Министерство регионального развития внесло на рассмотрение правительства предложения по привлечению русскоязычного населения на Кавказ. По предварительной расчетам ведомства, на переселение около 50 тысяч семей в Чеченю и Ингушетию потребуется 1 млрд рублей в год.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Минрегион сейчас предлагает к рассмотрению программу по привлечению русских на Кавказ. Соответственно, очень много реплик на разных форумах, как это практически можно сделать. Я цитирую: «Хотела бы посмотреть на энтузиастов, которые по доброй воле поедут в Ингушетию, в Дагестан или в Чеченскую республику». Что можете ответить? Чем готовы привлекать? Людям искренне интересно посмотреть на тех, кто по доброй воле готов поехать.

Л. ГУДАЕВ: Во-первых, сама проблема очень актуальна, необходимо говорить о ее рассмотрении. Потому что всё больше политиков и рядовых граждан обращают свое внимание на эту проблему, на проблему возвращения в регион русскоязычного населения, это должно быть одним из главных направлений по улучшению обстановки в регионе. Почему вообще сложилась такая ситуация? На мой взгляд, это результат ослабления влияния Москвы на социально-политические процессы на Кавказе. По моему субъективному мнению, нет четкой и целенаправленной политики, и не только на Кавказе, но на всем постсоветском пространстве.

Что нужно и необходимо, чтобы исправить эту ситуацию? На мой взгляд, во-первых, задачу не решить лишь частными мерами, нужен комплексный подход. И вот в этом комплексном подходе я вижу два главных направления. Это, во-первых, информационная составляющая, во-вторых, конкретные комплексные организационные меры. Что я имею в виду под информационной составляющей? Прежде всего, мне кажется, нужно развеять миф о разной ментальности и столкновении двух цивилизационных культур, о котором часто говорят не только в обществе, но и в СМИ. Иначе говоря, нужен порядок в головах.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Т.е. Вам кажется, что этой разницы нет?

Л. ГУДАЕВ: Мне как раз кажется, что нет. Я вам сейчас объясню почему. Что произошло и почему вообще эта картина сложилась? Во-первых, две военные кампании. На мой взгляд, это результат двух военных кампаний. Не секрет, что всякой военной кампании нужна информационная составляющая, т.е. информационное сопровождение такого рода мероприятий. И в ходе этого информационного сопровождения, по-моему, наши СМИ и идеологи несколько перестарались. Вместо того, чтобы четко сформировать образ бандита, откровенного бандита, сформировали образ кавказца с автоматом наперевес. Вот Вы, я знаю, были на Кавказе, Вы что, видели разницу в нашей ментальности, в нашей культуре, в поведении, в адекватности?

КОРРЕСПОНДЕНТ: Лема, но согласитесь, если я приеду к вам, выйду на улице в джинсах и майке, на меня посмотрят косо, мягко говоря. Не говоря о том, что я не знаю чеченского языка, на котором большинство говорит.

Л. ГУДАЕВ: Вот я сейчас об этом тоже скажу. Одно дело – образ кавказца-бандита, и другое дело – разные культуры, имеется в виду и национальный колорит, и национальный менталитет. Вас же в Грозном за то, что вы не знаете чеченский язык, не расстреляли, правильно? И тем более с вами никто не ругался.

КОРРЕСПОНДЕНТ: В бытовом плане это мешает. Вот я приезжаю к вам на работу, я не знаю каких-то основ.

Л. ГУДАЕВ: Я как-то рассказывал, как мы пережили эту военную кампанию. Я вспоминал русского Юру, армянина Сергея Петросяна, которые через весь город ночью, через все эти блокпосты, когда нужно было просто дорогу перейти – и то была целая проблема, они ко мне добирались на День рождения. И вот таким же методом мы их провожали обратно. У нас этой разности не было. Моя соседка тетя Нина, она спасла мою квартиру, в том числе и меня. И когда она уезжала из республики, она плакала навзрыд. Т.е. этих примеров можно привести достаточно. Но сейчас немножко вернемся к самой теме. Мы можем спорить и говорить, но мы все родом из СССР. И почему-то об этой разности и столкновении цивилизаций в СССР не говорили, всё было нормально и идеально. Может быть, и не идеально, но я знал, что я живу в своей стране, я знал, что меня никто не попрекнет тем, что я кавказец, и мне не говорили, что хватит меня кормить. Я говорю именно о том хаосе, который происходит в обществе.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Лема, Вы, например, родом из СССР, а я уже нет.

Л. ГУДАЕВ: Ну и что? Ваши родители оттуда.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Я имею в виду, что меня уже нужно привлекать какими-то другими ценностями к вам.

Л. ГУДАЕВ: Я сейчас как раз об этом тоже скажу. Я согласен, выросло целое поколение за эти годы, которых как раз воспитали в атмосфере — вот мы и вот они. Это молодое поколение, и как раз это поколение явилось инициатором такого рода акций, как хватит кормить Казань, хватит кормить Рязань и Кавказ, разница только в названиях. Но мы немножко отвлеклись от темы. Что я имею в виду под информационной составляющей той программы? Как раз по вопросу, о котором мы только что с вами говорили. Я лично считаю, что стране, как воздух, в обязательном порядке нужно Министерство по делам национальностей, нам сам бог велел. Эта легенда о Вавилонской башне, она не случайна. Когда страна состоит из множества народов, национальностей и конфессий, нам сам бог велел. Почему-то оппоненты всегда давят на то, что это опять расходование финансов, это создание новой чиновничьей структуры. Считаются важными проблемы экономики, проблемы науки. Но почему-то этот вопрос, который, в принципе, угрожает национальной безопасности страны, считается неважным, и почему считается, что расходование на это каких-то финансовых средств нецелесообразно.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Лема, кого вы ждете в Чечне, какие специальности? Какие вакансии у вас наиболее востребованы?

Л. ГУДАЕВ: Я сейчас к этому тоже подойду. Нужно говорить в комплексе. Вот сейчас в последнее время в правительстве всё больше и больше об этом говорят, что да, в принципе, такая структура нужна. Я не буду сейчас углубляться в эту тему. Скажем, в плане информационной составляющей я бы сказал, что нужно северокавказское телевидение, чтобы было общерегиональное, если есть регион. Мы, даже находясь на самом Кавказе, не знаем, что происходит, не знаем о культуре своей и соседей. Тем более этого не знают в регионах страны.

Один мой оппонент лично в блоге меня спрашивает: «Лема, вы когда-нибудь работали?» Он вообще не был в курсе, кто я. Я говорю: «Да, работал». Работал и грузчиком, работал в колхозе, учился в Москве. И когда он всё это узнал, он говорит: «Неужели чеченцы где-то работают?» Вот обыкновенный уровень понимания картины на Кавказе в регионах. А если был бы такой канал с выходом на спутниковое телевещание, мы бы больше знали друг друга.

Я эти предложения, что самое интересное, отсылал и в Совет Федерации, отсылал в Северокавказский федеральный округ. Везде понимают, всё это одобряют, но говорят – это опять расходование средств. Теперь что я имею в виду под законодательной базой? Вопрос, во-первых, должен стать предметом обсуждения. Нужна соответствующая законодательная база этой программы. Какие-то разовые мероприятия ситуацию в этом плане не спасут.

Нужна четкая программа развития регионов, в которую изначально бы закладывались эти вопросы. В СССР это понимали, это так и делали. Всё тот же БАМ, все те же комсомольские ударные стройки. Т.е. регулировались трудовые и миграционные направления. Т.е. эти люди в последующем закреплялись в этих регионах, там, где они отстраивали новые города, новые гидроэлектростанции или еще что-то. Это один вопрос. Второй вопрос – скажем, всё тот же опыт СССР, когда студентов вузов распределяли планомерно, по четкому плану регулирования миграционных процессов в регионах. Эти люди потом оседали в этих регионах. В частности, это было и у нас на Северном Кавказе.

КОРРЕСПОНДЕНТ: А можно сейчас к нашему времени применять это распределение? Вы же понимаете, сегодня это мало реально.

Л. ГУДАЕВ: Это вполне реально. И сейчас на каком-то частном уровне, по частной инициативе люди все-таки приезжают.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Основным мотиватором сейчас все-таки служат деньги, т.е. высокие зарплаты, высокий уровень. Вы готовы все это дать?

Л. ГУДАЕВ: Правильно. Вы немножко забежали вперед, а я говорю – тогда это делалось тоже не с потолка. Когда выпускников посылали в регионы, им на это давались определенные подъемные, чтобы они обустроились на месте. Во-вторых, чтобы у них был интерес попадать в эти регионы. Допустим, сегодня в Чеченской республике острая нехватка квалифицированных медицинских кадров, особенно на селе, просто элементарно не хватает врачей определенных направлений. Даже получить в этой ситуации какого-то врача узкой специализации, пусть это только выпускник, который не имеет большой практики, для горных сел это большое счастье.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Соответственно, они могут рассчитывать на бОльшую зарплату у вас, чем в каком-нибудь селе в центральной России?

Л. ГУДАЕВ: Сейчас в регионах тем же медицинским кадрам отчисляются подъемные по миллиону рублей за то, что они работают в этих регионах. Насколько я знаю, такая же практика объявлена в Ингушетии, в Чеченской республике. Т.е. речь идет о том, что если это будет целенаправленная, планомерная политика на федеральном уровне, которая в комплексе рассматривает эти вопросы, это вполне реально, это вполне возможно. Более того, это нужно. Почему я говорю про комплексное решение?

Сейчас говорят: в Чеченской республике в годы военных кампаний русскоязычное население было изгнано из республики. Вранье всё это, никто никуда не был изгнан. Может, были какие-то факты, может, их и немало, на уровне бандитизма и того хаоса, который в те годы царил по всей стране. Но нельзя это смешивать и распространять на всех граждан Чеченской республики и Кавказа в целом. Я, допустим, этим не занимался. И не только я. Люди в основном уезжали от войны. Вот вы бы согласились жить в городе, где нет газа, воды, вообще нет?

Не буду углубляться, кто и почему бежал. Наряду с этими комплексами и задачами, нужно решать вопросы социально-экономических условий в этих регионах. Т.е. если опять-таки не будет работы, если не будет финансирования, если не будет определенных социальных условий, фабрик, заводов, естественно, эти люди не пойдут. Потому что они не захотят жить в разрушенных городах и селах Кавказа, где нет элементарных условий.

Насколько я знаю, в Дагестане был проведен опрос. Кстати, вместе с русскоязычным населением активно уезжает из этих регионов и местное население. Так, в ходе опроса 62% заявили о том, что они уезжают из регионов из-за личных и семейных отношений, 23% заявили, что в связи с отсутствием работы. А на обострение межнациональных отношений пожаловались всего 0,3%. Т.е. здесь должен быть комплексный подход к этой проблеме, а не на уровне говорильни, когда одно ведомство перетягивает на себя одеяло, плюс к тому выдвигают программы, которые напоминают разовую инъекцию в надежде оттяпать лишние рубли на регион.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире