потому что если не откроют площадь, то нет смысла в митинге, потому что одни люди здесь, другие люди там. Так что я думаю, что это к сведению Владимира Петровича тоже очень важно, мне кажется, будет.

Н. СВАНИДЗЕ: Ну, да.

С. БУНТМАН: Да. Хорошо. Спасибо. А сейчас наш… Это был Николай Сванидзе…


17:45-17:50
С. БУНТМАН: Алло, Володя.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Сережа, добрый вечер.

С. БУНТМАН: Володя, пожалуйста, проясни ситуацию. Мы с тобой вместе сейчас попробуем обобщить ситуацию, которая там сложилась. Сначала расскажи, где ты и что ты видишь.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Я нахожусь на обочине того самого круга, где еще 5 минут назад сидели участники этой сидячей забастовки. (СЛЫШНЫ КРИКИ) Началось неожиданное движение людей в сторону Большого Каменного моста, где недавно стояло оцепление. Я не вижу, что происходит. Первые ряды людей, метра три впереди меня, там флаги, там много телекамер, мне не видно, что происходит. Мы продвинулись на некоторое расстояние. Продвинулись и встали. Я услышал, что рассказывала Оля Бычкова, что люди тянутся обратно. Я бы сказал, что скорее они от сцены возвращаются сюда, ближе к кинотеатру «Ударник». (НЕРАЗБОРЧИВО) Как ни странно, он находится здесь, а вовсе не у официально установленной сцены.

С. БУНТМАН: Т.е. даже обходя по дальней замоскворецкой стороне Обводного канала.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Нет, я стою под окнами того ресторана, откуда к тебе Тоня Самсонова выходила в эфир.

С. БУНТМАН: Это я понимаю. Но люди, которые проходили по мосту, они даже еще через ту сторону проходили, насколько я понимаю.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Про это я не могу сказать, это закрыто от меня деревьями, я не вижу.

С. БУНТМАН: Ты там достаточно близко был. В чем был смысл сидячей забастовки? Я читал по Twitter'у Навального, что было требование открыть всю Болотную площадь.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Я скорее в пересказах людей, которые тут близко стояли, могу согласиться с этим утверждением. Сам точно сказать не могу. Потому что до основных участников этой сидячей забастовки мне добраться не удалось. Сейчас продолжается движение этих людей в сторону Большого Каменного моста, может быть, чуть правее от него. Я помню, что 10 минут назад там стояло оцепление в несколько рядов, оцепление внутренних войск и людей в касках. Не знаю, почему мы сейчас движемся туда.

С. БУНТМАН: Не понятно. Володя, спасибо. Как что-то будет понятнее, связывайся, не стесняйся, мы в любой момент сможем включиться.

В. ВАРФОЛОМЕЕВ: Хорошо, я на связи.





Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире