'Вопросы к интервью
С. БУНТМАН: Шац. Член мобильно группы, наблюдатель в Санкт-Петербурге. Михаил, добрый вечер.

М. ШАЦ: Добрый вечер.

О. БЫЧКОВА: Добрый вечер. С. БУНТМАН: Ну, вот ваши, самые главные…

О. БЫЧКОВА: Подожди, а вы сейчас где находитесь, Михаил, вот физически, вы где сейчас?

М. ШАЦ: Я сейчас в центре Санкт-Петербурга нахожусь. Вот вышел немножко уже отойти. Выборы закончились. Поэтому, немного решил пройтись.

О. БЫЧКОВА: То есть, вы уже закончили ваши наблюдения, вот вашу фазу, получается?

М. ШАЦ: Да. Мои закончены, да, наблюдения.

С. БУНТМАН: Да. Ну, Михаил, вы можете какие-то подвести главные итоги? Вот главные черты того, что вы сегодня пронаблюдали?

М. ШАЦ: Вы понимаете, в чем дело? Я, конечно, не хочу сгущать краски. Боюсь обвинений в какой-то предвзятости. Но, может быть, знаете, если у врача – реаниматолога, который работает в отделении интенсивной терапии, реанимации, спрашивают, какая смертность у населения, он наверняка скажет, что большая. Вот так и я, понимаете, когда работал в мобильной группе, все, что я видел, это были нарушения.

О. БЫЧКОВА: Ну, например? Вот что вы видели такого, что явно выглядело, как нарушение, вот невооруженным глазом, чтобы вы увидели это?

М. ШАЦ: Ну, смотрите, самое массовое нарушение, которое происходило в Петербурге – это удаление наблюдателей с участков. Это массовое нарушение, предвестники которого появились ещё вчера. В основном, это касалось наблюдателей, т кандидата Прохорова. Можно тут многое рассуждать, почему так получилось. Но видимо, какой-то раскол, в штабе кандидата, и некое предательство произошло. Потому, что в участковой избирательной комиссии, поступили… Ну, пришли какие-то люди заранее, первыми пришли люди, от какого-то фиктивного штаба. И поэтому, когда приходили люди настоящие аккредитованные штабом Прохорова, им заявляли, что уже на этих участках…

С. БУНТМАН: У нас уже есть. Да, это…

М. ШАЦ: У нас уже есть наблюдатели.

С. БУНТМАН: Да, это происходило. У нас сейчас…

О. БЫЧКОВА: И не только в Питере, кстати.

С. БУНТМАН: Произошла… Михаил, да, вот у нас недавно пришла информация, что у нас принято это решение, признано неправильным, в некоторых участках. Вот здесь у нас перечислено.

М. ШАЦ: Кроме того, просто выдворяли огромное количество наблюдателей, и не только наблюдателей. Я, например, видел выдворенных членов участковых избирательных комиссий, не просто с совещательным голосом, а с правом решающего голоса.

С. БУНТМАН: А правом решающего, даже?

М. ШАЦ: Да. Я встречал этого человека, бедный мальчик такой молодой, от партии «Яблоко».

О. БЫЧКОВА: А ему что сказали?

М. ШАЦ: Ему сказали? Ему, по подложному обвинению, что он просто сам создал ситуацию, в самом начале… Практически, сразу после начала голосования, он заступился за наблюдателя, которого оттуда тоже удалили, и ему написали в формулировке… То есть, быстро провели заседание комиссии, и написали, что он мешает проведению выборов. Хотя, по закону его могли только отстранить от работы, а выдворять с участка не имели права. Я видел, как передо мной, на моих глазах, например, человек голосовал, и ему дали бюллетень не действительный. То есть, он был без подписей. Он обратил на это внимание членов избирательной комиссии. Ему дали другой бюллетень. А тот бюллетень положили в какую-то пачку, которую убрали со стола. И молодой человек оказался дотошным, он стал писать жалобу. И вот этого молодого человека, с милицией, выдворили с участка не дали эту жалобу…

О. БЫЧКОВА: Ну, вот Михаил, а ваши действия какие при этом были? То есть, вы это фиксировали, вы что делали?

М. ШАЦ: Я вам могу рассказать. Вот один эпизод, который произошел ровно со мной, сегодня. Мы приехали к территориальной избирательной комиссии, у дверей которой стояли около десятка наблюдателей… Наблюдателей, причем разных. Ведь к территориальной избирательной комиссии, приезжают с жалобами на участковые избирательной комиссии. И это такой, обычный ход событий. Если вас выдворяют с участка, удаляют, точнее. То вы идете с жалобой, в территориальную избирательную комиссию. Она может отменить это решение, и вы можете вернуться. Но и на территориальных избирательных комиссиях, тоже могут находиться наблюдатели. Так вот, я видел людей, которые там с семи… Я приехал туда где-то в районе 3-х часов, или около 4-х часов дня. Люди, наблюдатели от разных кандидатов, стояли, их не пускали на эту избирательную комиссию, в эту избирательную комиссию территориальную, с 7.30. И там, стояли на посту, стояло два сержанта полиции. Я к одному из них подошел, представился, у меня была аккредитация от СМИ, и я ему говорю: «Господин полицейский, здесь нарушают закон». А он мне говорит: «Вызовите полицию». Так что, круг замкнулся, понимаете?

О. БЫЧКОВА: Да, сапожник, без сапог оказался.

С. БУНТМАН: Замечательно. Михаил, спасибо вам большое. Спасибо. Ваши дальнейшие действия? Или на сегодня у вас всё?

М. ШАЦ: Ну, это уже может быть только какие-то… Вы знаете, я здесь много находился… есть такой пресс-центр «Зеленая лапа», в Петербурге, Вот я там… Там много журналистов собирается. Возможно, я туда приду вечером, послушать результаты, послушать других наблюдателей, других журналистов, как там всё было сегодня.

С. БУНТМАН: Понятно. Хорошо, спасибо большое.

С. БУНТМАН: Спасибо большое, да. Желаем вам отдохнуть немножко, теперь.

С. БУНТМАН: Да.



С.БУНТМАН: А сейчас у нас Борис Немцов. Алло, Борис?

Б.НЕМЦОВ: Да, Сергей, привет, дорогой.

О.БЫЧКОВА: Добрый вечер, Борис. Это Ольга Бычкова.

Б.НЕМЦОВ: О, Оль, привет, дорогая. Рад слышать.

С.БУНТМАН: Да. Что у нас за участок 41, Борь?

Б.НЕМЦОВ: У нас участок 41 – это улица Пятницкая, дом 46/3, здесь находится школа 825-я. Я здесь впервые в жизни здесь наблюдателем, вот сейчас как раз происходит процесс погашения неиспользованных бюллетеней. Вот у нас с Алексеем Алексеевичем – ты заметил, наверное – пару дней назад была дискуссия насчет того, что такое бюллетень испорченный, что такое недействительный.

С.БУНТМАН: Это была вселенская дискуссия, не только ваша в Twitter’е, я бы сказал, Боря.

О.БЫЧКОВА: Вселенская дискуссия для тонких ценителей одновременно.

Б.НЕМЦОВ: Не, могу сказать, все разрешилось вполне благополучно. Значит, все бюллетени, которые обнаружены в  урне для голосования, в том числе и перечеркнутые, там, с надписями «Пошли все к чертовой матери» и так далее – они все считаются недействительными, и одновременно они все считаются проголосовавшими. Таким образом, те бюллетени, которые перечеркивали, они могут не беспокоиться – они снизили процент всех кандидатов, включая Путина. Вот это разъяснение уже дала Майя Гришина, уже дали мне здесь в комиссии и я совершенно не беспокоюсь, что мой голос в правильном направлении будет использован.

С.БУНТМАН: Но, Борис, самое главное, Борь, самое главное, чтобы это трактовали одинаково и на Пятницкой улице, и на любой улице любой деревни.

Б.НЕМЦОВ: Еще один важный момент. Дело в том, что ни на каких участковых комиссиях, ни на каких территориальных комиссиях никто не подсчитывает официально процент голосов, отданных за Путина, Прохорова и так далее. А заполняют протоколы, где никаких процентов нет. Я, кстати, обращу ваше внимание, что это будет делать только Чуров. Вот, Чуров будет делить число голосов, отданных за Путина, на общее число проголосовавших. Вот это он единственный, кто будет делить.

О.БЫЧКОВА: Мы не поняли тут вот. На этом месте мы как-то не поняли. Можно еще раз, Борис?

Б.НЕМЦОВ: Оля, я объясню. Протокол, который мы сейчас оформляем, содержит следующие данные – сколько избирателей зарегистрированных, сколько избирателей приняли участие, сколько выдано бюллетеней, сколько бюллетеней обнаружено в урне и так далее. Там нету процента голосов, отданных за того или иного кандидата, а есть только, сколько бюллетеней проголосовало за того или иного кандидата. Понимаете, да?

О.БЫЧКОВА: Понятно.

Б.НЕМЦОВ: Таким образом вот эти все бюллетени потом складываются в территориальной комиссии и опять там никаких процентов никто не считает – там считают только общую цифру проголосовавших за того или иного кандидата. А процент голосов считается только в Центризбиркоме. Понимаете, да?

О.БЫЧКОВА: А там абсолютные цифры везде идут?

Б.НЕМЦОВ: Да.

С.БУНТМАН: Ну то есть абсолютные цифры переводятся в проценты.

Б.НЕМЦОВ: Да. Так вот, при переводе абсолютных цифр в проценты учитываются и недействительные бюллетени, то есть перечеркнутые бюллетени, поэтому бояться нечего. Это первое.

Второе. У нас всего где-то около тысячи человек проголосовало, то есть явка больше 60%, что очень для Москвы большая явка. И при этом у нас около 12% проголосовали по открепительным удостоверениям. По этому поводу хочу сказать следующее. В основном, это гопники, которых Путин свез в центр Москвы и разместил около моего дома, то есть в районе метро Третьяковская. Я из окна их с утра наблюдал – это огромные массы людей, плохо одетых, кстати, видимо, украли деньги, чтобы им одежду купили и чтобы они могли есть нормально в Москве. Вот они тут стайками заходили и под руководством московских Нашистов их сюда проводили голосовать.

С.БУНТМАН: Борь, видел, собственно, руководителей? Или это предположение?

Б.НЕМЦОВ: Видел собственно руководителей и здесь, и, собственно, в Выхино, куда я ездил сегодня, поскольку там сообщили, что тоже приехала группа. Там, действительно, Нашистов привезли из Саранска, и у них был сопровождающий из России Молодой, который, собственно, из этого района Выхино, говорил, куда зайти, куда выйти, как голосовать и так далее. Они, конечно, люди деревенские и, в общем, Москву знают плохо, поэтому у них московские Нашисты у них поводыри здесь везде. Это я все видел.

О.БЫЧКОВА: Борис, а что можно делать вот дальше с этими наблюдениями?

Б.НЕМЦОВ: Да, теперь послушайте, в чем тут проблема. Значит, проблема в следующем. Формально эти люди, приехавшие из Йошкар-Олы, Саранска, там, Чебоксар и так далее, они приносят открепительные удостоверения и они голосуют, и придраться к ним невозможно. Но мы не знаем, сколько открепительных удостоверений у них с собой. Вот то, что мы знаем, мы знаем интервью, которое некоторые наши товарищи брали у них на Болотной площади. Один хвастался, что он на 10 участках проголосовал, второй на 15-ти и так далее. У нас, естественно, здесь, поскольку очень много наблюдателей, слава богу, причем и от разных кандидатов, и, там, я от «Новой газеты» здесь наблюдатель, у нас здесь никакие фокусы не проходили, и поэтому я только фиксирую, что Нашистов иногородних было очень много и общий размер проголосовавших по открепительным талонам, то есть приезжих, очень большой.

С.БУНТМАН: Понятно. Понятно, Борь. Вот мы все время с этими вещами сталкиваемся так, более или менее. И понятно, что здесь заходим мы в тупик.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире