'Вопросы к интервью
21 июня 2011
Z Интервью Все выпуски

Налоговые претензии к Михаилу Прохорову: есть ли политический подтекст?


Время выхода в эфир: 21 июня 2011, 12:08

Н.БОЛТЯНСКАЯ: 12 часов и почти 8 минут, вы слушаете «Эхо Москвы», у микрофона Нателла Болтянская, я приветствую всех, кто нас слышит в это время. Наш гость – генеральный директор Центра политической информации, политолог Алексей Мухин.

А.МУХИН: Здравствуйте.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Здравствуйте. Ну, надеюсь, дождемся Леонида Радзиховского. И говорить мы будем на очень интересную тему. Вопрос такой: «Налоговые претензии к Михаилу Прохорову: есть ли политический подтекст?» Вот один из наших слушателей немедленно написал: «Какие могут быть вопросы с Прохоровым? И так все ясно». Алексей, может быть, вам еще не все ясно?

А.МУХИН: С богатыми людьми всегда все ясно. На самом деле, с Михаилом Прохоровым там совсем все не ясно, потому что существует наслоение конспирологических теорий на обычные, в общем, политтехнологические вещи и в преддверии электорального цикла 2011-12 годов. И здесь трудно говорить о том, что… Конечно, вернее, версий будет очень много. И чем больше версий, тем лучше – тем веселее избирательная кампания. Кстати, налоговые наезды – непременный элемент такого рода мероприятий.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, исходя из этого, может сложиться сразу несколько. Я понимаю, что я – сторонник теории заговоров.

А.МУХИН: Мы с вами – коллеги.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Пункт первый. Михаил Дмитриевич у нас все это сам себе устроил для того, чтобы попиариться. Так что ли?

А.МУХИН: Я этого не исключаю. Но с другой стороны, Михаил Дмитриевич – в принципе, крупнейший спонсор региональный. И, честно говоря, действительно, вызывает удивление то, что местная налоговая полиция решила выдвинуть ему налоговые претензии. То есть им еще и мало.

Вполне вероятно можно представить, что это какой-то местный долг Михаила Дмитриевича, который он просто забыл заплатить в силу занятости партийным проектом. Но мне кажется, все-таки, речь идет о том, что… Говорят обычно «Кремль». Что такое Кремль? Это целая совокупность групп с самыми разными интересами.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Не всегда совпадающими.

А.МУХИН: Поэтому логично предположить, что не всем нравится, что Михаил Дмитриевич нарушил эту субординацию, если хотите, целостность политического пространства таким неординарным способом – одним из первых олигархов заявил о том, что он любит и хочет заниматься политикой. Поэтому мне кажется, что эта претензия, на самом деле, далеко не последняя.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот пришел Леонид Радзиховский.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Здравствуйте. Первый раз в жизни я застрял в лифте. Это вообще что-то неслыханное. Это, наверное, тоже провокация против партии Прохорова.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Кремля, причем.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, вы же на правительственной трассе. Вполне естественно, что заблокировали лифт специально.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ага, понятно. Чтобы снайперы не это самое.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Символично – чтобы Прохоров не поднялся.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Леонид Александрович, давайте к Прохорову. Значит, первую версию мы уже озвучили, что это придумал сам Михаил Дмитриевич для того, чтобы показать, какой он благородный борец. Вторая версия, пожалуйста. В нашем государстве любой наезд на любого олигарха имеет политический подтекст. Кстати, любой наезд – это меряние крышами, у кого какая круче. Видимо, у налоговиков крыша круче и из мира конспирологии. А что если Прохорова на «Правое дело» благословил Медведев, а Путину это не понравилось, вот он и показывает, кто в доме реальный хозяин? Прошу вас, господа хорошие.

А.МУХИН: Кто кого благословил, на самом деле, большой вопрос. Мне вообще кажется, что Владимир Владимирович Путин в судьбе Михаила Дмитриевича Прохорова играет роковую и определяющую роль. А, вот, Дмитрий Анатольевич Медведев не вполне. Начнем с того, что в судьбе Дмитрия Анатольевича Медведева Владимир Владимирович играет определяющую роль.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, это точно.

А.МУХИН: Поэтому здесь сложно какой-то конфликт интересов искать. Я думаю, на самом деле, дело гораздо проще и одновременно сложнее – выявить настоящих антипутизантов Михаила Прохорова во власти в Кремле, если хотите, очень сложно, потому что они рассосались сейчас не только по Старой площади, но и по Краснопресненской набережной.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Леонид Александрович?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы знаете, я думаю, что, действительно, это совершенно бесполезное занятие искать черную кошку в черной комнате, тем более в кремлевском подвале.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А она есть?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Думаю, что да, поскольку ему эти самые налоговые претензии впервые предъявляются. Раньше-то не предъявляли, но совпадение, действительно, странное. Так что вполне возможно, даже весьма вероятно, что кто-то ему ставит палки в колеса. Может быть, это намек не только ему, а другим: «Вот. вступите в эту партию, будете с ними сотрудничать, будут у вас проблемы».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Подождите, одну секунду. Извините, я перебиваю, но не могу молчать. Объясните мне, пожалуйста, ведь, уже давно известно, что ситуация в российской политике на сегодняшний день такова, что вообще разговор о какой-то партии мыслим, только ежели господь бог сверху благословил. Так чего ж тут огород-то городить?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да очень просто. У нас же не один господь бог.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В кремле башен много.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Пантеон?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, конечно. Между ними имеет место определенная конкуренция. Поэтому вполне возможно, что одни дают сигнал один, другие дают сигнал другой. Ну, я бы просто эту ситуацию зафиксировал, что есть проблема, скажем так, у того же Прохорова. Но я бы ее не драматизировал, потому что, в целом, поскольку, действительно, создание этой партии… Ну, то есть не создание (партия давно существует), но приход…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ребрендинг.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. Ребрендинг, очевидно, разрешен, добро дадено, поэтому я бы рассматривал ситуацию так. Сигнал получен, что не забывайте, кто на свете господь бог, действительно, что есть проблемы, но топить, громить и уничтожать их никто не будет: они сами – кузнецы своего счастья или несчастья.

А.МУХИН: Марксизм какой-то получается, единство и борьба противоположностей.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, диалектика.

А.МУХИН: На самом деле, это, действительно, так и есть.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Диалектика жизни, так и есть, да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо, господа. Могу ли я вас попросить попытаться ответить на главный юридический вопрос, который формулируется изысканно красивой латинской фразой «Qui prodest? Кому выгодно?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, что именно кому выгодно? Кому выгоден этот наезд?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Естественно!

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, Нателла, это бесполезно, еще раз повторяю, гадать. Это могут быть внутрикремлевские склоки, это могут быть какие-то склоки, направленные против Прохорова и так далее. Я бы по-другому этот вопрос ваш сформулировал: кому выгодно, или кому потенциально может быть выгодно создание, существование, функционирование самой этой партии под ребрендингом? Вот это, мне кажется, вопрос более любопытный для избирателей и для политики, в целом.

А.МУХИН: Я, все-таки, попытаюсь ответить на ваш вопрос. Я думаю, что выгоден всем – и Михаилу Прохорову, который прекрасно знает, как такие наезды отбивать. И я думаю, что он в дальнейшем будет даже заинтересован в таком пристальном внимании со стороны контролирующих органов. И государству, которое показывает, что оно пристально следит за деятельностью Михаила Дмитриевича и не будет оставлять его под своей надежной опекой. Мне кажется, что в данной ситуации речь идет на данном, во всяком случае, этапе речь идет об определенной политической игре. Тем более, что как показывает практика, подобного рода цифры…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Кого с кем?

А.МУХИН: Ну, игре под названием «Парламентская кампания 2011 года», где участвует огромное количество людей…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И налоговая полиция.

А.МУХИН: ...выделяются большие деньги, они делятся, пилятся. Все это так увлекательно, что, на самом деле, это один из эпизодов. И вообще как показывает практика, подобного рода суммы они вообще берутся с потолка. И потом точно также с потолка они списываются. Любая компания, нефтегазовая компания или, там, металлургическая компания, которая получает от налоговой службы письмо счастья, она прекрасно уверена, что в 3-4 раза это письмо можно сократить, это счастье уменьшить.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо. Вот, Антонов пишет: «Я понял: ситуация с Прохоровым – это как троянская война: одни боги за греков, другие за троянцев».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, типа того, да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, давайте мы…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Точнее, боги меняют свои позиции тоже. У нас же не какие-то стабильные раз и навсегда отведенные боги.

А.МУХИН: Если учесть, что боги еще и договариваются при этом там наверху.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Лёнь, ну, раз уж пришли, давайте вы ответите на тот вопрос, на который вы хотели ответить.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А именно?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну как? Для чего вообще нужна эта партия.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А! Вы знаете, дело в том, что, действительно, с одной стороны, ну, по крайней мере, слушатели «Эха Москвы» и многие другие относятся ко всему этому делу крайне иронически. Вот, Волочкова в партию не вступила, тем не менее, партию уже назвали «Партией правой ножки Волочковой». Ну и по-всякому там, «Кто там хромает правой?» и так далее, «Кто там хромает справа?»

Тем не менее, я думаю, что при правильной пиар-кампании в этой партии некоторая перспектива есть, причем двойная. Первый ее очевидный избиратель – это такие мажоры, продвинутая тусовка, которые будут просто более или менее подражать самому Прохорову, который для них – идеал. Все то, что раздражает 90% населения – это сверхроскошь, это сверхуверенность, это демонстративно эпатажное поведение – наоборот, крайне нравится некоторому проценту…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Гедонисты такие.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, да. Такой, вот, мажорской тусовке, которая видит в нем героя нашего времени, своего кумира. Ну, типа Абрамовича, только круче. Круче, потому что Абрамович совершенно устранился от всего, просто наслаждается жизнью, а этот человек не устранился, не просто наслаждается. Но, конечно, таких людей для того, чтобы попасть в Думу, катастрофически мало (такой мажорской тусовки), тем более они не склонны ходить голосовать, как известно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот. И в связи с этим возникает один вопрос. Не так давно шумел, гудел зеленый лес по поводу 60-часовой рабочей недели, о чем Прохоров у нас же в эфире мне же, например, рассказывал достаточно подробно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Так вот, я не договорил. Я говорю, что да, такой мажорской тусовки, которой просто нравится Прохоров, потому что это круто, потому что это прикольно и так далее, ее, конечно, катастрофически мало. Но есть очень значительная, уже совсем значительная часть населения, я не считал, но думаю, что процентов 10 людей, которые, принадлежа к верхней части среднего класса, прекрасно понимают, что какие-то изменения в этой стране необходимы в обозримом будущем, и весь вопрос, за чей счет они пойдут. И, вот, этой категории людей (я думаю, это процентов 10, может быть, людей) понятно, что должна быть какая-то партия, которая будет работать плохим парнем. То есть вслух произносить то, что все понимают, но никто не рискует произнести. Крайне непопулярные, неприятные вещи, неприятные большинству, вызывающие у большинства резкую аллергию. Такие вещи, против которых формально всегда будет выступать «Единая Россия», но которые у той же самой «Единой России» в подтексте.

Ну, например, увеличение пенсионного возраста, вообще какие-то изменения с пенсионной системой, переформатирование бюджета и так далее. То есть все то, что правящая партия, которая должна собрать большинство голосов, в принципе, не может себе позволить говорить, но что кому-то кроме отдельных журналистов из газеты «Ведомости» и отдельных преподавателей из ВШЭ, что кому-то говорить надо, кому-то, имеющему политический вес. Вот на эту категорию людей, я думаю, партия Прохорова при умелой работе могла бы рассчитывать. И этого достаточно, чтобы попасть в Думу, вполне.

А.МУХИН: Но для этого как раз достаточно тех самых одного-двух откидных креслица, которые предусмотрены президентом в Думе, которые вполне может занять и оттуда спокойно вещать о том, о чем вы говорили, в принципе.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Но я думаю, что у Прохорова наметка-то пошире, чем 2 кресла.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: То есть легитимация российских выборов с помощью Михаила Дмитриевича.

А.МУХИН: Я думаю, что Кремлю просто нужно заполнить определенного рода такую продуктовую линейку, чтобы были и левые, и правые продукты, и по центру что-нибудь лежало. На самом деле, это ситуация… Да, такой Ноев ковчег.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А налоговый наезд в этой ситуации вписывается в некий…

А.МУХИН: А налоговый наезд совершенно вписывается в… Надо же и оппозиционный электорат притягивать, понимаете?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А. «Ах, его обидели, так мы сейчас за него все».

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну да. Я думаю, Прохоров едва ли может рассчитывать.

А.МУХИН: Ну, это совершенно верно, потому что я думаю, что…

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А скажите, пожалуйста. Вот, опять же, сам Михаил Дмитриевич производит впечатление человека очень неглупого, надо вам сказать.

А.МУХИН: И расчетливого, я бы даже сказал. Не зря он Сулеймана Керимова подтянул.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Он сам-то как? Что себе думает по этому поводу? Вообще, это известно?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вот, что он думает, спрашивать у меня довольно нелепо. Может быть, Алексей в курсе его мыслей?

А.МУХИН: (смеется) Лучше Михаила Дмитриевича самого спросить.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Я Прохорова в глаза не видал, слыхом не слыхал. Но я думаю одно: что он что-то думает, вот это точно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: (смеется) Кто бы мог подумать. Спасибо, Лёня.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да. В отличие от многих других политиков и бизнесменов. И он, кроме того, действительно, мне кажется, не совсем случайная здесь фигура, потому что… Ну, чего-то ему хочется. Вот, то он пытается лезть в высокие технологии, этот автомобиль с водородным двигателем. То он занимается изданием абсолютно бессмысленных коммерчески, по крайней мере, в его масштабе бессмысленных Сноба и еще там чего-то. То есть он такой, шевелящийся олигарх, которому чего-то еще в жизни хочется. Поэтому то, что он, допустим, а не десяток его коллег по Форбсу, которые уже, действительно, сидят на своей ренте и получают удовольствия, а что именно он возглавил такую лавочку, это не случайно. И я думаю, что едва ли он затеял бы всю эту бодягу в расчете на 2 приставных стульчика. Это для такого парня как он, привыкшего побеждать…

А.МУХИН: Если только он не хочет оказать кому-то услугу – это тоже нельзя исключать.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: И тут возникает еще один вопрос, что вероятно, затевая всю эту, как вы изящно выразились, бодягу, он, по крайней мере, стремился получить некие встречные обещания-гарантии-прогнозы.

А.МУХИН: Я думаю, об этом речи не идет. На самом деле, с 2004 года существует четкое правило поведения бизнесмена: «Никакой политики». Он зашел на это политическое поле, и я боюсь, что это была ошибка. Потому что люди, которые, в принципе, должны реагировать на такого рода заходы, они среагировали совершенно условным рефлексом. То есть выкатили налоговые претензии, с одной стороны. А потом, я напомню, «Единая Россия» словами Андрея Исаева тут же сказала: «Партия «Правое дело» — наш основной спарринг-партнер теперь», то есть «Добро пожаловать к столу в виде блюда».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ага.

А.МУХИН: Правда, старшие товарищи тут же Андрея Исаева осадили, сказали: «Нет, у нас главный спарринг-партнер – все-таки, КПРФ. Давайте «Правое дело» пока трогать не будем». Я думаю, просто, на самом деле, фальстарт такой произошел в «Единой России».

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, опять же. Алексей, Леонид. Ведь, в тот момент, когда было объявлено, что Михаил Дмитриевич Прохоров, возможно, возглавит «Правое дело», ежику понятно, что с кондачка это не делается и что по щучьему велению, по хотению Михаила Дмитриевича это тоже не делается. Значит, кто-то благословил. Вот, вопрос от кого? От инженера из Москвы: «Кто стоит за Прохоровым?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, еще раз повторяю, это вопрос в любом случае не ко мне. Не знаю, вы – специалист по элитам. Я не знаю, кто за ним стоит.

А.МУХИН: Мне кажется, что с помощью несложных умозаключений можно, в принципе, прийти. Можно было бы, на первый взгляд, сказать то, что Дмитрий Анатольевич Медведев в порыве либерального безумия предложил, все-таки, Михаилу Прохорову, что называется, положить голову на плаху.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В порыве либерального отчаяния.

А.МУХИН: Совершенно верно. Тем более, что Леонид Гозман до этого предложил Дмитрию Медведеву (я не знаю, зачем он это сделал, но предложил) выдвинуть его кандидатом в президенты в 2012 году. Поэтому можно было бы искать такой след. Но мне кажется, все-таки, на самом деле, ситуация гораздо сложнее, потому что генеральный заказ поступил, все-таки, от главного модератора политической системы. Я, все-таки, грешу на премьер-министра.

А для чего это нужно? Это нужно для того, чтобы заполнить образующуюся пустоту в результате нерегистрации Парнаса. Это же, в принципе, так, просто. Потому что явно его не зарегистрируют, хотя надо бы, на самом деле, ну, для того, чтобы показать, что эти идеи непопулярны. Но тем не менее, пустота образовалась. Чтобы заполнить эту пустоту, реанимировали «Правое дело». А кому реанимировать «Правое дело»? У кого для этого существуют определенные финансовые деньги? Не административный же ресурс им выдавать. А кто у нас тут поблизости бродит с Ё-мобилем и прочими проектами? Михаил Дмитриевич, идите сюда.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Хорошо. Давайте мы вернемся к налоговым претензиям. Существует такая поговорка «Коготок увяз, всей птичке пропасть». Существует другая поговорка, существует такое мнение, что периодически к людям определенного уровня налоговая может прийти просто, что называется, познакомиться.

А.МУХИН: Совершенно верно. Это повод для поддержания беседы.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Что дальше-то будет? Давайте спрогнозируем ситуацию.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да ничего – отобьется, господи.

А.МУХИН: Ну, для меня однозначно, что это только первый шаг. Мне кажется, что государство в хорошем смысле этого слова проявляет интерес к Михаилу Прохорову и будет проявлять ближайшие 4 месяца самый плотный интерес. Причем, в самых разных формах. То есть предложения, простите меня, сексуально-политического характера будут поступать постоянно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Как мило.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Значит, я думаю, что в данном случае отобьется. Но, в принципе, действительно, ведь, политика – штука такая: даже если допустить, что его просто назначили, дали партийное поручение, ты должен вести то-то и то-то. То все равно такой человек как Прохоров ничего изображать не будет – слишком он амбициозный, слишком он привык быть сам по себе, слишком он привык побеждать. В любом случае он выйдет за флажки: это всем понятно, и ему понятно, и его кураторам понятно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А тем, кто его пихал в эту…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Тем более понятно.

А.МУХИН: Тем более понятно.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Поэтому надо все время подергивать за веревку, чтобы за флажки не вышел. Но кроме того, я думаю, что там не было, опять же… Мы очень наивно, все-таки, себе представляем: вызвали, приказали… Ну, фиг ты прикажешь человеку, у которого 18 миллиардов баксов, из них львиная часть кэшем. Ничего ты ему не прикажешь. Если он не захочет, он тебя пошлет с твоими приказами так далеко, и ничего ты с ним не сделаешь. Поэтому это продукт непротивления сторон в любом случае. Гарантии он получил, предложение он получил. Но ему самому это было интересно, прикольно, хотелось. Иначе он бы ничего делать не стал. Поэтому его внутренняя мера независимости достаточно большая, я уверен.

А.МУХИН: И он это сделал первым. Первым после посадки Ходорковского. По сути, он выступил, так сказать, лидером, то есть тем, чем он привык быть, первым.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да, да, совершенно верно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Слушайте, я не знаю, как даже сформулировать этот вопрос, потому что, по сути, он абсолютно непристоен.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Тем более интересный. Давайте.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вопрос вот какой. Рисую ситуацию. Там, какие-нибудь 30-е годы, следователь полуживому бывшему высокому партийному чину говорит: «Мужик, ну ты пойми. Обстановка такая, надо разоружаться перед партией. Подписывай». Дальше идут ненормативные слова. Рисуется Михаил Дмитриевич в этой картине?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: (смеется) Нет, абсолютно.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Не рисуется. Хорошо, вопрос второй. Есть такая идиома «Положение хуже губернаторского» — вы понимаете, о чем я говорю?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Ну, анекдот знаю.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот. Вот, объясните мне, пожалуйста. Прохорова используют как белую мышку вообще во всей этой истории? Хотя, вы, Лёнь, только что сказали о том, что мышка несколько неформатная.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Кто кого использует, понимаете? В любой такой политической игре вопрос в том, кто кого использует.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А он чего, не в курсе, что с российским государством, в общем, играть можно до определенного момента?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: В курсе. Он, я думаю, хорошо в курсе, иначе бы он столько денег не заработал. Поэтому он в курсе, как играть с этим государством, понимаете? Он эти игры хорошо знает. Когда Леня Гозман, к которому я очень хорошо лично отношусь, говорил, что «нашу партию пытаются использовать, но мы сами используем тех, кто нас пытается использовать», вот это был трёп. Ни Лёня Гозман, ни Георгий Бовт, к которому я тоже хорошо отношусь, никого использовать не могли – просто у них не та весовая категория.

Что касается Прохорова, то он вполне может в каких-то локальных пределах, разумеется, революционерам и карбонариям типа Парнаса, он не будет никогда. Тем не менее, в каких-то достаточно широких пределах использовать тех, кто его использует, я думаю, он и хочет, и может. Это вполне в его возможностях. И, кстати, если уж Парнас назвал себя Партией народной свободы, то есть кадетами, и окончательно перешел на поляну дореволюционную, то что такое «Правое дело» Прохорова очевидно: это октябристы. Это была партия крупной буржуазии, достаточно близкая ко двору и вместе с тем достаточно независимая от двора. А когда двор зашатался, то она сыграла роковую роль в уничтожении монархии.

А.МУХИН: То есть мы ищем не белую мышку, а черную кошку, на самом деле.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Так об этом Радзиховский сказал с самого начала, только вылезя из лифта. Скажите, пожалуйста, тут выдал один из наших слушателей идею, что вся эта ерунда с Прохоровым, имитация дела, похожего на Ходорковского, но у которого будет совсем иной, положительный результат.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Какая имитация дела? Его ж не посадили. В чем дело-то?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну, пока нет. Но налоги-то…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Да ладно… 70 миллионов для Прохорова как 70 копеек для вас.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я все понимаю. Но тем не менее…

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: 70 миллионов долларов, я имею в виду.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Я понимаю. Но мы же уже пуганые, Лёнь.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Вы – пуганые, а он меньше.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: А он – нет?

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Конечно. Вообще, понимаете, говорят «Головокружение от успехов». Я не знаю, головокружение, не головокружение, но когда у человека в 40 лет такие большие успехи, у него совершенно другое самоощущение, я так думаю. У меня его нет, этого самоощущения, но предполагать я могу, что это ощущение вечного победителя, человека «Я все могу, такая в жизни я», и перебить такое самоощущение не так-то просто. Ходорковский – одна из жертв такого самоощущения, кстати. Ну а Прохоров – все-таки, более осторожный, жертвой не будет, наверное.

А.МУХИН: Ну, когда я упоминал черную кошку, я имел в виду Анатолия Чубайса, который по-прежнему в руководстве «Правого дела», занимает незаметный пост и некоторые считают, что по-прежнему руководит «Правым делом». Так вот, «Правое дело», в руководстве которого находится Анатолий Чубайс, никогда не пройдет в Государственную Думу на волне народного голосования. Оно пройдет только с использованием административного ресурса. А этот административный ресурс в свою очередь предполагает, что Михаил Прохоров не сядет.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Ну что ж, мне остается, резюмируя все сказанное моими уважаемыми гостями за период эфира, подвести итог как полная ерунда.

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: Полная ерунда, вы имеете в виду, наш разговор?

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Нет, я имела в виду ответ на вопрос «Налоговые претензии к Прохорову: есть ли политический подтекст?»

Л.РАДЗИХОВСКИЙ: А… Ну, это-то да.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Вот. Я благодарю…

А.МУХИН: Но ерунда с продолжением.

Н.БОЛТЯНСКАЯ: Да, ерунда с продолжением, хорошо. Я благодарю Леонида Радзиховского и, напомню, гендиректора Центра политической информации, политолога Алексея Мухина. Спасибо.



Загрузка комментариев...

Самое обсуждаемое

Популярное за неделю

Сегодня в эфире