КОРРЕСПОНДЕНТ: Дмитрий Андреевич, вы, наверняка, знаете, Козлова посадили, все-таки, на 5 лет.

Д.МУРАТОВ: Знаю-знаю, да.

КОРРЕСПОНДЕНТ: Да. Вы подписывали письмо в его поддержку. Как можете прокомментировать вот это решение суда?

Д.МУРАТОВ: Я согласен в степени эмоциональной оценки с теми словами, которые высокочтимый суд, Ольга Романова, наш обозреватель проводила после окончания заседания. Я считаю, что абсолютно было известно, что адвокат противоположной стороны – бывший коллега и даже непосредственный начальник судившей судьи, что компания, в которой они работают, эта компания обслуживает интересы Слуцкера. Абсолютно понятно, что диковинная формулировка под названием «Несмотря на то, что он оплатил акции, он их украл»» войдет в историю мировой юридической мысли.

Кроме того, для меня, конечно, поразительно. После того, как действующий еще президент страны Дмитрий Анатольевич Медведев неоднократно говорил о гуманизации наказания, когда он говорил, что если человек не представляет опасности для общества, не является маньяком, убийцей, человеком, который может там убить свидетелей, к нему могут применяться… Даже если мы с трудом предположим, что Козлов там в чем-то виноват (для меня абсолютно очевидно, что это не так), должны применяться другие меры исправления наказания. Например, домашний арест. Например, условное наказание. Например… Помните количество сюжетов, обошедших все каналы телевидения о том, что у нас закуплено сколько-то там тысяч этих браслетов, которые не дают человеку удалиться туда, куда он хочет удалиться, и его всегда можно контролировать, например, в колонии-поселении или дома? Вы помните про это? Ничего этого применено не было. Ничего. И я абсолютно точно понимаю, что это карательное, показательное наказание. И аукнется не только за это на том свете, но аукнется, я надеюсь, исполнение справедливости и на этом.

Я очень уважаю Олю Романову, нашего обозревателя. Я глубоко чту Алешу Козлова. Мы будем делать все, чтобы он справился с теми испытаниями, которые ему выпали. Больше того, я писал письмо Дмитрию Анатольевичу Медведеву, основываясь на реальных показаниях боевого офицера, который прекрасно знает, что принудить к даче особо важных, там, господина Слуцкера показаний под любыми способами, вплоть до угрозы лишения жизни… Этот заказ кем-то был принят. И когда судья сегодня выносила Алексею приговор о том, что возвращает его в колонию, она должна понимать: она выносила фактически смертный приговор.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире