Время выхода в эфир: 11 ноября 2011, 15:34

О. БЫЧКОВА: Добрый день, у микрофона Ольга Бычкова, и наша гостья сегодня – это Венди Шерман, заместитель госсекретаря США, добрый день.

В. ШЕРМАН: Добрый день.

О. БЫЧКОВА: Венди Шерман находится в Москве, поездка у неё очень интенсивная. И сегодняшнюю нашу встречу пришлось несколько раз отодвигать, потому, что было большое количество встреч у нашей гостьи. Поэтому, в самом начале я хочу вас спросить, с чем связан ваш сегодняшний приезд, с кем вы встречались, о чём разговаривали?

В. ШЕРМАН: Отношение между США и Россией, очень прочные. Обе стороны договорились перезагрузить отношения. Действительно, много поработать над партнерством. И мы многого достигли. Сегодня хотим поздравить Россию. Сегодня была встреча в Женеве, и совет направил к совету министров, принятие России в ВТО. Это будет официальное приглашение, поступит в декабре. Это хорошо для России, хорошо для США, и хорошо для мировой экономики. Я хочу обратиться с поздравлениями к России. По этому случаю, президент Обама, 2 года назад сказал, что: «Мы не моем себе представить, чтобы такая крупная, такая важная страна как Россия, не была членом ВТО». Он хотел сделать всё, что он мог сделать для того, чтобы добиться присоединения России. И это теперь уже сбылось.

О. БЫЧКОВА: А зачем США, и президенту США добиваться того, чтобы Россия присоединялась к ВТО? Ну, зачем нам это нужно, или не нужно, другой вопрос. Зачем это Америке?

В. ШЕРМАН: Это очень хорошо для мирового сообщества. Все будут партнерами, в одной системе торговли. Есть правила, на которые мы согласны, рынки будут открыты друг для друга. Американским компаниям будет легче инвестировать в России, Америке будет легче экспортировать в Россию. А Россия, сможет экспортировать в США с большей легкостью. Поэтому, мы будем в системе, это поможет России стабилизировать свои отношения с соседями, и расширить объём торговли во всём регионе, во всем мире, это хорошо для всех.

О. БЫЧКОВА: То есть, в Москве, вы обсуждали эту тему?

В. ШЕРМАН: Да, ВТО, и целый перечень вопросов. Это очень важно. Россия, и США – они члены большой пятерки, плюс один. Мы хотим, чтобы Иран дал международному сообществу заверение, что их усилия направлены на мирные цели, и что они не создают ядерной оружие. А такое подозрение существует в США, и в международном сообществе. И Иран должен дать ответ. И Россия – это партнер, это двойной подход. С одной стороны давление на Иран, санкции, а с другой стороны, диалог с пятеркой постоянных членов. И ответить на вопросы, которые есть у международного сообщества. А так же, процесс мира на ближнем востоке, Сирия, мировая экономика, и больше всего, мы говорили о важности отношений между США и Россией. У нас двухсторонняя есть президентская комиссия, с двадцатью рабочими группами. Экономика, гражданское общество, это действительно, очень энергичные и богатые отношения.

О. БЫЧКОВА: Давайте, успеем последовательно поговорить на эти темы. Вы начали с Ирана, и поэтому, я хочу вас спросить сразу вот о чём. В последнее время, основные новости на эту тему, или значительная часть новостей на эту тему, связаны с реакцией Израиля. Поддержат ли США Израиль, в случае военного удара по Ирану?

В. ШЕРМАН: Все государственные служащие, гражданское общество, и политические эксперты, с которыми я встречалась в Москве, США не стремятся к конфликту с Ираном, мы не стремимся к конфронтации с Ираном. Мы безусловно, не стремимся к тому, чтобы кто-то применил силу в том, что касается Ирана. Мы считаем, что здесь двоякий подход. Это давление, санкции, затем диалог, для решения этого вопроса. Вот это мой привержен. Президент США сказал, что конечно, для любого президента, открытыми остаются все варианты. Но наша цель, наши намерения, наша приверженность – это диалог. И давление, и получение ответов, которые стремится получить международное сообщество от Ирана.

О. БЫЧКОВА: С точки зрения задач, которые ставят перед собой США, эффективно ли участие России в процессе международного давления, международных переговоров с Ираном? Потому, что в России существует критика этой позиции. Говорят, что она такая, двойственная, как бы, и в ту сторону, и в эту сторону.

В. ШЕРМАН: В общем, это интересно. Президент Ахмадинежад, глава Ирана, в своём выступлении перед Медлиисом, это парламент, два дня тому назад, жаловался относительно этого нового доклада МАГАТЭ, относительно положения в Иране. И он говорил о докладе, и сказал, санкции очень ужасно сказываются на Иране. Сказывается на экономике, на их бизнесе, на финансовых сделках страны. Поэтому, санкции сказываются. И человек, который это сказал, это президент Ирана.

О. БЫЧКОВА: Ну, если говорить о санкциях, не могу не задать другой вопрос, который касается России. Конечно, это то, что называется, список Кардина. Как вы думаете, список Кардина, он же, список Магнитского. Как вы думаете, какие могут быть перспективы вот у этой инициативы?

В. ШЕРМАН: Я дума, что слушатели наверное знают, это был известный адвокат, господин Магнитский, юрист, который был убит. Мы очень озабочены этим. Так же, как и в других случаях, когда есть такие подозрительные смерти, убийства. Что касается господина Магнитского, конгресс США, хочет принять законодательство, которое требует принятия ряда шагов. Первое – это то, что уже произошло по нашему законодательству. Это по закону об иммиграции и визах, если кто-то подозревается в нарушениях прав человека, они не могут получить визу, чтобы приехать в США. Этот закон уже существует. И поэтому, есть такие лица, которые мы считаем, являются частью… Замешаны в убийстве господина Магнитского. Они не могут приехать в США. Я не знаю, кто это они, потому, что решение по визовым вопросам, это не открытая информация. Россия, к сожалению, считает, что был создан какой-то список, это не для каких-то целей список. Мы не отражаем то, что требует закон США. Это конечно печально. Мы надеемся, что Россия делает то, что она начала делать. Это проведет тщательное расследование этого убийства, и отдаст под суд людей. Это лучший способ решения ситуации, это отдача под суд тех людей, которые отвечают за это ужасное убийство.

О. БЫЧКОВА: То есть, и пока этого не произойдёт, люди, которые фигурируют в этом списке, каким бы он ни был, они до скончания веков, будут находиться в категории не имеющих право посещать США, и получать визу?

В. ШЕРМАН: Если закон США требует, что люди, которые подают заявку на визу, мы проводим интервью с ними. Если они уже названы, как нарушители прав человека, они не могут приехать в США. Это закон нашей страны.

О. БЫЧКОВА: А как вам эта встречная инициатива российской стороны, с симметричным списком американских представителей?

В. ШЕРМАН: Я уже сказала, этот список, с российской стороны, (неразборчиво), что это произошло. Это не на основе нарушения прав человека, это просто возмездие за закон США. И мы очень сожалеем об этом шаге. С другой стороны, я хочу воздать должное России за то, что они продолжают это расследование, начинают отдавать под суд тех, кто отвечает за это очень-очень печальный случай.

О. БЫЧКОВА: Ну, вот тот список, другой список, и какая же при всём при этом. Перезагрузка?

В. ШЕРМАН: Перезагрузка – это зрелые отношения, где мы вместе многое делаем. Но это не значит, что у нас не будет разногласий. США всегда открыто говорили о нашей озабоченности в области прав человека, о свободе прессы, о свободе ассоциаций, о способности людей организовываться. И мы будем продолжать говорить об этих озабоченностях, об этих проблемах. Секретарь Клинтон говорил об этом, президент Обама, и я об этом говорила много раз.

О. БЫЧКОВА: Буквально на днях вы сказали о том, что США наложат вето в совете безопасности ООН, если произойдёт признание Палестинского государства.

В. ШЕРМАН: Политика США, мы наложим вето на резолюцию, если это будет поставлено на голосование. Насколько я понимаю, что сейчас палестинцы не имеют достаточного числа голосов для того, чтобы получить членство в совете безопасности, премьер-министра Малики, палестинской автономии. Об этом публично сказал, что он не считает, что будет такое голосование. Будет голосование сейчас или нет, я этого не знаю. Поэтому, может быть, это и не потребуется.

О. БЫЧКОВА: Но будет голосование, или не будет, будет ли это, или не будет, но тем не менее палестинцы будут стремиться к этому, раз уже вот такая задача была заявлена и сформулирована. Вот мы сейчас наблюдали историю с ЮНЕСКО, и разумеется это будет продолжаться. Как вы думаете, как могут развиваться события, и к каким сценариям готовится администрация Вашингтона?

В. ШЕРМАН: Что трудно в этом плане? Это то, что президент Обама и США, абсолютно хотят, чтобы президенты имели своё государство. Мы считаем, что они должны иметь своё государство, они должны получить безопасность для своего народа в будущем. Так же, как мы считаем, что должна быть безопасность Израиля, по-прежнему. Два государства, бок о бок, друг с другом в мире. Для того, чтобы иметь государство, должны быть границы, должен быть решен вопрос о будущем Иерусалима, возвращение беженцев. Этот вопрос должен быть решен… Правительственные управленческие институты. Ничего этого не сделано. Поэтому, позиция США, получение государственности, путем вступления в ООН, не решит эти вопросы. По-прежнему не будет границ, по-прежнему не будет решен вопрос Иерусалима, или беженцев, или все институты правительства. Поэтому, перейти в ООН, или через техническое агентство, как ЮНЕСКО, не имеет смысла, потому, что это не решает этих вопросов. Единственный способ решения этих вопросов, это прямые переговоры между палестинцами, и израильтянами. Квартет – это группа людей, включая Россию и США, настаивал обеим сторонам, начать прямые переговоры. И мы считаем, что это очень важно.

О. БЫЧКОВА: Почему они не состоялись?

В. ШЕРМАН: Это очень сложный вопрос. Если бы это не было так трудно, мы бы уже давно решили. Международное сообщество должно продолжать стремиться создать условия, которые создадут политическую волю, которая позволит лидерам принять эти очень серьёзные решения для обеих лидеров, для того, чтобы решить эти вопросы. Я думаю, что наброски этих выборов, уже ясны были ещё с того времени, когда Билл Клинтон был президентом. Он очень близко подошел к тому, чтобы сторонам решить эту проблему. Люди знают, какие могут быть решения. Но трудно добиться этого положения внутреннего, у всех. Так же, так же, как и международные лидеры. Такие, как США и Россия, мы должны продолжать сотрудничать для того, чтобы объединить эти две страны.

О. БЫЧКОВА: Вы сказали, что вот эти две проблемы, с Иерусалимом, с беженцами, с границей, и так далее, они не были решены. А кто виноват в том, что они не были решены?

В. ШЕРМАН: Я не думаю, что тут вина. Это вопрос того, что у каждого есть проблемы. И все должны решать сложные проблемы. А для этого требуется политическая воля, и мужество со стороны обоих лидеров. Мы сожалеем, те шаги, которые предприняли стороны, мы очень сожалеем, что палестинцы решили пройти через технические агентства, и через совет безопасности. Сейчас они думают, как сказал министр иностранных дел палестинской автономии, они перерыв объявляют, хотят оценить ситуацию, и хотят решить, как дальше поступать. Потому, что к сожалению, ситуация с ЮНЕСКО, есть закон США, который требует прекратить выплату взносов какому-нибудь агентству, которое принимает палестинцев. Мы не сможем выплачивать свой взнос в ЮНЕСКО больше. А у нас, 22% бюджета. Теперь, если палестинцы пострадают, и США пострадают. И пострадает всё мировое сообщество. И я думаю, что палестинцы понимают, что может быть какие-то лучшие варианты действий. И мы рады, что они обдумывают свою стратегию. И мы хотим оказать поддержку обеим сторонам для того, чтобы решить эти безумные вопросы.

О. БЫЧКОВА: А что это, кстати, за безумная история с господином Обамой, и с господином Саркози, которые обсуждали свою усталость от господина Митаньяху? Вы можете это прокомментировать как-то?

В. ШЕРМАН: Я только могу сказать, что я буду очень осторожно говорить, когда кончится интервью. Чтобы микрофон был выключен.

О. БЫЧКОВА: Да, об этом нужно постоянно помнить всем нам. Вы обсуждали Сирию в Москве сегодня тоже. Нужно ли поддерживать режим Ассада? Или он должен отправиться туда же, куда уже отправились некоторые из его коллег?

В. ШЕРМАН: США сказали, что мы должны поддержать народ Сирии, и что Ассад должен отступить. Конечно, сирийский народ рассказал, и он считает, что он должен отступить. Мы приветствуем арабскую лигу, и Россию, когда сделана попытка получать диалог, чтобы правительство Ассада прекратило нападение на свой собственный народ. Совет по правам человека сказал, что только 35 человек было убито, его собственного населения. Это должно быть прекращено. И арабская лига сказала, что насилие должно быть прекращено. Я надеюсь, что Ассад прислушается к арабской лиге, и предпримет шаги, которые необходимы, включая то, чтобы позволить журналистам, и чтобы они знали, что происходит на местах. А видимо, это не получается до сих пор. Была ещё одна гибель людей, дополнительных. Помните, в маске. Если это не одержит успех, то международное сообщество должно будет решить, какие ещё шаги предпринять.

О. БЫЧКОВА: А какие ещё шаги можно предпринять?

В. ШЕРМАН: Много есть всяких шагов.

О. БЫЧКОВА: Например, военная операция?

В. ШЕРМАН: Никто не хотел бы, чтобы были военные действия предприняты. Все эти случаи отличаются друг от друга. И оппозиция не привлекала к военному вмешательству. Это не Ливия, это совсем другой случай. И я думаю, что Ассада потеряет оставшихся друзей. Он знает, что не получит финансовой поддержки, он не получит помощи. Он действительно, изолирован от международного сообщества. И лучше всего для него отойти, и позволить народу самому решить своё будущее.

О. БЫЧКОВА: Ну, если он не захочет? Он пока не хочет.

В. ШЕРМАН: Да, до сих пор, не хочет.

О. БЫЧКОВА: И?

В. ШЕРМАН: Должны продолжать оказывать давление, пока он не поймёт. Я говорил с нашим послом Фордом, это очень мужественный, который вел переговоры с оппозицией, на улицах Сирии, и рисковал жизнью. Он считает, что голос сирийского народа очень четко и ясно заявляет, что они победят в конечном итоге.

О. БЫЧКОВА: Есть ли лично у вас, и у ваших коллег сожаление о том, как все произошло, и какой результат получился в Ливии?

В. ШЕРМАН: Я думаю, что никто не хотел бы, чтобы терялась человеческая жизнь, в любой ситуации. Но ливийский народ, хотел перемен, арабская лига просила оказать поддержку у международного сообщества. НАТО приняло решение попытаться создать без полетную зону, и предотвратить нападение, потому, что Каддафи отправлялся к каждому дому, убивая людей. Поэтому, набор этих обстоятельств, и международное сообщество решило принять меры по защите людей от Каддафи. В конечном итоге, оппозиция победила. Я не думаю, что всем нравились все элементы этого. Когда есть смерть, конфликт, никто не радуется этому. Но конечно, ливийский народ много боролся, сильно боролся за свободу. И они добились свободы. И ужасные дни диктатора, теперь позади. И ливийский народ, теперь имеет возможность жить будущем мира, и процветания. Временное правительство перешло к правительству, к премьер-министру. Россия сотрудничала с нами, чтобы освободить активы. И мы приветствуем так же Россию за то, что была принята резолюция в совет безопасности о том, чтобы убедиться, что ПЗРК, это так ручные ракеты были под контролем, и не попали в руки террористов, или каким-то другим деятелям. Это очень хорошая инициатива, со стороны России.

О. БЫЧКОВА: Госпожа Клинтон сказала, что США готовы сотрудничать с умеренными исламистами, приход которых к власти, возможен в ряде стран. И мы знаем, что это за страны, Ливия в их числе, наверное. Как определить вот степень умеренности исламистов, и возможность сотрудничать с этими, и уже на возможность сотрудничать например, с какими-то другими?

В. ШЕРМАН: США заявили, что мы считаем, что демократия, это свобода. Права на собрание, на свободу слова, право женщин, меньшинств, этнических меньшинств, способность принять участие в обществе, иметь право голоса, зарабатывать себе на жизнь, поддерживать свою семью. И любая партия, которая поддерживает эти принципы, и отказывается от насилия, поддерживает принципы демократии, мы конечно, будем рассматривать возможность сотрудничества с ними. Это ведь не религия тут, это права.

О. БЫЧКОВА: Ну, можно ли сейчас сказать, что есть признаки того, что в одной стране приходят к власти исламисты, с которыми можно сотрудничать, а в другой стране может быть, нет. Вот на сегодняшний момент, какая перспектива по-вашему?

В. ШЕРМАН: Мы не знаем, как будут развиваться все эти истории. Мы сейчас находимся в переходном периоде в Египте, в Ливии. Переходный период даже в Сирии. И опять скажу, что любая политическая партия, которая поддерживает, и выполняет эти права, это партия, с которой мы можем сотрудничать. И вот таковы должны быть принципы, и такова должна быть основа продвижения вперед. Если они отражают отчаяния народов своей страны, признают право всех граждан этой страны и свободы, которые сопутствуют демократии.

О. БЫЧКОВА: Последнее, о чём я хотела вас спросить, это конечно, дело россиянина Виктора Бута. Существует ли какая-нибудь возможность того, чтобы была какая-то иная договоренность между российской и американской стороной, нежели многолетний срок, который Бут может провести в американской тюрьме.

В. ШЕРМАН: Я знаю, что здесь большая озабоченность. Много говорилось об этом в наших встречах. И я знаю, что наш посол Байерли, который был замечательным послом США, и я видела сегодня, что и россияне так считают. Нельзя представить себе лучшего посла здесь. Любовь, приверженность истории России, как у Джона Байерли. Он будет продолжать рассматривать эту ситуацию. Мы всегда хотели быть уверены, что наша система юстиции справедлива, и что к людям относятся, как полагается. И мы будем продолжать обсуждать этот вопрос, а так же, любые другие озабоченности в России, и принимать шаги, которые соответствуют закону.

О. БЫЧКОВА: То есть, он может быть выдан России?

В. ШЕРМАН: Я пока не знаю, что у нас сегодня есть такая основа для того, чтобы поступить таким образом. Но я знаю, что посол будет продолжать обсуждать этот вопрос должным образом, с властями.

О. БЫЧКОВА: Спасибо большое, Венди Шерман, заместитель госсекретаря США, спасибо вам.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире