'Вопросы к интервью

Время выхода в эфир: 04 декабря 2011, 22:10

С.БУНТМАН: Ну что же, мы продолжаем. У нас в гостях – Глеб Павловский. Ольга Бычкова, Сергей Бунтман. Оля, пожалуйста, 15%.

О.БЫЧКОВА: Да, 15% обработаны, это уже данные Центризбиркома. «Единая Россия» — 45,83%, КПРФ – 20,7%, «Справедливая Россия» — 13,3%, ЛДПР – 14,42%. Это после обработки 15% протоколов.

С.БУНТМАН: Это похоже на итоговый результат или будет больше у «Единой России»?

О.БЫЧКОВА: Или меньше?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Я думаю, что будет существовать психологическое, скажем так, давление на том, чтобы по мере приближения к центру цифры подросли еще.

О.БЫЧКОВА: Округлились бы чуть-чуть.

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Дело не в «округлились». Дело в том, чтобы они стали такими (цифры), чтобы они превратились в половину депутатского корпуса.

С.БУНТМАН: Все-таки, 226 плюс 1?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Нет, ну, она может двинуться, там, допустим, 48% голосов превратятся реально там с учетом премии в большинство.

С.БУНТМАН: Да. Все-таки, к этому будет тенденция, да? (говорят одновременно) выражение – оно какое-то найдет…

О.БЫЧКОВА: Ух ты! Извините, 37,62% в Хабаровском крае – это 95% бюллетеней обработано, и по ним 37,62% — «Единая Россия», КПРФ – 20,75%, ЛДПР – 19%, «Справедливая Россия» — 14,21%, остальные менее 5%. 37,62% в Хабаровске.

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Кстати, будет очень неровная картина по разным регионам. Очень неровная.

С.БУНТМАН: Что это даст вообще?

О.БЫЧКОВА: А чем это объясняется, во-первых?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Ну, очень заметно будет отличаться картина по русским, скажем, регионам центра, Центральной России и республикам Поволжья и Кавказа. Как мы понимаем, здесь будет большая разница и она, конечно, выровняет в значительной степени.

С.БУНТМАН: А надо выровнять. Ну, значит, будет стойкое единоросское Поволжье и Кавказ, будет такой вот, пояс такой, да?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Да, да.

С.БУНТМАН: Железный пояс, да?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Да, такой, слегка исламский, но, в принципе, достаточно прочный. Видно, что кампания провалилась в значительной степени в регионах центра, русских регионах, крупных городах почти везде и Урал, опять-таки, вот, некоторые регионы, Дальний Восток, Хабаровск. Но это они будут, как бы, тонуть, но большинство останется. Большинство простое в Государственной Думе останется, но путинского большинства больше нет – это очень важная новость, я считаю, этих выборов. Оно будет склеенным, теперь его придется склеивать.

С.БУНТМАН: И еще одно, Глеб Олегович. Вот, одна из главных тенденций и главных устремлений – это полная и достаточно легко осуществимая управляемость всех регионов. Вот это будет нарушено? Вот, железный пояс есть, в городах то, здесь восточная часть – несколько другое. Вот эта управляемость которая как идеал виделась всегда.

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Да, она виделась как идеал, но ее не было, управляемости, на самом деле, не было. Была безупречность картинки, создание видимости. И это создание тоже теперь затруднено. Но реальной управляемости неоткуда взяться. Ее теперь или надо создавать, строить то самое государство, которое мы, все-таки, собирались строить, а пока консолидировали власть, да? Либо строить государство, либо смириться с фактической анархией, и тогда одни регионы будут получать преференции за счет других, трансферты за счет других и на них будет опираться…

С.БУНТМАН: Причем, здесь-то очень сильно дотируемое вот в этом железном поясе есть то, куда и уходят средства очень сильно.

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Ну да. Надо понимать, что это дело не в том, что там живут паразиты, да?

С.БУНТМАН: Не-не-не.

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Там живут очень работящие люди. Но политика трансфертов – она задается Центром, она не задается этими регионами. Центр решает, этому дала, этому не дала. Так, например, Татарстан, находящийся в блестящем отношении экономически, когда пришел новый президент, он получил как дотационный регион, хотя он им не является, получил дополнительный трансферт. Это политика, политика Центра. Я думаю, она даже усилится.

С.БУНТМАН: Но в этой политике есть опасность запутаться?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Мы уже немножко в ней запутались, да. И тема Кавказа и бюджетирования Кавказа – она дошла до массового избирателя, это очевидно. Кстати, именно массовый избиратель в Центральной России, в конце концов, спросил себя, что он согласен, что Кавказ – это часть России, а Рязань – нет… Почему рязанская земля – это не русская земля, а русская земля – только Кавказ? Вот это поле отдали Жириновскому, он на нем собрал просто все, что мог. И несмотря на все антипатии, антирейтинг, он, как мы видим, еще раз сработал как блестящий электоральный мусорщик.

О.БЫЧКОВА: Можно маленькую вставку? Не могу просто удержаться. Про регионы. Интерфакс из Лондона передает, что посол России в Великобритании Александр Яковенко отмечает беспрецедентный наплыв избирателей, которые пожелали проголосовать в этом году. Пришло огромное количество, намного больше, чем в 2007 году, до 90% — это молодежь. Реагируя на сложившуюся ситуацию, посольство значительно увеличило количество столов на избирательном участке. Временами очередь была такая длинная, что люди стояли в ней по часу-полтора, никто не уходил, настроение было хорошим.

С.БУНТМАН: Тогда вот один из последних вопросов, я так думаю, это об активности общества. Здесь общество проявляет несомненную активность, и это не возникло вдруг во время выборов. Это получилось из очень многих эпизодов нашей вот такой постоянной межвыборной жизни.

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Да, только теперь осталось оценить, какое количество голосов принесла эта активность тем или иным партиям, это требует отдельного исследования. Не надо приписывать все голоса коммунистов и ЛДПР, и «Справедливой России», приписывать активности общества. Я сомневаюсь.

С.БУНТМАН: Да, но с окончанием голосования жизнь не кончается, и здесь, я думаю, что можно рассчитывать на какое-то продолжение. А каким оно будет? Каким оно может быть?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Здесь, я думаю, что общество, вот эта общественная активность, активность в интернете сыграла процентов на 3-4, никак не больше 5-ти. То есть перетоков могла дать никак не больше. А что останется после выборов, вот тут открытый вопрос. Потому что мы же живем методом народной стройки «Навалились!» — значит, интересно, вот, сделали, а потом…

С.БУНТМАН: Ну, я бы не сказал «китайской», потому что это не актуально уже.

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Да.

С.БУНТМАН: Да, уже не актуально. Глеб Олегович, вот просто сейчас мы перейдем на новости. Вот, просто итог. Что мы можем подытожить? Мы говорили об управляемости, мы говорили о переходе от электоральной части к части административной, еще большего, может быть. В этом кое-какой есть парадокс. Что еще будет главной характеристикой наступающего времени?

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Главной характеристикой будет либо начало строительства реальных институтов, либо их доломка, потому что значительно больше, чем общество, по «Единой России» на этих выборах ударила, собственно говоря, верхушка власти, собственно говоря, обрушила результаты «Единой России» (именно обрушила). Падение было и так. Но то, что оно рухнуло под конец после 24 сентября, можно посмотреть просто на картинку.

С.БУНТМАН: Да, то есть фактор 24 сентября очень важен.

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Да, фактор 24 сентября ударил, прежде всего, по, в общем, в каком-то смысле не такой уж повинной партии «Единая Россия», которая никак на него не влияла.

С.БУНТМАН: Значит, или строительство настоящих институтов…

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Да, или в пролом с Народным фронтом.

С.БУНТМАН: Понятно. Глеб Олегович, спасибо большое за экспресс-анализ, который вы после окончания голосования нам дали в эфире. Спасибо.

Г.ПАВЛОВСКИЙ: Спасибо вам.

С.БУНТМАН: Глеб Павловский был у нас в эфире. Ждем очередную группу гостей через минуту-другую.

НОВОСТИ


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире