T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Борис Колесников, вице-премьер Украины, человек, который курирует подготовку к «Евро-2012». Времени осталось совсем чуть-чуть. Слышим совершенно удивительные отклики, неожиданные и от неожиданных людей. Дмитрий Медведев назвал Донецкий аэропорт ларьком. В преддверие «Евро» это довольно обидно вам слышать. Что с «ларьком» теперь делается?

Б. КОЛЕСНИКОВ: Для радиостанции номер один я был бы поточнее. Дмитрий Медведев прочитал с Twitter'а, что кто-то из посетителей назвал аэропорт ларьком, старый аэропорт. Что значит что делается? Строится новый аэропорт, в декабре строительная часть будет закончена, оборудование установлено, и с последнего воскресенья марта будет новый абсолютно новый аэропорт.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А старый «ларек» останется?

Б. КОЛЕСНИКОВ: Он закроется. После «Евро» его, очевидно, демонтируют и снесут. Но он работать не будет. Он останется.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: В качестве музея уже.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Для музея он молод, с 1974 года. Если бы это было историческое здание… Вот в Харькове, допустим, сделали VIP-терминалы, потому что сталинская постройка, еще дохрущевских архитектурных излишеств, его оставили. Старый аэропорт в Донецке исторической ценности не представляет, поэтому, очевидно, он будет со временем демонтирован.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Таких аэропортов по стране немало. Например, Борисполь попал в такой антирейтинг, в пятерку худших по сервису.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Пока не сданы новые терминалы, это еще высокое место.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Т.е. вы бы оценили хуже.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Да. Пока не сданы новые терминалы, я могу ответственно сказать – я был практически во всех крупных аэропортах мира, – что в Украине до пуска новых терминалов не было ни одного аэропорта в западном понимании этого слова. К сожалению, эти слова можно отнести и к Russian Federation, т.е. к Российской Федерации. Давайте мы справимся сначала со своими проблемами, а потом будем критиковать наших друзей и соседей. Да, действительно, построено «Шереметьево-2» в 1979 году, западный порт. Знаете, у нас всё со временем становится очень советским. Поэтому, к сожалению, персонал, который занимался с 1979-го по 1985 год, не удалось удержать уровень, планку.

И вторая особенность. Нет опыта почему? Потому что закрытая страна, не было опыта международных перевозок, это сказалось практически на всех аэропортах, кроме «Шереметьево». Поэтому здесь отсутствие опыта. Как показала и Украина и Россия, наши страны очень быстро учатся, поэтому я с оптимизмом смотрю в будущее. Аэропорты будут хорошими, и украинцы и россияне будут гордиться своими аэропортами, я в этом не сомневаюсь.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Нам-то до Олимпиады времени побольше, чем вам до «Евро-2012».

Б. КОЛЕСНИКОВ: Но в Олимпиаде больше видов спорта. Если мы заговорили об аэропортах, четыре аэропорта. Из них Харьковский практически готов, заканчивается строительство взлетно-посадочной полосы. Донецкий терминал, Львовский, Киевский будут готовы к 20-25 декабря. Потом начнется инсталляция техники до обучения персонала. И с летнего расписания, которое принято в мире, с последнего воскресенья марта все аэропорты будут работать. Так что всё уже готово практически.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошо. Для тех, кто захочет добираться на «Евро-2012» не самолетом, а, например, на автомобиле. Это актуально в том числе и для россиян. Что с дорогами, с пропускными пунктами, потому что дорога-то тяжелая и не близкая. Этот момент, он будет играть огромную роль для общего впечатления от чемпионата.

Б. КОЛЕСНИКОВ: По оценке УЕФА, Украине нужно 30 лет для того, чтобы сделать дороги уровня Германии или Франции. Поэтому то, что президент и команда за полтора года успели сделать, то они сделали. Т.е. дороги нормального качества и с западных, и с восточных границ в Украине есть. Указатели и вся «одежда» дорог – это март-май. Латиница, кириллица, более четкое ориентирование внутри городов и за их пределами будет. Но построить хайвэи за полтора года в стране протяженностью… Конечно, это не так, как в России по протяженности, но полторы тысячи километров. Что такое дороги между принимающими городами? Это все равно что от Санкт-Петербурга до Ростова. Вот так от Львова до Донецка почти 1500 километров. Поэтому реально так быстро не получится. Но все дороги реконструированы, часть построена по-новому. Дорожное строительство будет продолжаться и после «Евро». Что успели, то успели, скажем так.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А если говорить о пограничных пунктах: пропускная способность, вопрос по персоналу…

Б. КОЛЕСНИКОВ: Мы с Польшей реализуем проект, поэтому с поляками, в первую очередь, мы договорились о том, что будет только один контроль – или с польской, или с украинской стороны, такой блиц. Мы с россиянами подписали аналогичное соглашение, сейчас проходят технические процедуры, и тоже, если вы прошли контроль на стороне России, в Украине вы уже не проходите, и наоборот. Это что связано с «Евро». И потом мы уже договорились с Игорем Левитиным Крым-Кавказ тоже: если вы с украинской стороны прошли таможенный и паспортный контроль, в России вас уже не досматривают и паспорт не просят. Так точно и наоборот. Это уже в ближайшие месяцы начнет работать.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это будет работать только на время чемпионата?

Б. КОЛЕСНИКОВ: Что касается Крым-Кавказ, будет работать постоянно. Мы стремимся к тому, чтобы это работало постоянно на всех портах.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По железной дороге тоже важная история.

Б. КОЛЕСНИКОВ: По железной дороге важная история. Украина внутри будет связана не такими быстрыми, как «Сапсан», но, учитывая состояние наших дорог, модернизированными поездами, которые будут идти со скоростью 160-180 километров. Этот проект мы реализуем вместе с Hyundai. Он увяжет между собой Киев, Львов, Харьков и Донецк. Т.е. расстояние до Донецка пять с половиной часов, это самое большое расстояние. Между Киевом и Харьковом – 3 часа 30 минут. Здесь уже мы можем обогнать самолет. Если посчитать, сколько времени нужно, чтобы добраться до Борисполя и потом от аэропорт до центра Харькова… Дальше мы обсуждали с г-ном Левитиным вопрос Киев-Москва, такое полускоростное движение пока. В конце ноября будем встречаться, продолжать этот разговор. Вообще, мы обратились к российскому правительству с просьбой организовать хаб по типу международного на Ленинградском вокзале российской столицы, чтобы поезда Киев-Москва, Харьков-Москва, Донецк-Москва приходили не на Курский и Киевский, а именно на Ленинградский, и наши Hyundai мы состыкуем по расписанию с «Сапсанами», чтобы человек не терял времени и буквально в течение 30 минут сделал пересадку на Ленинградском вокзале, дальше до Питера-Хельсинки. Работа идет постоянно, но что касается именно «Евро», то все города увязаны скоростными экспрессами.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Если отвлечься от «Евро», вообще на Украину россияне ездят достаточно много и с удовольствием, и не только из Москвы. Сообщение между украинскими и российскими городами. Я не говорю Киев-Москва, другие города.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Вы полностью повторяете слова российского президента.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Что делать?

Б. КОЛЕСНИКОВ: Во-первых, сообщение между городами Украины и России вообще не лимитируется. Лимитируется только между Киевом и Москвой, и то в том плане, что «Аэрофлот», к сожалению, имеет не авиационные доходы, т.е. получает деньги за пролет территории. Это вызывает критику со стороны украинских компаний, поэтому только Киев-Москва регламентировано по числу полетов, и то до 2013 года, после которого «Аэрофлот» перестанет получать деньги, т.е. будет вести добросовестную конкуренцию. В остальные города число полетов вообще не ограничено. Но Дмитрий Анатольевич говорил именно о российских курортах. Посмотрите, как Дубаи, Шарджа, Абу-Даби, все создали свои компании, fly low cost, бюджетные авиалинии, и все успешно работают, по крайней мере с украинскими аэропортами. Не знаю, насколько успешно в российскими. То же самое ждет Сочи, Минеральные воды, Киев, Крым и Львов. Это самый простой выход.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Простой, доступный, но он идет в разрез с теми тенденциями, которые мы сейчас наблюдаем в России, когда вот эти компании low cost, они, наоборот, закрываются. Я сейчас говорю о вопросах авиационной безопасности.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Принцип low cost – это абсолютно новые самолеты. Так что в закрываться в вопросах безопасности… Тут не совсем понятно, что такое безопасность, какую безопасность вы имеете в виду. Для low cost нужны три простых условия – доступность к новым самолетам, т.е. дешевые кредиты, доступность по тарифам аэропорта, т.е. недорогие ставки, почему в западном мире low cost в основном не в столицах и не в крупных авиационных центрах, и топливо, цена на топливо. Если три условия будут соблюдены… В Великобритании, допустим, не самый дешевый рынок, тем не менее, (неразборчиво), EasyJet показали пример успешного существования. Поэтому безопасность тут вообще исключена, так как принцип создания low cost – вы покупаете новый самолет, чтобы пять лет не иметь вообще никаких затрат по обслуживанию. И потом вы его продаете. В принципе, инфляция сделала свое дело. Вот простой секрет low cost. Т.е. вы продаете за те же деньги через пять лет, за которые купили.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: У России с эти дело обстоит не так хорошо. Не знаю, как на Украине.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Я слышал, что российское руководство после трагедии в Ярославле более четко сориентировало, что не умеем делать среднемагистральные самолеты. В Украине нет среднемагистральных и дальнемагистральных самолетов. У нас есть региональные самолеты. АН-148, который мы производим с нашими российскими партнерами как в Киеве, так и в Воронеже. Медведев четко сказал: не умеете, не изобретайте велосипед, это жизнь людей. Поэтому нужно покупать. А если не покупать, тогда локализовать производство, насколько емкий российский рынок, для того чтобы кто-то из мировых брендов, а их всего два локализовал здесь производство.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Давайте вернемся к «Евро». Хорошо, все доехали. Все приехали, у всех есть билеты, замечательно. Про билеты потом еще отдельно поговорим. Где жить? Мой родной любимый главный редактор столкнулся с проблемой в Донецке, это притом что еще никакого «Евро-2012» нет. Но зато есть матч Лиги чемпионов. Играют в Донецке две замечательные команды. Мест нет. Даже если ты в пуле президента, не факт, что ты найдешь какую-нибудь кровать себе поспать.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Донецк обязан иметь три с половиной тысячи гостиничных мест, которые регламентирует УЕФА, и он их будет иметь не позднее 15 мая следующего года. Что касается конкретно ситуации с «Зенитом», надо учитывать, что это совпало с форумом, с саммитом Украина-Россия. И на таких саммитах в лучших городах мира, как правило, тоже не очень. Это не в плане оправдания.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Просто звучит так.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Я был на полуфинальном матче Россия-Испания в Вене, где люди, которые входят не в десятку – в пятерку богатейших людей России сидели вместе с нами в баре «Империала», лучшего отеля, и поселиться они не могли нигде ни за какие деньги. Вы не забывайте, что Вена – это все-таки мировой туристический центр. Матч Россия— Испания очень важный. Но «Шахтер»-«Зенит» для наших стран не менее важен. Донецк не туристический центр.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Для Донецка это вообще всё.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Почему для Донецка это вообще всё? «Шахтер», как и «Зенит», по одному разу выиграли Кубок УЕФА. Я бы не сказал, что кто-то лучше или хуже.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Футбольная команда, которая обеспечивает такой приток гостей.

Б. КОЛЕСНИКОВ: К сожалению, футбольная команда может дома сыграть до полуфинального матча. Т.е. она может сыграть три домашних матча в групповой турнире, потом одна восьмая, одна четвертая, еще три матча в плей-офф, т.е. шесть матчей в году. А для того чтобы содержать туристическую сферу, маловато. Питер – туристический центр, он всегда был таким. Но что касается самих полуфиналов и четвертьфиналов, которые будут в Донецке, там есть достаточно мягкие условия со стороны УЕФА. Это чартеры из принимающих городов. Большинство болельщиков прилетают непосредственно на матч. Так что авиационная составляющая здесь важнейшая.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошо. Если говорить про гостиницы…

Б. КОЛЕСНИКОВ: Многие болельщики через свои турагентства уже имеют и билет, имеют и место не под солнцем, т.е. не просто под солнцем.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Не в чистом поле в палатке.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Да. Хотя такие туристы тоже есть.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Вы, кстати, кого в большей степени ожидаете? Наверное, пятизвездочные отели будут востребованы, но скорее представителями УЕФА или сборными. А простой болельщик, ему-то нужны гостиницы в три звезды и чтобы команда играла.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Мы всех ожидаем с равной степенью уважения. Знаете, чем отличается наша страна и ваша страна от остальных стран, где туризм развит? Тем, что в Испании есть отдых от 20 евро в сутки до 20 тысяч евро в сутки. Такого нет ни в Москве, ни в Санкт-Петербурге, ни в Киеве, ни во Львове, ни в Донецке. Но есть к чему стремиться. Поэтому мы ожидаем всех.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: По количеству гостей, которые приедут на финальный матч, есть какие-то ожидания по цифрам?

Б. КОЛЕСНИКОВ: Есть все расчеты УЕФА и все ожидания, основанные на вместимости стадиона, на котором пройдет матч. Сколько бы мы ни ожидали, есть регламентированные УЕФА 65-68 тысяч билетов, большинство из которых уже проданы самим УЕФА. Поэтому наши ожидания на этом обоснованы. А сколько просто гостей приедет? В общем-то, Украину посетят, по всем прогнозам, в том числе и футбольным, более миллиона человек, именно в этот период, за три недели. Поэтому сейчас сложная детализация, но мы даже готовим с Министерством транспорта РФ план после жеребьевки 2 декабря, как мы российских болельщиков будем принимать, в зависимости от того, в какую группу они попадут, из каких пунктов они будут добираться и как это всё будет выглядеть.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Это будут какие-то спецусловия для российских болельщиков, чтобы им было проще с транспортом, с гостиницами, с билетами? Мы про организованных болельщиков сейчас говорим?

Б. КОЛЕСНИКОВ: Мы говорим о всех болельщиках. Мы исходим из того, что одна и та же языковая среда, близость географическая позволяют нам предполагать, что российских болельщиков будет больше всего. Поэтому, соответственно, и транспортных проблем, и всех остальных будет тоже больше всего. Поэтому, исходя только из географической близости и языковой среды, мы об этой группе говорим отдельно. Потому что она самая многочисленная.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А если говорить о тех, кто не такой примерный и еще пока не позаботился о билетах, о гостинице. Вот приезжает человек, он очень хочет попасть, но у него не получается пройти на стадион. Что-то для этих людей будет? Какие-то большие экраны, где можно будет посмотреть.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Каждый город, где будут проходить игры, будет иметь огромные фан-зоны на десятки тысяч людей, где можно посмотреть футбол, поболеть с друзьями, это для тех, кто не попал на стадион. Такое уже было на матче с «Зенитом», когда число приехавших явно выше возможностей «Донбасс Арены». По регламенту 5% Питер получил, т.е. 2600 билетов, больше невозможно просто. А болельщиков у «Зенита» намного больше, это понятно, намного больше болельщиков, которые могут пойти в Донецке на футбол. Поэтому там рядом, буквально через дорогу от «Донбасс Арены» находится «Олимпийский», 26-тысячный стадион, и там включили экран и вывели трансляцию. Но это, как говорится, форс-мажор. А к «Евро» более подготовленные фан-зоны.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Отсюда, естественно, вытекает вопрос о безопасности.

Б. КОЛЕСНИКОВ: По безопасности Украина готова, я думаю, на сто процентов. Все болевые точки изучены с руководством Вены. Т.е. мы накладывали ситуацию в Вене на «Евро-2008», в Йоханнесбурге в 2010 году и, соответственно, моделируем ситуацию «Евро-2012». С безопасностью проблем не вижу.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: А болевые точки какие? Что вы отрабатываете в первую очередь? Вы боитесь российских болельщиков?

Б. КОЛЕСНИКОВ: Мы никого не боимся. Это же гости. Вы хотите, чтобы мы боялись гостей? Да, есть отдельные категории болельщиков, которые учитываются «Интерполом», все страны обмениваются. Я не думаю, что нам нужно продолжать интервью в рамках сотрудничества с «Интерполом» и другими организациями. Это не более процента таких болельщиков, поэтому об этом даже не стоит говорить.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Хорошо. Тогда последний вопрос об отношении к этому мероприятию самих украинцев. Например, акция православных бабушек, которые под часами, где идет обратный отсчет, молятся, чтобы избавил их бог от этого «Евро-2012», это исключение?

Б. КОЛЕСНИКОВ: Все социологические опросы показывают, что это исключение. Общество свободное, имеет сто процентов плюсов и пару минусов, которые пришли после 91 года. Я не думаю, что на них стоит обращать внимание.

T.ФЕЛЬГЕНГАУЭР: Я надеюсь, что больше молебнов под этими часами не будет, и они спокойно продолжат обратный отсчет. Спасибо большое. Борис Колесников, вице-премьер Украины.

Б. КОЛЕСНИКОВ: Спасибо.


Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире